Главная / История / Реферат на тему "Позабытый герой"

Реферат на тему "Позабытый герой"

31


Смоленское областное государственное бюджетное

образовательное учреждение среднего профессионального образования «Ярцевский индустриальный техникум»









Реферат на тему:


Позабытый герой.

Памяти генерала М.А.Милорадовича.




Выполнил: Подобедов Николай Юрьевич

Группа 1

Специальность: Сварщик

Адрес проживания: 215800

Смоленская область, г. Ярцево,

проспект Металлургов, д. 32, кв. 51

Номер телефона: 8-950-703-76-94
E-mail:
shepotinnick2013@yandex.ru

Научные руководители:

Курапина Наталья Венедиктовна

преподаватель истории высшей категории

Воронова Ирина Евгеньевна

мастер производственного обучения

высшей категории






г. Ярцево

2013г.

Оглавление:

І. Введение…………………..….................................................................стр.3

ІІ. Основная часть…………………………………………………………стр.4

  1. Краткая характеристика М.А.Милорадовича как военного

деятеля………………………………………………………………….стр.5

  1. Юность Милорадовича………………………………………………..стр.6

  2. Начало военной карьеры………………………………………………стр.8

  3. Милорадович в Отечественной войне 1812 года……………………стр.12

  4. Жизнь без войны………………………………………………………стр.15

  5. Военный генерал-губернатор Санкт-Петербурга…………………....стр.20

  6. События междуцарствия………………………………………………стр.23

ІІІ. Заключение.

  1. Память о Герое ……………………………………………………….стр.26

  2. Награды М.А.Милорадовича Российские ордена ………………..стр.28

ІV. Использованные источники. ……………………………………….стр.29

V. Приложения


















І. Введение

Обоснование выбора темы. Актуальность выбранной темы.

а) Цели реферата:

1. Образовательные

- познакомить студентов с основными фактами жизни и деятельности генерала М.А.Милорадовича;

- подчеркнуть вклад знаменитого героя в дело служения Отечеству;

- способствовать накоплению сведений об истории родного края;

- продолжить работу по обогащению словарного запаса, способствовать формированию и развитию культуры речи;

- формировать умение говорить, слушать и понимать устную речь;

- учить навыкам подготовки и проведения устного выступления.

2. Воспитательные

- воспитывать бережное отношение к памяти прошлого на примере

героической жизни и деятельности на благо Отечества генерала

М.А.Милорадовича;

- формировать чувство патриотизма, воспитывать уважение, любовь к

истории родного края и страны;

- способствовать возникновению интереса к героическим страницам

истории своей страны, своего края;

- обратить внимание студентов на героическое служение Родине своего соотечественника, чтобы использовать в качестве примера для подражания.

3. Развивающие

- развивать интерес и приобщать подрастающее поколение к героическому

прошлому нашей Родины и родного города;

- вырабатывать у студентов интерес к чтению, к поиску новой информации;

- развивать речевые способности;

- способствовать укреплению памяти;

- формировать логическое мышление;

- вырабатывать усидчивость и внимание;

- прививать навыки культуры поведения во время общественных мероприятий.

б) Задачи реферата:

- развивать интеллектуальное творчество студентов, привлекать их к исследовательской деятельности;

- способствовать общению студентов различных учебных заведений, развивать студенческие связи.

ІІ. Основная часть:

Эпиграф

«Достоин славы он, которая трубою

 Везде его дела и подвиги гремит,

 И коей громкий глас с признательной слезою

 Потомство позднее стократно повторит!

 Гордись героем сим, страна родная, вечно

 И к памяти его благоговей сердечно!»

С.В.Самохвалов

(Приложение 1)

Но «потомство позднее» позабыло славные деяния графа Милорадовича, поэтому я посчитал своим долгом написать несколько строк в качестве дани памяти незаслуженно позабытому Герою России. Михаил Андреевич Милорадович стал одним из символов той прекрасной эпохи рубежа двух веков, которая включает в себя время от конца правления императрицы Екатерины Великой до начала правления одного из ее младших внуков, Николая Павловича. Став органической частью этого блестящего периода русской истории, он был столь прочно связан с ним, что именно на завершающем его этапе погиб от рук тех, кто больше жизни жаждал перемен. Изучая биографию и жизненный путь этого человека, можно отчётливо увидеть драматизм генеральской карьеры: взлеты и падения, большую славу и болезненные отставки.

Лев Николаевич Толстой писал: "Верьте, русские офицеры, в великое ваше призвание. Не сомневайтесь в его величии, потому что всякое сомнение — начало гибели. Вы призваны служить благу России через армию, и через служение и воспитание ея, благу всего мира, если вы любите вашу страну и верите в нее и в себя".

Целых полстолетия цвет русской армии составляли ученики Суворова – офицеры, которых он благословил.

В первом ряду выдающихся полководцев этой плеяды нужно назвать имя генерала Михаила Андреевича Милорадовича. Негладкими были отношения генерала с политическими властями и придворной элитой.

Имя генерала Михаила Андреевича Милорадовича принадлежит когорте настоящих героев, о ком сказано «богатыри – не мы»; при этом судьба графа Милорадовича значительна и необычна и на столь блистательном фоне, как лучшие генералы 1812 года.

Это исследование не претендует на полное биографическое описание яркой и славной жизни генерала Милорадовича, но дать читателям общее представление о «русском Баярде» оно вполне сможет.

1. Краткая характеристика М.А.Милорадовича как военного деятеля.

С детства записанный в армию, Милорадович начал военную карьеру во время русско-шведской войны 1788-1790 и к 1796 стал капитаном. Исполнительный службист, Милорадович при Павле I дослужился до генерал-майора. В 1799 участвовал в Итальянском и Швейцарском походах А.В. Суворова, проявив находчивость и храбрость (Приложение 2). От Суворова Милорадович перенял предприимчивость, удаль, умение заслужить любовь солдат (Приложение 3). В 1805 г. командовал бригадой и неоднократно отличился в сражениях с французами. Во время русско-турецкой войны 1806-1812 гг. проявил себя, как деятельный, честный и храбрый командир. В 1806 году Милорадович освободил Бухарест; у крепости Обилешти с 7 000 солдат пошел против 12 000 турецкого авангарда и в штыковом бою заставил противника отступить, заслужив за это алмазную шпагу с надписью: "За храбрость и спасение Бухареста". В 1809 году Милорадович стал генералом от инфантерии. В Отечественную войну 1812 года занимался формированием резервных войск, с которыми присоединился к основным силам русской армии. В Бородинском сражении командовал правым крылом 1-й армии. Был назначен М.И. Кутузовым начальником арьергарда и обеспечивал отход русской армии в Тарутино. При наступлении М.И. Кутузова командовал авангардом, став одним из любимейших командиров, кумиром солдат и народным героем. Во время заграничного похода русской армии в 1813-1814 участвовал в наиболее опасных сражениях и был награжден Александром I титулом графа и орденом Андрея Первозванного. С 1818 был военным губернатором Петербурга. После смерти Александра І в 1825 Милорадович стал одним из главных действующих лиц междуцарствия. Не желая, чтобы Николай І занял престол, и сознавая, что "у кого 60 000 штыков в кармане, тот может смело говорить", Милорадович потребовал и добился присяги Константину Павловичу. Когда последний отказался царствовать, понадобилась переприсяга Николаю I, непонятная для народа. Этой ситуацией воспользовались декабристы. 14 декабря 1825 года Милорадович явился на Сенатскую площадь, пытаясь убедить солдат прекратить бунт, и был смертельно ранен выстрелом П.Г. Каховского.

2. Юность Милорадовича

Откуда же взялся этот блестящий офицер с русской удалью и такой нерусской русской фамилией - Милорадович?

Пора Петра І (Приложение 4). В 1711 году император, готовясь к войне с турками, искал среди турецких славян искусных агентов. Необходимо было возбудить их против мусульман. Зарубежным сподвижником Петра становится древний род сербских дворян Милорадовичей. Ещё за много лет до Петра — это семейство отличалось деятельной преданностью России; один из Милорадовичей содержал на собственный, как тогда говорили, кошт 20-тысячное войско и успешно воевал с турками, помогая России.

Пётр Великий пожаловал приехавшего в Россию Михаила Милорадовича полковником. Внучатый племянник его, Андрей Степанович, отец генерала, участвовал в турецких войнах екатерининской поры. Сын его, Михаил Милорадович, по обычаям того времени, ещё в детстве был записан в лейб-гвардии Измайловский полк. Но прочие звания и регалии заслужил сам, собственным мужеством и отвагой. К слову сказать, запись младенцев в гвардейские полки производилась от точного расчёта. Власть стремилась таким образом обеспечить приток дворянской молодёжи в гвардию: нужно было с уверенностью знать, что полки будут полностью укомплектованы младшим офицерским составом. Жалованье офицера было мизерным, а потому содержание лошадей и "построение" формы делалось на собственный кошт - с доходов от родительских усадеб.

Все Милорадовичи по происхождению своему сербы. Они водворились в Южной России в начале прошлого столетия. Отец Михаила Андреевича Милорадовича ознаменовал себя заслугами в войнах с турками в царствование императрицы Екатерины II и умер в чине генерал-поручика, занимая тогда весьма важный, но уже не существующий пост наместника Малороссии. Сын его, герой Михаил Андреевич, родился в 1771 году. По обычаю того времени, он, «…как богатых бар потомок, был сержантом из пеленок.»

В 1780 году, имея от роду десять лет, он был уже подпрапорщиком в лейб-гвардии Измайловском полку, любимом полку императрицы Екатерины II (при вступлении ее на престол измайловцы были первыми сторонниками ее права) (Приложение 5). Высокое положение, которое занимал отец Милорадовича, малороссийский наместник, его обширные связи, дружба с Суворовым и Кутузовым, разумеется, обеспечивали сыну хорошую карьеру.

Образование Милорадовича было самое поверхностное, несмотря на то, что юные годы свои он провел за границей и учился сначала в Кенигсбергском университете, а потом в Геттингене, в Страсбурге и Меце. Проведя несколько лет за границей, Милорадович даже не получил там основательного знания иностранных языков и по-французски всю жизнь говорил с самыми грубыми и забавными ошибками.

Возвратясь в Россию, Михаил Милорадович имел большой успех в обществе в качестве красивого, ловкого танцора, а также веселого и остроумного собеседника. Общество тогда было очень нетребовательно и милое невежество молодого графа нисколько не помешало ему в свете.

3. Начало военной карьеры

На службе ему тоже повезло: чины быстро сыпались на него один за другим, и в 1796 году он уже был капитаном. Находясь еще в первых обер-офицерских чинах, Милорадович участвовал в двухлетней войне со Швецией.

Когда после Екатерины II на престол вступил император Павел, то исполнительность и расторопность Милорадовича на разводах и экзерцициях, которые, как известно, страстно любил этот государь, быстро обратили на него внимание императора (Приложение 6). Бравый, вымуштрованный офицер пришелся по вкусу императору Павлу. В 1797 году Павел произвел Милорадовича в полковники, а менее чем через год - в генерал-майоры, и назначил шефом Апшеронского мушкетерского полка. Таким образом, выходит, Михаил Андреевич Милорадович был генералом, имея всего двадцать семь лет от роду.

Суворов, присматривавшийся к сыну боевого товарища, быстро оценил храбреца, прирожденного офицера, и сделал его своим дежурным генералом. Суворову по сердцу пришлась быстрота, расторопность Милорадовича. Он быстро мыслил и поспешно действовал, не теряя ни секунды. Как известно, Суворов считал это качество фундаментом военного искусства. С восторгом Суворов отзывался о штыковой атаке Милорадовича на французскую конницу.

О подвигах Милорадовича говорили в армии, судачили в светских салонах. При отчаянной храбрости ему удавалось избежать ранений. Разумеется, солдаты приписывали это чудодейственной силе: заговоренный генерал! Он вальяжно разъезжал под огнем – и оставался невредимым. При штурме Альтдорфа, к восторгу Суворова, впереди колонны Милорадович перешел горящий мост – и ни царапины. Великий князь Константин Павлович – участник кампании 1799-го – приблизил к себе героя. С подачи Суворова Милорадович заслужил доверие царской семьи, за честь которой в декабре 1825г. он и погибнет на Сенатской площади. При переходе через Сен-Готард, заметив колебания войск, Милорадович воскликнул: «Смотрите, как возьмут в плен вашего генерала!» - и первым покатился с утеса. Он по-суворовски умел воздействовать на солдат честным примером: «Делай, как я». Сохранились воспоминания о сражении при Бассиньяно, в них Милорадович предстает во всей красе суворовского ученика: «Тут, кроме общей от картечи и пуль опасности, которою генерал Милорадович пренебрегал, разъезжая всегда впереди под выстрелами, смерть угрожала собственно ему, когда французский стрелок нацелил по нем в трех шагах из-за куста и неприятельский офицер, наскакав, взмахнул уже саблею, чтобы разрубить ему голову, но Провидение оказало ему в сей день явное покровительство свое. Три лошади убиты под ним, четвертая ранена. В сем-то сражении, видя общее замешательство войск, он схватил знамя и, закричав: «Солдаты! Смотрите, как умрет генерал ваш!» - поскакал вперед...»

Если судить о Милорадовиче и Суворове по историческим анекдотам, они могут показаться психологическими антиподами. Аскет и скромник, рачительный и экономный Суворов и франт Милорадович, с юности славившийся любовью к танцам и прекрасному полу. Действительно, вдали от сражений их стиль жизни удивительно разнился. Для Милорадовича быть первым танцором на балу было таким же делом чести, как первенство на поле боя. А еще Милорадович, погибший вечным холостяком, был фантастически расточителен. Удивлял петербургских снобов собольей шубой – и оставался в долгах, будучи столичным генерал-губернатором.

Милорадович усвоил суворовскую удаль, предприимчивость и доброе отношение к солдату, которые в дальнейшем принесли ему популярность и известность.

Прекрасно известно суриковское полотно "Переход Суворова через Альпы" (Приложение 7). Головокружительный марш-бросок совершил и Милорадович. Его солдаты добрались до гребня одного из альпийских склонов и задумались: "Как же спуститься нам?" "А вот как", - показал генерал: опрокинулся на спину и покатился с горы. Солдаты вихрем слетели вслед за ним. Неприятель внизу опрокинут и смят.

Деятельное участие принял Михаил Андреевич и в боях за Альпами, способствуя выходу армии Суворова из окружения.

Год, проведенный Милорадовичем под начальством Суворова, был лучшею для него школою: в ней развилось его действительное призвание, в ней усвоил он ту удаль, ту предприимчивость, то замечательное умение привязать к себе солдат, которые впоследствии так далеко выдвинули его из ряда современных русских генералов. С этого времени Милорадович вдруг становится популярным и в армии и в народе.

Император Павел щедро наградил Милорадовича за итальянскую кампанию: он дал ему орден святой Анны первого класса, пожаловал его командором ордена святого Иоанна Иерусалимского с присвоением ему при последнем пожаловании по тысяче рублей ежегодного дохода и наградил вдобавок орденом Александра Невского и Мальтийским орденом.

Император австрийский и король сардинский, со своей стороны, спешили выразить свою признательность Милорадовичу; первый подарил ему осыпанную алмазами табакерку, а второй дал орден Маврикия и Лазаря большого креста.

В этом же походе Милорадович приобрел особое расположение и дружбу великого князя Константина Павловича, который вступил даже с ним в переписку и в своих письмах постоянно благодарил Милорадовича за его службу.

В период русско-австро-французской войны 1805 г. Милорадович командовал бригадой в составе армии Кутузова. При отступлении русской армии от Браунау он отличился в жарком бою с французами у Амштеттена и в сражении под Кремсом. В последнем ему была поручена фронтальная атака неприятельской позиции; за мужество и доблесть в сражении, продолжавшемся весь день, он был удостоен ордена святого Георгия 3-й степени и чина генерал-лейтенанта.

Всегда щеголеватый и изысканно одетый, Михаил Андреевич под пулями мог спокойно закуривать трубку, поправлять ордена и шутить. Отдаваясь музыке боя, он везде успевал, возбуждал войска личным примером; раньше всех садился на коня и слезал с него последним, когда все были устроены на отдых (Приложение 8).

1806 год застает Милорадовича на другом театре военных действий. 16 ноября этого года он переправляется во главе вверенного ему корпуса через Днестр, быстро проходит Молдавию и Валахию и двумя победами над турками - 11 декабря при селении Глодиани и 13 числа того же месяца при городе Бухаресте - спасает Валахию от разорения. Продолжая действовать в составе Молдавской армии И.Михельсона, отличился при Турбате и Обилешти; был награжден золотой шпагой с надписью: "За храбрость и спасение Бухареста". В 1809 г. за сражение при Рассевате Михаил Андреевич был произведен в генералы от инфантерии, став в 38 лет полным генералом. Затем он занимался административной деятельностью, исполняя должность генерал-губернатора в Киеве (Приложение 9).

В начале 1810 года Милорадович должен был оставить театр военных действий на Дунае: он получил назначение командовать армией, собиравшейся близ Могилева на Днепре.

В скором времени в жизни Милорадовича произошло одно особенное обстоятельство, о котором умалчивает большая часть его биографов, но о котором есть строка в его формуляре: в сентябре 1810 года Милорадович был уволен по прошению от службы... Но дело скоро уладилось, и уже 20 ноября того же года он опять был принят на службу, а в декабре назначен киевским военным губернатором.

4. Жизнь без войны.

Вернувшись со своим Апшеронским полком в Ровно, Михаил Андреевич стал вести свой привычный театрально блестящий образ жизни. Без войны он страшно скучал, тратил безумные деньги на устроение празднеств, женщин и выпивку, завел у себя музыкантов, очень много следил за обстановкой в своем доме. Вообще многие вспоминают о том, что Милорадович с большим удовольствием делал перестановки и реконструкции в своих апартаментах. Сам он объяснял эту свою страсть скукой в отсутствие войны, но все же следует заметить, что эти «дизайнерские увлечения» генерала стали скорее еще одним увлечением, которому он отдавался с той же страстью, что и всему остальному. В своих интерьерах он умело сочетал последние веяния парижской моды и самые разные экзотические безделушки.

С некоторой периодичностью Михаил Андреевич, после очередного посещения какого-нибудь своего старого сослуживца решался на кардинальные изменения в своей жизни, прекращение бессмысленных и многочисленных трат, а также приведения своих дел в порядок. Тот же Федор Глинка рассказывает, что, «…после поездок в Белую Церковь всякий раз принимался он за хозяйство. «Знаешь ли (говорил он), как аккуратно живет генерал П… Вот хозяин! Я непременно стану жить так же. Он дал мне формы для заведения хозяйственных книг и по дому, и по деревне; у меня страшный везде беспорядок; но этого более не будет!..» И тут закипала работа. Переплетали книги, графили листы, распределяли должности между дворней и даже записывали расход и приход в продолжение двух, или трех суток. Но скоро это прискучивало: книги валялись уже под столом, и старое шло по-старому…».

Милорадович страстно любил и различные игры: шахматы и бильярды, где, как и на войне, поражал всех своими неожиданными придумками, ударами, храбрыми движениями – он ни в чем не любил схематичности, немецкой пунктуальности. Настоящим его антагонистом был полковник Инзов, издавна командовавший Апшеронским полком и способный часами муштровать солдат, заставляя их раз за разом переделывать не вполне четко выполненное упражнение. Федор Глинка (Приложение 10) вспоминает в своих мемуарах, что «Милорадович, узнав о часе и времени такого учения, говорил своим: «Уж этот мне Иван Никитич!.. Он переделает моих гренадер в немцев!..», - и, вскочив на прыгающего коня… он мчался на место, где тихим шагом, поодиночке и пошереножно, плавали усатые гусары. Подлетев к фрунту, Милорадович кричал: «Стройся!.. Гренадеры, вспомните Италию!..» и, составя на минуту фрунт, начинал ломать его на взводы, дробить взводы на отделения: крутил, мутил, переворачивал… Часто заканчивал он очень удачно склейку фрунта, а иногда не мог сладить расклеенных частей и тогда, как и во многих случаях домашней жизни своей, говаривал: «Иван Никитич, поправить все!», - и уезжал домой».

После более четырех лет без войны и нескольких сотен перестановок мебели, Милорадович, наконец, получает долгожданный приказ о выдвижении в действующую армию – начинается Австрийская кампания 1805 года. Этот поход, как казалось генералу, должен был принести ему славу и новые повышения, однако обернулся катастрофой под Аустерлицем, в которой многие недоброжелатели Михаила Андреевича склонны были видеть большую его вину.

В самом начале сражения он не провел рекогносцировку и не установил истинную близость врага, ввиду чего у его колонны даже ружья оказались не заряжены и французы обратили в бегство первый в колонне Новгородский полк, который, в свою очередь, смял и заставил отступить апшеронцев Милорадовича. Этот удар Наполеона во многом и привел к победе французов.

(Приложение 11) Генерал А.Ф. Ланжерон позже обвинит в поражении именно Милорадовича: «Если бы император имел в то время военный опыт, который он приобрел с тех пор, он увидал бы, что один Милорадович был причиной подобной катастрофы, отнял бы у него после сражения командование и предал бы суду: нельзя было быть более виноватым, чем он. Но вышло наоборот: Милорадович попал в большую милость, чем когда-либо…». Даже если принять слова Ланжерона, никогда Михаила Андреевича не любившего, хотя бы отчасти на веру, становится окончательно понятно, почему после Австрийской кампании Милорадович пребывает в некоторого рода шоке и в ходе русско-турецкой войны даже получает от командования выговор за свою нерешительность.

Эту аустерлицкую ошибку Милорадовичу не забудут никогда, ученик Ермолова Н. Муравьев-Карский запишет потом: «Милорадович пользовался славой храброго генерала, но я не имел повода в том удостовериться. Иные полагали его даже искусным полководцем; но кто знал лично бестолкового генерала сего, то, верно, имел иное мнение о его достоинствах».

В 1810 году Милорадович с чином уже генерала от инфантерии переводится в Киев военным губернатором . Здесь, конечно, он, как и прежде, живет на широкую ногу в старом елизаветинском дворце, ухлестывает за несколькими хорошенькими барышнями, разбирает сплетни и постоянные конфликты местного мещанства и офицерства, что вовсе не идет на пользу его и так пошатнувшейся репутации. Один французский агент перед вторжением Великой армии в Россию писал: «Военный губернатор Киева, пользуется большой популярностью, но не очень хороший генерал; в военном искусстве никогда не делал больших успехов; прежде был адъютантом маршала Суворова, и это во многом способствовало его возвышению. В начале войны с турками командовал авангардом и там получил чин полного генерала. Дурной человек, проевший все состояние». Милорадовичу была нужна война.

5. Милорадович в Отечественной войне1812 года

Воистину для генерала Отечественная война стала спасением от бед штатской жизни. В армии вся его бесшабашность, мотовство и эпатаж были загнаны в жесткие рамки военного времени и полевых условий, так что Милорадович вынужден был ограничиться по большей части пафосными речами и разного рода выходками на полях сражений. Конечно, и в армии расточительность Милорадовича давала о себе знать, правда быстро оборачивалась для него нуждой. П.А. Вяземский в своих заметках пересказывает историю, слышанную им о генерале: «Рассказывали, что во время походов, бывало, воротится он в свою палатку после сражения и говорит своему слуге: «Дай-ка мне пообедать!» - «Да у нас нет ничего», - отвечает тот. «Ну, так дай чаю!» - «И чаю нет». – «Так трубку дай!» - «Табак весь вышел». – «Ну так дай мне бурку!», - скажет он, завернется в нее и тут же заснет богатырским сном».

Что же до эпатажа, то в этом, безусловно, Михаил Андреевич не знал себе равных в русской армии. Его развивающиеся разноцветные шелковые шали, пышные перья на шляпе, дальние выезды под пули противника и бесстрашие, достойное лучшего применения, стали поводом называть Милорадовича русским Мюратом. Действительно, по едкому замечанию Ермолова «двух таких в армиях было не сыскать».

В подтверждение необычайной храбрости Милорадовича часто рассказывают анекдот про его завтрак, якобы затеянный в пику Барклаю, выезжавшему к самой передовой, под перекрестными выстрелами французских батарей. Увы, в большинстве случаев подобные рассказы представляют собой солдатские легенды. Милорадович, хотя и любил покрасоваться впереди войска, никогда не делал этого против здравого смысла, больше усилий отдавая делу, чем личной славе.

Без сомнения, главным испытанием и полем славы для этого героя стала гроза 1812 года. Император Александр дал Милорадовичу несколько важных поручений, и все эти поручения были им исполнены с обычною расторопностью (Приложение 12). Пятнадцатитысячное войско было соединено под его начальством и приняло деятельное участие в Бородинском сражении. В Бородинском сражении Михаил Андреевич, действуя в составе

1-й армии Барклая-де-Толли (Приложение 13), командовал тремя пехотными корпусами на правом фланге и успешно отбил все атаки французских войск. 28 августа, через два дня после Бородино, Кутузов назначил его начальником арьергарда русской армии, и с этого дня отважный генерал стал стражем армии, а при необходимости - ее острием.

В чудовищной мясорубке боя он не только не терял самообладания, но и подбадривал, как мог, своих ближайших подчинённых. Один из его адъютантов поэт Пётр Вяземский вспоминал случай, когда французское ядро упало к ногам лошади Милорадовича, тот с улыбкой произнес: «Бог мой! видите, неприятель отдает нам честь», то есть салютует войскам Милорадовича.

Бесстрашие Милорадовича в известном смысле уникально. Ни в одном из 52 сражений, в которых он участвовал, он не был сколько-нибудь серьёзно ранен.

Судя по всему, Милорадовичем были крепко усвоены слова Суворова о том, что русский солдат боится Бога и поэтому ничего не боится. Как и Суворов, он был боголюбив. Так, уже в заграничном походе, в Пруссии, перед известным сражением при Бауцене (40 км восточнее Дрездена) 9 мая 1813 года Милорадович напоминал своим солдатам, в какой день им идти в бой и быть может умирать.

Девятое мая по церковному календарю (по новому стилю - это 22 мая) – день святителя Николая. Глинка пишет: «9 мая было у нас общее большое сражение… В начале дела граф Милорадович, объезжая полки, говорил солдатам: "Помните, что вы сражаетесь в день Святого Николая! Сей угодник Божий всегда даровал русским победы и теперь взирает на вас с небес!.." В самом деле левый фланг стоял с необыкновенного твердостию. Дело, бывшее на сём фланге, может почесться отрывком Бородинского сражения…»

Слова «Девятое мая» - в любом календаре - особый день для русского слуха, для нашей истории. В нём навсегда и отсветы Бородина, и освобождение Европы в 1813-1814 годы.

Главными качествами, снискавшими уважение среди своих солдат и противника, были храбрость, бесстрашие, граничащее с безрассудством. Его адъютант, поэт и писатель Фёдор Глинка (Приложение 14) оставил словесный портрет М. А. во время боя:

«Вот он, на прекрасной, прыгающей лошади, сидит свободно и весело. Лошадь оседлана богато: чепрак залит золотом, украшен орденскими звёздами. Он сам одет щегольски, в блестящем генеральском мундире; на шее кресты (и сколько крестов!), на груди звезды, на шпаге горит крупный алмаз... Средний рост, ширина в плечах, грудь высокая, холмистая, черты лица, обличающие происхождение сербское: вот приметы генерала приятной наружности, тогда ещё в средних летах. Довольно большой сербский нос не портил лица его, продолговато-круглого, весёлого, открытого. Русые волосы легко оттеняли чело, слегка подчёркнутое морщинами. Очерк голубых глаз был продолговатый, что придавало им особенную приятность. Улыбка скрашивала губы узкие, даже поджатые. У иных это означает скупость, в нём могло означать какую-то внутреннюю силу, потому что щедрость его доходила до расточительности. Высокий султан волновался на высокой шляпе. Он, казалось, оделся на званый пир! Бодрый, говорливый (таков он всегда бывал в сражении), он разъезжал на поле смерти как в своём домашнем парке; заставлял лошадь делать лансады, спокойно набивал себе трубку, ещё спокойнее раскуривал ее и дружески разговаривал с солдатами... Пули сшибали султан с его шляпы, ранили и били под ним лошадей; он не смущался; переменял лошадь, закуривал трубку, поправлял свои кресты и обвивал около шеи амарантовую шаль, которой концы живописно развевались по воздуху. Французы называли его русским Баярдом; у нас, за удальство, немного щеголеватое, сравнивали с французским Мюратом (Приложение 15). И он не уступал в храбрости обоим. Французы прекрасно знали Милорадовича, называя его «русским Мюратом». Это была большая похвала, так как именно этот французский маршал был самым отчаянным и смелым.

Чем труднее становилось положение Русской армии, тем азартнее, напористее, изобретательнее генерал. Подступает сентябрь. Войска покидают Москву. А Милорадовичу, благодаря недюжинным дипломатическим способностям, удаётся на целые три недели оттянуть вступление неприятеля в Первопрестольную. Заключив с королём неаполитанским перемирие, генерал даёт Русской армии самое драгоценное - время. Удивительна быстрота передвижения солдат Милорадовича, внезапный натиск, единый взмах штыковых атак, ювелирная точность артиллерийских ударов, острые языки конных лав. И столь же велико обаяние генерала: к нему тянулись все.

Боевая одиссея Михаила Андреевича не заканчивается с выдворением французов из России. Ногу в стремя! Теперь следуют названия, непривычные для русского уха: Глогау, Кульм, Люцен, Бауцен, Дрезден. Это имена сражений - несть им числа…».

Наибольшую известность и славу Милорадович приобрёл как один из самых опытных и умелых авангардных начальников русской армии, который успешно преследовал французов до границ Российской империи, а затем и в заграничном походе, участвовал во взятии Парижа. В битве под Лейпцигом он командовал русской и прусской гвардиями. За успешные действия своего корпуса в начале 1813 г. М. А. Милорадович первым получил в награду право носить на эполетах вензель Императора Александра I, а за умелое руководство войсками в заграничном походе 1 мая 1813. г. — титул графа Российской империи. В качестве девиза он избрал слова: «Прямота моя меня поддерживает» (Приложение 16).

16 мая 1814 г. назначен командующим пешим резервом действующей армии, 16 ноября — командующим гвардейским корпусом.

Командир русского арьергарда сумел вырвать согласие у маршала Мюрата, руководившего авангардом французских войск, на беспрепятственное продвижение русской армии через Москву. "В противном случае, - заявил Милорадович Мюрату, - я буду драться за каждый дом и улицу и оставлю вам Москву в развалинах". При переходе русских войск на старую Калужскую дорогу арьергард Милорадовича своими энергичными ударами по противнику, неожиданными и хитроумными перемещениями обеспечил скрытное проведение этого стратегического маневра. В горячих боях и стычках он не раз заставлял отступать рвавшиеся вперед французские части. Милорадович предводительствовал правым крылом и центром армии. С этого времени опять начинается длинный ряд доблестных подвигов Милорадовича. Отныне он вместе с другими сподвижниками Кутузова, в том числе и Ермоловым, становится кумиром солдат и вполне народным русским героем. Милорадович прикрывал отступление Кутузова от Москвы до Тарутина, в сражении под Тарутиным он командовал всей кавалерией, а затем участвовал в сражении под Малым Ярославцем. Когда же французская армия, отброшенная назад, бежала по большой Смоленской дороге, Милорадович был одним из неутомимейших ее преследователей (что, если верить рассказам, будто бы сильно не одобрялось Кутузовым).

Когда под Малоярославцем корпуса Дохтурова и Раевского перекрыли путь французской армии на Калугу, Милорадович от Тарутино совершил столь стремительный марш к ним на помощь, что Кутузов назвал его "крылатым". Наполеон после неудачи под Малоярославцем вынужден был отступать по старой Смоленской дороге, и Кутузов поручил непосредственное преследование противника Михаилу Андреевичу.

22 октября 1812 г. состоялось сражение под Вязьмой (Приложение 17) авангарда русской армии под командованием генерала Милорадовича и донского атамана М. И. Платова (Приложение 18) (25 тыс. чел.) с 4 французскими корпусами (всего 37 тыс. чел.), окончившееся блестящей победой русских войск, и в результате которого французы потеряли 8,5 тыс. чел. убитыми, ранеными и пленными. Урон русских составил около 2 тыс. чел. На плечах французов он овладел Дорогобужем, а затем отличился в сражении под Красным, заставив французские войска повернуть по проселкам к Днепру. В Вильно (Вильнюсе) Александр І лично вручил отважному генералу алмазные знаки к ордену святого Георгия 2-й степени. По поручению царя Милорадович был направлен для занятия Варшавского герцогства, где он сумел почти бескровно вытеснить австрийцев и овладел Варшавой. Отечественная война 1812 г. сделала имя Милорадовича необыкновенно популярным и известным.

Свою боевую славу Михаил Андреевич не уронил и в заграничных походах русской армии 1813- 1814 гг. После Лютценского сражения (апрель 1813 г.) он в течение трех недель прикрывал отступление русско-прусских войск, не дав возможности Наполеону развить успех. В Бауценском сражении Милорадович стойко выдержал на левом фланге все атаки французских войск и не раз сам переходил в контратаки, восхищая наблюдавшего за ходом битвы АлександраІ. Под командованием Барклая-де-Толли доблестный генерал успешно действовал в знаменитом сражении под Кульмом (август 1813 г.), где союзные русско-австрийские войска окружили и разгромили 37-тысячный французский корпус Вандама.

В так называемой Битве народов под Лейпцигом Милорадович, невольный свидетель тускнеющей славы "императора французов", командует Императорской российской гвардией, бросавшейся в самые жаркие места сражения. Заслуженным здесь орденом Андрея Первозванного, как ранее штыком, генерал укрепил намерение Петербурга отдать ему, словно маршальский жезл, почётное и боевое звание начальника гвардии.

За успешное руководство войсками в заграничном походе 1 мая 1813 г. Милорадович получил титул графа Российской империи. Он – кавалер множества российских и иностранных орденов…

Даже беглый рассказ об этих эпизодах боевой биографии генерала от инфантерии Милорадовича объясняет, почему после побед 1813 – 1814 гг. он был самым популярным «слугой царю, отцом солдатам».

6. Военный генерал-губернатор Санкт-Петербурга

После войны М.А. Милорадович некоторое время был назначен сопровождать императора, а в 1818 году получил назначение генерал-губернатором Санкт-Петербурга. Эта пышная должность откровенно тяготила героя войны 1812 года. К тому же в этот период он близко сходится с декабристами, поддерживая некоторые их идеи по переустройству России. Интересно, что в период своего губернаторства, как в Киеве, так и в Питере, Милорадович находит для себя замену войне: спасение людей от пожаров и наводнений. Фигура губернатора на коне, с загоревшимся от жара султаном и в сверкающих орденах одно из общих воспоминаний чрезвычайно разных мемуаристов.

На посту губернатора он сразу же занялся гуманизацией пенитенциарной системы Санкт-Петербурга: положение заключённых в городских тюрьмах было значительно улучшено. Как член Госсовета, Милорадович предлагал проект по отмене крепостного права в России. В городе он уменьшил количество кабаков, запретил в них азартные игры, спас русского поэта А.С.Пушкина от грозящей ему ссылки, покровительствовал театрам, был в тесной дружбе со многими декабристами. Тяготившийся административной рутины, он лишь время от времени находил выход своей неукротимой энергии, появляясь на улицах столицы то во главе отряда во время тушения пожара, то спасая тонущих во время наводнения.

Но одно было неизменно – молодой генерал очень любил щегольнуть. Его седло неизменно было одним из самых богатых во всей русской армии, мундир всегда с иголочки и подогнан так, что на нем не было видно ни морщинки. Словом – солдаты полка очень гордились своим командиром и готовы были идти за ним в огонь и в воду. Правда, была у Михаила Андреевича маленькая слабость – в любом месте, где бы он ни появлялся, он через короткое время всегда оказывался в обществе самых красивых дам. И никогда не отказывал себе в мимолетном флирте. Правда, предупреждал сразу: одна-две ночи, проведенные вместе, недостаточный повод для того, чтобы жениться. Если даму такой вариант устраивает, он всегда готов к услугам. Кого-то это устраивало, кого-то нет, но недостатка в дамах сердца у Милорадовича не было. Конечно, другим молодым щеголям это было явно не по нутру, но каждый из них знал, что Михаил Андреевич фехтует так, что о дуэли невозможно было и заикнуться. Разве что, как о способе изящного самоубийства…

На этом новом поприще Милорадович сохранил всю свою популярность. Его особенно любили за доброту и сострадание. Он охотно являлся ходатаем за множество лиц, беспрестанно обращавшихся к нему. Доброта и благородная деликатность поставляемы ему были даже в упрек некоторыми лицами собственно по отношению к деятельности его, как генерал-губернатора. Столица, как известно, кишела в годы его управления обществами, комитетами, управами, союзами, ложами, сплошь да рядом официально не разрешенными и даже запрещенными. Но Милорадович, полный доверчивости к людям, полный доброты и благородства, с омерзением презирал всякое шпионство, гнал от себя фискальство и не хотел поощрять сыщиков. Он не желал преследовать слова, мысли и намерения, доколе они не проявлялись в явных нарушениях закона.

Гнушаясь такими охранительными мерами, которые не обходятся без помощи шпионства, генерал-губернатор Милорадович был неутомим в тех случаях, когда явная опасность, наступавшая для вверенной его управлению столицы, требовала от него предприимчивости и смелости... Энергический человек пробуждался в нем на пожарах, куда он являлся всегда, а еще более отличился он в страшном несчастии, постигшем Петербург 7 ноября 1824 года при наводнении.

Одною из особенностей характера графа Милорадовича была необыкновенная расточительность: он всегда был в долгу как в шелку, и ни большое содержание, которое он получал, ни аренды, назначаемые ему от государя, ничто не могло выпутать его из его бесконечных долгов.

Родовое имущество его было сравнительно с его расходами довольно ничтожно: оно состояло из имения в Полтавской губернии, в котором было до полуторы тысячи душ крестьян. Часть этого имения он продал в удельное ведомство для уплаты долгов и стал подумывать об устройстве остальной части, рассчитывая под старость удалиться в деревню на покой. Но судьба решила иначе...

Зная для себя лишь одно достойное занятие - войну, он не имел удовлетворения от должности градоначальника. Лишь при разного рода происшествиях, особенно в дни наводнений, генерала видели распорядительным, смелым и энергичным. Доступный и снисходительный, он старался во всех делах соблюдать справедливость и гуманность. Относясь к своим заслугам в мирное время скептически, Михаил Андреевич писал царю: "Убедительно прошу ваше величество не награждать меня... По мне лучше выпрашивать ленты другим, нежели получать их, сидя у камина".

7. События междуцарствия

Что ж, битвы позади, слава не отпускает, генерал живёт широко и счастливо, влюблён в актрису Катеньку Телешову и любим ею. Утром 14 декабря 1825 года он едет к Катеньке отведать её знаменитой кулебяки. Генерала мучат тревожные предчувствия. Он говорит адъютанту, что идёт к Катеньке в последний раз.

Один из первых биографов Милорадовича – Михаил Иванович Семевский передаёт события 14 декабря 1825 года. Милорадовича предупреждали о грозившей ему опасности и советовали не ехать убеждать солдат не участвовать в бунте, он удивился…

Днём на Сенатской площади встали воинские части, отказавшиеся присягать императору Николаю. В декабрьском воздухе пахнет кровью. Милорадович должен остановить это безумие. Солдаты помнят его. Они слушают своего боевого генерала, молчат, ничего не предпринимают.

Мятеж декабристов в 1825 г. обернулся для Милорадовича бедой (Приложение 19, 20). Речь идет о событии, которое известно в обществе под именем декабристского бунта при восшествии на престол императора НиколаяI. Из двух возможных преемников умершего Александра І - Константина Павловича и Николая Павловича он отдавал предпочтение Константину, с которым еще в 1799 г. участвовал в суворовских походах. Возможно, поэтому генерал-губернатор столицы не предпринял энергичных мер по предотвращению мятежа на Сенатской площади. Около полудня, в понедельник, 14 декабря 1825 года, Милорадович мчался в санях с адъютантом своим, Башуцким, на Сенатскую площадь, где впереди монумента Петра I стояло каре из нескольких рот лейб-гвардии Московского полка и некоторых других полков, увлеченных своими офицерами. Прибыв14 декабря в Конногвардейский полк, шефом которого являлся Константин, Милорадович не захотел вести его против восставших, жалея русскую кровь. Громадные толпы народа запрудили значительную часть площади.

Милорадович обскакал через Синий мост по Мойке на Поцелуев мост и здесь встретился с генерал-майором Алексеем Федоровичем Орловым, по распоряжению которого в это время выезжала из казарм конная гвардия.

- Пойдемте вместе убеждать мятежников, - сказал Милорадович Орлову (разговор был на французском языке).

- Я только что оттуда, - отвечал Орлов, - но советую вам, граф, туда не ходить. Этим людям необходимо совершить преступление; не доставляйте им к тому случая. Что же касается меня, то я не могу и не должен за вами следовать: мое место при полку, которым командую и который я должен привести, по приказанию, к императору.

- Что это за генерал-губернатор, который не сумеет пролить свою кровь, когда кровь должна быть пролита! - вскричал Милорадович и, сев на лошадь, взятую им у одного из офицеров конной гвардии, поехал на площадь. Его сопровождал пешком Башуцкий. С трудом пробравшись сквозь толпы народа, Милорадович близко подъехал к каре и стал убеждать солдат образумиться. Приподнявшись на стременах и достав золотой клинок, обратился к солдатам: "Скажите, кто из вас был со мной под Кульмом, Лютценом, Бауценом?" Тихо стало на площади. "Слава богу, - воскликнул Милорадович, - здесь нет ни одного русского солдата!" В рядах восставших наметилось замешательство. Вдруг смелая и громкая речь генерала была прервана пистолетным выстрелом... Прозвучал роковой выстрел отставного поручика Каховского: смертельно раненный генерал опрокинулся с лошади в снег. В более чем пятидесяти сражениях счастливо избежавший ранения, он получил в тот день две раны, одна из которых оказалась смертельной, от революционеров-заговорщиков: одну, пулевую, от Каховского (выстрелом в спину) и вторую — штыковую, от Оболенского. (Приложение 21, 22).

- Сумасшедший, что ты делаешь! - закричат Бестужев, бросаясь на Каховского. Пистолет был отнят, но поздно. Милорадович упал с лошади на руки Башуцкого, который с помощью двух человек из толпившегося простонародья отнес его в манеж конногвардейского полка... Сюда скоро явился постоянный доктор Милорадовича, сопутствовавший ему во многих походах, Василий Буташевич-Петрашевский - отец будущего революционера М. В. Петрашевского. Он вынул пулю, но смерть была неизбежна.

Когда, преодолевая боль, Михаил Андреевич разрешил врачам извлечь пулю, пробившую ему лёгкое и застрявшую под правым соском, рассмотрев её и увидев, что она выпущена из пистолета, он воскликнул: «О слава Богу! Это пуля не солдатская! Теперь я совершенно счастлив!» Пуля оказалась со специальной насечкой; она разрывала при прохождении ткани больше, чем обычная. Умирающий Милорадович, собравшись с силами, пошутил: мол, жаль, что после сытного завтрака не смог переварить такого ничтожного катышка.

Часов в 9 он исповедался, а в полночь начался бред, предвестник кончины. Борение со смертью продолжалось часов до 3-х, и он умер в беспамятстве, говоря, по своему обыкновению, то по-русски, то по-французски». В 3 часа ночи на 15-е декабря его не стало. Без малого три десятилетия Милорадович находился в боевых походах и сражениях, бессчетное число раз подвергался опасности, но остался жив. Смерть посреди столицы от руки соотечественника стала укором для России. Солдатский генерал, презиравший вольнодумные увлечения высокородного офицерства, погиб от руки отставного российского поручика, принял на себя пулю, предназначенную для нового императора. По высочайшему указу 38-й Тобольский пехотный полк носил имя Милорадовича.

Перед самой смертью он продиктовал свою последнюю волю. Среди прочего там значилось: «Прошу Государя Императора, если то возможно, отпустить на волю всех моих людей и крестьян». Всего по завещанию Милорадовича были освобождены от крепостной зависимости порядка 1500 душ.

ІІІ. Заключение.

Память о Герое (Приложение 23, 24, 25)

Михаил Андреевич имел открытое, обыкновенно веселое лицо, искренний, прямой характер. Он не был женат, но имел много друзей, его расточительность и щедрость не знали границ. "Не понимаю, какой интерес жить без долгов", - шутил генерал. После его смерти проданного имения едва хватило на покрытие долгов.

В «тихое» время это был весёлый, добросердечный человек, любящий балы, сорящий деньгами и желающий во всём поступать справедливо, жалея людей. Но его стихия – атаки, стремительные переходы, стояние насмерть, как и чудовищные пожары, как потом и знаменитое петербургское наводнение, а затем и военный мятеж – его нормальная среда обитания. Он был действительно народным героем, его любила армия. Государь Александр I, награждая его в свой час орденом Андрея Первозванного, вручил ему и солдатский Знак отличия и сказал: «Носи солдатский крест, ты — друг солдат».

Едва ли в данном случае объективен наш славный писатель Н. Лесков, опубликовавший в 1869 году очерк о Милорадовиче, в котором сообщал: «Чины быстро сыпались на него один за другим…» На самом деле чины находили Милорадовича в дыму сражений. Дым боя, штыковая атака, шум ядер и свист пуль – высвечивают на войнах всё и вся. В таких условиях в Русской армии воспитывались генералы.

Отвага и удачливость, ум и талант – вот штурмовые лестницы воинского олимпа Российской империи; родственные связи играли роль, но далеко не решающую. Суворов как в воду смотрел, когда обронил: «Милорадович будет славным генералом!» Суворов подарил ему свой миниатюрный портрет. Милорадович сделал для него оправу и носил как перстень.

Стремительность восхождения Милорадовича на военный олимп не было исключительным явлением. Ровесник Милорадовича Н.Н. Раевский стал генералом в 21 год. Воронцов и Паскевич, которые были моложе их на 9 лет, генералами стали в 28…

Милорадович был похоронен в Александро-Невской лавре. А в 1937 году его перезахоронили в Благовещенской усыпальнице лавры, совсем рядом с могилой Суворова. Всю жизнь Милорадович носил с собой портрет Суворова – память о боевом крестном отце. И успокоение нашел по соседству с могильной плитой учителя.

Надпись на надгробии гласит: «Здесь покоится прах генерала от инфантерии всех российских орденов и всех европейских держав кавалера графа Михаила Андреевича Милорадовича. Родился 1771-го года октября 1-го дня. Скончался от ран, нанесённых ему пулей и штыком на Исаакиевской площади декабря 14-го дня 1825-го года в Санкт-Петербурге» (Приложение 26).

Тронутый смертью графа, Император Николай I в письме к брату Константину Павловичу не мог сдержать своих чувств: «Бедный Милорадович скончался! Его последними словами были распоряжения об отсылке мне шпаги, которую он получил от вас, и об отпуске на волю его крестьян! Я буду оплакивать его во всю свою жизнь; у меня находится пуля; выстрел был сделан почти в упор…» Сам Государь с членами семейства приезжал к службам вечерней и утренней у гроба покойного, прибывали военные и статские, лица светские и духовные, — все, кто знал Милорадовича при жизни, шли отдать ему последний долг. Шесть дней жители Санкт-Петербурга почти круглосуточно шли поклониться праху генерал-губернатора столицы, столь много сделавшего при жизни для них.

Свидетель последнего подвига «Русского Баярда» адъютант А. Башутский почтил память почившего стихами, достойными стать эпитафией:

«Коварства бич, гроза врагам,

Защитник пламенный отчизны,

Герой по чувствам и делам,

Ты жил и пал без укоризны. 

Спи храбрый! Славный твой удел

Судьба безсмертьем озарила. -

Твой лучший лавр – твоя могила,

Надгробье – ряд блестящих дел».

В 1937 году прах Михаила Андреевича Милорадовича и надгробная деревянная плита были перенесены в Благовещенскую усыпальницу, где находятся и поныне.

Замечательна жизнь воина Милорадовича. Необычайна кончина. Он погиб за царя, защищая Родину от врага внутреннего… (Приложение 27)

Замечательна жизнь воина Милорадовича. Необычайна кончина. Он погиб за царя, защищая Родину от врага внутреннего… (Приложение 27)

Награды М.А.Милорадовича Российские ордена:

Орден Святой Анны 1-й ст. — (14 мая 1799);

Орден Святого Иоанна Иерусалимского 2-й ст. (почетный командор) — (06 июня 1799);

Алмазные знаки к Ордену Святой Анны — (13 июня 1799);

Алмазные знаки к Ордену Святого Иоанна Иерусалимского- (20 сентября 1799).

Орден Святого Александра Невского — (29 октября 1799);

Орден Святого Георгия 3-й ст. — (12 января 1806);

Орден Святого Владимира 2-й ст. — (16 марта 1807);

Орден Святого Владимира 1-й ст. — (2 декабря 1812);

Орден Святого Георгия 2-й ст. — (2 декабря 1812);

Алмазные знаки к Ордену Святого Александра Невского — (26 августа 1812);

Орден Святого Андрея Первозванного — (8 октября 1813);

Алмазные знаки к Ордену Святого Андрея Первозванного — (30 августа 1821);

Иностранные ордена:

Орден Святых Маврикия и Лазаря (Cардинское королевство) 1-й ст. — (1799).

Орден Леопольда (Австрия) 1-й ст. — (1813);

Орден Чёрного Орла (Пруссия) — (1814);

Орден Красного Орла (Пруссия) — (1814);

Военный орден Марии Терезии (Австрия) 2-й ст. — (1814);

Военный орден Максимилиана Иосифа (Бавария) 1-й ст. (1814);

Орден Верности (Баден) 1-й ст. — (1814),

Прочие награды

Золотая шпага «за спасение Бухареста» с алмазами — (23 ноября 1807)

Золотая шпага «за храбрость» с алмазами — (1807),

золотая шпага «за храбрость» с лаврами — (1813).

Кульмский крест — (1816),

Почётный член Российской академии — (14 января 1823).

Использованные источники

Библиографический список:

  1. «Анекдоты и черты из жизни графа Милорадовича». — СПб. 1886 – с.21, с.66, с.132.

  2. Башуцкий А. П. «Убийство графа Милорадовича. (Рассказ его адъютанта)». // «Исторический Вестник» — № 1 – СПб. 1908 – с.163-164.

  3. Соколовский М. «Из донесений военного губернатора графа М. А. Милорадовича. (Черты для биографии графа М. А. Милорадовича.)» — СПб. 1904 – с.4.

  4. Грибоедов А. С. «Частные случаи петербургского наводнения». //«Сочинения». – М., 1988 – с.374.

  5. «Знаменитые россияне XVIII-XIX веков. Биографии и портреты». – СПб. 1995 – с.700.

  6. Нечкина М. В. «День 14 декабря 1825 года». – М., 1985 – с.113.

  7. «Междуцарствие 1825 года и восстание декабристов в переписке и мемуарах членов царской семьи». – М.-Л., 1926 – с.146.

  8. Косич И. В. Милорадовичи: 200 лет на страже России

  9. Глинка В.М. М.А. Милорадович // Глинка В.М. Пушкин и Военная галерея Зимнего дворца. - Л.: Лениздат, 1988. -С. 105-110.

  10. Глинка Ф.Н. Подвиги графа Михаила Андреевича Милорадовича в Отечественную войну 1812 года. - М.: тип. С.С. Селивановского, 1814.-113 с.: ил.

  11. Гордин Я.А. Мятеж реформаторов. 14 декабря 1825 года. Л., 1989;

  12. Мамышев В.Н. Генерал от инфантерии граф Михаил Андреевич Милорадович. - СПб.: тип. В. Березовского, 1904. - 202 с.: ил.

  13. Милорадович Г.А. Анекдоты и черты из жизни графа Милорадовича / Гр.Г.М-чь.-СПб.:тип.В.Березовского, 1886.- 156с.:ил.

  14. Семевский М. Граф Михаил Андреевич Милорадович // Военный сборник. 1869. N 9.



 Интернет ресурсы:

  1. Милорадович, Михаил Андреевич – Википедия [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org.

  2. Шишов, А. В. Сто великих героев 1812 года [Текст] / А. В. Шишов. — М.: Вече, 2012. – 430 с. – (100 великих).

  3. ПОБЕДА.RU — Михаил Андреевич Милорадович, генерал от инфантерии [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://www.pobeda.ru.

  4. Источник:http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-33138/
    © Shkolazhizni.ru







Реферат на тему "Позабытый герой"
  • История
Описание:

    Михаил Андреевич Милорадович стал одним из символов той прекрасной эпохи рубежа двух веков, которая включает в себя время от конца правления императрицы Екатерины Великой до начала правления одного из ее младших внуков, Николая Павловича. Став органической частью этого блестящего периода русской истории, он был столь прочно связан с ним, что именно на завершающем его этапе погиб от рук тех, кто больше жизни жаждал перемен. Изучая биографию и жизненный путь этого человека, можно отчётливо увидеть драматизм генеральской карьеры: взлеты и падения, большую славу и болезненные отставки.

  Лев Николаевич Толстой писал: "Верьте, русские офицеры, в великое ваше призвание. Не сомневайтесь в его величии, потому что всякое сомнение — начало гибели. Вы призваны служить благу России через армию, и через служение и воспитание ея, благу всего мира, если вы любите вашу страну и верите в нее и в себя".

      Целых полстолетия цвет русской армии составляли ученики Суворова – офицеры, которых он благословил.

      В первом ряду выдающихся полководцев этой плеяды нужно назвать имя генерала Михаила Андреевича Милорадовича.

    Имя генерала Михаила Андреевича Милорадовича принадлежит когорте настоящих героев, о ком сказано «богатыри – не мы»; при этом судьба графа Милорадовича значительна и необычна и на столь блистательном фоне, как лучшие генералы 1812 года.

  Это исследование не претендует на полное биографическое описание яркой и славной жизни генерала Милорадовича, но дать читателям общее представление о «русском Баярде» оно вполне сможет.

Автор Курапина Наталья Венедиктовна
Дата добавления 05.01.2015
Раздел История
Подраздел
Просмотров 371
Номер материала 33489
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓