Главная / Русский язык и литература / внеклассное мероприятие по литературе "Литературная гостиная"

внеклассное мероприятие по литературе "Литературная гостиная"

Внеклассное мероприятие по литературе

«Литературная гостиная»


Уроки Чехова


Оформление.

Выставка книг А. П. Чехова и литературы о нем. Два журнальных столика. На одном – портрет Чехова в молодости, томик рассказов, ручка, чернильница, листы бумаги.

На стене эпиграф: «Моё святое святых – это человеческое тело, здоровье, ум, талант, вдохновение, любовь и абсолютнейшая свобода – свобода от силы и лжи».

В вечере занято 7 человек. Они свободно двигаются, то присаживаясь к столику, то подходя к книжной выставке.

Инсценировка рассказа «Жалобная книга». Каждая запись читается новым лицом.

Используются реквизиты: тросточка, пенсне, шляпа и т.д.

Звучит музыка (например, «Песнь жаворонка из «Времен года» П. И. Чайковского).


Ход.

1-й чтец. «К моим мыслям о человеческом счастье всегда почему-то примешивалось что-то грустное… Я соображал: как, в сущности, много довольных, счастливых людей! Какая это подавляющая сила! Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, враньё… Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из пятидесяти тысяч, живущих в городе, ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился… Всё тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоедания… И такой порядок, очевидно, нужен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что несчастные несут свое бремя молча, и без этого молчания счастье было бы невозможно. Это общий гипноз. Надо, чтобы за дверью каждого довольного счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что, как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда – болезнь, бедность, потери , и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других» («Крыжовник», 1898).


2-й чтец. Эти слова были написаны более ста лет назад, но звучат, словно они родились только что и относятся к нашей сегодняшней жизни. В них – весь Чехов. Антон Павлович и был тем самым «человеком с молочком», который напоминал в свое время, да и теперь напоминает, что жить пошло, 1

скучно, безынтересно нельзя, что «в человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Он самый близкий из классиков к нам по времени, мироощущению и тому идеалу, который он выдвинул в своем творчестве.


3-й чтец. Но, чтобы понять Чехова-человека, не нужно представлять его себе таким, каким он выглядит на портретах последних лет: с утомленным лицом, в пенсне, делающим взгляд тусклым. Это не подлинный Чехов. Болезнь и надвигающаяся смерть сделали его таким. Ведь он прожил всего 44 года. А каким был Чехов в 20 лет! Искренний, смелый взгляд, бесстрашно устремленный на мир. Именно бесстрашно и правдиво рассказывал он о людях, обо всем, что видел вокруг. Им восхищался Толстой. Музыкальной тонкостью чувств он напоминал Шопена. Это был не просто художник. Это был человек, который открыл для себя и без всякого догматизма предложил людям особый образ жизни и мышления. Иными словами, это был человек, который сделал себя сам.


4-й чтец. Родился Чехов на берегу Азовского моря, в уездном, глухом в ту пору городе Таганроге, в семье купца третьей гильдии. Мещанская бедность семьи, молчаливая мать, «истовый и строгий» отец, заставлявший по ночам старших сыновей петь в церковном хоре, мучивший их спевками поздними вечерами. Нередко он требовал, чтобы они сидели в качестве «хозяйского ока» в лавке. Правда, это сидение в лавке дает Антону раннее знание людей, делает его взрослей, так как лавка его отца была клубом таганрогских обывателей. Знанию жизни помогло и то, что он с 16-ти лет жил среди чужих, зарабатывая себе на хлеб, а затем в Москве еще студентом много толкался в «мелкой прессе», где человеческие недостатки и пороки не очень-то скрываются. К тому же чуть не с первых курсов стал работать летом в земских больницах . Долг перед семьей был для Чехова святым. «Отец и мать – единственные для меня люди на всем земном шаре, для которых я ничего никогда не пожалею. Если я буду высоко стоять, то это дело их рук…»


5-й чтец. Однако обстановка в семье была сложной. У отца был вспыльчивый, крутой характер, от которого нередко страдали жена и дети. Но воспитание – великое дело. И могучая власть чеховской педагогики коснулась и отца, не говоря уже о братьях и сестре. Характерно, что в письме к 30-летнему брату Николаю 26-летний Антон объясняет, что такое воспитание (март, 1886 год).

«Воспитанные люди должны удовлетворять следующим условиям:

1. Они уважают человеческую личность, всегда снисходительны, мягки, уступчивы…

2. Они уважают чужую собственность, а потому платят долги.

3. Не лгут даже в пустяках. Они не лезут с откровенностями, когда их не спрашивают…

4. Они не уничижают себя с той целью, чтобы вызвать в другом сочувствие. 2

5. Они не суетны.

6. Если имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него всем. Они брезгливы».


6-й чтец. «Они воспитывают в себе эстетику. Им нужна от женщины не постель. Им, особенно художникам, нужны свежести, изящество, человечность, способность быть матерью»

Тут нужны беспрерывные дневной и ночной труд, вечное чтение, штудировка, воля.

Это письмо интересно не только как назидание. Из него можно понять, как воспитывал себя Чехов и как требователен был к себе. Оно так же объясняет многие стороны его характера. Например, ему не свойственны были выспренность и многозначительность. «Возвышенные слова» его раздражали. Когда один знакомый пожаловался ему: «Антон Павлович! Что мне делать. Меня рефлексия заела!» Он ответил: «А вы поменьше водки пейте».


7-й чтец. Однажды его посетили 3 пышно одетые дамы, наполнив комнату шумом шелковых юбок и запахом крепких духов, они заговорили о политике и начали «ставить вопросы»:

(Роли дам распределяются между чтецами)

- Антон Павлович, а как Вы думаете, чем кончится война?

Чехов покашлял и тоном серьезным и ласковым ответил:

- Вероятно – миром…

- Ну да, конечно! Но кто же победит? Греки или турки?

- Мне кажется, победят те, которые сильнее…

- А кто, по-вашему, сильнее?

- Те, которые лучше питаются и более образованны…

- А кого вы больше любите – греков или турок?

- Я люблю мармелад… А вы любите? – ответил Чехов с любезной улыбкой, ласково посмотрев на дам.


1-й чтец. Он терпеть не мог таких слов, как «красиво, сочно, красочно». И возмущался вычурностью московских модернистов. «Какие они декаденты! Они здоровеннейшие мужики! Их бы в арестантские роты отдать! Все это новое … искусство – вздор… Ново только то, что талантливо».


2-й чтец. Он любил повторять, что человек, который не работает, всегда будет чувствовать себя пустым и бездарным. «Праздная жизнь не может быть чистою» - так говорил доктор Астров у Чехова. Сам же он работал, даже когда слушал. Его записные книжки полны сюжетов, схваченных на лету. Иногда он вынимал из стола записную книжку и, подняв лицо и блестя стеклами пенсне, говорил: «Ровно сто сюжетов! Да-с, милсдарь! Не вам чета, молодым! Хотите, парочку продам?» 3


3-й чтец. Какие сюжеты он предпочитал? Простые. Например, профессор узнает, что болен неизлечимой болезнью, и ведет дневник своих последних месяцев. Чехова поразил контраст между трагизмом надвигающейся смерти и обыденностью последних поступков человека. Так родилась «Скучная история».

Еще сюжет. Человек, у которого колесом вагона отрезало ногу, беспокоится, что в сапоге, надетом на отрезанную ногу, 21 рубль. Или: Икс, бывший подрядчик, на все смотрит с точки зрения ремонта и жену себе ищет здоровую. Н. прельщает его тем, что при всей своей громаде идет тихо, плавно, все, значит, в ней на месте.


4-й чтец. Сюжеты его просты и ненадуманны. Он берет их из жизни. Вот, к примеру, «Майонез». Чиновник брал взятку. В самый момент грехопадения вошел его начальник и подозрительно впился глазами в его кулак, в котором лежала благодарственная кредитка. Чиновник ужасно смутился.

- Послушайте! – обратился он к посетителю, разжимая кулак. – Вы забыли что-то у меня в кулаке!


5-й чтец. Когда козел бывает свиньей?

Повадился к нашим козам чей-то козел ходить, - рассказывал один помещик. – Мы взяли и побили его, он продолжал все-таки ходить. Мы его выпороли и к хвосту его палку привязали. Но и это не помогло. Подлец все продолжал лазить к нашим козам. Хорошо же! Мы его поймали, насыпали ему в нос табаку и вымазали скипидаром. После этой экзекуции он не ходил три дня, а потом опять начал ходить. Ну, не свинья ли он после этого?

Примерная находчивость.

А вот петербургский репортер Н. Н., обозревая прошлогоднюю мануфактурную выставку, остановил между прочим свое внимание на одном павильоне и начал что-то записывать.

- Это не Вы обронили четвертную? – обратился к нему хозяин павильона, подавая ему бумажку.

- Я уронил 2 четвертные! – нашелся репортер.

Экспонент изумился такой находчивости и подал ему другую четвертную.

Это не анекдот, а быль.


6-й чтец. Будучи врачом, он мог наблюдать людей в самые отчаянные и кризисные моменты. Болезнь и нищета не лгут. Человек представляется Чехову существом страдающим и часто в своей гнусности близким животному.

Ему доводилось видеть мужика с пропоротым вилами животом; женщину, обварившую кипятком ребенка ненавистной соперницы; он записывает: когда живешь дома, в покое, то жизнь кажется обыкновенною, но едва вышел на улицу и расспрашиваешь, например, женщин, то жизнь – ужасна.

Но если жизнь ужасна, как вынести ее самому и как помочь другим?

Прежде всего активным состраданием. 4

Ни один писатель не действовал так активно, как Чехов – врач и советчик. Он пытался облегчить людские страдания. Кстати, доктором он был превосходным. Живя в Мелихове, он обслуживал 25 деревень, 4 фабрики и монастырь. Часто приходилось ходить пешком по осеннему бездорожью, по двое суток не ночевать дома. Обращавшихся к нему за помощью Чехов лечил бесплатно.


7-й чтец. Знания врача помогали ему в литературной работе. Чехов неоднократно повторял, что «медицина – его жена, а литература – любовница». Поэтому при всей поэтичности ум его был прежде всего аналитическим, и смотрел он на вещи и на людей, как врач: «Так, например, простой человек смотрит на луну и умиляется, как перед чем-то загадочным и непостижимым… Но астроном не может иметь на этот счет дорогих иллюзий… И у меня, - ибо я доктор, - их не много… И мне, конечно, очень жаль, потому что это иссушает жизнь».

При всей аналитичности ума у Чехова было доброе, полное сострадания сердце. Иначе бы не получилось из него писателя. Потребность делать добро была в нем подлинной и устойчивой. И хотя его жизнь была нелегкой: он был долгое время беден и всегда болен, - никто не слышал, чтобы он жаловался. В дни его самых острых страданий окружающие ни о чем не догадывались. Когда его жалели, он переводил беседу на другую тему и с мягким задушевным юмором говорил о пустяках.


1-й чтец. Да, Чехов оставил по себе добрую память. Стоит вспомнить и 3 школы, построенные им в селах Талеж, Новосёлки, Мелихове, 2 из которых действовали до 1975 года, а теперь стали филиалами музея. Он строил дороги, мосты, копал пруды, сажал деревья. Он украшал землю и жизнь вокруг себя. А его поездка на Сахалин была настоящим гражданским подвигом. Он и сам внутренне гордился ей. Гордился тем, что в его литературном гардеробе появилась книга в арестантском халате «Остров Сахалин». Она заставила правительство задуматься об этой далекой окраине и принять кое-какие меры. Мы упомянули о гордости, и сразу вспомнилась фраза писателя: «Горды только индюки». Она появилась в ответ, когда кто-то из журналистов назвал его гордым писателем. И в этой фразе тоже весь Чехов.


2-й чтец. Но вернемся к его милосердию, активному состраданию. Как они проявились в его творчестве? В полной мере. В его писательской этике прежде всего. Он считает, что писатель должен изображать, а не судить. «Вы хотите, чтобы я, изображая конокрадов, говорил бы: кража лошадей есть зло… Пусть судят их присяжные заседатели, а мое дело показать только, какие они есть».

Главным в литературе он считал правильную постановку вопроса. В «Анне Карениной и в «Онегине» не решен ни один вопрос, но они нас вполне удовлетворяют, потому что все вопросы поставлены в них правильно». 5

Никакой многозначительности, никакой позы не терпел он ни в литературе, ни в жизни. Жене писал за три месяца до смерти: «Ты спрашиваешь, что такое жизнь? Это все равно, что спросить: что такое морковка? Морковка есть морковка, и больше ничего не известно».


3-й чтец. Литература, с точки зрения Чехова, должна быть правдивой и честной, писатель должен быть подобен химику, «отрешиться от житейской субъективности и знать, что навозные кучи в пейзаже играют очень почтенную роль, а злые страсти так же присущи жизни, как и добрые».

внеклассное мероприятие по литературе "Литературная гостиная"
  • Русский язык и литература
Описание:

Внеклассное мероприятие по литературе

«Литературная гостиная»

Уроки Чехова

Оформление.

Выставка книг А. П. Чехова и литературы о нем. Два журнальных столика. На одном – портрет Чехова в молодости, томик рассказов, ручка, чернильница, листы бумаги.

На стене эпиграф: «Моё святое святых – это человеческое тело, здоровье, ум, талант, вдохновение, любовь и абсолютнейшая свобода – свобода от силы и лжи».

В вечере занято 7 человек. Они свободно двигаются, то присаживаясь к столику, то подходя к книжной выставке.

Инсценировка рассказа «Жалобная книга». Каждая запись читается новым лицом.

Используются реквизиты: тросточка, пенсне, шляпа и т.д.

Звучит музыка (например, «Песнь жаворонка из «Времен года» П. И. Чайковского).

Ход.

1-й чтец. «К моим мыслям о человеческом счастье всегда почему-то примешивалось что-то грустное… Я соображал: как, в сущности, много довольных, счастливых людей! Какая это подавляющая сила! Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, враньё… Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из пятидесяти тысяч, живущих в городе, ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился… Всё тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоедания… И такой порядок, очевидно, нужен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что несчастные несут свое бремя молча, и без этого молчания счастье было бы невозможно. Это общий гипноз. Надо, чтобы за дверью каждого довольного счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что, как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда – болезнь, бедность, потери , и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других» («Крыжовник», 1898).

2-й чтец. Эти слова были написаны более ста лет назад, но звучат, словно они родились только что и относятся к нашей сегодняшней жизни. В них – весь Чехов. Антон Павлович и был тем самым «человеком с молочком», который напоминал в свое время, да и теперь напоминает, что жить пошло, 1

скучно, безынтересно нельзя, что «в человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Он самый близкий из классиков к нампо времени, мироощущению и тому идеалу, который он выдвинул в своем творчестве.

3-й чтец. Но, чтобы понять Чехова-человека, не нужно представлять его себе таким, каким он выглядит на портретах последних лет: с утомленным лицом, в пенсне, делающим взгляд тусклым. Это не подлинный Чехов. Болезнь и надвигающаяся смерть сделали его таким. Ведь он прожил всего 44 года. А каким был Чехов в 20 лет! Искренний, смелый взгляд, бесстрашно устремленный на мир. Именно бесстрашно и правдиво рассказывал он о людях, обо всем, что видел вокруг. Им восхищалсяТолстой. Музыкальной тонкостью чувств он напоминал Шопена. Это был не просто художник. Это был человек, который открыл для себя и без всякого догматизма предложил людям особый образ жизни и мышления. Иными словами, это был человек, который сделал себя сам.

4-й чтец. Родился Чехов на берегу Азовского моря, в уездном, глухом в ту пору городе Таганроге, в семье купца третьей гильдии. Мещанская бедность семьи, молчаливая мать, «истовый и строгий» отец, заставлявший по ночам старших сыновей петь в церковном хоре, мучивший их спевками поздними вечерами. Нередко он требовал, чтобы они сидели в качестве «хозяйского ока» в лавке. Правда, это сидение в лавке дает Антону раннее знание людей, делает его взрослей, так как лавка его отца была клубом таганрогских обывателей. Знанию жизни помогло и то, что он с 16-ти лет жил среди чужих, зарабатывая себе на хлеб, а затем в Москве еще студентом много толкался в «мелкой прессе», где человеческие недостатки и пороки не очень-то скрываются. К тому же чуть не с первых курсов стал работать летом в земских больницах . Долг перед семьей был для Чехова святым. «Отец и мать – единственные для меня люди на всем земном шаре, для которых я ничего никогда не пожалею. Если я буду высоко стоять, то это дело их рук…»

5-й чтец. Однако обстановка в семье была сложной. У отца был вспыльчивый, крутой характер, от которого нередко страдали жена и дети. Но воспитание – великое дело. И могучая власть чеховской педагогики коснулась и отца, не говоря уже о братьях и сестре. Характерно, что в письме к 30-летнему брату Николаю 26-летний Антон объясняет, что такое воспитание (март, 1886 год).

«Воспитанные люди должны удовлетворять следующим условиям:

1. Они уважают человеческую личность, всегда снисходительны, мягки, уступчивы…

2. Они уважают чужую собственность, а потому платят долги.

3. Не лгут даже в пустяках. Они не лезут с откровенностями, когда их неспрашивают…

4. Они не уничижают себя с той целью, чтобы вызвать в другом сочувствие. 2

5. Они не суетны.

6. Если имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него всем. Они брезгливы».

6-й чтец. «Они воспитывают в себе эстетику. Им нужна от женщины не постель. Им, особенно художникам, нужны свежести, изящество, человечность, способность быть матерью»

Тут нужны беспрерывные дневной и ночной труд, вечное чтение, штудировка, воля.

Это письмо интересно не только как назидание. Из него можно понять, как воспитывал себя Чехов и как требователен был к себе. Оно так же объясняет многие стороны его характера. Например, ему не свойственны были выспренность и многозначительность. «Возвышенные слова» его раздражали. Когда один знакомый пожаловался ему: «Антон Павлович! Что мне делать. Меня рефлексия заела!» Он ответил: «А вы поменьше водки пейте».

7-й чтец. Однажды его посетили 3 пышно одетые дамы, наполнив комнату шумом шелковых юбок и запахом крепких духов, они заговорили о политике и начали «ставить вопросы»:

(Роли дам распределяются между чтецами)

- Антон Павлович, а как Вы думаете, чем кончится война?

Чехов покашлял и тоном серьезным и ласковым ответил:

- Вероятно – миром…

- Ну да, конечно! Но кто же победит? Греки или турки?

- Мне кажется, победят те, которые сильнее…

- А кто, по-вашему, сильнее?

- Те, которые лучше питаются и более образованны…

- А кого вы больше любите – греков или турок?

- Я люблю мармелад… А вы любите? – ответил Чехов с любезной улыбкой, ласково посмотрев на дам.

1-й чтец. Он терпеть не мог таких слов, как «красиво, сочно, красочно». И возмущался вычурностью московских модернистов. «Какие они декаденты! Они здоровеннейшие мужики! Их бы в арестантские роты отдать! Все это новое … искусство – вздор… Ново только то, что талантливо».

2-й чтец. Он любил повторять, что человек, который не работает, всегда будет чувствовать себя пустым и бездарным. «Праздная жизнь не может быть чистою» - так говорил доктор Астров у Чехова. Сам же он работал, даже когда слушал. Его записные книжки полны сюжетов, схваченных на лету. Иногда онвынимал из стола записную книжку и, подняв лицо иблестя стеклами пенсне, говорил: «Ровно сто сюжетов! Да-с, милсдарь! Не вам чета, молодым! Хотите, парочку продам?»3

3-й чтец. Какие сюжеты он предпочитал? Простые. Например, профессор узнает, что болен неизлечимой болезнью, и ведет дневник своих последних месяцев. Чехова поразил контраст между трагизмом надвигающейся смерти и обыденностью последних поступков человека. Так родилась «Скучная история».

Еще сюжет. Человек, у которого колесом вагона отрезало ногу, беспокоится, что в сапоге, надетом на отрезанную ногу, 21 рубль. Или: Икс, бывший подрядчик, на все смотрит с точки зрения ремонта и жену себе ищет здоровую. Н. прельщает его тем, что при всей своей громаде идет тихо, плавно, все, значит, в ней на месте.

4-й чтец. Сюжеты его просты и ненадуманны. Он берет их из жизни. Вот, к примеру, «Майонез». Чиновник брал взятку. В самый момент грехопадения вошел его начальник и подозрительно впился глазамив его кулак, в котором лежала благодарственная кредитка. Чиновник ужасно смутился.

- Послушайте! – обратился он к посетителю, разжимая кулак. – Вы забыли что-то у меня в кулаке!

5-й чтец. Когда козел бывает свиньей?

Повадился к нашим козам чей-то козел ходить, - рассказывал один помещик. – Мы взяли и побили его, он продолжал все-таки ходить. Мы его выпороли и к хвосту его палку привязали. Но и это не помогло. Подлец все продолжал лазить к нашим козам. Хорошо же! Мы его поймали, насыпали ему в нос табаку и вымазали скипидаром. После этой экзекуции он не ходил три дня, а потом опять начал ходить. Ну, не свинья ли он после этого?

Примерная находчивость.

А вот петербургский репортер Н. Н., обозревая прошлогоднюю мануфактурную выставку, остановил между прочим свое внимание на одном павильоне и начал что-то записывать.

- Это не Вы обронили четвертную? – обратился к нему хозяин павильона, подавая ему бумажку.

- Я уронил 2 четвертные! – нашелся репортер.

Экспонент изумился такой находчивости и подал ему другую четвертную.

Это не анекдот, а быль.

6-й чтец. Будучи врачом, он мог наблюдать людей в самые отчаянные и кризисные моменты. Болезнь и нищета не лгут. Человек представляется Чехову существом страдающим и часто в своей гнусности близким животному.

Ему доводилось видеть мужика с пропоротым вилами животом; женщину, обварившую кипятком ребенка ненавистной соперницы; он записывает: когда живешь дома, в покое, то жизнь кажется обыкновенною, но едва вышел на улицу и расспрашиваешь, например, женщин, то жизнь – ужасна.

Но если жизнь ужасна, как вынести ее самому и как помочь другим?

Прежде всего активным состраданием.4

Ни один писатель не действовал так активно, как Чехов – врач и советчик. Он пытался облегчить людские страдания. Кстати, доктором он был превосходным. Живя в Мелихове, он обслуживал 25 деревень, 4 фабрики и монастырь. Часто приходилось ходить пешком по осеннему бездорожью, по двое суток не ночевать дома. Обращавшихся к нему за помощью Чехов лечил бесплатно.

7-й чтец. Знания врача помогали ему в литературной работе. Чехов неоднократно повторял, что «медицина – его жена, а литература – любовница». Поэтому при всей поэтичности ум его был прежде всего аналитическим, и смотрел он на вещи и на людей, как врач: «Так, например, простой человек смотрит на луну и умиляется, как перед чем-то загадочным и непостижимым… Но астроном не может иметь на этот счет дорогих иллюзий… И у меня, - ибо я доктор,- их не много… И мне, конечно, очень жаль, потому что это иссушает жизнь».

При всей аналитичности ума у Чехова было доброе, полное сострадания сердце. Иначе бы не получилось из него писателя. Потребность делать добро была в нем подлинной и устойчивой. И хотя его жизнь была нелегкой: он был долгое время беден и всегда болен, - никто не слышал, чтобы он жаловался. В дни его самых острых страданий окружающие ни о чем не догадывались. Когда его жалели, он переводил беседу на другую тему и с мягким задушевным юмором говорил о пустяках.

1-й чтец. Да, Чехов оставил по себе добрую память. Стоит вспомнить и 3 школы, построенные им в селах Талеж, Новосёлки, Мелихове, 2 из которых действовали до 1975 года, а теперь стали филиалами музея. Он строил дороги, мосты, копал пруды, сажал деревья. Он украшал землю и жизнь вокруг себя. А его поездка на Сахалин была настоящим гражданским подвигом. Он и сам внутренне гордился ей. Гордился тем, что в его литературном гардеробе появилась книга в арестантском халате «Остров Сахалин». Она заставила правительство задуматься об этой далекой окраине и принять кое-какие меры. Мы упомянули о гордости, и сразу вспомнилась фраза писателя: «Горды только индюки». Она появилась в ответ, когда кто-то из журналистов назвал его гордым писателем. И в этой фразе тоже весь Чехов.

2-й чтец. Но вернемся к его милосердию, активному состраданию. Как они проявились в его творчестве? В полной мере. В его писательской этике прежде всего. Он считает, что писатель должен изображать, а не судить. «Вы хотите, чтобы я, изображая конокрадов, говорил бы: кража лошадей есть зло… Пусть судят их присяжные заседатели, а мое дело показать только, какие они есть».

Главным в литературе он считал правильную постановку вопроса. В «Анне Карениной и в «Онегине» не решен ни один вопрос, но они нас вполне удовлетворяют, потому что все вопросы поставлены в них правильно».5

Никакой многозначительности, никакой позы не терпел он ни в литературе, ни в жизни. Жене писал за три месяца до смерти: «Ты спрашиваешь, что такое жизнь? Это все равно, что спросить: что такое морковка? Морковка есть морковка, и больше ничего не известно».

3-й чтец. Литература, с точки зрения Чехова, должна быть правдивой и честной, писатель должен быть подобен химику, «отрешиться от житейской субъективности и знать, что навозные кучи в пейзаже играют очень почтенную роль, а злые страсти так же присущи жизни, как и добрые».

Автор Стрюк Татьяна Валентиновна
Дата добавления 21.09.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров 391
Номер материала MA-060808
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓