Главная / Иностранные языки / СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ДЕЙКСИСА В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ДЕЙКСИСА В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ




МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ им. М.АКМУЛЛЫ



КАФЕДРА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ И ПЕРЕВОДА




КАДИКОВ ДМИТРИЙ ВАДИМОВИЧ


СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ДЕЙКСИСА В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ


КУРСОВАЯ РАБОТА








Научный руководитель:

к.ф.н., доцент, Д.М.Сулейманова







Уфа 2014

Содержание

Введение …...................................................................................................3

Глава I. Теоретический аспект изучения дейксиса...................................6

1.1. Из истории изучения дейксиса..............................................................6

1.2. Понятие дейксиса...................................................................................7

1.3. Способы выражения дейксиса............................................................11

1.4.Современные проблемы теории дейксиса..........................................16

Глава II. Анализ дейктической информации...........................................20

2.1. Примеры на выявление видов и средств выражения дейксиса в английском языке...................................................................................................20

2.2. Относительная и абсолютная ориентация / дейктическое и недейктическое понимание высказывания..........................................................28

Заключение.................................................................................................31

Список использованной литературы.....................................................33








Введение

Любое высказывание, так или иначе соотносится с внеязыковой действительностью, в которой оно порождается. Эта соотнесенность может осуществляться либо путем описания объекта, на который обращается внимание слушающего, либо путем указания на него посредством жеста или функционально-эквивалентной ему единицы языка (слова). Одной из разновидностей указания в языке является дейксис. Вслед за В.А. Виноградовым [Виноградов 1990] под дейксисом мы понимаем функцию языковой единицы, выражаемую лексическими и грамматическими средствами, служащую для актуализации компонентов ситуации речи и компонентов денотативного содержания высказывания, что соответствует определению, принятому в современной лингвистике.

Тема курсовой работы — «Средства выражения дейксиса в английском языке» является актуальной, так как дейксис представляет собой один из древнейших и наиболее фундаментальных механизмов человеческого языка,

а также используется почти в каждом высказывании. Данная работа представляет собой продукт анализа теоретического и практического материала. Теоретической основой исследования послужили труды Дж. Лайонза, К. Бюлера, Б.А. Успенского, Ю.Д. Апресяна, Ч. Филмора и др.

Целью исследования явилось описание дейктической информации, а также особенности и анализ реализации дейктических средств выражения в высказываниях и предложениях. В соответствии с целью решаются следующие задачи:

  1. изучить историю дейксиса;

  2. раскрыть понятие дейксиса;

  3. выявить способы его выражения;

  4. рассмотреть современные проблемы теории дейксиса;

  5. привести примеры и выполнить анализ изученной дейктической информации.

Предметом исследования в данной работе является анализ дейктической информации выявляющей средства выражения дейксиса в языке. Объектом — дейксис и его средства выражения в английском языке.

В данной работе были использованы такие методы как дедуктивный — метод перехода от общей теории к практике, метод наблюдения и выборки для выделения примеров из исследуемой литературы, метод описания, для фиксации выявленных примеров и последующего объяснения особенностей их использования.

Теоретическая значимость состоит в том, что работа вносит вклад в теорию дейктической информации. Практическая значимость, таким образом, объясняется тем, что результаты работы могут быть использованы при составлении лекционных и семинарских занятий в ВУЗах, при написании пособий в школах на практические занятия при изучении дейктических единиц.

Материалом исследования послужила художественная англо-язычная литература — С. Кинг, И. Шоу, Б. Стокер и др.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, определяется цель работы, ставятся задачи, необходимые для ее достижения, приводятся основные методы исследования, использованные в процессе работы, а также выделяется структура курсовой работы.

В основной части рассматриваются вопросы истории изучения дейксиса, определяется понятие дейксиса, виды и трудности, связанные с ним, проводится анализ дейктических видов и средств выражения в английском языке и условий их реализации в переводе.

В заключении подводятся итоги проделанной работы и приводятся необходимые выводы, сделанные в результате анализа исследуемой литературы.

Список литературы включает использованную в ходе написания работы научную и художественную литературу по исследуемой проблеме.


Глава I. Теоретический аспект изучения

дейксиса

1.1. Из истории изучения дейксиса

Понятие дейксис известно с античных времен, но в новое время внимание к нему привлек немецкий индоевропеист К. Бругманн. На работу Бругманна опирался известный немецкий психолог и лингвист К. Бюлер, который в своей книге «Теория языка» много места посвятил исследованию дейксиса. Бюлер первым указал на два явления, производные от собственно дейксиса: анафору и Deixis [Бюлер 1993].

В последнее время изучение дейксиса из чисто теоретического все больше опирается на эмпирическое изучение дейктических средств в языках мира. Собраны большие корпусы данных по дейктическим средствам различных языков. Так, в сборнике «Местоименные системы», [Виземанн 1987] собран богатейший материал по многим языкам различных ареалов, в том числе малоизученных — Амазонии, Новой Гвинеи, Африки и т. д. Местоимения как одно из основных дейктических средств представляют собой наилучший полигон для исследований дейктических механизмов.

Понятие «дейксис» известно с античных времен и уже тогда были выделены различные виды дейктической категории.

В современной лингвистике постепенно формируется типология языков с точки зрения использования дейктических видов. Так, Ю.Д. Апресян противопоставляет два типа языков с точки зрения того, какой момент времени принимается за основу при письменной коммуникации – момент создания сообщения или момент его получения адресатом. [Апресян 1986] Подробно исследованы дейктические системы отдельных языков. Иногда в семантических теориях дейктические выражения рассматриваются как отличающиеся от «нормальных» языковых единиц, значение которых не зависит от контекста. В действительности же очень широкий круг языковых единиц имеет дейктические компоненты.

В процессе исследования способы анализа дейксиса, а соответственно и его классификации, эволюционировали. Р. Брехт выделяет эндофорический и экзофорический виды дейксиса в зависимости от центра ориентации высказывания. [Брехт 1974] Р. Лакофф предлагает делить дейксис на темпорально-локальный, дискурсный и эмоциональный. [Лакофф 1974] Ч. Филлмор описывает личный, пространственный, временной, социальный и дискурсный дейксис. [Филлмор 1982] При этом исследователь не связывает дискурсный дейксис непосредственно с текстом. По его мнению, в языке среди средств, выражающих дискурсный дейксис, различаются средства для устного и письменного вариантов языка.

Г. Рау различает экстралингвистический дейксис, дейксис отношения к вымыслу, дейксис конструктивных фантазий, текстовый дейксис, аналогический дейксис, неэгоцентричный дейксис и анафорический дейксис. [Rauh 1983] К. Бюлер в своей известной работе, основываясь на функциональном принципе, различает три типа дейксиса: дейксис видимый (указание на то, что находится в поле зрения говорящего), дейксис контекстуальный (анафорический, содержащий указание к ранее употребленному слову) и дейксис представления (указывающий на то, что отсутствует в поле зрения говорящего и не упомянуто в контексте, но известно собеседникам). [Бюлер 1993]

Персональный, локативный и темпоральный дейксис, который выделяет О.Г. Бондаренко [Бондаренко 1998] непосредственно связан с указанием на компоненты ситуации: коммуникантов, место и время общения.

1.2. Понятие дейксиса

Дейксис (греч. “указание”), использование языковых выражений и других знаков, которые могут быть проинтерпретированы лишь при помощи обращения к физическим координатам коммуникативного акта — его участникам, его месту и времени, выражаемые лексическими и грамматическими средствами, служащие для актуализации компонентов ситуации речи и компонентов денотативного содержания высказывания. [ЛЭС 1990: 180] В собственном смысле слова дейксис представляет собой явление диалогической речи, предполагающей участие говорящего и слушающего, меняющих свои позиции в процессе общения, вместе с тем существует так называемый «вторичный дейксис», который не связан непосредственно с речевой ситуацией и представляет собой трансформацию первичного дейксиса в особом речевом режиме.

Дейктическими принято называть слова, которые соотносятся со своими обозначаемыми не непосредственно, но в процессе коммуникации, т. е. не в языке, а в речи — через речевой акт. Явление дейксиса состоит в том, что слово соотносится со своим обозначаемым через указание на речевой акт. [Успенский 2011] Указание на речевой акт осуществляется в диалогической речи как ориентация на актуального или потенциального говорящего, что в свою очередь отвечает различению 1-го, 2-го и 3-го лица (I, you, he, she, it) Дейксис всегда предполагает указание на лицо — в диалогической речи им является один из участников коммуникации. В случае личных местоимений это указание не сопровождается никакой дополнительной информацией. Во всех прочих случаях дейктическая референция содержит ту или иную информацию, которая определяется (в диалогической речи) именно через указание на актуального или потенциального участника коммуникации, т. е. предполагает ориентацию на 1-е, 2-е или 3-е лицо.

В наиболее типичном случае указание на лицо сопровождается указанием на время и место, так задаются пространственно-временные координаты, в рамках которых описываются сообщаемые события. Иногда указание на время и место признается основной функцией дейксиса, вот что пишет об этом Дж. Лайонз: “...The basic function of deixis is to relate the entities and situations to which reference is made in language to the spatio-temporal zero-point – the here and now of the context of utterance”[Lyons 1990: 41] К. Бюлер определял дейксис как «указательное поле», представляющее собой пространственно-временную систему координат, построенную относительно субъекта восприятия. Таким образом, временные и пространственные характеристики определяются относительно того или иного участника коммуникации, т. е. оказываются представленными в его перспективе. Иначе говоря, указание на лицо (в том случае, когда оно формально выражено) дается непосредственно, тогда как указание на время или место события (явления), производится через указание на лицо.

Примером дейктической референции, не связанной непосредственно с пространственно-временными параметрами высказывания, может служить указание на определенность упоминаемого объекта. Грамматическим средством выражения определенности служит определенный артикль, сходную роль играют местоименные дефиниции, такие как this и that, которые различаются при этом по степени удаленности от говорящего. Определенный артикль обычно предполагает ориентацию на адресата. Так он указывает, что говорящий предполагает способность слушающего идентифицировать объект, о котором идет речь. Таково общее определение дейксиса, в частности первичного.

Что касается дейксиса вторичного, то он представляет собой преобразование первичного дейксиса при изменении параметров речевой деятельности. Это дейксис пересказа, в том числе художественного повествования, его еще называют нарративным дейксисом или дейктической проекцией. [Апресян 1986] При вторичном дейксисе соотнесение с речевым актом осуществляется непрямым (опосредованным) образом, т. е. субститутом говорящего оказывается герой повествования или же имплицитно присутствующий в нем (в повествовании) наблюдатель. [Успенский 2011] Отметим, что если при первичном дейксисе возможна ориентация как на говорящего, так и на слушающего, а иногда также и на того, о ком идет речь, в случае вторичного дейксиса персонаж или наблюдатель как объект дейктической референции замещает именно говорящего. Таким образом повествование строится относительно представителя говорящего, который отличается от говорящего, но выполняет его функции. Падучева пишет об этом: «Субъект вторичного дейксиса — это лицо, которое в некоторых отношениях подобно говорящему. Мы называем говорящего субъектом первичного дейксиса, поскольку он имеет право идентифицировать объекты и участки пространства (указывать их) через местоположение самого себя, а отрезки времени — через их отношение к своему настоящему моменту. В этом смысле наблюдатель, субъект вторичного дейксиса, полностью подобен говорящему» [Падучева 2008: 275]

Вторичный дейксис предполагает либо анафорическое или катафорическое употребление слова, т. е. когда слово употребляется не для прямого указания на объект или явление, а для отсылки к объекту или явлению, который уже был упомянут в предшествующем тексте или будет упомянут в дальнейшем [Апресян 2009], либо ссылку на персонажа или же наблюдателя, который при этом отличается от говорящего или пишущего, т. е. создателя высказывания.

В нарративе, где нет противопоставления по лицу, дейксис выражается указаниями на место, время, определенность и т. п. Вообще вторичный дейксис представляет собой виртуальное указание на основные параметры речевого акта. [Успенский 2011] Так, например, если в диалогической речи (первичный дейксис) указание на темпорально-локальные параметры осуществляется через указание на лицо, то в нарративном тексте (вторичный дейксис), напротив, указание на лицо, относительно которого строится повествование, осуществляется через относящиеся к нему темпорально-локальные (пространственно-временные) характеристики.

Далее рассмотрим непосредственно средства с помощью которых собственно и выражается дейксис в английском языке.

1.3. Способы выражения дейксиса

Существуют разные принципы классификации дейксиса, например в зависимости от предмета указания различают дейксис лица, времени и места; от степени участия воображения — анафора, наглядный и мысленный дейксис. Но основными средствами выражения (обозначения) дейксиса в высказывании являются дейктики, они же указатели, шифтеры, эгоцентрики и т. д. [Fillmore 1982; Якобсон 1972 и др.] Значение дейктиков подвижно и зависит от речевой ситуации, т. е. ее участников, времени и места высказывания.

Итак дейктиками называются языковые способы выражения дейксиса. К наиболее типичным дейктикам относятся личные местоимения первого и второго лица (I/we, you), наречия места и времени (here, now, there, then), указательные местоимения (this/these, that/those). А также разнообразные языковые формы и категории, некоторые глаголы, например, come, go, bring, fetch, take, но верным будет подчеркнуть, что действия выражаемые этими глаголами должны быть привязаны к ориентиру, а также указывать на местоположение адресанта речи; некоторые прилагательные типа far, far away, near, nearby, left, right, front, back, opposite, remote, close, next, previous, distant и т. д. Здесь следует отметить, что эти прилагательные могут иметь как дейктическое, так и недейктическое прочтение, т. е. абсолютный и относительный дейксис, трудности разграничения которого рассмотрим немного позже; наречия и наречные словосочетания типа today, tonight, tomorrow, the day after tomorrow, yesterday, the day before yesterday. Сюда же примыкают другие показатели времени типа this/last/next/previous week (month, year etc); некоторые предлоги и предложные сочетания типа across, beyond, over, in front of, behind, in the bank of etc. На них также распространяется вывод о возможности дейктического и недейктического их употребления; некоторые имена существительные типа passer-by, spectator, onlooker, participant, passenger, customer, driver, tourist etc. На дейктический характер таких имен указывает временный, переменчивый характер членов их денотативных классов. Например, вышедший из дома и направляющийся к остановке человек будет называться pedestrian, тот же самый, едущий в автобусе, будет называться passenger, он же в магазине — customer и т. д.

Наиболее очевидна дейктическая функция у грамматической категории времени. Видовременная форма глагола выбирается говорящим с учетом соотнесения времени события, о котором идет речь, с моментом речи.

Опираясь на все вышеизложенное мы можем выявить основные типы дейксиса, посредством которых он выражается в предложениях (в тексте) и в высказываниях (в диалоге), а именно: темпорально-локальный (пространственный, временной), предметный (личный/персональный). Все это в совокупности также является средствами выражения дейксиса, в нашем случае, в английском языке, но это лишь наиболее распространенные, существует множество других. Рассмотрим более подробно выявленные.

Персональный дейксис в сущности является частным случаем более широкого явления — предметного дейксиса. Немаркированными средствами выражения предметного дейксиса являются жесты (рукой, головой, глазами и т. п.), т. е. указывает на предмет ситуации/обсуждения, посредством третьего лица. Также он может осуществляться и без помощи жестов, если используются специализированные дейктические средства (местоимения 1-го, 2-го и 3-го лица) В английском языке предметный дейксис (или дейксис лица) выражается с помощью указательных местоимений I/you — указывает на говорящего и слушающего, а также this, that.

Темпорально-локальный дейксис является основным типом, устанавливающим корреляции между местом и временем произнесения высказывания и формой дейктика. Сюда относятся, например, такие правила, как употребление this/these в отношении объектов, находящихся в непосредственной пространственной или временной близости от говорящего, а употребление that/those для обозначения объектов, находящихся в пространственном и временном отдалении от говорящего. Аналогично с другими ядерными дейктиками (центральными представителями класса): here и now – временная и пространственная близость к говорящему; there и then — временная и пространственная отдаленность от говорящего; I и you — контакт участников коммуникативного акта, следовательно, их пространственная и временная совмещенность; he, she, it, they — лица и предметы, находящиеся вне зоны коммуникативного контакта, следовательно, пространственная и/или временная отдаленность от участников коммуникативного акта.

Итак, выделяются временной и пространственный дейксис. Они имеют черты сходства, и черты различия. Начиная с Г. Рейхенбаха, временной дейксис описывается с помощью трех понятий: времени данной речи (speech time), времени события (event time) и точки отсчета во времени (reference time). В высказывании типа Петя читает роман все три временных точки совпадают. В высказывании Петя читал роман точка отсчета совпадает с временем речи, а время события предшествует ей. Наконец, в высказывании Когда я пришел, Петя уже прочитал роман все три точки раздельны: время события (прочтение романа) предшествует точке отсчета (времени моего прихода), а точка отсчета предшествует времени речи. [Апресян 2011] В свое время В. Эрих [Ehrich 1982] сделала попытку распространить эти временные понятия на пространственный дейксис. Она различает «место говорящего» (place of the speaker), т. е. то место, которое «физически им заполняется»; «денотативное пространство» (denotation space), т. е. пространство, которое говорящий обозначает дейктическим выражением; и «точку отсчета в пространстве» (reference space), т. е. пространство, относительно которого определяется денотативное пространство. Эти три участка пространства не совпадают друг с другом, по-видимому, только в случае вторичного дейксиса. Например: Лунин решил вернуться в Петербург. Там были его товарищи. Место говорящего в данном случае может быть расположено где угодно, например в Москве. Денотативным пространством является Петербург, а точкой отсчета — Варшава, где находился Лунин, когда принимал это решение. [Апресян 2011] Принято различать две системы пространственного дейксиса: «distance-oriented» и «person-oriented». В первом случае имеет место ориентация на говорящего, т. е. различается относительная степень близости к говорящему (здесь/там, этот/тот и т. п.). Во втором случае имеет место ориентация не только на говорящего, но и на других участников коммуникации. Пример ориентации на слушающего приводит К. Бюлер: «Если я предстану перед строем гимнастов в качестве тренера, то я буду выбирать команды вперед, назад, направо, налево в соответствии не со своей, а с чужой системой ориентации.» [Бюлер 1993: 95]

Временные характеристики более характерны для дейксиса, нежели характеристики пространственные, показательно, что дейктические временные характеристики получают формальное (грамматическое) выражение в грамматических категориях времени и вида. Это обстоятельство, возможно, связано с принципиальным различием времени и места при коммуникации: говорящий и слушающий в нормальном случае существуют в одном и том же времени, но при этом они находятся в разных местах, которые могут объединяться или же противопоставляться одно другому. Слушающий может включаться в пространство говорящего или же выключаться из него; иначе говоря, пространство слушающего может объединяться с пространством говорящего (например, когда мы говорим вот здесь у тебя... и т. п.) или же противопоставляться ему (например, когда мы говорим вон там у тебя...).

Таким образом временные характеристики непосредственно связаны с говорящим и всегда имеют к нему отношение, в случае же пространственных характеристик может иметься в виду либо точка зрения говорящего, либо противопоставленная ему точка зрения слушающего. Поэтому ориентация на слушающего возможна лишь при пространственном дейксисе и не может иметь место при дейксисе временнoм.

Рассмотрим еще одну не менее важную категорию дейксиса, присущую в частности английскому языку, средства выражения которой разнообразны, речь пойдет об эмотивном дейксисе. Эмотивный дейксис представляется как указание на вербализованные эмоции как в письменной, так и в устной речи, ориентированные в основном на личность характера. [Исхакова 2011] Эмотивный дейксис (он же эмоциональный) объясняет использование тех или иных дейктиков как результат аффекта говорящего или его негативного отношения к сообщаемому. Так например that, вопреки своему темпорально-локальному значению часто используется говорящим для обозначения частей собственного тела, вызывающих у него неудовольствие или другие отрицательные эмоции: Look at that dishevelled hair of mine! That используется и для выражения отрицательного отношения к лицам: I don`t like that husband of yours.

Средствами выражения эмотивного дейксиса являются эмотивные лексические единицы, именуемые эмотивами-демонстративами, эмотивами-знаками, эмотивными указателями, эмотивами-дейктиками или эмотивными эгоцентрическими спецификаторами. Таким образом представителями эмотивов-символов являются аффективы: междометия, эмоционально-оценочные прилагательные; единицы из ряда ненормативной лексики; усилительные наречия, выступающие в сочетании с прилагательными, для увеличения экспрессивности; формообразующий суффикс -est-, словообразовательный префикс -un и уничижительный аффикс -ish. (pleasantest, handsomest, unkind, foolish etc.); коннотативы с увеличительной экспрессивностью, в английском языке, например это наречия: absolutely, terribly, extremely, awfully, very etc; инверсия, повторение одной и той же фразы с разной интонацией, также является демонстрацией эмоциональности; эмотивы-образы, к ним относят в основном словосочетания в виде различных тропов или фразеологизмов.

Более подробно о выше указанном рассмотрим во второй главе.

1.4. Современные проблемы теории дейксиса

Одна из актуальных проблем в теории дейксиса — это вопрос о том, что включает в себя понятие дейксиса. Затрагивая вопрос, связанный с проблемами теории дейксиса мы понимаем, что его осмысление велось многими лингвистами, психологами и философами, соответственно отсутствует единообразие мнений, что само по себе является проблемой. Это подтверждает разнообразие классификаций (категорий/видов) дейксиса, приведенных в первом параграфе нашего исследования. Но не будем рассматривать их разнообразие, выделяя и определяя некоторые его дополнительные виды, такие как социальный и ролевой дейксис, например, а также текстовый, дискурсивный, анафору и т. п.

Предоставляется возможным рассмотреть частный аспект, связанный со сложностью выявления дейксиса в тексте и в высказываниях, речь пойдет об относительной и абсолютной ориентации со значением пространственного указания.

Итак, дейктические слова со значением пространственного указания могут выступать вне дейктического контекста, т. е. безотносительно к точке зрения участников коммуникации или какого бы то ни было их представителя.[Успенский 2011] Ю.Д. Апресян пишет следующее: «Возможны два типа ориентации предмета А относительно предмета В с помощью такого слова — относительная и абсолютная ориентация.» [Апресян 1995: 110] Первой соответствует так называемая дейктическая ориентация (стратегия понимания), второй — недейктическая. Например, во фразе Перед машиной стояла девушка предлог перед может выражать указание на точку зрения говорящего или слушающего, тогда это первичный дейксис, или же на точку зрения виртуального наблюдателя, о чем упоминалось выше, в этом случае это вторичный дейксис, помимо того, слово перед может выражать положение девушки относительно машины (ее передней части), безотносительно к позиции какого бы то ни было наблюдателя (актуального или виртуального), в этом случае мы вообще не можем говорить о дейксисе.

Ч. Филмор иллюстрирует различие между дейктическим и недейктическим указанием, сравнивая фотографию и скульптуру: фотографическое представление человеческой фигуры и скульптурное изображение этой же фигуры. Как отмечает Филмор: «The sculpture does not represent any particular observer`s point-of-view, but the photograph does. The photograph does because the camera has to be positioned at a particular place in front of or to the side of, above or below, or on the same level as, the model». [Fillmore 1975: 16]

Это различие наглядно проявляется в таких словах как правый и левый, а также справа и слева, направо и налево и т. п. Определение позиции как «правой» или «левой» может устанавливаться по отношению к говорящему или замещающему его наблюдателю. Соответствующие оценки зависят тогда от положения говорящего (наблюдателя) в пространстве так, например, если говорящий (наблюдатель) обойдет описываемый им объект на 180°, его оценки изменятся на противоположные — правое станет левым и наоборот. Точкой отсчета является при этом субъект описания. Но если мы говорим о «правой руке» какого-то человека, мы, видимо, будем исходить из строения его тела. В данном случае понятия «правого» и «левого» имеют абсолютный, безусловный характер — эти оценки не меняются при изменении положения данного человека в пространстве, если он повернется на 180°, его правая рука останется «правой», а левая — «левой». Точкой отсчета является в данном случае не субъект, а объект описания. В общем выбор той или иной ориентации сводится к различию между объективной реальностью и субъективным восприятием этой реальности.

Несколько иной принцип описания принят, например, в архитектуре. Для человека, смотрящего на здание, правая и левая сторона определяются его положением по отношению к зданию. Если он отмечает, например, что в правом окне горит свет, он исходит из своей перспективы, что соответствует принципу дейктической ориентации. Но для архитектора, описывающего здание, дело обстоит иначе, т. к. в архитектуре принято описывать здание прямо противоположным образом — точкой отсчета является здесь само здание и, соответственно, «правой» стороной здания считается та, которая является левой для человека, смотрящего на здание, и наоборот. Это отвечает принципу недейктической ориентации.

Аналогичные примеры могут быть приведены и в отношении других параметров трехмерного пространства, а именно в отношении дифференциации «верхнего — нижнего» и «переднего — заднего».

Заметим, что все сказанное относится к дейктическим словам пространственной ориентации (со значением пространственного указания), напротив, дейктические слова временной ориентации (со значением временного указания) не могут быть употреблены вне дейктического контекста, т. е. иметь недейктический смысл.





































Глава II. Анализ дейктической информации

2.1. Примеры на выявление видов и средств выражения дейксиса в английском языке

Во второй главе мы рассмотрим некоторые виды дейксиса, средства его выражения на примере специально отобранных предложений и высказываний и постараемся объяснить присутствие того или иного дейктического элемента в высказывании. Отметим сразу, что будет даваться дословный метод перевода того или иного предложения на русский язык под каждым приведенным нами примером.

  1. Kvas – vaguely resembling dark non-alcoholic ale, this Russian traditional drink is the best way to quench summer thirst. [The Moscow News 2008: 3]

Квас — едва походящий на темный безалкогольный эль, этот Русский традиционный напиток это лучший способ уталить жажду летом.

Данное предложение выявляет нам помимо вторичного дейксиса еще и анафорическое употребление указательного местоимения this (этот), т. к. оно употреблено здесь как отсылка к объекту, который уже был упомянут ранее, а именно, объектом явился непосредственно сам напиток, т. е. квас, но можно трактовать и иначе: местоимение this (этот) сыграло роль указания на объект, тем самым это — предметный дейксис.

  1. The Victim, an interior designer, told police that he had bumped into the robbers in the entrance to his apartment block. [The Moscow News 2008: 3] ( Жертва, дизайнер интерьера, рассказал полиции, что он натолкнулся на грабителей в коридоре жилого помещения.)

На дейктический характер указывают имена существительные, выступающие в роли дейктиков: жертва и дизайнер, в свою очередь определяющие персональный дейксис, т. к. указывают на одно и то же лицо, на человека подавшего жалобу в полицию. Представленные лексические единицы в роли дейктиков (жертва и дизайнер) указывают на временный и переменчивый характер позиции человека на определенном промежутке времени.

  1. This year, however, the Moscow government decided to change this situation and introduce a new recreation concept – city summer camps. [The Moscow News 2008: 7] ( В этом году, тем не менее, Московское правительство решило изменить эту ситуацию и представили новый развлекательный центр — городской летний лагерь.)

Итак, данный пример показывает нам присутствие темпорального дейксиса в первой части предложения, мы видим указание на определенный этап времени, в данном случае это конкретный год, когда происходит свершение определенного действия, а во второй части мы снова видим анафорическое употребление — местоимение this (эту) указывает на явление в предшествующем предложении, а именно на проблему отдыха родителей и их детей.

  1. That`s the only thing you wrote me,” Henry said. “I`m not complaining, you understand.” [Show 2008: 88] “Это единственное, что Вы писали мне”, сказал Генри. Я не жалуюсь, Вы понимаете.

Итак, приведенное выше высказывание выражено в речевом режиме и естественно соотносится с говорящим, присутствует ориентация на слушающего, что позволяет нам говорить о первичном дейксисе в целом, выраженном категорией персонального дейксиса с использованием специализированных дейктических средств, т. е. дейктиков, а именно дейктик I – как указание на самого себя, дейктик you – референция на слушающего (обозначение потенциального говорящего в актуальном дискурсе), интерпретировано как Вы — вежливая форма обращения к одному конкретному человеку и указательное местоимение that, выявляющее наличие предметного дейксиса, т. к. указывает на объект, т. е. на само письмо, о котором шла речь.

  1. We are very pleased that you could come”, said Emma politely. [Christie 2008: 175] “Мы очень рады, что Вы смогли приехать”, вежливо сказала Эмма.

Здесь мы снова наблюдаем как категория вежливости часто маркируетя на дейктических элементах, в особенности на личных местоимениях, в данном предложении этим местоимением выступает личное местоимение you (Вы). Но помимо всего прочего мы наблюдаем темпорально-локальный вид дейксиса. В роли локатива выступает глагол come, обозначающий мыслимое говорящим место, куда пришел потенциальный участник коммуникации, обозначенный личным местоимением you. Грамматическая категория высказывания указывает на временной характер, т. е. на темпоральный дейксис, выраженный речевой формой, таким образом, произошла констатация некоего события, а именно факт прихода в определенное место, а также уже выраженная реакция говорящего на свершенное вторым лицом действие.

  1. Emma: Dear me, I quite forgot I told Miss Eyelesbarrow that she could bring her old aunt to tea today

Harold: Put her off. We`ve still got a lot talk about. We don`t want strangers here. [Christie 2008: 175]

Эмма: Господи! Я совсем забыла, я сказала Мисс Айлсбероу, что она может прийти сегодня к нам на чай вместе со своей тетушкой.

Гарольд: Отмени. Нам еще много о чем нужно поговорить. Незнакомцы нам здесь не нужны.

Это диалог и соответственно это явление первичного дейксиса. В первом случае выражены сразу три вида, а именно ориентация на эмотивность, выраженная ассоциативно-эмотивной лексической единицей dear me, такой эмотив-индекс описывает эмоцию говорящего, указывает на его недовольство ситуацией, в своем роде выражается некая негативная эмоция. Далее персональный дейксис, выраженный дейктиком I, обозначающего актуального говорящего в актуальном дискурсе, т. е. тот, кто говорит, дейктик she обозначает потенциального говорящего в потенциальном дискурсе, т. е. того, кто в данный момент находится вне ситуации коммуникации, не участвует в диалоге, но в принципе могла бы стать ее участником. Отметим, что то или иное личное местоимение в свою очередь указывает нам на род, а это тоже явление дейксиса. Еще одна категория в первом случае это — темпорально-локальный дейксис, выраженный глаголом bring и наречием today, глагол указывает на локативность во фразе she could bring her, т. е. в схематическом плане это трактуется следующим образом: взять что-то из пункта А и принести в пункт В, иными словами, перемещение предмета или объекта в пространстве. Темпоральная категория определяется здесь согласованностью со временем потенциального действия, которое должно произойти в скором времени, а указывает на это наречие today.

Во втором случае тоже выявлен вид темпорално-локального дейксиса. Временная (темпоральная) ориентация выражена частицей still (еще), входящее в понятие времени актуального говорящего, таким образом событие имеет место во времени, ориентация на пространство, т. е. локативный дейксис выражен дейктиком here (здесь), обозначающий и указывающий на помещение, в котором находится говорящий.

  1. I was brutal, Harry – perfectly brutal. But it is all right now. I am not sorry for anything that has happened.”. [Wild 2001: 131] “Я был жесток, Гарри — очень жесток. Но теперь все в порядке. Я ни о чем не жалею.

Дейктик now (сейчас, теперь) выражает в своем роде обстоятельство следствия, т. е. до определенного момента во времени говорящий ощущал себя жестоким, но спустя некоторое время он ощущал себя уже иначе, не так как раньше. Точкой отсчета во времени явился непосредственно момент, указывающий на изменения, временная характеристика, таким образом основывается на моменте до - I was brutal и после - But it is all right now, что выявляет темпоральный дейксис в ситуации прямой речи.

  1. He turned and saw the Norton girl, looking incredibly beautiful, walking toward him hand in hand with a stranger a young man with black hair unfashionably combed straight back from his forehead. [King 1975: 479] Он обернулся и увидел девчонку Нортонов, казавшуюся невероятно красивой, она шла к нему рука об руку с незнакомцем молодым человеком, чьи темные волосы не модно зачесаны назад.

Данный пример в целом выражает вторичный дейксис в нарративе, но также, ярко выражена здесь категория эмотивности, т. е. эмотивный дейксис. Указание на эмотивный характер объясняется увеличительной экспрессивностью — looking incredibly beautiful, таким образом наречие индексирует имя прилагательное, более того усиливает его экспрессию в значении. Далее средством выражения эмотивного дейксиса явилось использование текстовых графических знаков, в нашем случае это «тире», что указывает на эмоциональную паузу в тексте. Еще одним фактором, выражающим эмотивность в данном предложении явились аффиксы, которые тоже используются как эмотивы-индексы. В нашем случае это словообразовательный префикс 'un-' в слове unfashionably, таким образом дается экспрессивное переосмысление слова в своем роде отрицательного значения.

  1. Rain: It`s useless, Mor... What am I doing in your life? I`ve often wondered this, you know, only I never told my doubts. You are a growing tree. I am only a bird. You cannot break your roots and fly away with me. [Murdoch 1975: 195] Это бесполезно, Мор ... Что я делаю в Вашей жизни? Я часто задавалась этим вопросом, только я никогда не делилась своими сомнениями. Вы растущее дерево. Я только птица. Вы не можете разбить ваши корни и улететь со мной.

Отметим, что данный пример был заимствован нами из работы Исхаковой З.З., журнал «Вестник», в связи с этим рассмотрим ее анализ данного предложения, сразу подчеркнем, что это пример эмотивного дейксиса. Итак, вот как рассуждает Исхакова на этот счет: « С помощью образных средств героиня произведения Замок на пескевыражает любовь и сожаление. Здесь в семантической структуре эмотивов-дейктиков выявляется конкретность значения, поскольку эмоции выражаются посредством номинаций, например, a growing tree, only a bird, break your roots. Для того, чтобы выразить свою несчастную любовь, молодая женщина представляет образы: растущее дерево — это ее любимый, птичку — это сама героиня и т. д. Таким образом, данные лексико-выразительные средства эмотивности построены на относительном сходстве между тем, что называется, а также письменно фиксируется — a growing tree, a bird, your roots, и тем, что подразумевается, переосмысливается самой говорящей.» [Исхакова 2011: 73] Подчеркнем, что в данном примере средством выражения эмотивного дейксиса явились эмотивы-образы к которым относятся коннотативы с ассоциативно-образным переосмыслением значения слова (словосочетания) в виде различных тропов или фразеологизмов.

  1. THE NOTE TAKER (explosively). Woman: cease this detestable boohooing. instantly; or else seek the shelter of some other place of worship.

THE FLOWER GIRL (with feeble defiance). I`ve a right to be here if I like, same as you. [Shaw 2001: 19]

Человек с записной книжкой (вспылив). Женщина, прекратите этот отвратительный вой. Немедленно; или же ищите себе прибежище на другой паперти.

Цветочница (с робким вызовом). Я имею право тут быть, как и вы.

Таким образом, в первом случае мы видим явление предметного дейксиса, выраженный дейктиком this (этот). Указательное местоимение this, являясь специализированным дейктическим средством обозначает определенное действие женщины, так не устраивающее человека с записной книжкой, т. е. указывается предмет определенного процесса, объектом которого является сама женщина. Отметим и сам предмет на который дается указание/обозначаемое действие женщины — detestable boohooing (отвратительный вой/омерзительное нытье), будем полагать, что это словосочетание несет в себе эмоционально-оценочную значимость, т. е. слова, содержащие эмоциональную оценку, положительную или отрицательную, в нашем случае обозначается отрицательная оценка, следовательно это подпадает под категорию эмотивности. Во втором случае наблюдаем случай локативного (пространственного) дейксиса. Актуальный говорящий определяет свое местоположение по отношению к слушающему, тем самым обозначает свое местонахождение в определенном месте и в определенный момент времени, т. е. присутствует и темпоральная характеристика, выраженная грамматической формой — я имею право тут быть, т. е. именно сейчас я здесь нахожу себя. Ориентация на говорящего выявляющая его локацию выражается посредством дейктика here (тут, здесь). Дейктик I/you выявляет персональный дейксис, как указание на самого себя и на слушающего. В целом это явление первичного дейксиса, т. к. выражена ситуация общения в диалогической форме.

  1. Sloane had a lifetime`s worth of luck last night. I gave him an IOU. He wants it all in cash. I promised it by four this afternoon. [Shaw 2008: 330] Вчера вечером Слоуну исключительно везло. Я выдал ему долговую расписку. Но он хочет получить наличными и я обещал, что сегодня после обеда будет уплачено.

Временной аспект, отраженный в этом предложении, уточняет конкретный характер протекания действия в определенных временных рамках, а также характеризует объект относительно конкретно названного периода времени (сегодня к четырем часам/после обеда). Средством выражения темпорального (временного) дейксиса послужили словосочетания (last night/this afternoon), указательное местоимение называет время, существующее в объективной ситуации, ограниченное определенными временными рамками и выраженное конкретными существительными, обозначающими различные отрезки этого времени. Относясь как ко всему высказыванию в целом, так и к отдельным членам предложения, словосочетания могут занимать различную позицию в грамматической структуре предложения, в английском варианте они занимали конечную позицию, в русском — выносится в начало.

  1. He`s got a good heart, Bert, he always sands the kids gifts on Christmas from California, but I wouldn`t know what to do with him if he ever showed up here.” [Shaw 2008: 89] “У него доброе сердце, у Берта, он всегда присылает детям подарки из Калифорнии на Рождество, но я не знаю как бы я его встретил, если бы он появился здесь .

Это последний пример в этом параграфе на выявление дейктических видов в предложениях и высказываниях, а также средств, с помощью которых выражается дейксис. Таким образом данное высказывание представляется нам пространственной категорией дейксиса, для которого существенна, помимо говорящего, еще одна фигура — наблюдатель. В нашей ситуации дается обозначение классическими дейктическими словами (дейктиками), а именно дейктик here/здесь, в связи с этим говорящий и наблюдатель совпадают в одном лице. Далее дейктик here/здесь обозначает собственно точку пространства в которой находится говорящий/наблюдатель, в свою очередь определяющий некоего Берта, т. е. дается указание казалось бы на некое 3-е лицо на потенциального участника разговора, который мог быть вовлечен в разговор, но он находился на момент разговора в другом месте, в Калифорнии, что указывает нам на возможное пространственное перемещение Берта в то место в котором находил себя говорящий и так переживавший по этому поводу обращаясь ко 2-му лицу, т. е. к слушающему/потенциальному говорящему. Отметим, что в данном высказывании есть еще одна дейктическая референция, но не связанная с пространственно-временными параметрами — это указание на определенность упоминаемого объекта, грамматическим средством выражения которого здесь служит определенный артикль the (kids), таким образом говорящий предполагает способность слушающего идентифицировать объект, о котором идет речь.



2.2. Относительная и абсолютная ориентация/

Дейктическое и недейктическое понимание высказывания

В этом параграфе мы приведем в качестве примеров некоторые предложения, выявляющие относительную ориентацию ( собственно дейксис, т. е. дейктическое понимание), а также предложения, выявляющие абсолютную ориентацию, т. е. объективное описание ситуации (недейктическая стратегия понимания). Отметим, что независимо от того будь то абсолютная или же относительная ориентация, в любом случае ситуация будет относится к пространственным отношениям. «Под относительным пространственным указанием мы понимаем указание на пространство, которое окружает говорящего в каждом конкретном случае, т. е. дейксис.» [Янина 2006: 156]

В первой главе мы рассматривали относительный и абсолютный дейксис, опираясь на работы Ч. Филмора и Б.А. Успенского на примерах различения «правого» и «левого», но есть и другие средства выражения, обозначающие ту или иную ориентацию, именно их мы и рассмотрим.

  • We all four went into the room, but none of the others at first said anything. [Stoker 1993: 202] Мы все четверо вошли в комнату, но ни один, поначалу, не промолвил ни слова.

Это абсолютная ориентация, т. е. недейктическое понимание, осуществленное через фиксированный, объективный ориентир. Таким образом, в данном случае абсолютное пространство, выраженное лексическими единицами является обстоятельством места, обозначающим направление движения, а именно конечный пункт — комнату.

  • The attendant came bursting into my room and told me that Renfield had somehow met with some accident. [Stoker 1993: 228] Пришел служащий и, врываясь в комнату, сказал мне, что с Ренфилдом произошел некий несчастный случай.

Мы снова наблюдаем обстоятельство места, описывающее абсолютное пространство, но выраженное глаголом и предлогом (bursting into), обозначающими непосредственно путь движения служащего, выявляющий объект описания — ориентир.

  • According to the Georgian Defense Ministry spokesperson, Mindia Arabuli, about 1,200 U.S. Servicemen and 800 Georgians will train for three weeks at the Vaziani military base near the Georgian capital, Tbilisi. [The Moscow News 2008: 3] По словам представителя Министерства обороны Грузии, Миндиа Арабули, около 1200 американских военнослужащих и 800 грузин будут обучаться в течение трех недель на Вазианской военной базе рядом со столицей Грузии, Тбилиси.

Абсолютная ориентация, т. е. недейктическое понимание ситуации выражается здесь наречием near/рядом, также обозначающим обстоятельство места. Недейктическая стратегия понимания объясняется здесь тем, что употребление данного наречия ориентировано здесь на некий константный центр, не зависимый от говорящего/наблюдателя и этот центр — столица. Референтная область наречия здесь не изменится по мере изменения пространственного положения этого субъекта.

  • It was here I found her, and she is divine beyond all living things” [Wilde 2001: 111] “Здесь я нашел ее, она богиня среди простых смертных.

Данное высказывание выявляет нам относительную ориентацию (дейктическое понимание) с указанием на временную и пространственную локализацию сообщаемого факта, языковым средством выражения здесь выступает местоимение here/здесь. Отметим, что к самым частотным относительным пространственным указателям относятся именно местоимения here/there, в каждой конкретной ситуации местоименные наречия соотносятся с разными местами, не отражающими объективной пространственной удаленности, а потому являются субъектом описания.

  • At the far corner of the room there stood a piano. [Wilde 2001: 235] В дальнем углу комнаты стояло пианино./ Прилагательное far имеет дейктическое прочтение, т. к. ясно, что угол, в котором стояло пианино является дальним лишь по отношению к говорящему лицу, таким образом это относительная ориентация, т. е. явление не постоянное, а переменное.

Заключение

Наша работа была посвящена теме дейксиса и средствам его выражения в английском языке. Обозначенные нами цели во введении были полностью реализованы в ходе исследования в соответствии с поставленными задачами, что поспособствовало анализу выявленных видов и средств, с помощью которых выражается дейксис. Таким образом практическая часть нашего исследования обосновывает и подтверждает чрезвычайно широкий объем дейктической информации, рассмотренный нами в теоретической части.

В результате нашей работы можно сделать следующие выводы:

  1. дейксис способствует более практичному изучению языка не только с точки зрения теории, но и практики, т. к. проявляется во всех его сферах, а именно в лексике, грамматике и в фонетике, сюда же можем отнести синтаксис, текстовые графические знаки и морфему — последние два аспекта особенно проявляются в эмотивной категории дейксиса;

  2. изучение дейксиса лучше проводить в сопоставлении с другим языком, т. к. в каждом языке есть свои особенности, поэтому дейктическая информация может восприниматься по-разному, особенно при переводе с одного языка на другой;

  3. языковые средства дейктической направленности представляют собой разноуровневую систему, т. е. дейксис можно представить как сложную систему указания, имеющую свой класс единиц, среди которых наиболее частым случаем считается употребление указательных местоимений, личных местоимений и наречий. Но периферия дейктического поля ''огромна'', к ней относят разные языковые формы. Помимо наречий и местоимений дейктический характер носят и глаголы, прилагательные, наречные словосочетания, предлоги и предложные сочетания, имена существительные — доказательство тому некоторые примеры из второй главы, а также теоретическая информация, собранная в первой главе; не будем забывать и про грамматические категории, которые при внимательном и непредвзятом рассмотрении оказываются вполне анализируемыми как дейктические;

  4. главными характеристиками дейксиса считается возможность указания на лицо, пространство и время, исходя из этого, будем полагать, и выявлено среди большинства исследователей этой области «знаменитое трио» дейксиса — предметный, пространственный и временной. Помимо всего прочего дейксис характеризуется наличием наблюдателя, его позицией как во времени, так и в пространстве - «далеко-близко» по отношению к объекту или событию, а также наличием центра координации или точки отсчета;

  5. в текстах и в ситуации прямой речи, т. е. в диалоге, что является первичным дейксисом может прослеживаться как дейктическое понимание так и недейктическое речь идет об относительном и абсолютном дейксисе о чем неоднократно уже упоминалось.

В завершении нашего исследования отметим, что дейксис и постоянно развивающиеся средства его выражения в языке, как в устной, так и в письменной речи, разносторонние подходы к его изучению, разнообразие открытий в исследованиях и изучении дейксиса, все это свидетельствует о растущем интересе к нему и позволяет пополнить наши знания о нем, и говорит о развитии теории дейксиса и об актуальности не только его исследования, но и открытия его новых особенностей.

Список использованной литературы

  1. Апресян Ю.Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира // Семиотика и информатика. — №28. 1986. С. 273-296.

  2. Апресян Ю.Д. Исследования по семиотике и лексикографии// Парадигматика. ТI. — М.: Языки славянских культур, 2009. — 489с.

  3. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. 2-е изд. — М.:Восточная литература, 1995. — 464с.

  4. Бюлер К. Теория языка. — М.:Прогресс, 1993. — 504с.

  5. Исхакова З.З. Дейксис и его тесная связь с эмотивностью// Вестник Челябинского Государственного Университета. — №51. 2011. — С.70-73

  6. ЛЭС. — Лингвистический Энциклопедический Словарь / гл. ред. Ярцева В.Н. — М.:Советская Энциклопедия, 1990. — 685с.

  7. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. / пер. с английского языка под ред. Звегинцева В.А. — М.:Прогресс, 1978. — 540с.

  8. Олешников М.Ю. Дейксис в институционном дискурсе// Актуальные проблемы общего и регионального языкознания. — Уфа.:изд. БГПУ, 2008. — С. 73-77

  9. Падучева Е.В. Вторичный дейксис и фигура наблюдателя.// Сборник статей к 70-летию Б.А. Успенского. — М.:Индрик, 2008. — 472с.

  10. Успенский Б.А. Дейксис и вторичный семиозис в тексте // Вопросы языкознания. — №2. 2011. — С.3-30

  11. Янина В.В. Языковые средства выражения относительных и абсолютных пространственных отношений // Вестник Волгоградского Педагогического Университета. — №5. 2006. — С.156-158

  12. Christie A. 4.50 From ";line-height: 150%"> Ehlich V. Da and the system of spatial deixis // Here and There, 1982. – P.45-61

  13. Fillmore Ch.J. Towards a descriptive framework for spatial deixis // Speech, place and action: Studies in deixis and related topics. New York, Singapore/ John Wiley and Sons, 1982. – P.31-59

  14. Fillmore Ch.J. Santa Cruz lectures on deixis. // Indiana university linguistic club. – Bloomington (Indiana), 1975. – P.3-52

  15. Hanks W.F. Language and lived space among the Maya. – U.S.:The University of Chicago Press, 1990. – 580p.

  16. King S. Salem`s Lot. – New York.: Anchor Books, 1975. – 653p.

  17. Rudnikov T. The Moscow News. — М.: NCO EN Moscow News, № 28, 2008. — 32p.

  18. Stoker B. Dracula.–Wordsworth Editions Limited, 1993. — 327p.

  19. Shaw G.B. Pygmalion. — М.: Глосса, 2001. — 224p.

  20. Shaw I. Nightwork. –Спб.: Антология, КАРО, 2008. — 448p.

  21. Wilde O. The Picture of Dorian Gray. – М.: Изд. Менеджер, 2001. — 304p.

Интернет-ресурсы

http://elibrary.ru/defaultx.asp

http://www.litportal.ru/genre210/%CD.html

http://files.istorichka.ru/ftp/Periodika/Voprosy_Jazykoznanija/1996/1996_4.pdf

http://gendocs.ru/docs/28/27967/conv_1/file1.pdf

http://gendocs.ru/docs/28/27967/conv_1/file1.pdf

http://www-personal.umich.edu/~jlawler/4-Deixis-I.pdf

http://www.ling.helsinki.fi/uhlcs/symposium-izhevsk/abstraktit-rtf.pdf

http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf1/indexicality-doklad-ppp.pdf

http://books.google.ru/books?















































































СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ДЕЙКСИСА В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
  • Иностранные языки
Описание:

Любое высказывание, так или иначе соотносится с внеязыковой действительностью, в которой оно порождается. Эта соотнесенность может осуществляться либо путем описания объекта, на который обращается внимание слушающего, либо путем указания на него посредством жеста или функционально-эквивалентной ему единицы языка (слова). Одной из разновидностей указания в языке является дейксис. Вслед за В.А. Виноградовым [Виноградов 1990] под дейксисом мы понимаем функцию языковой единицы, выражаемую лексическими и грамматическими средствами, служащую для актуализации компонентов ситуации речи и компонентов денотативного содержания высказывания, что соответствует определению, принятому в современной лингвистике.

Автор Зарипов Рустем Ринатович
Дата добавления 03.02.2015
Раздел Иностранные языки
Подраздел Другое
Просмотров 1621
Номер материала 55534
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓