Главная / Русский язык и литература / Средства языковой выразительности в лирике поэтов Серебряного века

Средства языковой выразительности в лирике поэтов Серебряного века



ТЕМА: Средства языковой выразительности в лирике поэтов Серебряного века


Содержание

Введение ……………………………………………………………….. .4

Глава I:Общие сведения о средствах художественной выразительности. Поэтические течения Серебряного века.

1.1. Средства художественной выразительности в поэзии ………...….6

1.2. Поэтические течения Серебряного века…………………………....13

Глава II : Метафора и символ в поэтике русских символистов

2.1. Метафоры в поэтическом языке……………………………………16

2.2. Метафоры в лирике В.Брюсова…………………………………….21

2.3. Символ в поэзии А.Блока……………………………………………28

Заключение …………………………………………………………… .36

Список использованной литературы……………………………………37

Введение

Словосочетание «серебряный век» - устойчивая историко-культурная метафора, возникшая в кругах русских писателей – эмигрантов, которые считали себя наследниками богатейшей культуры рубежа XIXXX веков. Появившись по аналогии с понятием «золотой век», обозначавшим пушкинский период русской литературы, новая историко-литературная формула вскоре стала использоваться по отношению ко всему художественному и духовному наследию российской культуры начала ХХ века. [38, с.203]


Актуальность избранной темы подтверждается тем, что интерес к изучению поэзии серебряного века и к средствам создания выразительности и образности в поэтических текстах символистов, акмеистов, футуристов никогда не ослабевал. В чем тайна воздействия творчества поэтов серебряного века на читателя, какова роль в этом речевого построения произведений, в чем специфика художественной речи в отличие от других видов речи, все эти вопросы давно занимают умы лингвистов, писателей, критиков.

Объектом исследования являются поэтические тексты поэтов Серебряного века.

Предметом исследования являются средства языковой выразительности в творчестве А.Блока, В. Брюсова, Н. Гумилева

Целью является  определение функции и особенностей средств языковой выразительности в процессе формирования образности и выразительности в текстах стихотворений А.Блока, В.Брюсова, Н. Гумилева.

Задачи:

- рассмотреть краткий биографический путь автора;

- выявить морфологические приемы создания выразительности;

- рассмотреть средства языковой выразительности;

-определить особенности художественного стиля и их влияние на использование изобразительно-выразительных средств

Теоретическую и практическую основу курсовой работы составляют статьи, монографии, диссертации, различные сборники, посвященные проблемам поэтики, основополагающие труды ученых-лингвистов.

Методы исследования, использованные в работе:

непосредственное наблюдение, описательный, метод компонентного анализа, непосредственно составляющих, контекстуальный, сравнительно-описательный.

Научная новизна  заключается в том, что в данном исследовании: представлен и систематизирован относительно полный перечень признаков, отличающих язык поэзии (художественную речь) от языка практического (нехудожественной речи); охарактеризованы языковые средства выразительности в текстах стихотворений А.Блока, В.Брюсова и других поэтов Серебряного века.

Практическая значимость исследования заключается в том, что материалы курсовой работы могут быть использованы в лекционных и практических занятиях по современному русскому языку в изучении разделов «Лексикология», «Анализ художественного текста», при прочтении спецкурсов, на занятиях с углубленным изучение литературоведения в гимназиях и лицеях.

Структура и объем курсовой работы.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы (в количестве 48 источников). Общий объем составил 39 страниц.


Глава I . Общие сведения о средствах художественной выразительности


1.1. Средства художественной выразительности в поэзии.


В литературе язык занимает особое положение, поскольку он является тем строительным материалом, той воспринимаемой на слух или зрение материей, без которой не может быть создано произведение. Художник слова – поэт, писатель – находит, по выражению Л.Толстого, «единственно нужное размещение единственно нужных слов», чтобы правильно, точно, образно выразить мысль, передать сюжет, характер, заставить читателя сопереживать героям произведения, войти в мир, созданный автором. Самое лучшее в произведении достигается художественными средствами языка.[18, с. 311]

Средства художественной выразительности разнообразны и многочисленны.

Тропы (греч. tropos — поворот, оборот речи) - слова или обороты речи в переносном, иносказательном значении. Тропы - важный элемент художественного мышления. Виды тропов: метафора, метонимия, синекдоха, гипербола, литота и др. [48, с. 367]

Метафора (греч. "перенос") - это слово или выражение, употреблённое в переносном значении на основе сходства или контраста в каком-либо отношении двух предметов или явлений : «…и зелень глаз моих, и нежный голос, и золото волос» (М.Цветаева) и наглядный пример:

Ветер. Люблю его, когда сердит,

Он поле ржи задернет флёром

Иль нежным лётом бороздит

Волну по розовым озерам

(И.Анненский)

Метонимия - это замена слова или понятия другим словом, так или иначе причастным к нему, смежным с ним:

Все моря целовали наши корабли,

Мы почтили сраженьями все берега.

(Н.Гумилев)

Синекдоха (греч. synekdoche - соотнесение) - один из тропов, вид метонимии, состоящий в перенесении значения с одного предмета на другой по признаку количественного между ними отношения [30,с.40.]

А в двери -

бушлаты,

шинели,

тулупы...

(В. Маяковский)

Замена числа множеством:

Мильоны вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.

(А. Блок)


Гипербола (греч. hyperbole — преувеличение) – средство художественного изображения, основанное на чрезмерном преувеличении. Может быть идеализирующей и уничижающей. Средствами гиперболы автор усиливает нужное впечатление или подчеркивает, что он прославляет, а что высмеивает. Гипербола встречается уже в древнем эпосе у разных народов, в частности в русских былинах [34 , c.147]:


В сто сорок солнц закат пылал

(В. Маяковский)

Пусть заполнится годами

hello_html_7d8ea876.pngжизни квота,

стоит

hello_html_7d8ea876.pngтолько

hello_html_7d8ea876.pngвспомнить это диво,

раздирает

hello_html_7d8ea876.pngрот

hello_html_7d8ea876.pngзевота

шире Мексиканского залива.

( В.Маяковский)
hello_html_7d8ea876.png


Литота (греч. litotes — простота) - троп, противоположный гиперболе , образное выражение, оборот, в котором содержится художественное преуменьшение величины, силы, значения изображаемого предмета пли явления. Литота есть в народных сказках: "мальчик с пальчик", "избушка на курьих ножках", «талия тоньше бутылочного горлышка":

Эпитет ("приложенное") – художественное, поэтическое определение, подчеркивающее какое – либо свойство предмета или явления, на которое автор хочет обратить внимание:

Песок. Ровный, плоский, одноцветный,

Безглагольный, беспредметный,

Солнцем выжженный песок

Был когда-то в безднах моря,

И над ним, о силе споря,

Шквал со шквалом биться мог

(К.Бальмонт)

И мы тебя, поэт, не разгадали,

Не поняли младенческой печали

В твоих как будто кованых стихах.

(В. Брюсов)

Олицетворения - это особый вид метафоры-иносказания - перенесение черт живого существа на неодушевлённые предметы и явления :

К ней прилегла в опочивальне её сиделка – тишина

(А.Блок)

Уж черной Ночи бледный День свой факел отдал, улетел. (И.Анненский)

Утро. Облака ещё плачут, гудя,

Но светлеет и нехотя тень,

И банальный за сетью дождя,

Улыбнуться попробовал день.

(И.Анненский)

Символ (в переводе с греческого – знак, опознавательная примета) – слово или предмет, условно обозначающие сущность какого- либо явления. Символ приобретает ключевую роль в поэзии символистов, становится одной из эстетических доминант их творчества [38,с.270]:

В тумане утреннем неверными шагами

Я шел к таинственным и чудным берегам

(Вл. Соловьев)

Я твоей любовной ласкою

Озарен и вижу сны.

Но, поверь, считаю сказкою

Небывалый знак весны

(А.Блок)

Функции художественно-выразительных средств (тропов):

- характеристика предмета или явления;

- выражение авторской позиции;

- передача эмоционально-экспрессивной оценки изображаемого.

Стилистические фигуры - термин риторики и стилистики, обозначающий обороты речи, которые изменяют эмоциональную окраску предложения. Фигуры речи часто используются в поэзии [30,с.36 ].

К ним можно отнести: анафору, антитезу, оксюморон, бессоюзие, синтаксический параллелизм, эпифора, градация, инверсия, многосоюзие ,риторический вопрос.

Анафора (греч. anaphora - вынесение) - повторение начальных слов, строки, строфы или фразы.

Когда умирают кони – дышат,

Когда умирают травы – сохнут,

Когда умирают солнца – они гаснут,

Когда умирают люди – поют песни

(В. Хлебников)

Антитеза ( греч. antithesis – противоречие, противоположение) - резко выраженное противопоставление понятий или явлений:

Черный вечер.

Белый снег.

Ветер, ветер!

(А.Блок)


Ты богат, я очень беден;

Ты прозаик, я поэт;

Ты румян, как маков цвет,

Я, как смерть, и тощ и бледен.

(А.С. Пушкин)

Так мало пройдено дорог, так много сделано ошибок...

(С.Есенин)

Оксюморон (греч. oxymoron - остроумно-глупое) - сочетание контрастных, противоположных по значению слов:

Светила нам только зловещая тьма

(А.Ахматова)

Кому сказать мне, с кем мне поделиться

Той грустной радостью,

Что я остался жив

(С. Есенин)

Бессоюзие – предложение с отсутствием союзов между однородными словами или частями целого. Фигура, придающая речи динамичность и насыщенность:

Ночь, улица, фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет.

Живи ещё хоть четверть века -

Всё будет так. Исхода нет.

(А. Блок)

Параллелизм (от греч. parallelos — идущий рядом) – один из видов повтора (синтаксического, лексического, ритмического); композиционный приём, подчеркивающий связь нескольких элементов художественного произведения; аналогия, сближение явлений по сходству:

Твой ум глубок, что море.

Твой дух высок, что горы.

(В. Брюсов)


Градация - это (постепенное повышение) последовательность в расположении чего – либо, последовательно расположенные этапы, ступени при переходе от одного к другому:

Все грани чувств, все грани правды стерты

В мирах, в годах, в часах.

(А.Белый)

Хиазм –(крестообразное расположение в виде буквы «х») – стилистическая фигура, состоящая в том, что в рядом стоящих словосочетаниях или предложениях, построенных на синтаксическом параллелизме, второе предложение строится в обратном порядке его членов:

Лес – как сказочный камыш.

А камыш – как лес – малыш.

Тишь – как жизнь, и жизнь – как тишь.

(И. Северянин)

Можно выделить многосоюзие, риторический вопрос, обращение, парцелляцию. Эти и другие средства художественной выразительности нужны в поэзии для того чтобы сделать речь ярче, красочнее, эмоциональнее. В результате это придаёт тексту авторское своеобразие, которое доносят самые тонкие нюансы мыслей или образов.


1.2. Поэтические течения Серебряного века

Символизм – первое и самое значительное из модернистских течений в России. По времени формирования и по особенностям мировоззренческой позиции в русском символизме принято выделять два основных этапа. Поэтов, дебютировавших в 1890-е годы, называют «старшими символистами» (В.Брюсов, К. Бальмонт, Д.Мережковский, З.Гиппиус, Ф. Сологуб и др.). В 1900-е годы в символизм влились новые силы, существенно обновившие облик течения (А.Блок, А. Белый, Вяч. Иванов и др). Принятое обозначение «второй волны» символизма – «младосимволисты». «Старших» и «младших» разделял не столько возраст, сколько разница мироощущений и направленность творчества. Философия и эстетика символизма складывались под влиянием различных учений – от взглядов античного философа Платона до современных символистам философских систем В.Соловьева, Ф.Ницше, А. Бергсона.

Символизм обогатил русскую поэтическую культуру множеством открытий. Символисты придавали поэтическому слову неведомую прежде подвижность и многозначность, научили русскую поэзию открывать в слове дополнительные оттенки и грани смысла.[38,с.205]

Акмеизм (от греч. 12аkmeвысшая степень чего-либо; расцвет; вершина) возник в 1910-е годы в «кружке молодых», поначалу близких символизму поэтов. Стимулом к их сближению была оппозиционность к символической поэтической практике, стремление преодолеть умозрительность и утопизм символических теорий. В октябре 1911 года было основано новое литературное объединение – «Цех поэтов». Из широкого круга участников «Цеха» выделилась более узкая и эстетически более сплоченная группа: Н. Гумилев, А.Ахматова, С.Городецкий, О. Мандельштам, М.Зенкевич, В. Нарбут.

Главное значение в поэзии акмеизма приобретает художественное освоение многообразного и яркого земного мира. Акмеистами ценились такие элементы формы, как стилистическое равновесие, живописная четкость образов, точно вымеренная композиция, отточенность деталей. Акмеисты выработали тонкие способы передачи внутреннего мира лирического героя. Часто состояние чувств не раскрывалось непосредственно, оно передавалось психологически значимым жестом, движением, перечислением вещей. [38,с. 261]

Футуризм (от лат. – будущее) возник почти одновременно в Италии и России. Впервые русский футуризм проявил себя публично в 1910 году, когда вышел в свет первый футуристический сборник «Садок судей» (его авторами были Д.Бурлюк, В. Хлебников, В. Каменский). Вместе с В. Маяковским и А. Крученых эти поэты вскоре составили наиболее влиятельную в новом течении группировку. Футуризм претендовал на вселенскую миссию: в качестве художественной программы была выдвинута утопическая мечта о рождении сверхискусства, способного преобразить мир. В формально- стилевом отношении поэтика футуризма развивала и усложняла символическую установку на обновление поэтического языка. Синтаксические смещения проявлялись у футуристов в нарушении законов лексической сочетаемости слов, отказе от знаков препинания. Футуризм оказался творчески продуктивен: он заставил переживать искусство как проблему.[38, с. 308]












Выводы по I главе:


  1. Средства художественной выразительности в творчестве поэтов Серебряного века призваны сделать речь богаче и ярче, а значит, привлечь внимание читателя или слушателя, возбудить в нем эмоции, заставить задуматься.

  2. Серебряный век русской поэзии длился около двадцати лет, но за этот период поэзия дала миру новые имена, направления, взгляды.

  3. Каждое направление внесло свои взгляды на искусство слова. Их поэзия может быть непонятна, и оттого оказывается ещё притягательнее для читателя. Поэты Серебряного века зачастую нарушали все существующие правила, нормы, законы, самый главный их закон – собственная поэтическая фантазия.


















Глава II Метафора и символ в поэтике русских символистов

2.1. Метафора в поэтическом языке

Мы называем метафорой изменение значения слова на основании сходства. Так, звезды похожи на жемчуг: "жемчужные звезды", или "жемчужины звезд", или звезды - "жемчужины неба" представляют различные примеры поэтической метафоры. Небо напоминает купол или своды - "небесный свод", или "небосвод", или "небесный купол" принадлежат к числу метафорических выражений. Метафоры встречаются нередко и в разговорном языке: так, "тяжелое горе", "горькое разочарование", "яркое чувство", "подошва горы", "горлышко бутылки" и т.п. Изменение значения слов происходит в языке по категориям метафоры, метонимии, синекдохи и т.д. В процессе называния новое понятие обозначается старым словом, но с измененным значением; напр., "тяжелое" вообще является обозначением веса, иначе, однако, в сочетании "тяжелое чувство". Постепенно новое значение слова обособляется от первоначального, приобретает самостоятельный смысл (напр. "ручка" - вставочка, рядом с "ручка" - маленькая рука); в дальнейшем процессе семантической жизни слова новое значение может окончательно вытеснить старое (напр., "протяжный" - с первоначальным значением "протяженный", "резкий" от "режущий"; становится возможной т.н. "катахреза", т.е. противоречие между первоначальным значением слова и новым его употреблением, свидетельствующее о забвении первоначального значения (напр., "красные чернила", "паровая конка"). Процесс забвения первоначального значения является естественным в практической речи; здесь задача языкового творчества - дать название новому предмету с помощью старого слова на основании сходства тех или иных признаков ("чернила" = "черная жидкость"). В дальнейшем признак, послуживший для изменения словоупотребления, может оказаться практически несущественным ("чернила" - жидкость известного химического состава, употребляемая для тех или иных задач).

В языке поэта метафоры оживают. Это оживление метафорического смысла слова достигается различными приемами. Иногда - несколько необычным сочетанием метафорических слов, напр., вместо прозаического "бархатный голос" - у И. Анненского "эти в бархат ушедшие звуки"[3, 146] . В других случаях - более или менее последовательным развитием метафоры; напр., вместо прозаического "отравленная жизнь", "отравленное чувство" - у Баратынского "мы пьем в любви отраву сладкую»[8, 112] ; вместо обычного "горькие слова" - у А. Блока необычное и последовательное развитие той же метафоры: "горек мне мед твоих слов". [10, 176] Наконец, нередко оживление метафоры достигается метафорическим новообразованием ("неологизмом"), заменяющим износившийся поэтический образ другим, сходным по смыслу, но выраженным иными словами. Например, вместо обычного "холодное чувство", "холодная душа" - у А.Блока "снежная вьюга в сердце", "снежная любовь" и т.д. Вместо прозаического "острые", "резкие" (= "режущие") слова - у Бальмонта "Я хочу кинжальных слов"[7, 148] (ср. Шекспира: "I will speak daggers" - "я буду говорить кинжалами").

В искусстве реалистическом, когда поэт стремится приблизить свой язык к художественно-стилизованной разговорной речи, всякая новая и индивидуальная метафора, не обесцвеченная в процессе развития прозаического языка, показалась бы назойливой и нескромной.

На фоне метафорического стиля поэтов - символистов такой скромностью и сдержанностью в употреблении метафоры отличаются некоторые новейшие поэты. Так, сравните у Кузмина:

Я жалкой радостью себя утешу,

Купив такую ж шапку, как у Вас.

Ее на вешалку, вздохнув, повешу

И вспоминать Вас буду каждый раз... [31,32]

Художественное своеобразие языка Анны Ахматовой определяется, прежде всего, "преодолением" метафорического стиля своих предшественников, классической простотой и строгостью словоупотребления:

В последний раз мы встретились тогда

На набережной, где всегда встречались.

Была в Неве высокая вода

И наводненья в городе боялись.

Он говорил о лете и о том,

Что быть поэтом женщине нелепость.

Как я запомнила высокий царский дом

И Петропавловскую крепость!.. [4,62]

В поэтике русских символистов, связанных с романтизмом глубоким внутренним родством и непосредственной исторической преемственностью (Бальмонт, как ученик Фета; Блок, как продолжатель Вл. Соловьева), "метафорический стиль" является одним из наиболее существенных признаков романтического искусства. [21,43-44] Отношение к метафоре как к приему поэтического познания мира особенно ясно выражено А. Блоком в лирической драме "Роза и Крест". Сцена между поэтом - Гаэтаном, проникающим вещим своим духом в таинственную жизнь природы, и простым, не умудренным поэтическим опытом рыцарем Бертраном, ясно показывает нам, что та мистическая правда, о которой рассказывает поэт-романтик, с точки зрения исследователя стиля, есть поэтическая метафора. Рыцарь видит море - волны, бушующий ветер и брызги пены, седой туман над морем и свет восходящего солнца - для поэта открывается сказочный мир подводного города с его таинственными обитателями, вероломной феей Морганой, защитником верующих святым Гвеннолэ.

Берег океана...

Гаэтан: Теперь подводный город недалеко.

Ты слышишь звон колоколов?

Бертран: Я слышу,

Как море шумное поет.

Г.: А видишь,

Седая риза Гвеннолэ несется

Над морем?

Б.: Вижу, как седой туман

Расходится.

Г.: Теперь ты видишь,

Как розы заиграли на волнах?

Б.: Да. Это солнце всходит за туманом.

Г.: Нет! То сирены злобной чешуя!..

Моргана мчится по волнам... Смотри:

Над нею крест заносит Гвеннолэ!

Б.: Туман опять сгустился.

Г.: Слышишь стоны?

Сирена вероломная поет...

Б.: Я слышу только волн печальный голос.

Не медли, друг! Через туман - вперед! [21,43-44]

Для поэта-романтика, как для Новалиса, восприятие поэта - не произвольный вымысел, а раскрытие иной, глубочайшей реальности. В ответ на слова сомневающегося Бертрана: "Ты мне сказки опять говоришь" Александр Блок говорит устами поэта Гаэтана: "Разве в сказке не может быть правды?" В этих словах поэта - романтическое оправдание "стиля метафоры".

Метафорическое одушевление природы можно наблюдать у многих поэтов – символистов. Метафора становится реальностью, когда в романтической лирике природа действительно оживает, наполняется таинственными и сказочными существами - русалками, эльфами, горными духами и т.д. Мы можем рассматривать романтическую мифологию как результат процесса "реализации метафоры": метафорическое одушевление природы всегда предшествует романтической мифологии, художественно оправдывает и подготовляет ее появление.

Подготовку чудесного видения в процессе реализации метафоры можно обнаружить в известном описании "украинской ночи" у Гоголя, где процесс этот еще не закончен, ночные видения еще скрываются в душе поэта и не получили самостоятельной реальности, как бы остановились на границе между метафорой и мифом:

"Недвижно, вдохновенно стали леса <...> и кинули огромную тень от себя. Тихи и покойны эти пруды; холод и мрак вод их угрюмо заключен в темно-зеленые стены садов. Девственные чащи черемух и черешен пугливо протянули свои корни в ключевой холод и изредка лепечут листьями, будто сердясь и негодуя, когда прекрасный ветреник - ночной ветер, подкравшись мгновенно, целует их. <...> А вверху все дышит, все дивно, все торжественно. А на душе и необъятно, и чудно, и толпы серебряных видений стройно возникают в ее глубине".[20,64]

А в стихотворении К. Бальмонта "Фантазия" метафора стала мифом, процесс реализации завершился, "видения" поэта стали фактом объективной действительности:

Как живые изваянья, в искрах лунного сиянья,

Чуть трепещут очертанья сосен, елей и берез;

Вещий лес спокойно дремлет, яркий блеск луны приемлет

И роптанью ветра внемлет, весь исполнен тайных грез.

Слыша тихий стон метели, шепчут сосны, шепчут ели,

В мягкой бархатной постели им отрадно почивать,

Ни о чем не вспоминая, ничего не проклиная,

Ветви стройные склоняя, звукам полночи внимать.

Чьи-то вздохи, чье-то пенье, чье-то скорбное моленье,

И тоска, и упоенье - точно искрится звезда,

Точно светлый дождь струится, и деревьям что-то мнится,

То, что людям не приснится никому и никогда.

Это мчатся духи ночи, это искрятся их очи,

В час глубокий полуночи мчатся духи через лес.

Что их мучит? Что тревожит?.. [6,271]

Ср. другие примеры у Бальмонта: "Призраки" ("Шелест листьев"), "Забытая колокольня" и т.п.

Вывод: многие поэты – символисты сознательно ориентировались на классические образцы, но предлагали свою интерпретацию классической темы. Об этом свидетельствует буквальное повторение названий многих стихотворений, например:

«Кинжал» М.Лермонтова и «Кинжал» В.Брюсова;

«Тройка» Н.Некрасова и «Тройка» А. Белого;

«Памятник» А.Пушкина, В. Брюсова, В. Ходасевича [38, с. 180]







2.2. Метафоры в лирике В.Брюсова

На первом этапе существования символизма В. Брюсов был главным теоретиком нового течения и его признанным лидером. Сила характера, умение подчинять жизнь поставленным целям, способность к тщательной повседневной работе – эти качества были стержневыми в личности В.Брюсова. Эстетические взгляды Брюсова определенно сложились уже в 90-е годы. Их существо – понимание символизма как чисто литературного явления, позиция полной автономности искусства, его независимости от общественной жизни, религии, морали. С афористической четкостью эта установка была выражена стихотворной строчкой «Быть может, все в жизни лишь средство для ярко-певучих стихов»[ 38,с. 225]

В лирике Брюсова чувства по отношению к явлениям природы заменяется употреблением других метафор, более редкостных и экзотических. И здесь можно говорить о метафорическом изображении природы как о приеме романтического искусства, но не об интимном лирическом ее одушевлении. Так в описании заката ("Вечеровые песни"):

И глуби черные покинув,

В лазурный день из темноты

Взлетает яркий рой павлинов,

Раскрыв стоцветные хвосты.

А Ночь, охотник с верным луком,

Кладет на тетиву стрелу,

Она взвилась с протяжным звуком,

И птицы падают во мглу.

Весь выводок сразили стрелы...

От пестрой стаи нет следа... [13,374]

Такие метафоры, как "павлины зари", для которых в обычных языковых метафорах нет соответствующих ассоциаций, производят впечатление поэтической фигуры, фантастического преображения мира. Сходно в другом описании заката ("На Сайме"):

Желтым шелком, желтым шелком

По атласу голубому

Шьют невидимые руки

К горизонту золотому

Ярко-пламенным осколком

Сходит солнце в час разлуки.

Тканью празднично-пурпурной

Убирает кто-то дали,

Расстилая багряницы,

И в воде желто-лазурной

Заметались, заблистали

Красно-огненные птицы... 14,378

В циклах "Вечеровые песни" и "На Сайме" (сборник "Венок") можно найти целый ряд примеров, которые фантастически преображают картины природы с помощью приемов метафорического стиля. Отдельную аналогию к этим картинам представляют некоторые фантастические пейзажи Гоголя ("Страшная месть"). "Тихо светит по всему миру: то месяц показался из-за горы. Будто дамасскою дорогою и белою, как снег, кисеею покрыл он гористый берег Днепра <...>. Те леса, что стоят на холмах, не леса: то волосы, поросшие на косматой голове лесного деда. Под нею в воде моется борода, и под бородою, и над волосами высокое небо <...>, ветер дергал воду рябью, и весь Днепр сребрился, как волчья шерсть среди ночи". [20,154]

Вообще Брюсов - не поэт природы. Среди русских символистов он - родоначальник "поэзии современного города". Городская поэзия символистов является особенно характерным выражением романтических устремлений современного искусства. Повседневность возникает перед нами здесь фантастически преображенной, таинственной и призрачной; это впечатление достигается с помощью метафорического "остранения" ее привычных, прозаических элементов. Современный город, по преимуществу ночной, с его электрическими фонарями и вертящимися вывесками, с его залитыми светом ресторанами, каменными многоэтажными домами и высокими фабричными трубами, железными вокзалами и звенящими трамваями, становится для поэта чудесным и загадочным, как уже в изображении более ранних романтиков ("Невский проспект" Гоголя, "Двойник и "Белые ночи" Достоевского, "Человек толпы" Эдгара По, "У окна" Гофмана и др.) Напомним для контраста изображение современного города в классической поэзии Пушкина: простое и точное описание, с любовью выделяющее художественно-существенные детали, не чуждающееся повседневности, реальных прозаических мелочей:

Встает купец. Идет разносчик.

На биржу тянется извозчик.

С кувшином охтенка спешит.

Под ней снег утренний хрустит... и т.д. [25,144]

Насколько в таком описании метафоры неуместны и невозможны, настолько существенную роль они играют в романтическом изображении фантастической и чудовищной повседневности Города. Прежде всего, из современных поэтов - в городской поэзии Эмиля Верхарна ("Villes tentacularies" - "Города со щупальцами"), учеником и истолкователем которого выступил В.Брюсов. У Брюсова многочисленные примеры таких описаний в сборниках "Риму и миру"[25,146] и "Венок":

Горят электричеством луны

На выгнутых длинных стеблях;

Звенят телеграфные струны

В незримых и нежных руках;

Круги циферблатов янтарных

Волшебно зажглись над толпой,

И жаждущих плит тротуарных

Коснулся прохладный покой... [13,450]

Или еще:

Кричат афиши, пышно-пестрые,

И стонут вывесок слова,

И магазинов светы острые

Язвят, как вопли торжества .

И с дальнейшей реализацией метафоры, непосредственно вводящей чудесное в объективный мир, после того, как появление его было подготовлено рядом соответствующих метафор:

Горите белыми огнями,

Теснины улиц! Двери в ад,

Сверкайте пламенем пред нами,

Чтоб не блуждать нам наугад!

Как лица женщин в синем свете

Обнажены, углублены,

Взметайте яростные плети

Над всеми, дети Сатаны!.. [13,414]

Переход от обычного романтического описания города, его призрачного и фантастического существования, к чудесному явлению из мира иной действительности совершается в городской поэзии Брюсова постоянно и незаметно - апокалиптические видения "последних дней" преследуют его именно в этой призрачной и чудовищной повседневности "Города". Сравните: "В дни запустений", "Последний день", "Слава толпе", "Духи огня", в особенности "Конь Блед":

Улица была - как буря. Толпы проходили,

Словно их преследовал неотвратимый Рок.

Мчались омнибусы, кебы и автомобили,

Был неисчерпаем яростный людской поток.

Вывески, вертясь, сверкали переменным оком,

С неба, с страшной высоты тридцатых этажей;

В гордый гимн сливались с рокотом колес и скоком

Выкрики газетчиков и щелканье бичей.

Лили свет безжалостный прикованные луны.

Луны, сотворенные владыками естеств.

В этом свете, в этом гуле - души были юны,

Души опьяневших, пьяных городом существ.

И внезапно - в эту бурю, в этот адский шепот,

В этот воплотившийся в земные формы бред,

Ворвался, вонзился чуждый, несозвучный топот,

Заглушая гулы, говор, грохоты карет.

Показался с поворота всадник огнеликий,

Конь летел стремительно и стал с огнем в глазах.

В воздухе еще дрожали - отголоски, крики,

Но мгновенье было - трепет, взоры были - страх!

Был у всадника в руках развитый длинный свиток,

Огненные буквы возвещали имя: Смерть...

Полосами яркими, как пряжей пышных ниток,

В высоте над улицей вдруг разгорелась твердь...[13,442]

Среди видений, населяющих призрачный и фантастический город, одно должно остановить наше внимание прежде других - это мимолетная встреча с незнакомой женщиной, таинственной Незнакомкой, в которой поэт-романтик прозревает свою единственную возлюбленную, сказочную невесту, Прекрасную Даму. (Ср. развитие этого мотива в "Невском проспекте" Гоголя и "Белых ночах" Достоевского.)

О, эти встречи мимолетные

На гулких улицах столиц!

О, эти взоры безотчетные,

Беседа белая ресниц!.. [13,412]

Описание этой встречи как таинственной и чудесной и самое преображение прекрасной встречной в загадочную Незнакомку совершается с помощью приемов метафорического стиля.

Она прошла и опьянила

Томящим запахом духов

И быстрым взором оттенила

Возможность невозможных снов.

Сквозь уличный железный грохот

И пьян от синего огня,

Я вдруг заслышал жадный хохот,

И змеи оплели меня.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

И в ужасе борьбы упорной,

Меж клятв, молений и угроз,

Я был опутан влагой черной

Ее распущенных волос. [13,331]

Ряд преображающих метафор, окружающих образ возлюбленной, обозначает вступление в мир иной реальности. Сходно по построению стихотворение "В ресторане": поэт узнает в незнакомой красавице свою таинственную Подругу. При этом повторяющиеся метафоры Незнакомки - "духи дышат", "шелка шепчутся тревожно" (ср. еще "дышишь черными шелками, распахнула соболя"). Содержание стихотворения, которому поэт придает такую значительность ("Никогда не забуду!..") - именно в этом раскрытии образа единственной возлюбленной, в сцене мистического признания:

Ты рванулась движеньем испуганной птицы,

Ты прошла, словно сон мой, легка...

И вздохнули духи, задремали ресницы,

Зашептались тревожно шелка.

Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала,

И бросая, кричала: "Лови!.." [13,25]

Итак, в современной жизни и в глубине веков поэт любил выявлять высокое, прекрасное и утверждал эти свойства в качестве устойчивых основ человеческого существования. [38, 226]













































2.3. Символ в поэзии А.Блока

Символизм как поэтическое направление получил свое название от особого вида метафоры. В прозаической речи мы обозначаем нередко душевное переживание метафорическим словом, первоначально принадлежащим внешнему миру, напр. "холодный дом", "мрачные мысли", "пустые мечты" и т.д. Символ есть частный случай метафоры - предмет или действие (т.е. обычно существительное или глагол), взятые для обозначения душевного переживания.

Народная песня имеет свою традиционную символику. Жемчуг обозначает горе (слезы); сорвать розу значит поцеловать девушку, вкусив ее любви.

Традиционной символикой пользуется и Александр Блок в лирической драме "Роза и Крест" (символика розенкрейцеров; сравните поэму Гете "Таинства"):

О как далек от тебя, Изора,

Тот, феей данный,

Тот выцветший крест! -

Цвети, о, роза,

В саду заветном...

...стой на страже, Бертран!

Не увянет роза твоя... [10,242]

Но в этом случае мы имеем уже пример индивидуального истолкования традиционного символа. Символика драмы Блока не может быть раскрыта в точных понятиях; например, роза = любовь, земное счастье; крест = страданье, отреченье. Его содержание гораздо шире и неопределеннее. Оно выражает сложное и индивидуальное переживание поэта-мистика, которое не может быть раскрыто в логически точной формуле и которое понятно лишь в образном своем выражении, в этом индивидуальном сочетании образов.

В поэзии символистов, основанной на индивидуалистическом подходе к мистическому переживанию, мы обычно встречаемся с индивидуальной символикой или с традиционными религиозными символами в новом, индивидуальном истолковании. В этом отношении лирика русских символистов обнаруживает глубокое сходство с поэтическим искусством немецких романтиков.

Поэтом символов по преимуществу является в современной русской лирике Александр Блок. Его поэтическая речь - это язык привычных иносказаний, как бы словарь условных таинственных знаков, которым он пользуется с исключительным искусством для выражения в поэтических символах мистических переживаний, непередаваемых в логически точных словах поэтического языка. Читая его произведения, мы можем составить себе такой словарь метафорических образов: "ночь", "мрак", "туманы" (особенно "голубые туманы"), "сумерки", "мгла", "ветер", "вьюга", "мятель", "заря", "рассвет", "лазурь", "весна", "дальняя страна", "дальний берег", - наконец, привычные метафоры страсти: "пламя", "костер", "вино", "кубок" и т.д. [21,65] В таких иносказаниях передаются события мистической жизни поэта; в особенности ранние "Стихи о Прекрасной Даме" образуют тонкое сплетение полупрозрачных намеков на иной, таинственный и невыразимый смысл:

Мы живем в старинной келье

У разлива вод.

Здесь весной кипит веселье,

И река поет.

И в предвестие веселий,

В день весенних бурь

К нам прольется в двери келий

Светлая лазурь.

И полны заветной дрожью

Долгожданных лет

Мы помчимся к бездорожью,

В несказанный свет [11,169].

Однако в более поздних стихах Блока присутствует таинственный двойной смысл, мистический задний фон, который углубляет всякое положение, сообщает ему иную, бесконечную перспективу; и здесь поэт обозначает с помощью метафорического иносказания соприкосновение двух миров, ощущение иной действительности, входящей в этот мир. Напр., стих. "Шаги командора" начинается привычными образами тумана за окном, глухой ночи, наступающего рассвета, значение которых двоится между вещественным и иносказательным, но может быть истолковано в реалистическом смысле, - до того места, где пение петуха "из страны блаженной, незнакомой, дальней" не предвещает появление призрака. 21,8

Учителем Блока в области поэтических иносказаний является Вл. Соловьев, которого справедливо называли первым русским символистом. В поэзии Соловьева мы находим почти все излюбленные символы Блока. Так, весна: "Еще незримая уже звучит и веет, дыханьем вечности грядущая весна"; лазурь: "о, как в тебе лазури чистой много и черных, черных туч". Вся в лазури сегодня явилась предо мною царица моя"73; заря: "Боролася заря с последними звездами"74; розы: "Свет из тьмы. Над глыбой вознестися не могли бы лики роз твоих"75; "дышали розами земля и неба круг"76; туман; дальний берег: "В тумане утреннем неверными шагами я шел к таинственным и чудным берегам"77; вьюги - иногда снежные, иногда знойные (ср. у Блока обычное сочетание "в снегах забвенья догореть"78): "в стране морозных вьюг, среди седых туманов явилась ты на свет"79; "Под чуждой властью знойной вьюги виденья прежние забыв"80; "Тает лед, утихают сердечные вьюги" и т.д. Однако у Соловьева символический образ обычно является в неподвижном и неразвитом виде, как постоянное метафорическое клише; в этом отношении его символы нередко приближаются по своему характеру к традиционной религиозной символике таких стихотворений, как "Песня Офитов" и "У царицы моей есть высокий дворец..." и т.д.

В юношеской поэзии Блока поэтические символы также неподвижны и шаблонны; разгадка метафорического иносказания в отвлеченном понятии не представляет труда:

Пусть светит месяц - ночь темна.

Пусть жизнь приносит людям счастье,

В моей душе любви весна

Не сменит бурного ненастья...10,3

Это наивная, отвлеченно-логическая символика типа "Чем ночь темней, тем ярче звезды", с откровенным указанием на иносказательный характер словоупотребления: "любви весна" - при том она "в моей душе" (ср. сказанное выше по поводу описания ночи у Гоголя: "толпы серебряных видений" возникают "в глубине души"). То же в другом стихотворении тех же годов, особенно близком символике Соловьева ("В тумане утреннем..."):

Я шел к блаженству. Путь блестел

Росы вечерней красным светом,

А в сердце, замирая, пел

Далекий голос песнь рассвета10,20.

Если в ранних своих Блок исходит из символики Вл. Соловьева, то на вершине своего творчества он дает нам те же символы в новом, индивидуальном употреблении, уже не в шаблонной и неподвижной форме образов-понятий, а в движении и развитии, в многообразном сочетании между собой, смелых и оригинальных отклонениях от словоупотребления прозаической речи. Несколько примеров пояснят законы его искусства.

Мы говорим в разговорном языке "холодное чувство", "холодное сердце". "Я победил холодное забвенье" (Бальмонт) - обычная прозаическая метафора. Блок обновляет эту метафору, возвращает ей жизнь, вернее, он создает оригинальный метафорический неологизм по типу привычной метафоры языка "снежное сердце", развивая дальше этот исходный символ: "сердце, занесенное снежной вьюгой":

И нет моей завидней доли -

В снегах забвенья догореть,

И на прибрежном снежном поле

Под звонкой вьюгой умереть.10,224

Развитие метафоры ведет при этом к ее реализации. Поэт уже не говорит, что "снежная вьюга - в сердце" (ср. "а в сердце, замирая, пел далекий голос песнь рассвета"). Снежная вьюга приобретает как бы самостоятельную жизнь, становится объективной реальностью, по крайней мере - реальностью поэтической. Родившись из "сердца" поэта, она заносит самого поэта. Поэт умирает "под звонкой вьюгой", "на снежном поле".

Символ "снежной вьюги", "мятели" сам по себе уже двойственного происхождения: он соединяет обновленную метафору типа "холодное сердце", "снежное сердце" с другим метафорическим рядом - он "поднял целую бурю", в "вихре страсти" и т.п. - откуда как метафорическое новообразование выражение Блока о своей любви: "вьюга", "мятель". Обыкновенно оба ряда соединены в постоянном символе "снежной вьюги". Так, в стихотворении "Сердце предано мятелям":

Я всех забыл, кого любил,

Я сердце вьюгой закрутил,

Я бросил сердце с белых гор,

Оно лежит на дне! 11, 251

Основная метафора "снежная вьюга" в свою очередь становится объектом дальнейшей метафоризации; напр.: "снежная вьюга" и дальше "снежный полог" - "завеса из серебра":

Нет исхода из вьюг

И погибнуть мне весело.

Завела в очарованный круг,

Серебром своих вьюг занавесила...11,250

Еще последовательнее эта особенность метафорического стиля приводится в стих. "Ее песни", где первоначальный символ "снежной вьюги" обрастает целым рядом новых метафор - "серебряная вьюга", "пряжа" из белых нитей, белый "рукав", которым снежная Дева обнимает поэта, наконец - "кружение вьюги", как "воздушная карусель" (обычнее: пляска, хоровод):

Рукавом моих мятелей

Задушу.

Серебром моих веселий

Оглушу.

На воздушной карусели

Закружу.

Пряжей спутанной кудели

Обовью. 11,220

Благодаря последовательному развитию метафоры целое стихотворение по своей теме становится метафорическим. Более того, даже целый цикл стихотворений озаглавлен "Снежная маска", целая книга - "Земля в снегу". Поэт рассказывает здесь о снежных вьюгах и мятелях, о снежной любви и снежной Деве, которые стали в его творчестве поэтической реальностью. Он пишет в предисловии: "И вот Земля в снегу <...>. И снега, затемняющие сияние Единой Звезды, улягутся. И снега, застилающие землю - перед весной. Пока же снег слепит очи и холод сковал душу, заграждает пути, издали доносится одинокая песня коробейника: победно-грустный, призывный напев, разносимый вьюгой".

Новое осложнение уже привычного символа мы имеем там, где с образом "снежной вьюги" соединяется третий метафорический ряд - образ "тройки", уносящей поэта или его счастье. Мы говорим в разговорном языке: счастье прошло, пронеслось, или жизнь промчалась. Блок подновляет старую метафору, создавая образ тройки, уносящей счастье:

Земное счастье запоздало

На тройке бешеной своей!

Если в этом отрывке источник метафорического иносказания обнажен ("счастье ... на тройке ... запоздало"), то в своем дальнейшем развитии метафора-символ становится темой целого стихотворения, приобретает до некоторой степени поэтическую реальность:

Я пригвожден к трактирной стойке.

Я пьян давно. Мне все равно.

Вон счастие мое на тройке

В сребристый дым унесено.

Летит на тройке, потонуло

В снегу времен, в дали веков...

И только душу захлестнуло

Сребристой мглой из-под подков...

В глухую темень искры мечет,

От искр всю ночь, всю ночь светло...

Бубенчик под дугой лепечет

О том, что счастие прошло...

И только сбруя золотая

Всю ночь видна... Всю ночь слышна...

А ты, душа... душа глухая...

Пьяным пьяна ... пьяным пьяна... 11,168

Соединение образа тройки, уносящей счастье, жизнь и любовь, и образа снежной вьюги, метели, заметающей сердце, дано в следующем ниже стихотворении. Тройка теперь уже не уносит счастье - она уносит самого поэта с его снежной подругой. Символ достиг своей последней реализации:

Вот явилась. Заслонила

Всех нарядных, всех подруг,

И душа моя вступила

В предназначенный ей круг.

И под знойным снежным стоном

Расцвели черты твои.

Только тройка мчит со звоном

В снежно-белом забытьи.

Ты взмахнула бубенцами,

Увлекла меня в поля...

Душишь черными шелками,

Распахнула соболя...

И о той ли вольной воле

Ветер плачет вдоль реки,

И звенят, и гаснут в поле

Бубенцы да огоньки?.. 11,254

Мы сказали бы в прозаической речи: "она засветила меня своей любовью, умчала, увлекла за собой". Но метафора-символ имеет свои художественные законы, когда последовательно развивается - из просто иносказания в поэтическую тему. Поэтому нелегко ответить относительно такой разросшейся метафоры, что означает "тройка" в приведенных выше стихотворениях, и, тем более - что обозначают "бубенцы" и "золотая струя". Раз появившись, символический образ развивается по своим внутренним законам, и логическая точность и неподвижность отвлеченного понятия уже не может следовать за этим индивидуальным и динамическим развитием. Но символическое значение этого образа непременно просвечивает сквозь его поэтическую реальность. Недаром писатели-реалисты, например, Городецкий, в своем литературном манифесте, направленном против символизма и мистики ("Аполлон", 1913, № 1), восставая против символизма как поэтического метода, негодующе указывали на Блока и требовали от молодых поэтов реальной тройки, а не символической91. В то же время литературные староверы, не привыкшие к языку иносказаний, чтение которых сделалось для нас совершенно привычным и легким, нередко жаловались на непонятность поэзии Блока. Мы вспоминаем письмо в редакцию "Биржевых Ведомостей", присланное сравнительно не так давно (в 1909 году), автор которого спрашивал, какой смысл имеет стихотворение молодого "декадента", отличающееся такими непонятными словами:

Ты так светла, как снег невинный.

Ты так бела, как дальний храм.

Не верю этой ночи длинной

И безысходным вечерам...

Однако это стихотворение по своей еще очень примитивной символике приближается к старой схеме неподвижных метафор, понятий типа: "Чем ночь темней, тем ярче звезды". Гораздо больше затруднения для прозаического "понимания" образуют, конечно, такие непривычные в разговорной речи и смелые метафорические новообразования, как приведенные выше стихи: "Я бросил сердце с белых гор, оно лежит на дне" и мн. др.

Вывод:

- Александр Блок прожил короткую жизнь – всего сорок лет, но творческий путь его с поистине необычайной яркостью, глубиной и искренностью отразил сложнейшие годы в судьбе его Родины. (« Я лучшей доли не искал…» ( 42,с. 5) Лирика Блока - явление уникальное. При всем многообразии её проблематики и художественных решений, при всем отличии ранних стихотворений от последующих – она выступает как единое целое, как одно развернутое во времени произведение, как отражение пройденного поэтом «пути».

- язык иносказаний в поэзии Блока представляет лишь пример последовательного применения художественных тенденций, одинаково заложенных в творчестве всех символистов.



Выводы по II главе:

Анализируя вышесказанное можно сделать вывод, что лексические и синтаксические средства выразительности в поэзии В. Брюсова, А.Блока очень разнообразны. Стоит отметить их активное употребление авторами в своём творчестве. Использование метафор и символов позволяет поэтам - символистам оказывать на читателя эмоциональное, эстетическое воздействие, описывать внутренний мир человека и состояние человека. Сложные, замысловатые слова и выражения, – есть неподкупный стиль поэтов - серебрянщиков. Своеобразие, то есть оригинальность творчества авторов заставляет читателя невольно перечитать и ещё раз окунуться в разнообразный, интересный ,красочный мир их произведений.

Заключение

В лирике поэтов Серебряного века мы видели различные видоизменения поэтики иносказаний. Мы говорили, что родовые черты символизма как литературной школы обнаруживаются у отдельных поэтов-символистов индивидуальными особенностями, составляющими их неповторимое своеобразие. Однако за этими индивидуальными возможностями с совершенной оригинальностью выступают родовые черты романтической поэтики, образующие стройную и внутренне связанную художественную систему. К этой системе мы постарались подойти в одном из наиболее существенных ее стилистических признаков. Мы определили искусство романтизма как "поэтику метафоры" и в новом жизненном сознании поэтов-мистиков отыскали глубочайшие источники метафорического стиля.

Проведя анализ и синтез средств языковой выразительности в поэзии Серебряного века, следует подчеркнуть, что выразительность речи в творчестве может создаваться как языковыми единицами лексических групп (экспрессивно-окрашенной лексикой, обиходно-бытовой лексикой, неологизмами и т.д.), если их умело, своеобразно использует автор, так и образными средствами языка (эпитетами, олицетворениями, метафорами, и т.д.), синтаксическими фигурами (инверсией, анафорой, обращениями и т. д.). Стоит отметить, что особое место в лирике Брюсова и Блока занимают метафоры и символы, отражающие эмоции лирического героя, помогающая выявить основной замысел авторов.

В их стихах и любовь, и нежное чувство природы, выраженное точными сравнениям, и ликующее чувство любви к этой красоте вокруг, и грусть. Именно в этих чувствах, действиях, порывах поэты Серебряного века так тонко использовали синтаксические и лексические средства, которые наполняют их творчество и делают его современным.

Список использованной литературы


  1. http://magazines.russ.ru/nlo/1999/35/zhir.html

  2. Агеносов В., Анкудинов К. Современные русские поэты.- М.: Мегатрон, 1997. – 88с.

  3. Анненский И. Стихотворения и трагедии. Л., 1990. С. 146.

  4. Ахматова А. Стихотворения и поэмы. Л., 1976. С. 62.

  5. Бальмонт К. Собр. соч.: В 2 т. М.: Терра, 1994. Т. 1. С. 21.

  6. Бальмонт К. Собр. соч.: В 2 т. Т. 1. С. 271-272.

  7. Бальмонт К.Д. Стихотворения. Л., 1969. С. 148.

  8. Баратынский Е. Полн. собр. стихотворений. Л.,1989. С. 112.

  9. Белый А. Звезда. Новые стихи. Пб., 1922. С. 67.

  10. Блок А. Собр. соч.: В 8 т. Т. 2. С. 211.

  11. Блок А. Собр. соч.: В 8 т. Т. 4. С. 205-206.

  12. Блок А. Собр. соч.: В 8 т.М.; Л., 1963. Т. 4. С. 176.

  13. Брюсов В. Собр. соч.: В 7 т. М., 1973. Т. 1. С. 374..

  14. Брюсов В. Ук. соч. Т. 1. С. 315. Эпиграф к: Блок А. Стихи о Прекрасной Даме. М., 1905. С. 5.

  15. Валгина Н.С. Синтаксис современного русского языка: Учебник, Издательство.: «Агар» , 2000. 416 с.

  16. Введенская Л.А. Риторика и культура речи/ Л.А. Введенская, Л.Г. Павлова. – Изд. 6-е, дополненное и переработанное. – Ростов – на – Дону: Изд – во «Феникс», 2005. – 537 с.

  17. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. Л., 1940. С. 180-181.

  18. Власенков А.И. Русский язык: грамматика. Текст. Стили речи: учеб.для 10-11 кл. общеобраз. Учреждений/ А.И. Власенков, Л.М. Рыбченкова. – 11 –е изд.- М.: Просвещение, 2005. – 350 с., с. 311

  19. Выразительные средства синтаксиса. Видеотьютор по русскому языку. - http://videotutor-rusyaz.ru/uchenikam/teoriya/336-vyrazitelnyesredstvasintaksisa.html- 2011-2014 г.

  20. Гоголь Н.В. Собр. соч.: В 6 т. М., 1959. Т. 1.С. 64.

  21. Жирмунский В. Поэзия Александра Блока. Пб., 1922. С. 43-44.

  22. Жирмунский В.М. Байрон и Пушкин. Л., 1978. С. 186.

  23. Жирмунский В.М. Введение в литературоведение. Курс лекций. СПб., 1996. С. 411-412.

  24. Жирмунский В.М. Введение в литературоведение. С. 314-315;

  25. Жирмунский В.М. Драма Александра Блока "Роза и Крест". Литературные источники // Жирмунский В.М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика. С. 307-308.

  26. Жирмунский В.М. Немецкий романтизм и современная мистика. С. 202-207.

  27. Жирмунский В.М. Немецкий романтизм и современная мистика. СПб, 1996. С. 61.

  28. Иванов Вяч. Стихотворения. Поэмы. Трагедия: В 2 т. СПб., 1995. Т. 1. С. 381.

  29. Ипполитова Н.А., Князева О.Ю., Саввова М.Р. Русский язык и культура речи: учеб./ под ред. Н.А. ипполитловой. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. – 440 с

  30. Краткий словарь литературоведческих терминов. Л. Тимофеев, Н. Венгров. Издательство « Учпедиз », М., - 1963

  31. Кузмин М. Избранные произведения. Л., 1990. С. 32.

  32. Лингвистический энциклопедический словарь. Под редакцией профессора В.Н. Ярцева. «Советская энциклопедия», М.,- 1990 г.

  33. Литература в школе. Научно – методический журнал. М., 1996.

  34. Мещерякова М.И. Литература в таблицах .- М.: Айрис – пресс, 2006.- 224 с. , 147

  35. Недорезова М. Г. Средства выразительности речи ,Санкт-Петербург 2007-2014 г.

  36. Некрасов Н. Крестьянские дети // Некрасов Н.А. Полн. собр. соч.: В 15 т. М.; Л., 1968. Т. 2. С. 120.

  37. Николаев А. И. Основы литературоведения «Лексические средства выразительности»: учебное пособие для студентов филологических специальностей. – Иваново: ЛИСТОС, 2011.

  38. Поэзия серебряного века в школе: Книга для учителя/ Авт.- сост. Е.М. Болдырева, А.В. Леденев. – М.: Дрофа, 2001.- 384с., с.203

  39. Русская литература ХХ века. 11 кл.: Учеб. для общеобразоват. учеб. заведений. – В 2 ч. Ч.1/ В.В. Агеносов и др.; Под ред. В.В.Агеносова. – 4-е изд. – М.: Дрофа, 1999. – 528 с.: ил.

  40. Соловьев В. Стихотворения и шуточные пьесы. Л., 1974. С. 64.

  41. Сологуб Ф. Стихотворения. Л., 1975. С. 223.

  42. Творчество А.Блока в письмах, дневниках, воспоминаниях)/ Сост., очерки и комм. В.П. Енишерлова. – М.: Правда, 1988, 560 с., 8 ил. ,

  43. Толковый словарь русского языка. в 4-х томах. Под редакцией профессора Д.Н. Ушакова. Издательство «Терра», М., - 1996 г.

  44. Тургенев И.С. Полн. собр. соч. и писем: В 28 т. М.; Л., 1963. Т. 5. С. 234-235.

  45. Федоренко Л.П. Анализ теории и практики методики обучения русскому языку: Учебное пособие. Курск, 1994. – 203 с.

  46. Фет А.А. Стихотворения и поэмы. Л., 1986. С. 443.

  47. Шкловский В. Искусство как прием //Поэтика. Пгр., 1919. С. 101-114.

  48. Энциклопедический словарь юного литературоведа/ Сост. В.И.Новиков. – М.: Педагогика, 1988. – 416 с.: ил., с. 367


Средства языковой выразительности в лирике поэтов Серебряного века
  • Русский язык и литература
Описание:

 

Словосочетание «серебряный век» - устойчивая историко-культурная метафора, возникшая в кругах русских писателей – эмигрантов, которые считали себя наследниками богатейшей культуры рубежа XIXXX веков. Появившись по аналогии с понятием «золотой век», обозначавшим пушкинский период русской литературы, новая историко-литературная формула вскоре стала использоваться по отношению ко всему художественному и духовному наследию российской культуры начала ХХ века.

  Актуальность избранной темы подтверждается тем, что интерес к изучению поэзии серебряного века  и к средствам создания выразительности и образности в поэтических текстахсимволистов, акмеистов, футуристов  никогда не ослабевал.

Автор Гамова Оксана Владимировна
Дата добавления 05.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 3317
Номер материала 34532
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓