Главная / История / СПАСАТЕЛЬНЫЕ ПОЛЕВЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ НА СЕЛИЩЕ БОЛЬШАЯ УМЫТЬЯ-100 ХМАО

СПАСАТЕЛЬНЫЕ ПОЛЕВЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ НА СЕЛИЩЕ БОЛЬШАЯ УМЫТЬЯ-100 ХМАО

УДК 691.33


СПАСАТЕЛЬНЫЕ ПОЛЕВЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ НА СЕЛИЩЕ БОЛЬШАЯ УМЫТЬЯ-100 ХМАО


Муратов Талгат Хайыргельдыевич

(Булаевская средняя школа №3 р-н. М. Жумабаева)

Археологические исследования в России до сих пор характеризуются чрезвычайной разрозненностью, в большинстве случаев они не образуют внутреннего единства и системности.

В 2014 году мы посетили базовый лагерь экспедиции ООО НАЦ «АВ КОМ-Наследие» расположенный в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, в 70 километрах от города Советский, на территории Даниловского месторождения нефти. Здесь проходила спасательная полевая археологическая работа на селище Большая Умытья-100 эпохи неолита (V-III тыс. до н.э.).

Целью работы являлась сохранение этнокультурных и археологических объектов путём составления архитектурно-планировочных ограничений и рекомендаций, обеспечивающих исключение негативного природопреобразующего воздействия, как на объекты культурного наследия, так и на окружающий ландшафт. Задачами в рамках заявленной темы выступили камеральные историко-культурные и натурные изыскания определённых в качестве объектов исследования земельных участков, а также сбор исходных данных, необходимых для составления проекта планировки территорий охранных зон. В контексте поставленной цели и решаемого круга задач был выполнен ряд предпроектных работ:

  • историко-архивные исследования;

  • осмотр и фотофиксация объектов культурного наследия и объектов обустройства нефтепромысла;

  • анализ ситуации, сложившейся на планируемом участке в процессе обустройства месторождений;

  • оценка состояния природных комплексов.

Таким образом, был собран достаточный объём исходного материала, необходимого для составления проекта планировки территорий охранных зон.

Природно-ландшафтный фактор является определяющим, поскольку вся жизнедеятельность ловека как и в древности, так и сегодня протекает в контексте природного окружения. В этой связи ландшафтный анализ территорий стал исходным этапом обоснования проектного решения.

По геоморфологическому строению и рельефу местности рассматриваемый участок представляет собой выположенную заболоченную поверхность с верховыми болотами, рассечённую лесными долинами средних и малых рек. В его пределах отмечены небольшие поднятия, возвыщающиеся над заболоченными массивами на высоту 20 метров. Основная поверхность имеет слабый уклон к югу, что определяет соответствующий общий болотный и речной сток.

Почвенно-растительный покров имеет типичное для таёжной зоны сложение с преобладанием хвойных лесов на подзолистых почвах и верховых, преимущественно комплексных работ на торфянниках.

Памятник находится на относительно ровной площадке невысокого коренного берега одноименной старицы в левобережье р. Большая Умытья, перед нами стояла задача раскопок 4 объектов на площади 350 м2. Были выявлены местонахождения керамики в значительном расстоянии от крайних, внешне фиксировавших, объектов. В связи с аварийной ситуацией на памятнике во всех этих местах были заложены дополнительные раскопы.

Раскопы 1,4 были заложены на удаленной от береговой кромки части памятника без выраженных внешне объектов, в местах находки керамики на просеке под нефтепровод после вырубки и вывоза леса. Раскоп 4 был разбит в восточной части памятника в 55 метрах восточнее береговой кромки и в 27 метрах восточнее раскопа 3. В предыдущие годы исследований памятника в этом месте никакие объекты не фиксировались. Однако во время осмотра вырубки под нефтепровод здесь – на участке с содранным растительным покровом – были найдены два фрагмента керамики и выявлен обнажившийся очаг. Поскольку рельеф поверхности бл сильно нарушен тяжелой техникой, было принято решение заложить здесь участок 4х4 метра, от которых к югу протянуть траншею 4,0х1,0 метр. Однако в траншее были зафиксированы следы ямы, что заставило расширить и удлинить её.

Остатки очага, сохранившиеся на несколько возвышавшемся участке поверхности, представляли собой овальное пятно бурой супеси размером 0,96x0,52 м, к которому с запада примыкал, окаймляя очаг, прокал. Вокруг слой представлял собой бело/серо/жёлтый пестроцвет, образовавшийся в результате передвижений техники. В разрезе очаг имел подтреугольную форму, мощность до 8 см. В его толще отмечены линзы прокала толщиной 1 см; снизу залегал более светлый желтокоричневый слой толщиной 3—8 см с неровным основанием. В этом слое найдены фрагменты керамики. В восточной части очаг был повреждён и смещён, прокал западной стороны достигал 3—6 см. В очаге и вокруг него были обнаружены куски обожжённой глиняной обмазки, свидетельствовавшие о существовании здесь какого-то производства, а также фрагменты керамики, определённые как вожпайские. Но, как уже отмечалось, слой вокруг очага был практически разрушен или уничтожен до материка.

Аналогичная картина наблюдалась и в траншее, примыкавшей к раскопу с юга. Яма, выявленная в ней на верхних уровнях, осталась от нескольких выворотней. Сразу под лесной подстилкой в слое, перекрывавшем выворотень, был расчищен развал Большой Умытья-100, лежавший на подзоле, т. е. на уровне древней поверхности. Недалеко от него выявлена ямка от столба.

Раскоп 2,3 был заложен в восточной части памятника в 30 м восточнее береговой кромки и в 6 м восточнее раскопа 1. Причиной этого явилось то, что недалеко от края старых раскопов 1 и 2 (исследования 2011 и 2012 гг.) в рельефе прослеживались незначительные понижения, которые могли остаться от небольших построек. Длина траншеи составляла 28,0 м, ширина — 1.0 м, что было достаточно для анализа ситуации. В случае обнаружения следов искусственных объектов траншею в этом месте предполагалось расширить, что и произошло в действительности.

Сохранность поверхности и растительного покрова в месте закладки раскопа 2 была удовлетворительной. После разбивки и нивелировки траншеи был снят дёрн по всей её длине. Разборка слоя велась горизонтами по 5 см. В северной части траншеи под слоем подзола залегал жёлтый материковый песок с белыми пятнами («карманами», затёками и т. п.) подзола. Ближе к середине траншеи в одном из западных профилей наблюдался слой погребённого подзола, перекрытый современным серо-белым подзолом. Его верхняя граница была выражена серой, местами углистой прослойкой. Над ней кое-где выделялся серо-жёлтый слой. Это заставило расширить раскоп на 2 м к западу.

В месте расширения была зафиксирована коричнево-серая линза с включениями углей — остатки очага 1. Она имела неправильнопрямоугольную форму, размеры 0,80x0,64 м. Очаг окружал слой серовато-белого подзола с лёгким розоватым оттенком. Примерно посередине участка он приобретал более тёмную окраску, а потом переходил в жёлто-серый оподзолепный слой. Границы между оттенками практически не было. Выраженные серые полосы на этом фойе остались от корней деревьев. В 1,0 м южнее очага на этом же уровне слабо выделялся чуть более серый участок подзола. Сам очажный слой в разрезе был близок к двояковыпуклой линзе, с небольшим углублением в центре. Его общая мощность — до 0,16 м. В верхней части слой имел серо/бурую окраску, в нижней — бурую. В очаге найдены мелкие кальцинированные косточки, в том числе соболя и рыбьи, а также фрагмент керамики. Еще несколько обломков глиняной посуды вожпайского типа было обнаружено вокруг очага, на некотором удалении от него. Все небольшие ямки в северной половине траншеи-раскопа были зафиксированы на незначительном расстоянии от очага. Одна из них осталась от корня дерева, остальные могли быть связаны с какими-то конструкциями, однако доказать это невозможно. Наличие слоя погребенного подзола на некотором удалении от очага может означать, что на этом месте находилась небольшая наземная постройка, утеплённая снаружи песком. Однако каких-то иных её следов не обнаружено.

В южной части траншеи, ближе к её середине в слое белого подзола были обнаружены два скопления орнаментированной керамики — из 3 и 4 фрагментов. Обломки принадлежали сосуду кулайской культуры, до этого случая не известной на памятниках протоки Большая Умытья-100. В этой связи было принято решение расширить раскоп на 3 м к востоку и на 2 м к западу. Поскольку черенки лежали на слое подзола, т. е. на уровне древней поверхности или на полу какого-то сооружения, дальнейшее понижение осуществлялось зачистками по 1—2 см. При этом в слое подзола обнаружено в целом 43 черепка и костяная мотыжка.

В западных и восточных профилях в южном конце траншеи под слоем лесной подстилки залегал чуть более серый (серовато-белый) подзол по сравнению с нижележавшим слоем, местами отделявшимся тонкой сероватой прослойкой. Толщина его 0,05—0,10 м. и образовался он после того, как посёлок был заброшен. Кроме того, в 2 м западнее траншеи наблюдалась небольшая впадинка диаметром ок. 2 м и глубиной 20 см. Поэтому траншею продлили на запад, повернув её под прямым углом к основному направлению (север — юг) таким образом, чтобы включить в неё впадинку.

В этом расширении были выявлены остатки очага № 2 и яма № 2, имевшие древнее антропогенное происхождение. Очаг представлял собой линзу желтовато-коричневого, серо-коричневого слоя вытянутой формы с небольшим перехватом посередине. Размер его 1,2x0,7—1,0 м. Мощность слоя достигала 0,07—0,08 м, в центре его наблюдались прокалы мощностью до 0,02—0,03 м. Основание очага ровное, он лежал на материковом жёлтом песке. Вокруг него была полоса желтого песка, окружённая слоем подзола.

Западным краем очаг примыкал к яме № 2, в верхней части имевшей подтреугольную форму и размеры 1,3x0,8 м. Ближе к дну яма стала более прямоугольной со скругленными углами, размерами 1,20x0,66 м. Её глубина — 0,35—0,40 м от предполагаемого уровня древней поверхности. В профиле яма надтрапециевидная с плоским, но неровным дном. Дно маркировалось тёмно-серой прослойкой мощностью 1,5—2.0 см. Над ней залегал жёлтый разных оттенков пестроцвет с углистыми прослойками и клиньями подзола вверху.

Таким образом, в южном конце траншеи-раскопа были обнаружены искусственные древние объекты — очаг № 2 и яма № 2. Никаких артефактов в них и рядом с ними не обнаружено, поэтому датировать объекты не представляется возможным.

Раскопки 2013 года на селище Большая Умытья-100 проводились в экстремальных условиях, в присутствии землеройной техники, готовой к прокладке траншей под нефтепроводы через памятник. Осмотр просеки поврежденной на ней поверхности, показал, что древние объекты, не фиксировавшиеся визуально в рельефе, распространены дальше от береговой кромки, чем это можно было предполагать. Были выявлены остатки очагов, скопления керамики. Все объекты, удалённые от протоки, датированы периодом неолита.

Комплекс памятников в окрестностях р. Большая Умытья-100 представляет значительный научный интерес. Учитывая аварийное состояние и реальную угрозу его окончательного разрушения, необходимо принять самые срочные и все необходимые меры для предотвращения вреда указанному объекту культурного наследия. Следует иметь в виду, что в зону непосредственных разрушений при строительстве нефтепровода попадают минимум 4-5 древних объектов, расположенных на площади около 1400 кв. м.




Литература

  1. Чемякин Ю.П. Барсова гора: очерки археологии Сургутского Приобья. Древность. – Сургут. - О.; ОАО «Омский дом печати», 2008. - 157 с.

  2. Зыков В.П., Кокшаров С.Ф., Терехова Л.М., Фёдорова Н.В. Угорское наследие: Древности Западной Сибири из собраний Уральского университета. – Е.; Внешторгиздат, 1994. – 121 с.

  3. Чемякин Ю.П., Шатунов Н.В. История изучения археологических памятников Барсовой горы // Барсова гора: 110 лет археологических исследований . – С.; АИИК «Северный дом», 2002. – 57 с.

  4. Терехова Л.М., Широков В.Н., Глиняная культовая пластика Рачевского археологического комплекса // Проблема урало-сибирской археологии. - Е. БКИ, 1999. – 239 с.

СПАСАТЕЛЬНЫЕ ПОЛЕВЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ НА СЕЛИЩЕ БОЛЬШАЯ УМЫТЬЯ-100 ХМАО
  • История
Описание:

УДК 691.33

 

СПАСАТЕЛЬНЫЕ ПОЛЕВЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ НА СЕЛИЩЕ БОЛЬШАЯ УМЫТЬЯ-100 ХМАО

 

Муратов Талгат Хайыргельдыевич

(Булаевская средняя школа №3 р-н. М. Жумабаева)

Археологические исследования в России до сих пор характеризуются чрезвычайной разрозненностью, в большинстве случаев они не образуют внутреннего единства и системности.

В 2014 году мы посетили базовый лагерь экспедиции ООО НАЦ «АВ КОМ-Наследие» расположенный в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, в 70 километрах от города Советский, на территории Даниловского месторождения нефти. Здесь проходила спасательная полевая археологическая работа на селище Большая Умытья-100 эпохи неолита (V-III тыс. до н.э.).

Целью работы являлась сохранение этнокультурных и археологических объектов путём составления архитектурно-планировочных ограничений и рекомендаций, обеспечивающих исключение негативного природопреобразующего воздействия, как на объекты культурного наследия, так и на окружающий ландшафт. Задачами в рамках заявленной темы выступили камеральные историко-культурные и натурные изыскания определённых в качестве объектов исследования земельных участков, а также сбор исходных данных, необходимых для составления проекта планировки территорий охранных зон. В контексте поставленной цели и решаемого круга задач был выполнен ряд предпроектных работ:

-                    историко-архивные исследования;

-                    осмотр и фотофиксация объектов культурного наследия и объектов обустройства нефтепромысла;

-                    анализ ситуации, сложившейся на планируемом участке в процессе обустройства месторождений;

-                    оценка состояния природных комплексов.

Таким образом, был собран достаточный объём исходного материала, необходимого для составления проекта планировки территорий охранных зон.

Природно-ландшафтный фактор является определяющим, поскольку вся жизнедеятельность ловека как и в древности, так и сегодня протекает в контексте природного окружения. В этой связи ландшафтный анализ территорий стал исходным этапом обоснования проектного решения.

По геоморфологическому строению и рельефу местности рассматриваемый участок представляет собой выположенную заболоченную поверхность с верховыми болотами, рассечённую лесными долинами средних и малых рек. В его пределах отмечены небольшие поднятия, возвыщающиеся над заболоченными массивами на высоту 20 метров. Основная поверхность имеет слабый уклон к югу, что определяет соответствующий общий болотный и речной сток.

Почвенно-растительный покров имеет типичное для таёжной зоны сложение с преобладанием хвойных лесов на подзолистых почвах и верховых, преимущественно комплексных работ на торфянниках.

Памятник находится на относительно ровной площадке невысокого коренного берега одноименной старицы в левобережье р. Большая Умытья, перед нами стояла задача раскопок 4 объектов на площади 350 м2. Были выявлены местонахождения керамики в значительном расстоянии от крайних, внешне фиксировавших, объектов. В связи с аварийной ситуацией на памятнике во всех этих местах были заложены дополнительные раскопы.

Раскопы 1,4 были заложены на удаленной от береговой кромки части памятника без выраженных внешне объектов, в местах находки керамики на просеке под нефтепровод после вырубки и вывоза леса. Раскоп 4 был разбит в восточной части памятника в 55 метрах восточнее береговой кромки и в 27 метрах восточнее раскопа 3. В предыдущие годы исследований памятника в этом месте никакие объекты не фиксировались. Однако во время осмотра вырубки под нефтепровод здесь – на участке с содранным растительным покровом – были найдены два фрагмента керамики и выявлен обнажившийся очаг. Поскольку рельеф поверхности бл сильно нарушен тяжелой техникой, было принято решение заложить здесь участок 4х4 метра, от которых к югу протянуть траншею 4,0х1,0 метр. Однако в траншее были зафиксированы следы ямы, что заставило расширить и удлинить её.

Остатки очага, сохранившиеся на несколько возвышавшемся участке поверхности, представляли собой овальное пятно бурой супеси размером 0,96x0,52 м, к которому с запада примыкал, окаймляя очаг, прокал. Вокруг слой представлял собой бело/серо/жёлтый пестроцвет, образовавшийся в результате передвижений техники. В разрезе очаг имел подтреугольную форму, мощность до 8 см. В его толще отмечены линзы прокала толщиной 1 см; снизу залегал более светлый желтокоричневый слой толщиной 3—8 см с неровным основанием. В этом слое найдены фрагменты керамики. В восточной части очаг был повреждён и смещён, прокал западной стороны достигал 3—6 см. В очаге и вокруг него были обнаружены куски обожжённой глиняной обмазки, свидетельствовавшие о существовании здесь какого-то производства, а также фрагменты керамики, определённые как вожпайские. Но, как уже отмечалось, слой вокруг очага был практически разрушен или уничтожен до материка.

Аналогичная картина наблюдалась и в траншее, примыкавшей к раскопу с юга. Яма, выявленная в ней на верхних уровнях, осталась от нескольких выворотней. Сразу под лесной подстилкой в слое, перекрывавшем выворотень, был расчищен развал Большой Умытья-100, лежавший на подзоле, т. е. на уровне древней поверхности. Недалеко от него выявлена ямка от столба.

Раскоп 2,3 был заложен в восточной части памятника в 30 м восточнее береговой кромки и в 6 м восточнее раскопа 1. Причиной этого явилось то, что недалеко от края старых раскопов 1 и 2 (исследования 2011 и 2012 гг.) в рельефе прослеживались незначительные понижения, которые могли остаться от небольших построек. Длина траншеи составляла 28,0 м, ширина — 1.0 м, что было достаточно для анализа ситуации. В случае обнаружения следов искусственных объектов траншею в этом месте предполагалось расширить, что и произошло в действительности.

Сохранность поверхности и растительного покрова в месте закладки раскопа 2 была удовлетворительной. После разбивки и нивелировки траншеи был снят дёрн по всей её длине. Разборка слоя велась горизонтами по 5 см. В северной части траншеи под слоем подзола залегал жёлтый материковый песок с белыми пятнами («карманами», затёками и т. п.) подзола. Ближе к середине траншеи в одном из западных профилей наблюдался слой погребённого подзола, перекрытый современным серо-белым подзолом. Его верхняя граница была выражена серой, местами углистой прослойкой. Над ней кое-где выделялся серо-жёлтый слой. Это заставило расширить раскоп на 2 м к западу.

В месте расширения была зафиксирована коричнево-серая линза с включениями углей — остатки очага 1. Она имела неправильнопрямоугольную форму, размеры 0,80x0,64 м. Очаг окружал слой серовато-белого подзола с лёгким розоватым оттенком. Примерно посередине участка он приобретал более тёмную окраску, а потом переходил в жёлто-серый оподзолепный слой. Границы между оттенками практически не было. Выраженные серые полосы на этом фойе остались от корней деревьев. В 1,0 м южнее очага на этом же уровне слабо выделялся чуть более серый участок подзола. Сам очажный слой в разрезе был близок к двояковыпуклой линзе, с небольшим углублением в центре. Его общая мощность — до 0,16 м. В верхней части слой имел серо/бурую окраску, в нижней — бурую. В очаге найдены мелкие кальцинированные косточки, в том числе соболя и рыбьи, а также фрагмент керамики. Еще несколько обломков глиняной посуды вожпайского типа было обнаружено вокруг очага, на некотором удалении от него. Все небольшие ямки в северной половине траншеи-раскопа были зафиксированы на незначительном расстоянии от очага. Одна из них осталась от корня дерева, остальные могли быть связаны с какими-то конструкциями, однако доказать это невозможно. Наличие слоя погребенного подзола на некотором удалении от очага может означать, что на этом месте находилась небольшая наземная постройка, утеплённая снаружи песком. Однако каких-то иных её следов не обнаружено.

В южной части траншеи, ближе к её середине в слое белого подзола были обнаружены два скопления орнаментированной керамики — из 3 и 4 фрагментов. Обломки принадлежали сосуду кулайской культуры, до этого случая не известной на памятниках протоки Большая Умытья-100. В этой связи было принято решение расширить раскоп на 3 м к востоку и на 2 м к западу. Поскольку черенки лежали на слое подзола, т. е. на уровне древней поверхности или на полу какого-то сооружения, дальнейшее понижение осуществлялось зачистками по 1—2 см. При этом в слое подзола обнаружено в целом 43 черепка и костяная мотыжка.

В западных и восточных профилях в южном конце траншеи под слоем лесной подстилки залегал чуть более серый (серовато-белый) подзол по сравнению с нижележавшим слоем, местами отделявшимся тонкой сероватой прослойкой. Толщина его 0,05—0,10 м. и образовался он после того, как посёлок был заброшен. Кроме того, в 2 м западнее траншеи наблюдалась небольшая впадинка диаметром ок. 2 м и глубиной 20 см. Поэтому траншею продлили на запад, повернув её под прямым углом к основному направлению (север — юг) таким образом, чтобы включить в неё впадинку.

В этом расширении были выявлены остатки очага № 2 и яма № 2, имевшие древнее антропогенное происхождение. Очаг представлял собой линзу желтовато-коричневого, серо-коричневого слоя вытянутой формы с небольшим перехватом посередине. Размер его 1,2x0,7—1,0 м. Мощность слоя достигала 0,07—0,08 м, в центре его наблюдались прокалы мощностью до 0,02—0,03 м. Основание очага ровное, он лежал на материковом жёлтом песке. Вокруг него была полоса желтого песка, окружённая слоем подзола.

Западным краем очаг примыкал к яме № 2, в верхней части имевшей подтреугольную форму и размеры 1,3x0,8 м. Ближе к дну яма стала более прямоугольной со скругленными углами, размерами 1,20x0,66 м. Её глубина — 0,35—0,40 м от предполагаемого уровня древней поверхности. В профиле яма надтрапециевидная с плоским, но неровным дном. Дно маркировалось тёмно-серой прослойкой мощностью 1,5—2.0 см. Над ней залегал жёлтый разных оттенков пестроцвет с углистыми прослойками и клиньями подзола вверху.

Таким образом, в южном конце траншеи-раскопа были обнаружены искусственные древние объекты — очаг № 2 и яма № 2. Никаких артефактов в них и рядом с ними не обнаружено, поэтому датировать объекты не представляется возможным.

Раскопки 2013 года на селище Большая Умытья-100 проводились в экстремальных условиях, в присутствии землеройной техники, готовой к прокладке траншей под нефтепроводы через памятник. Осмотр просеки поврежденной на ней  поверхности, показал, что древние объекты, не фиксировавшиеся визуально в рельефе, распространены дальше от береговой кромки, чем это можно было предполагать. Были выявлены остатки очагов, скопления керамики. Все объекты, удалённые от протоки, датированы периодом неолита.

Комплекс памятников в окрестностях р. Большая Умытья-100 представляет значительный научный интерес. Учитывая аварийное состояние и реальную угрозу его окончательного разрушения, необходимо принять самые срочные и все необходимые меры для предотвращения вреда указанному объекту культурного наследия. Следует иметь в виду, что в зону непосредственных разрушений при строительстве нефтепровода попадают минимум 4-5 древних объектов, расположенных на площади около 1400 кв. м.

 

 

 

Литература

1.       Чемякин Ю.П. Барсова гора: очерки археологии Сургутского Приобья. Древность. – Сургут. - О.; ОАО «Омский дом печати», 2008. - 157 с.

2.       Зыков В.П., Кокшаров С.Ф., Терехова Л.М., Фёдорова Н.В. Угорское наследие: Древности Западной Сибири из собраний Уральского университета. – Е.; Внешторгиздат, 1994. – 121 с.

3.        Чемякин Ю.П., Шатунов Н.В. История изучения археологических памятников Барсовой горы // Барсова гора: 110 лет археологических исследований . – С.; АИИК «Северный дом», 2002. – 57 с.

 

4.       Терехова Л.М., Широков В.Н., Глиняная культовая пластика Рачевского археологического комплекса // Проблема урало-сибирской археологии. - Е. БКИ, 1999. – 239 с. 

Автор Шамшиева Анаргуль Хайыргельдиновна
Дата добавления 15.01.2015
Раздел История
Подраздел Другое
Просмотров 349
Номер материала 54075
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓