Главная / Русский язык и литература / Реминисценции из русских классиков в лирике И.Бродского.

Реминисценции из русских классиков в лирике И.Бродского.

Реминисценции из русских классиков в лирике И.Бродского.


А.Жолковский справедливо отмечает, что у исследователя реминисценций всегда "двоякий интерес: увидеть как саму цитату, так и ее новый поворот"(2, с.19). Далее литературовед поясняет, что «может воспроизводиться фрагмент чужого текста или образ, или кусок сюжета, или особенность структуры произведения предшественника, или даже специфика его системы мышления» (2,20) В поэзии И.Бродского реминисценций всех видов предостаточно, мы здесь остановимся только на самых явных «цитатах» из произведений школьной программы.

Начнем поиск реминисценций со знаменитого "Слова о полку Игореве". В стихотворении "Конец прекрасной эпохи" (1969 г.) совсем еще молодой И.Бродский уже подводит промежуточные итоги своей творческой жизни. Он рассуждает о том, что его морально убивают в советской России, в этой "второсортной державе"... И надо бы "дернуть отсюдова по морю новым Христом", но он все же не может оставить Родину:


То ль пятерка шестых остающихся в мире частей

чересчур далека. То ли некая добрая фея

надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.(1, с.135)


И без арифметических вычислений понятно, что слова о Родине относятся к Советскому Союзу. Но возможно, что поэт вспоминает здесь и стихотворение С.Есенина "Русь советская", где великий крестьянин клянется в том, что всю жизнь будет воспевать "шестую часть Земли /С названьем кратким Русь".

И.Бродский в конце своего произведения заявляет, что древняя Русь и современная похожи "в общей своей слепоте", образ автора начинает соотноситься с ликом "вещего Бояна". Заканчивает поэт с горькой иронией над собой, используя знаменитое выражение из "Слова о полку Игореве":


Не по древу умом растекаться пристало пока,

но плевкам по стене...(1,с.136)


Этот прозаический штрих показывает отчаяние и беспомощность российского поэта в эпоху, когда "неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора"(1,с.136).

В цикле "Часть речи", созданном уже на чужбине, снова появляются цитаты из "Слова...". Здесь мотивами и образами из древнерусского памятника пропитано все стихотворение, но настроение уже другое, ностальгическое. Осенний лист падает в грязь, как "обагренный князь", появляется знакомая формула "растекаясь по...":


Растекаясь широкой стрелой по косой скуле

деревянного дома в чужой земле,

что гуся по полету, осень в стекле внизу

узнает по лицу слезу.

И, глаза закатывая к потолку,

я не слова о номер забыл говорю полку...(1,с.206)


В последнем стихе, конечно, проглядывает название "Слова о полку...". Исследователь Л.Бельская вдобавок увидела в последней бессвязной строке мандельштамовские "Я слово позабыл, что я сказать хотел" и "Петербург! Я еще не хочу умирать: у тебя телефонов моих номера"(3, с.154-155).

Еще раз приметы "Слова..." появляются в четвертой эклоге. Одним из недостатков нахождения человека в космосе, "на внеземной орбите", Бродский считает то, что здесь "даже выпав / из космического аппарата / , ничего не поймаете: ни фокстрота / , ни Ярославны, хоть на Путивль настроясь"(1, с.244).

Лирики двадцатого века часто включали в свои художественные тексты реминисценции из русских писателей девятнадцатого столетия, и Бродский в этом смысле не исключение.

Стихотворение-путешествие "От окраины к центру" (1962 г.) поэт начинает слегка трансформированной пушкинской строкой "Вот я вновь посетил...", и весь текст, как и у классика, строится на воспоминаниях(1,с.21).

В уже упоминаемой нами четвертой эклоге лирическому герою снится "бурный Терек в тесном ущелье". Здесь вспоминаются сразу два поэта, воспевших в свое время Терек, - Пушкин и Лермонтов. Из "Обвала" Пушкина на ум приходят строки о том, как обвал с грохотом упал "и всю теснину между скал / Загородил / И Терека могущий вал / Остановил.". А из "Тамары" Лермонтова - "В глубокой теснине Дарьяла /,Где роется Терек во мгле...".

В той же четвертой эклоге у Бродского появляется шалун, заморозивший пальчик, из "Евгения Онегина", хотя роман здесь назван стихотворением, возможно, потому, что отрывок про этого шалуна, когда его изучают в начальной школе, учениками воспринимается как отдельное произведение:


время, упавшее сильно ниже

нуля, обжигает ваш мозг, как пальчик

шалуна из русского стихотворения...(1, с.242).


В этих строчках есть определенная двусмысленность. «Наш мозг» обжигают одномоментно и время, и произведение А.Пушкина, так как упоминание о морозе намеренно опущено.


"Разговор с небожителем" (1970 г.) полон цитат из Библии и русских классиков. И здесь не обходится без обращения к Пушкину. В частности, в тексте Бродского трансформированы стихи из "Пророка":


не стану жечь

тебя глаголом, исповедью, просьбой...(1,с.142)


И в пушкинском тексте лирический герой "общался" с небожителем, и здесь происходит аналогичный процесс. Но у современного поэта это гневный монолог человека, который не находит у окружающих сердечности, и возвращает Богу за ненадобностью свой дар:


уже ни в ком

не видя места, коего глаголом

коснуться мог бы...(1,с.141)


Нередко Бродский смешивает микроцитаты из разных поэтов, как будто нарочно путая читателя:


Знаешь, когда зима тревожит бор Красноносом,

Когда торжество крестьянина под вопросом...(1,с.159)


Сначала вспоминается поэма Некрасова "Мороз, Красный нос", затем строки из пятой главы "Евгения Онегина"( "Зима! Крестьянин, торжествуя, ..."). Накладывая некрасовские штрихи на пушкинский гимн зиме, Бродский , по-видимому,позволяет себе сомневаться в «торжестве» крестьянина в это тяжелое для бедного человека время года.


В другом стихотворении Бродским иронически использована знаменитая некрасовская строка "В лесу раздается топор дровосека". Она включена в "Речь о пролитом молоке". Эта "Речь" (1967 г.)- бунт против советской жизни, против травли, которой поэт подвергался в России. Лирический герой кричит в ярости:


Я беснуюсь, как мышь в тесноте сусека!

Выносите святых и портрет Генсека!

Раздается в лесу топор дровосека!(1,с.79)


Здесь "топор"- это, конечно, и орудие убийства. Вспоминается Раскольников, призывы Руси к топору и.т.д. Дальше в "Речи" появляются мотивы толстовства и, в частности, с философией непротивления злу насилием герой в данный момент категорически не согласен:


Пусть закроется - где стамеска!

Яснополянская хлеборезка!

Непротивление, панове, мерзко!(1,с.79)


В первом сонете, обращенном к Марии Стюарт, Бродский произносит, увидев прекрасную статую, знакомые слова Ф.Тютчева, нарочито "подпорченные" канцелярским оборотом: я "...встретил Вас. И в силу этой встречи / ,все былое ожило / в отжившем сердце..."(1,с.176)


У позднего Бродского нередко встречается и другой вид цитации, когда автор обыгрывает целиком хрестоматийный текст, как бы переписывает его по-своему. Так, шестой сонет Бродского, обращенный все к той же статуе Марии Стюарт, - это яркий пример полемической реминисценции. Как пишет А.Жолковский, "На нескольких уровнях - сюжетном, лексическом, синтаксическом, рифменном, Бродский как бы перебивает, комкает и отодвигает в сторону пушкинский оригинал, чтобы в конце выступить со своим собственным номером(2,с.280-281)." Я не буду анализировать данный сонет, это исчерпывающе сделал А.Жолковский, лишь приведу примеры трансформации знакомых строк:


Я Вас любил. Любовь еще (возможно,

что просто боль) сверлит мои мозги.


Или


Я Вас любил так сильно, безнадежно,

Как дай Вам Бог другими - но не даст!


Духовная, альтруистическая любовь классика трансформирована здесь в вульгарное физиологическое влечение с угрозами самоубийства, чертыханием, непристойностями. И уж, конечно, совсем не по-пушкински у лирического героя Бродского "пломбы в пасти плавятся от жажды / коснуться - "бюст зачеркиваю" - уст!" Этой нарочито косноязычной строкой заканчивается сонет "Я Вас любил" по Бродскому.(1,с.178)

На протяжении всего творческого пути использует Бродский и "точечную" цитацию классиков. В стихотворении "Темза в Челси" упоминается "ансамбль водосточных флейт"(1,с.186), конечно, перекликающийся с "флейтой водосточных труб" В.Маяковского. Цикл "Часть речи" начинается странной строкой "Ниоткуда, с любовью, надцатого мартобря" - и здесь мы улавливаем "надцатый год" того же Маяковского, узнаем гоголевского Поприщина ( "Записки сумасшедшего" ), подписывавшего в дневнике "мартобря, такого-то числа". В том же цикле лирический герой Бродского размышляет о сущности свободы, утверждает, что это - "когда забываешь отчество у тирана, а слюна во рту слаще халвы Шираза" (1,с.213). Л.Бельская считает, что здесь сливаются воспоминания о советском тоталитаризме, когда собственное имя — Иосиф - напоминало об «Отце народов», и сладостный вкус нынешней свободы. Здесь же исследовательница увидела цитацию Пушкина ("Слова слаще звуков Моцарта"), Есенина ("Как бы ни был красив Шираз") и восточной мудрости ("Сколько ни повторяй слово "халва", во рту слаще не станет")(3,с.157).


Нередко в поэзии И.Бродского встречаются реминисценции и из прозаических романов девятнадцатого столетия. Судя по количеству узнаваемых цитат, его любимым автором был Ф.М.Достоевский.

Ни в советской России, ни в эмиграции классическая литература "не отпускает " Бродского. Вызывающие тоску лирического героя воспоминания о черной школьной доске и о геометрии с ее слишком параллельными линиями, включаются в ассоциативную цепь, приводящую к Ф.Достоевскому:


Только затканный сплошь паутиной угол имеет право

именоваться прямым...(1,с.199)


На ум приходят философские умозаключения Свидригайлова о том, что вечность - это не обязательно что-то огромное, "будет там одна комнатка, по всем углам пауки, и вот и вся вечность". Разговоры о смерти Бродский завершает таким пассажем:"Треугольник больше не пылкая теорема: / все углы затянула плотная паутина..."(1,с.245). В философском стихотворении о смысле жизни, о близящемся финале ее ("Точка всегда обозримей в конце прямой...") опять появляется знакомый уже образ:


Паутиной окованные углы

Придают сходство комнате с чемоданом.(1,с.280)


"Расподобляя и переосмысливая затверженные догмы, нормативные указатели, поэт посмеивается над "готовыми" истинами и убежден, что их надо испытывать на себе или добывать самому и каждый раз заново",- пишет Л.Бельская.(3,с.158) Добавим к этому, что мир по Бродскому настолько сложен, что в нем вообще нелепо говорить об однозначной истине, пусть даже и добытой самим.

Возможно, один читатель, узнавая классические строки в модернизированных текстах, вспоминает любимых авторов, а другой - возмущается вульгаризацией классических шедевров. Однако все согласятся, что с помощью реминисценций И.Бродский создает свой стиль, оригинальные образцы настоящей поэзии.





















































Использованная литература:


1.) Бродский Иосиф Александрович. Избранное, Библиотека новой русской поэзии, 1993.

2.)Жолковский А. "Блуждающие сны": из истории русского модернизма, Москва-СПб, 1992.

3.)Бельская Л.Л. Анализ поэзии и поэзия анализа, Алматы, 1997.

4.)Маркова О.Б. Арифметические действия в лирике Бродского, сб. Проблемы поэтики и стиховедения, Алматы, 1993, с.69-71.


В старших классах на уроках литературы мы даем детям понятие о реминисценции. В данной статье я собрала и прокомментировала примеры оригинальной «цитации» русских классиков одним из знаменитых поэтов ХХ столетия, лауреатом Нобелевской премии, И.Бродским. Большая часть этих реминисценций с моей помощью была замечена в изучаемых поэтических текстах учениками 11 класса.


Реминисценции из русских классиков в лирике И.Бродского.
  • Русский язык и литература
Описание:

Перед вами конспект урока, посвященного лирике И.Бродского. Мои ученики давно и с удовольствием ищут реминисценции у разных авторов. На этом уроке мы пытались найти в поэзии И. Бродского цитаты из многочисленных источников - от "Слова о полку Игореве..." до романов Ф.М. Достоевского и Л.Н.Толстого. После того, как реминисценция найдена - необходимо увидеть ее новый "поворот". И. Бродский использовал как " точечные" реминисценции, так и переделку целых классических текстов.

Возможно, один читатель, узнавая классические строки в модернизированных текстах, вспоминит любимых авторов, а другой - возмутится вульгаризацией классических шедевров. Однако все согласятся, что с помощью реминисценций И.Бродский создавал свой стиль, оригинальные образцы настоящей поэзии.

 

 

 

 

 

Автор Мадигожина Наталья Валентиновна
Дата добавления 02.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 500
Номер материала 20462
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓