Главная / Русский язык и литература / Семиотический анализ текста романа М.А.Булгакова "Мастер и Маргарита"

Семиотический анализ текста романа М.А.Булгакова "Мастер и Маргарита"

Из материалов региональной научно-практической конференции «Язык. Культура. Духовность»


Семиотические аспекты текстообразования


Ровенских М.А.,

учитель русского языка и литературы

МБОУ «Лицей №3»


Язык – система знаков, служащая средством общения, мышления и выражения. Возможность различных знаковых систем служить орудием познания актуализируется в высказываниях. Ученые, сталкиваясь с системой обозначений, пытаются выявить роль языковых знаков в познании. На этой почве возникла новая область в науке о языке – семиотика. Семиотика – это 1) дисциплина, изучающая общее в строении и функционировании различных знаковых систем; 2) система того или иного объекта, рассматриваемая с точки зрения семиотики. Условно любую знаковую систему можно представить как текст. Знак – образ в искусстве, во- первых, автономен, он удовлетворяет эстетическую функцию; во-вторых, неоднозначен, связан с субъект-языком автора, который отличается от субъект-языка зрителя или читателя. Разница между этими языками не становится препятствием к общению с произведением искусства, а наоборот, служит порождением новых смыслов. Язык автора и язык зрителя – это два языковых пространства. Ю.М.Лотман, характеризуя ситуацию общения, взаимодействия, дает следующую картину: «…Допускается определенное пересечение языковых пространств автора и зрителя и одновременно пересечение двух противоположных тенденций: стремления к облегчению понимания, которая будет стремиться расширить область пересечения, и стремления к увеличению ценности сообщения, что связано с тенденцией увеличить различие между двумя субъект-языками» [2.29].

Текст в семиотике – осмысленная последовательность любых знаков, любая форма коммуникации, в том числе обряд, танец, ритуал. Таким образом текст становится важнейшей формой отражения культуры. Обычный текст - принадлежность первичной моделирующей системы. Художественный текст (литературный, живописный, музыкальный и т.д.) – вторичная моделирующая система, которая отражает то, что сложилось в сознании художника, произведение его творческого акта, в нем художник как бы создает свою модель реальности. Ю.М.Лотман рассматривает язык искусства в целом как художественный код, который подлежит расшифровке адресатом. Текст как смысловое единство высшего ранга обусловливает явление реализации потенциальной многозначности слова, появления новых приращений смысла, незафиксированных в системе общелитературного языка. Художественный текст кроме функции манифестации языковых знаков выполняет функции:

- смыслообразования, то есть интегрирования, трансформации и переработки значений языковых знаков, образования индивидуально-авторских приращений смысла;

- сохранения культурной памяти.

Знаковая природа художественного текста двойственна: текст как бы выдает себя за реальность, вызывает у зрителя и читателя реальную реакцию на свое бытие, но в то же время напоминает, что он создание автора и значит нечто, что вложил в него художник. Возникает игра на семантическом поле «реальность – нереальность», когда иллюзия оказывается подчас правдивее своего оригинала. Эту особенность искусства А.С.Пушкин выразил словами: «Над вымыслом слезами обольюсь».

В произведениях искусства часто встречаем двоякую условность: с одной стороны, появляется предельно правдоподобное изображение, с другой – сквозь него «просвечивает» весьма нереальное содержание.

С точки зрения семиотического подхода к тексту как знаку культуры интересен роман М.Булгакова «Мастер и Маргарита». Роман построен как переплетение двух самостоятельных текстов: один повествует о событиях, разворачивающихся в Москве конца 20-х годов, другой – в древнем Ершалаиме.

Московский текст обладает признаками реальности: он погружен в правдоподобные детали знакомого читателю быта. Но главное в этом произведении - роман , иначе «текст в тексте», который, будучи созданием того же автора , является все-таки плодом творчества его героев. Ирреальность его подчеркивается тем, что ему предшествуют разговоры о нем. Московские главы подаются как реальность, которую можно увидеть, а ершалаимские существуют только как рассказ, который слушают или читают. Ершалаимские главы вводятся в концовки московских, как бы подчеркивается их вторичность. «Заговорил негромко, причем его акцент почему-то пропал: - Все просто: в белом плаще…» -конец первой главы и начало второй: «В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой …»[1.435]. Глава «Казнь» видится Ивану как сон. Дальше текст об Иешуа вводится как сочинение Мастера: «…хотя бы до самого рассвета, могла Маргарита шелестеть листами тетрадей, разглядывать их и целовать и перечитывать слова: - Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город…» [1.714]. Как только это мнимое равновесие между реальным и нереальным устанавливается, начинается семантическая игра за счет изменения границ текстов. Московский мир наполняется фантастическим событиями, а «выдуманный» мир романа Мастера оказывается подчинен строгим законам правдоподобия. Автор рассказывает историю героев, а герои рассказывают историю о прокураторе Иудеи. В качестве смысловых скреп выступают и открытые авторские восклицания: «За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви?»[2.632]. Взаимопроникновение текстов случается у Булгакова и путем введения в один из них образов из другого, в результате такого наложения происходит высвечивание истинного смысла описываемых событий. Иллюстративным является момент «раздвоения» Ивана в психиатрической клинике. В то время, когда он усердно писал о случившемся на Патриарших, «появилась издалека пугающая туча с дымящимися краями и накрыла бор и дунул ветер, Иван почувствовал, что обессилел, что с заявлением ему не совладать, не стал поднимать разлетевшихся листков и тихо и горько заплакал»[1.478]. Неявно выраженный намек на тучу, ту самую, что символически в ершалаимских главах обозначает высшую справедливость, является здесь моментом истины, который изнутри преобразует героя. Чистая природа просыпается в нем. Иван не обижается теперь на слово «Дурак», сказанное «неизвестно кому принадлежащим басом», плачет и успокаивается. После этого он уже в состоянии познакомится с Мастером.

В конце концов, это семантическое двоемирие необходимо Булгакову не в качестве условно-формальной литературной игры, а является композиционным выражением идейно-философского наполнения произведения. Московская жизнь превращена в сцену неописуемого ирреального демонического театра-варьете, где не действуют человеческие критерии нравственности, а мнимый мир древней истории становится подлинной мировой мистерией. Между двумя текстами устанавливается зеркальность, то, что кажется реальным объектом, выступает лишь как искаженное отражение того, что само казалось отражением.

Культуру в целом можно рассматривать как текст, но весьма сложный, образующих сложное переплетение авторских текстов. Эта система, постоянно пополняясь новыми вариантами, образует непредсказуемую игру семантики, что и увеличивает ее возможности к развитию и исключает повторяемость. Художественное познание сначала вписывает жизненный материал в сюжет, а затем гениальные сюжеты становятся мерилом духовной жизни. Банальная фраза критиков художественных произведений «так в жизни не бывает» предполагает, что действительность ограничена законами логики, но искусство - это область свободы. Парадоксальность в искусстве - одновременно следствие и причина непредсказуемости и парадоксальности самой жизни.



Литература:

  1. Булгаков М. Белая гвардия. Театральный роман. Мастер и Маргарита. М., 1973

  2. Лотман Ю.М. Взрыв и культура. С-П., 1992

  3. Лотман Ю.М.. О проблеме значений во вторичных моделирующих системах.// Труды по знаковым системам. Т 2. Тарту, 1981

  4. Лосев А.Ф. Диалектика художественной формы. М., 1971


Семиотический анализ текста романа М.А.Булгакова "Мастер и Маргарита"
  • Русский язык и литература
Описание:

Статья  посвящена   анализу  фрагментов  романа  М.А. Булгакова  «Мастер и Маргарита»   с точки  зрения  семиотического подхода.  Данный материал  может быть интересен  учителям  литературы  с  точки  зрения  раскрытия  особенностей  смыслового  пространства  романа.

Текст как  смысловое  единство высшего ранга  обусловливает  явление  реализации потенциальной многозначности  слова, появления новых  приращений смысла, незафиксированных  в  системе  общелитературного языка. 

Знаковая  природа   художественного  текста   двойственна:  текст  как бы  выдает себя  за реальность, вызывает  у  зрителя  и читателя  реальную  реакцию на  свое бытие,  но  в  то  же время  напоминает, что  он  создание  автора  и  значит  нечто, что  вложил  в него  художник

     В  произведениях  искусства  часто встречаем    двоякую условность: с одной  стороны,  появляется предельно  правдоподобное изображение, с другой – сквозь него  «просвечивает»  весьма  нереальное  содержание.  Все  это    -  явление  образа автора.

Автор Ровенских Марина Анатольевна
Дата добавления 04.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 749
Номер материала 28931
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓