Главная / Русский язык и литература / Творческие работы. Рассказ "Это было..."

Творческие работы. Рассказ "Это было..."


«Это было»

Рассказ.

В знак скорбной памяти событий 28 августа 1941 года, когда в соответствии с указом президиума Верховного Совета СССР всё немецкое население Автономной Республики Немцев Поволжья было выслано в Сибирь, Казахстан и другие отдалённые районы страны.

Памяти моего отца, депортированного из Поволжья в Казахстан во время массовых репрессий российских немцев посвящается

Вправду ль высились книги на полках?

Расцветал ли кувшинками пруд?

Вправду ль были высокие речи,

Дерзновенья и глупости сплав?

Загорался ли мартовский вечер?

Или он догорел, отпылав?

«Сейчас, спустя много лет, когда прошлое не так жжет, когда оно отстоялось в сердце, я ощущаю тот край, я вижу его во сне.

Ведь лежит она, звенит до сих пор та железная дорога, та, которую и я строил…»

Над тяжёлыми, угрюмыми дымами блистали облака. Стальные пути на сотни километров стремились среди пустынной и чахлой местности. Здесь работали, истязаемые голодом и болезнями, непосильным трудом и жестоким обращением те, кого посчитали врагами. Здесь жили и умирали русские немцы, депортированные из Поволжья. Среди этих людей с изувеченными судьбами был и мой отец. Это его воспоминания о том страшном времени. Это его незаживающие душевные раны, его горечь и обида; это его слёзы, с немым укором застывшие в глазах.

Пятнадцатилетним подростком, босиком по шпалам он ушёл из дома, чтобы зарабатывать на хлеб. Семья жила бедно.

Никогда не могла я без слёз слышать его историю. Да и не мог он её рассказывать в последние годы. Всё больше мама вспоминала те суровые годы его детства.

Война вошла в дом почти каждой семьи и оставила свою жестокую отметину. Страшную память о нечеловеческих муках и страданиях она оставила и в нашей семье.

Когда началась война, моего отца вместе с другими советскими немцами отправили в трудовые лагеря на строительство Свияжеской железной дороги. Ох, не думал он, что готовит ему, «большой войны круговорот».

Но сейчас ему вспомнилось другое. Он шёл и думал о ней. Милая, добрая, такая родная жена. Как она будет без меня? «Всё приемлю, всё выдержу, выдержу, со всем примирюсь, - думал он, но только не с тем, что где-то стынуть придётся без следа, что должен я её покинуть, оставить навсегда…»

Удивительно трогательная история их знакомства вызывает у меня такую волну нежности! Рассказывая её, мама непрестанно улыбается. Вспомнила подругу по учёбе, рыжеволосую хохотунью Тоню, влюблённую в какого-то парня. Это она и попросила мою маму передать Карлуше кисет.

«Приехала на пост, - рассказывает мама, а навстречу мне идёт высокий статный красавец. Молчит и смущённо улыбается. Это потом-то я узнала, что он немец и по-русски совсем не говорит».

Позже они встретились, потом ещё и ещё…Смуглая девушка с голубыми глазами ему понравилась.

А голубоглазая девушка тоже влюбилась в этого застенчивого, обаятельного и доброго немца.


Может быть, так и было от века-

Зона, вахта, овчарочий лай?

Может, так вот всегда человеку

И кричали: «Быстрее! Давай!»?

В самом зачатке утра, продрогшего от росы, наступила тишина. Она, как и само утро, показалась ему серой и какой-то безжизненной немотой – то ли оттого, что ещё не взошло солнце, или потому, что скованно и непривычно молчало всё, предчувствуя страшное. Встревоженно напрягаясь слухом, он отворил калитку в маленький садик. Потом долго глядел в светящееся окошко: Кто родился? Успеть бы хоть одним глазком…. Затем вышагнул нетвёрдо и опасливо направился к дому.

-Можно я дождусь? Мне бы узнать, кто родится,- хотел было спросить, но конвойный грубо подтолкнул вперёд:

-Полчаса на сборы!- зло рявкнул человек с винтовкой и искажённым злобой лицом.

Собаки с оглушительным лаем, готовые вцепиться своими белыми зубами, наблюдали за тем, как он собирается в новую неизвестность.

Пальцы судорожно пытались застегнуть чемодан, но замок не поддавался. Дрожа и холодея от ужаса, он двинулся вперёд.

Только что он стал отцом своего первенца Володеньки… Успел увидеть только сморщенное личико и заплаканные глаза жены. Вот так в один миг рухнуло всё его маленькое счастье, мечты превратились в какие-то расплывчатые круги…

Вот так мой отец только из-за своей принадлежности к немецкой национальности оказался вечно гонимым.

Да, безжалостен и беспощаден «большой войны круговорот»!

-За что? Почему? В чём я виноват? Господи, как мучительно это недоверие, позорная подозрительность, - мысли путались, вопросы пульсировали в его воспалённом сознании.

-Война... Как же это? Может, ошибка? Завтра разберутся и выпустят…

Но вокруг было так жутко, от всего уже веяло порухой мирного лада, грядущими скорбями и утратами. Всё было окроплено горечью, как подорожной пылью.

А я и сейчас думаю, почему они не поверили моему отцу, ведь он был самым честным, самым добрым!? Есть скромные люди с чистым сердцем, с огромной душой. Они-то и украшают нашу жизнь, вмещая всё лучшее: простоту, доверие, любовь к людям. Мне так хочется восклицать: «Он не был виноват ни в чём! За что, за что человеку столько горя?» Как же всё-таки нелепо устроен мир, если плохо в нём человеку, если стыдно за свою беспомощность. Если любишь свою Родину, но не можешь её защитить. Не потому, что трус или негодяй…потому, что принадлежишь к немецкой национальности. Сколько их, гонимых и обездоленных было!

Известно, что после издания Указа Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 г. была произведена тотальная депортация немцев из АССР. С начала 1942 года мужчины в возрасте от 15 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет, у которых дети старше 3 лет, были мобилизованы в так называемые рабочие колонны. Постановление от 10 января 1942 года обязывало НКО мобилизовать для работы на лесозаготовках, промышленном и железнодорожном строительстве 120 тыс. немцев-мужчин возрасте от 17 до 50 лет. Переселение немцев производилось постепенно и завершилось к маю 1942 года. Всего в годы войны было переселено до 950 тыс. немцев. А сколько их полегло… Только «в первые годы войны от голода и непосильного принудительного труда на шахтах, лесоповалах и соляных копях умирало по полторы тысячи советских граждан немецкой национальности, не считая замерзших в степях Казахстана – по пути в ссылку – женщин и детей»

Жаль, что советским немцам, не имевшим никакого отношения к Гитлеру и его режиму, было оказано недоверие, в результате чего в послевоенное время Россию покинуло два миллиона человек.

Была война… Ах, война, война! Болеть нам ею - не переболеть, вспоминать - не перевспоминать.

Она оставила обезумевших от горя матерей, так и не дождавшихся своих сыновей, безутешных вдов и осиротевших детей. Сколько покалеченных, изломанных судеб!

Многое пришлось испытать и моей маме. В годы войны она потеряла своих трёх братьев и сестру, которая попала под поезд и погибла. Старший брат воевал, потом ранения, два года плена. Досталось и ему… А желание жить и воевать дальше помогли ему вернуться. Война разлучила их на долгие годы. И только спустя сорок лет, мама нашла своих братьев, уже старых, убелённых сединой и невзгодами.

А голод? Не было хлеба. Толкли лебеду. Пекли лепёшки, собирали какие- то семена, пухли от голода. Травились. Умирали. Жили… И много чего помнилось им, моим стареньким дорогим людям. Сколько горестных воспоминаний выплеснулось вдруг: унижения, упрёки, смерть близких. Как с казахстанской земли, объятой массовым разорением, мором и засухой, шли и шли гонимые, безземельные люди, им всё равно предстояло погибать в те кромешные времена; целые кладбища остались по обочинам дорог. Это были годы лишений, вечных тревог, вечных скитаний.


Тёмным утром под лагерной аркой,

Так заливист овчарочий лай…

В унисон и конвой, и овчарки,

Все кричат нам: «Быстрее! Давай!»

Из воспоминаний тех, кто находился за колючей проволокой: « Нас, трудармейцев, называли фашистами. Слепое повиновение считалось нормальным явлением. В такой обстановке я научился бояться и молчать. Так ковались рабы…Непосильный труд, нищенская жизнь, недоедание и простуды вызывали массовые заболевания, приводили к быстрому истощению и высокой смертности. Чтобы снизить показатели смертности трудармейцев в лагерях, решили самых слабых и безнадежных выбраковать – актировать. В некоторых лагерях проводили сортировку: сильных отправляли на лесоповал и строительство железных дорог, а остальных оставляли на заводе. Моего отца отправили на железную дорогу. Работа велась под надзором коменданта: отношение ко всем суровое, а к немцам – особенно: как к врагам народа. Весной на сплаве приходилось работать в ледяной воде. Другие на такую работу не соглашались, а немцев гнали без уговоров».

Шёл 1946 год. Наконец- то воцарился мир. Мир долгожданный, мир, выплаканный матерями, да и детьми тоже. Но скитания и мытарства моего отца не закончились. Он ещё долгое время находился под надзором комендатуры… Таким образом, на протяжении долгого времени советские (российские) немцы испытывали ущемление прав, выраженное в: ликвидации немецкой автономии и насильственном выселении с нажитых мест; ограблении и принудительном труде в “рабочих колоннах”; положении спецпоселенцев.. Я думаю, что исследуя трагические страницы истории советских немцев, мы выполняем гражданский долг перед теми, кто стал жертвой репрессий и перенес тяготы и утраты, связанные с произволом и незаконными действиями со стороны государства. Читаю архивную справку, присланную моему отцу из Министерства внутренних дел республики Казахстан: снят с учёта спецпоселения 12 сентября 1954 года. Немцы не имели права возвращаться в места, откуда они выселены. Много лет мой отец трудился даже на пенсии, был награждён медалями за труд, его уважали и любили все, кто знал. А в 1997 году он заболел.

В сумраке ночи горела свеча. Тяжело больной, папа почти не говорил. Он умирал…А я думала: «Бедный, бедный мой папочка! Ты прожил трудную и удивительную жизнь, ты добрый, заботливый, такой славный! Но почему, за что тебе столько горя?!»

7


Творческие работы. Рассказ "Это было..."
  • Русский язык и литература
Описание:

В знак скорбной памяти событий августа 1942 года. когда в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета всё немецкое население Поволжья было выслано в Сибирь. Казахстан и другие отдалённые районы страны.

 Памяти моего отца. депортированного из Поволжья в Казахстан во время массовых репрессий российских немцев посвящается. Трогательная история о любви, силе, верности. о жестокой и уничтожающей ненависти...Всё это было...

По воспоминаниям родителей.Жаль, что советским немцам, не имевшим никакого отношения к Гитлеру и его режиму, было оказано недоверие, в результате чего в послевоенное время Россию покинуло два миллиона человек.

Была война… Ах, война, война! Болеть нам ею - не переболеть, вспоминать - не перевспоминать.

Автор Вольф Аксана Карловна
Дата добавления 20.11.2014
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другое
Просмотров 364
Номер материала 3887
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓