Главная / Русский язык и литература / урок русского языка и литературы в 11 классе/Особенности лингвистического анализа текста

урок русского языка и литературы в 11 классе/Особенности лингвистического анализа текста

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Томторская средняя общеобразовательная школа им. Н.М. Заболоцкого»

Оймяконский район РС (Я )















Интегрированный урок русского языка и литературы в 11 классе по теме

«В Колыме я точно знаю:

Сколько снега, столько слез»

(по страницам лагерной поэзии)

Особенности лингвистического анализа текста













Учитель: Балаева Мария Владимировна, учитель русского языка и литературы 1 квалификационной категории







с. Томтор 2012 год





Пояснительная записка.

Данный урок проводился в классе с гуманитарнойпрофилизацией.

Тип урока: урок – размышление

Форма урока: обобщение и систематизация знаний и способов деятельности

Количество часов: 1

Учебник: А.И. Власенков, Л.М.Рыбченкова

Цели и задачи:

Образовательные:

  1. Познакомить учащихся с поэтами, несправедливо осужденными в годы сталинских репрессий и их поэзией,

  2. показать роль поэтического творчества в трагические минуты жизни человека,

  3. рассказать об условиях создания стихотворения, обозначить основные темы лагерной поэзии.

  4. совершенствовать навыки анализа текста художественного произведения, умения различать тропы и стилистические фигуры;


Воспитательные:

    1. Пробудить интерес к истории и культуре своей страны, сочувствие к людям, пережившим репрессии,

    2. вызвать восхищение их мужеством и стойкостью,

    3. доказать возможность сопротивления трудным жизненным обстоятельствам.

Развивающее:

  1. натолкнуть учащихся на размышления о прошлом своей Родины;

Занятие в форме литературной гостиной позволяет привлечь учащихся к соавторству (подбор материала, оформление стендов), расширить круг участников и слушателей. В наше время, когда искажаются факты истории, растрачивается духовное наследие России, мы должны помнить, чтобы не повторилась зловещая гроза, чтобы наши дети понимали, что несет с собой поклонение идолу зла; были чуткими к чужой боли, неравнодушны к судьбам других людей.

Материал литературной гостиной построен на основе творчества репрессированных поэтов, которые проявили себя не только как талантливые поэты, но оказались настоящими патриотами своей Родины. "Убитое поколение" - так назвал их Василь Быков. Данная работа вызвала у ребят неподдельный интерес, многие задумались о своей жизни, спрашивали друг друга: "А ты бы так поступил?" Страшная и прекрасная судьба молодых поэтов нашла душевный отклик у ребят современного поколения, а значит добро, чуткость и патриотизм - это не прошедшее.

На занятие используется аудиозапись стихотворения Н.А.Заболоцкого «Лесное озеро» в исполнении Игоря Ветрова. Соответствующую атмосферу восприятия создает и оформление: стенд с фотографиями репрессированных поэтов, имена поэтов, даты их гибели, стихотворные строки; на столах, горят свечи и звучит «Реквием» из кинофильма «Мы из будущего».

Владение информационными технологиями, понимание их возможностей для повышения качества обучения приобретает в образовании все большую актуальность. Сегодня учитель осознает, что использовать ИКТ не только целесообразно, но и необходимо. Во-первых, потому что в высокоинформативной среде учитель и ученик равны в доступе к информации, учитель перестает быть единственным ее источником, во-вторых, ученики зачастую не умеют превращать информацию в знание, поэтому необходимо научить их правильно усваивать информацию: искать, выделять главное, находить связи, то есть сформировать информационную компетенцию.

Применение мною информационных технологий мотивировано тем, что они:

  • существенно ускоряют процесс подготовки к уроку;

  • повышают эффективность урока за счет одновременного изложения необходимых сведений и показа демонстрационных фрагментов;

  • делают урок интересным, ярким, эмоциональным благодаря иллюстративному, наглядному материалу.

Внедрение информационных технологий позволяет решать следующие образовательные задачи:

  • повышать мотивацию к чтению художественной, научной, публицистической литературы;

  • воспитывать познавательную активность;

  • развивать творческое мышление;

  • стимулировать самостоятельность учащихся в учебной деятельности;

  • формировать навыки информационной деятельности.


























ЦЕЛИ УРОКА:


Образовательные:

1. Познакомить учащихся с поэтами, несправедливо осужденными в годы сталинских репрессий и их поэзией,

2. показать роль поэтического творчества в трагические минуты жизни человека,

3. рассказать об условиях создания стихотворения, обозначить основные темы лагерной поэзии.

Воспитательные:

1. Пробудить интерес к истории и культуре своей страны, сочувствие к людям, пережившим репрессии,

2. вызвать восхищение их мужеством и стойкостью,

3. доказать возможность сопротивления трудным жизненным обстоятельствам.

Развивающее:

1. Продолжить формирование навыков и умений анализа поэтического текста.

2. натолкнуть учащихся на размышления о прошлом своей Родины;




ЭПИГРАФ:«В Колыме я точно знаю:

Сколько сгнега, столько слез»

ОБОРУДОВАНИЕ:

  1. стенд с фотографиями репрессированных поэтов,

  2. имена поэтов, даты их гибели,

  3. стихотворные строки; на столах,

  4. горят свечи и звучит «Реквием» из кинофильма «Мы из будущего».


Предварительная подготовка к уроку


Учащимся заранее выдаются тексты анализируемых стихотворений. На предшествующем уроке объявляется тема урока, сообщается, что будут анализироваться стихотворения, написанные за колючей проволокой. Предлагается ответить на вопросы:

Что мы чувствуем, что вспоминаем, читая стихотворение?

Это стихотворение необычно тем, что…

Я обратил внимание на то, что…

Как обстоятельства написания стихотворения отразились на его содержании?

Что вы поняли, о чем задумались, прочитав стихотворное?

Как изобразительные средства помогают раскрыть содержание стихотворения?

Перед уроком на доске записывается название урока, эпиграф, вопросы к стихотворениям, вывешивается иллюстративный материал.



Ход урока


  1. Вступительное слово учителя:


Трагедия тысяч и тысяч людей, самых умных, талантливых, независимых, несправедливо осужденных в годы сталинских репрессий, брошенных за колючую проволоку на долгие годы, унижаемых и уничтожаемых, не может никого оставить равнодушным.

Может быть, через пять поколений,

Через грозный разлив времен

Мир отметит эпоху смятений

И моим средь других имен.


«Через грозный разлив времен» дошли до нас строки, написанные за колючей проволокой. Рассказать обо всех поэтах и всех произведениях, написанных в эти годы, за один урок невозможно. Мы лишь перелистаем некоторые страницы лагерной поэзии, попытаемся понять, о чем думали, что чувствовали те, кому удалось пережить эту страшную трагедию, понять, что давало им силы выжить и не сломиться.

С тридцатых годов слово «Магадан» приобретает все более зловещий смысл. В стране поднимался вал сталинских репрессий и слово «Магадан» рядом с другим словом – «Колыма» стало обозначать самые далекие и самые страшные лагеря для политических заключенных. О них знала вся страна. Но молчала. Ужасалась.

1 ученик

В том краю, где я живу, - не просто

Родину зовут Материком.

Полюс мой, как самый дальний остров,

Даже почтальонам не знаком.

На домах у нас не вьются флаги,

Здесь на флаг утрачены права,

Жизнь идет, как на архипелаге,


Ибо зоны – те же острова,

Зона – это как загон овечий,

Для двуногой, злой, как волк, овцы.

Под штыками в зону каждый вечер

Загоняют жителей бойцы.

За ограду жадным взором глядя,

Получая хлеб за черный труд,

Здесь – всея Руси великой – чада

Самые бесстыжие живут.

Ни при чем здесь я, скажу по чести,

Человек душевный и простой,

Но терплю, живу с волками вместе,

Крепко спутан волчьей клеветой.

Жители меня при встрече сбили,

вырвав хлеб из ослабевших рук.

По баракам песни воры пели,

Стаей сбившись к свету и теплу,

Я ж дрожал ночами без постели,

будто зачумленный на полу.

Хлеба я просил, до слез голодный,

вор кричал мне, злобы не тая:

-Подыхаешь? Подыхай сегодня!

Лучше на день позже сдохну я…

Сколько горя от людей я видел,

падал, поднимался и молчал,

сколько слез в неслыханной обиде

пролил я от боли по ночам?!

И тогда – запомнил я навеки,

Разглядев с годами, не спеша –

До чего ж гноится в человеке

Ядовитой яростью душа.


Испытав мороз и голод молча,

Грудью встретив камни и ножи,

горд я тем,

Что не завыл по - волчьи,

В волчьих стаях молодость прожив.


IIРоль литературного творчества за колючей проволокой.


Сколько было поэтов в колымских лагерях, мы, скорее всего, не узнаем, даже если станут доступны архивы: такой статистики ГУЛАГ не вел. Среди них Варлам Шаламов, Евгения Гинзбург, Нина Гаген-Торн, Виктория Гольдовская, Виктор Сербский, Борис Ручьев и многие другие. Стихи, написанные в неволе, были источниками жизни и мужества. Каждый в меру своего художнического дарования и своей памяти поведали нам о жизни, замкнутой пятью буквами, образовавшими зловещую, бросающую любого здравомыслящего человека в дрожь аббревиатуру - ГУЛАГ.

Николай Алексеевич Заболоцкий. Многое испытал и перенес этот человек: тюремную камеру, до отказа набитую арестантами, мучительную серию допросов и пыток, мытарства и унижения, тюрьму «Кресты», Свердловскую пересыльную тюрьму, этап по Сибирской железной дороге, который длился 60 с лишним дней. Ребята, послушайте стихотворение поэта «Лесное озеро» в исполнении Игоря Ветрова.


Опять мне блеснула, окована сном,

Хрустальная чаша во мраке лесном.

Сквозь битвы деревьев и волчьи сраженья,

Где пьют насекомые сок из растенья,

Где буйствуют стебли и стонут цветы,

Где хищная тварями правит природа,

Пробрался к тебе я и замер у входа,

Раздвинув руками сухие кусты.

В венце из кувшинок, в уборе осок,

В сухом ожерелье растительных дудок

Лежал целомудренной влаги кусок,

Убежище рыб и пристанище уток.

И озеро в тихом вечернем огне

Лежит в глубине, неподвижно сияя,

И сосны, как свечи, стоят в вышине,

Смыкаясь рядами от края до края.

Бездонная чаша прозрачной воды

Сияла и мыслила мыслью отдельной.

Так око больного в тоске беспредельной

При первом сиянье вечерней звезды,

Уже не сочувствуя телу больному,

Горит, устремленная к небу ночному.

И толпы животных и диких зверей,

Просунув сквозь елки рогатые лица,

К источнику правды, к купели своей

Склонились воды животворной напиться.


Анализ стихотворения:

Стихотворение написано в один из труднейших периодов жизни Заболоцкого, но мы не найдем в нем прямых описаний того, что происходит с ним. На первый взгляд кажется, что стихотворение совершенно не связанно с тем, что происходит в это время с автором.

Почему же именно к описанию лесного озера и именно в такой форме обратился Заболоцкий в этот трудный для себя период? (ответы учащихся)

Мир природы в стихотворении не наполнен гармонией, не является единым, мир природы, как и жизнь людей, наполнен сиюминутными интересами, борьбой за существование, болью и несправедливостью: «хищная природа» правит «тварями», «пьют насекомые сок из растенья», «стонут цветы», развертываются «битвы деревьев и волчьи сраженья».

На что указывает троекратное повторение слова «где»?

Показывает непрерывность, всеобщность этих процессов.

Как дано озеро в противопоставлении этому миру?

Озеро - это «убежище», «пристанище» усталой души. Среди суеты и бесконечного движения оно поражает спокойствием, величием, торжествующей красотой. Оно не просто лежит, оно «блестит», «неподвижно сияет».

Озеро и звезда сияют среди тьмы и хаоса жизни, среди боли и тоски, напоминая о красоте.

И как душа «больного» ищет исхода своей беспредельной тоски, устремляясь ввысь к ночному небу, «горит», зажженная сиянием «вечерней звезды», так и «толпы животных и диких зверей», забыв о страданьях и битвах, «к источнику правды, к купели своей склонились воды животворной напиться». Мир природы и человека сливается в единое целое в неожиданной метафоре: животные просовывают «сквозь ветви рогатые лица».

И неслучайно в непроглядной тьме переполненного вагона Заболоцкий возвращается мысленно к лесному озеру: «Опять мне блеснула…». Как больному в его безграничной тоске помогает «сиянье вечерней звезды», так и поэту в его нелегком существовании помогает выжить, выстоять, не сломиться знание о сиянии лесного озера, «вечерний огонь» и «сосны, как свечи», устремленные в вышину.

«Мир спасет красота», - провозгласил когда-то Достоевский. Пока сияет в небе вечерняя звезда, есть куда устремиться человеческой душе, есть силы не озлобиться, не ожесточиться, остаться человеком в нечеловеческих условиях.


IIIЛингвистический анализ текста стихотворения

Н.А.Заболоцкого «Лесное озеро»


  1. Определите тему, отметьте языковые средства, позволяющие это сделать (ключевые слова и предложения). Какими языковыми средствами автор дает увидеть, услышать и почувствовать, как поэту в его нелегком существовании помогает выжить, выстоять, не сломиться знание о сиянии лесного озера?

  2. Укажите тип текста его жанрово-стилевую принадлежность.

  3. Укажите синтаксические особенности текста (количество предложений и преобладающие типы; способ связи предложений и средства связи частей текста, способствующие созданию его смысловой и грамматической цельности).

  4. Укажите стиль текста, охарактеризуйте влияние речевой ситуации на стиль. Отметьте силистические средства: лексические, словообразовательные, морфологические, синтаксические.

  5. Дайте орфографический и пунктуационный комментарий.

(ответы учащихся по заданному плану)


IVВ каких условиях создавалась лагерная поэзия

Существовала ли поэзия за колючей проволокой?

Да, существовала.

У поэта Сергея Поделкова как-то спросили: «Что были для вас стихи в лагере?» Он ответил сразу и одним словом: «Жизнь!».

Поэту и прозаику Варламу Шаламову, автору знаменитых «Колымских рассказов», поэзия нужна была, прежде всего, для «лечения душевной раны» своей

и людей. Он признавался Борису Пастернаку, что самые светлые праздники его на полюсе холода – это письма жены, письма Пастернака и стихи.



3 ученик


В моем еще недавнем прошлом,

На солнце камни раскаля,

Босые, пыльные подошвы

Палила мне моя земля.

И я стонал в клещах мороза,


Что ногти с мясом вырвал мне,

Рукой обламывал я слезы,

И это было не во сне.

Там я в сравнениях избитых

Искал избитых правоту

Тот самый день был средством пыток,

Что применяется в аду.

Я мял в ладонях, полных страха,

Седые потные виски,

Моя соленая рубаха

Легко ломалась на куски.

Я ел, как зверь, рыча над пищей.

Казался чудом из чудес

Листок простой бумаги писчей,

С небес слетевший в темный лес.

Я пил, как зверь, лакая воду,

Мочил отросшие усы.

Я жил не месяцем, не годом,

Я жить решался на часы.

И каждый вечер в удивленье,

Что до сих пор еще живой,

Я повторял стихотворенья.

И снова слышал голос твой.


Они единственною связью

С иною жизнью были там,

Где мир душил житейской грязью

И смерть ходила по пятам.


Как правило, стихов поэты не записывали, их обнаружение грозило обернуться жестокой карой. Стихи – единственное, что могло без записи сохранить память на долгие годы. Стихи нельзя было отнять и уничтожить при обыске, потому что они внутри них.

18 лет провел за колючей проволокой Варлам Шаламов. Почти 12 лет он не имел возможности записывать свои стихи, и вынужден был полагаться на память. В одном из стихотворений он признавался:

      1. ученик


Я выходил на чистый воздух

И возводил глаза горе,

Чтоб разобраться в наших звездах,

Предельно ясных в январе.

Я разгадал загадку эту,

Я иероглифы постиг,

Творенья звездного поэта

Я перевел на наш язык.

Все записал я на коряге,

На промороженной коре,

Со мною не было бумаги

В том пресловутом феврале.

Анализ стихотворения

Что противопоставляет лирический герой Шаламова земному?

Высшее, духовное, его взгляд устремлен в небо, именно там, а не в проклятиях судьбе и палачам ищет он спасения.

И на поэта снисходит вдохновение: ему дано постичь высшую истину, раскрыть тайну мироздания, поведать миру истину:

Творенье звездного поэта

Я перевел на наш язык.


Какое главное изобразительное средство этого стихотворения?

Антитеза. Происходит невероятное: поэт, избранник, которому открылись неведомые миру тайны, вынужден записывать их «на коряге, на промороженной коре»:


Со мною не было бумаги

В том пресловутом январе.


Леся Белоруски – молодая поэтесса, сгинувшая совсем молодой в холодном пекле Колымы. О ней не слышал почти никто. Но в лагере Эльген, что по-якутски значит "мертвый", в котором сидела Евгения Гинзбург, стихотворения Леси Белоруски расходились под псевдонимом Эриния. Ее стихотворения уцелели в памяти ее подруг, и дошли до нас. Кроме нескольких десятков стихотворений - свидетельств, написанных в ГУЛАГе, и двух псевдонимов, до нас дошло подлинное имя Леси-Эринии: Лариса Петровна Морозова (по мужу). Ее девичья фамилия пока неизвестна. Фотографии не сохранились. Находилась в заключении в Магадане и в знаменитом женском лагере Эльген в Якутии. В ГУЛАГе началась её литературная деятельность. Стихи писала, где придется – в перерывах на лесоповале, а ночью, когда все спали, при свете пылающих дров в печке-бочке.

Уже готовясь к освобождению, Морозова узнала о смерти мужа. Вера в будущую встречу с любимым долгие годы поддерживала её силы, несмотря на пошатнувшееся здоровье. Теперь все надежды рухнули. В январе 1948 года она вышла из барака и не вернулась. Её нашли замерзшей. Ушла ли она из жизни добровольно, или не хватило сил вернуться неизвестно.


Ученик


Пишу, зачеркиваю... Нет, не так!

"Не сотвори кумира" - помню это.

Я воспеваю лагерный барак

и сопку называю центром света.


Я дверцу печки открываю. Ночь...

Горят, горят и дарят свет поленья.

Я к ним поэмы подложить не прочь,

а вслед за ними - все стихотворенья.


Пускай смолой наполнятся слова...

Рожденье света я увижу снова:

слеза течет... Слеза была сперва...

А с той слезой вначале - было Слово!


Израненной души неярок свет.

Подруги спят... И бригадир Елена

(кумира все же сотворил поэт!)

спит в паутине зла - как боль "Эльгена".


А над тайгою вызревает гнев

и угрожает палачам острожным.

...Гвоздь забивает кто-то в ноги мне

и в голову... И вынуть невозможно.


И помнит сердце долгий-долгий звон.



Мы все в гвоздях насквозь - и я, и строфы!

Судьба распята. Дух выходит вон.

И на тайгу упала тень Голгофы.

Что мы чувствуем, когда слушаем это стихотворение?




IV. Тематика лагерной поэзии

Сталинские лагеря…. Сколько смертей, боли, унижений, изломанных судеб, сколько талантливых людей, которые так и не смогли проявить свой талант в полную силу.


Ученик

Мы выходим на рассвете,

Целый день стоим с пилой;

Где-то есть жена и дети,

Дом, свобода и покой.

Мы о них давно забыли -

Только больно ноет грудь.

Целый день мы пилим, пилим

И не можем отдохнуть.

Но и ночью отдых краток:

Только, кажется, прилег

В мерзлом холоде палаток,

Уж опять гудит гудок,

И опять мы начинаем.

Режет ветер, жжет мороз.

В Колыме, я твердо знаю:

Сколько снега, столько слез


Неизмеримо труднее была судьба и тех, кого разлучали с детьми. Нина Ивановна Гаген-Торн из семьи обрусевших шведов, отец - военный хирург. Закончила аспирантуру Петербургского университета, занималась научной деятельностью. Первый арест в 1936 г., пятилетний срок отбывала на Колыме. Она прошла через тяжкие испытания: несправедливый арест, голодовка, многодневные изматывающие допросы, карцер, пытки, годы за колючей проволокой. Но особенно мучительной оказалась разлука с детьми, о которой она рассказала в своем стихотворении

7 ученик


На свете есть много мук,

Но горше нет пустоты,

Когда вырвут детей из рук,

И растить их будешь не ты.

Ты живешь. Но случайный смех,

Детский голос, зовущий мать,

И память встает о тех,

И ранит тебя опять.

Ран любовных горят края,

Горек запах родных похорон,

Взявшись за руки, скорби стоят -

Всех их смоет река времен.

Но не смыть, не забыть, не залить,

Если отнял детей чужой -

Эта рана всегда горит,

Эта горечь всегда с тобой.



Наверное самые жестокие муки выпадали на долю матерей. Если дети были грудные, они отправлялись в тюрьму с матерью. Мария Терентьева, жена репрессированного писателя Ивана Катаева, пела своему сыну такую колыбельную:

8 ученик

Утром рано, на рассвете,

Корпусной придет,

На поверку встанут дети,

Солнышко блеснет.


Проберется лучик тонкий

За высокий щит,

К заключенному ребенку

Лучик добежит.


Но светлее все ж не станет

Мрачное жилье,

Кто вернет тебе румянец,

Солнышко мое!


За решеткой, за замками

Дни словно года...

Плачут дети, даже мамы

Плачут иногда.


Но выхаживают смену,

Закалив сердца.

Мальчик мой, не верь в измену

Своего отца!


Как он вынес суд неправый,

Клевету, разбой?

В море горя и отравы

Встретится ль с тобой?


Тише, тише, дремлют дети,

Солнца луч угас,

День весенний, свежий ветер

Прошумят без нас!..


Один из свидетелей, знавший Евгению Гинзбург в то время и в той обстановке – Борис Лесняк (фото), пишет в своих воспоминаниях: «Лагерную судьбу Евгении Семёновны Гинзбург можно было бы назвать счастливой. Я подчёркиваю – лагерную, не имея ввиду трагедии всей её жизни: потерю мужа, сгинувшего в застенках, поруганное имя, разрушенную семью, собственный арест, следствие, судилище, тюрьмы, пересылки, этапы и наконец Колыма. Да, судьбой счастливой по меркам и понятиям того времени и места».

Она осталась живой. В 1940 году ее привезли по этапу на Эльген, в совхоз, самый большой на Колыме женский лагерь. На Эльгене ее определили в деткомбинат, где содержались дети, рожденные в лагере.


Я смотрю на цветок заревой,

Приютился он в каменной чаше,

А над ним на дощечке кривой

Надпись: «Вечная память Наташе.

Родилась в сорок первом году,

Умерла в мае сорок шестого».

Я поклоны земные кладу:

«Мир, покой тебе, детка Христова».

Неприветливо встретил тебя

Этот мир, этот век непогожий,

И не видела мама твоя,

Как легла ты в последнее ложе.

И, конечно, не видела ты,

Как рвалась она к милой малышке,

Как легла у последней черты

От прицельного выстрела с вышки.

По баракам у мутных окон

Жались бабоньки, жалобно воя.

А на вахтенной «в честь похорон»

Выпил чарку начальник конвоя.

А потом к тебе люди пришли.

Кто-то вырезал крест из березы,

Кто-то глухо стонал, и текли

По лицу изможденному слезы.

«Не вини меня, дочка, прости:

Где лежит твоя мама, не знаю;

Заневолены наши пути

По жестокому этому краю».

Я смотрю на цветок огневой,

И весна мне не радует сердце:

Он горит поминальной свечой

На могиле убитого детства.


Тематика лагерной поэзии бесконечно разнообразна. Одна из тем лагерной поэзии – любовь. Кто жил любовью – памятью, пронося через вечный полярный мороз образ далекой и любимой женщины.

Борис Ручьев

9 ученик

Когда бы мы, старея год от году,

Всю жизнь бок о бок прожили вдвоем,

Я, верно, мог бы лгать тебе в угоду

О женском обаянии твоем.


Тебя я знал бы в платьице из ситца,

В домашних туфлях, будничной, такой,

Что не тревожит, не зовет, не снится,

привыкнуть жить у сердца под рукой.


Я верно, посчитал бы невозможным,

Что здесь, в краю глухих полярных зим,

В распадках горных, в сумраке таежном

Ты станешь красным солнышком моим.

До боли обмораживая руки,

Порой до слез тоскуя по огню,


В сухих глазах, поблекших от разлуки,

Одну тебя годами я храню.

Чтоб знала ты: в полярный холод лютый,

В душе сбирая горсть последних сил,

Я без тебя – не прожил ни минуты,

И без тебя – ни шагу не ступил.

И пусть их, как назло бушуют зимы,-

Мне кажется, я все переживу,

покуда ты в глазах неугасима

и так близка мне в снах и наяву.

А кто встречал это чувство в лагере, где она превращалась в любовь расставание. Об этом стихотворение Юрия Чиркова.


10 ученик

Спасибо тебе, дорогая,

Ты так мне тепло улыбнулась,

Что сердце мое, догорая,

На миг для тебя встрепенулось.

Друг друга совсем мы не знаем,

И, встретившись как-то случайно,


Мы тотчас навеки расстались,

Окутаны дымкою тайны.

И боль снова в сердце замкнулась,


Лишь в памяти радость звучала,

И жизнь словно ночь потянулась

Без дня, без конца, без начала





(аудиозапись отрывка из произведения Варлама Шаламова)


Мы все понимали, что выжить можно только случайно. И, странное дело, когда-то в молодости моей у меня была поговорка при всех неудачах и провалах: “Ну, с голоду не умрём”. Я был уверен, всем телом уверен в этой фразе. И я в тридцать лет оказался в положении человека, умирающего с голоду по-настоящему, дерущегося из-за куска хлеба буквально, – и всё это задолго до войны. Человек счастлив своим умением забывать. Память всегда готова помнить только хорошее. Хорошего не было, не было его ни впереди, ни позади путей каждого из нас. Мы были отравлены Севером навсегда, и мы это понимали”.

Примером тому – судьба узников Северного ГУЛАГА. Они были отравлены севером навсегда



Мне жить пришлось вдали от дома

И чай из сотен речек пить.

Я кандидатского диплома

И не пыталась защитить.

Стоит в графе « награды» прочерк,

Жила легко, навеселе,

Лишь тысячи злосчастных строчек

Скопились в письменном столе.

Не шибко чтила я законы,

Зато честила… милый друг!

Но время! Возраст пенсионный

Пришел, как каждому, в свой срок.

И больше некуда податься,

От жизни начисто отрыв.

Мне дали пенсию – сто двадцать

И дорогой кооператив.

И вот среди шпиков в отставке.

Среди внештатных стукачей

Живу в покое, как в удавке,

под мудрым присмотром врачей.

Куда исчез былой бродяга!

Улыбки шлю, как дипломат.

Лишь камешком с Бутыгычага

Лежит в душе колымсктй мат.

Но ты спокоен будь, начальник,

Тебе успеют донести:

Не среди буйных – средь нормальных

Поэт задохся взаперти .



Подведение итогов урока.

Вопрос: Перед тем, как закончить урок хотелось бы узнать: что показалось вам интересным на сегодняшнем уроке? Что поняли? О чем задумались, обратившись к страницам лагерной поэзии?

Лагерь – не место для человека, судьбы этих людей – преступления, каждая минута лагерной жизни – отравленная минута.

Рефлексия.

Из данного урока я понял, что…

Домашнее задание:

Эссе «Лагерь – не место для человека, судьбы этих людей – преступления, каждая минута лагерной жизни – отравленная минута.»



урок русского языка и литературы в 11 классе/Особенности лингвистического анализа текста
  • Русский язык и литература
Описание:

Данный урок проводился вклассе с гуманитарнойпрофилизацией.

Тип урока: урок – размышление

Форма урока: обобщение и систематизация знаний и способов деятельности

Количество часов: 1

Учебник: А.И. Власенков, Л.М.Рыбченкова

Образовательные:

1.Познакомить учащихся с поэтами, несправедливо осужденными в годы сталинских репрессийи их поэзией,

2. показать роль поэтического творчества в трагические минуты жизни человека,

3.рассказать об условиях создания стихотворения, обозначить основные темы лагерной поэзии.

Воспитательные:

1.Пробудить интерес к истории и культуре своей страны, сочувствие к людям, пережившим репрессии,

2.вызвать восхищение их мужеством и стойкостью,

3.доказать возможность сопротивления трудным жизненным обстоятельствам.

Развивающее:

1.Продолжить формирование навыков и умений анализа поэтического текста.

2.натолкнуть учащихся на размышления о прошломсвоей Родины;

ЭПИГРАФ:«В Колыме я точно знаю:

Сколько сгнега, столько слез»

ОБОРУДОВАНИЕ:

1.стенд с фотографиями репрессированных поэтов,

2.имена поэтов, даты их гибели,

3.стихотворные строки; на столах,

4.горят свечи и звучит «Реквием» из кинофильма «Мы из будущего».

Предварительная подготовка к уроку

Учащимся заранее выдаются тексты анализируемых стихотворений. На предшествующем уроке объявляется тема урока, сообщается, что будут анализироваться стихотворения, написанные за колючей проволокой. Предлагается ответить на вопросы:

Что мы чувствуем, что вспоминаем, читая стихотворение?

Это стихотворение необычно тем, что…

Я обратил внимание на то, что…

Как обстоятельства написания стихотворения отразились на его содержании?

Что вы поняли, о чем задумались, прочитав стихотворное?

Как изобразительные средства помогают раскрыть содержание стихотворения?

Перед уроком на доске записывается название урока, эпиграф, вопросы к стихотворениям, вывешивается иллюстративный материал.

Автор Балаева Мария Владимировна
Дата добавления 12.05.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров 520
Номер материала 59201
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓