Главная / Классному руководителю / "В дела ты добрые вложи..."-классный час

"В дела ты добрые вложи..."-классный час

6


Кл час «В дела ты добрые вложи всё лучшее своей души»


Учитель. Говорят, что если есть в человеке доброта, зна­чит, он как человек состоялся. В.А. Сухомлинский писал: «Если добрые чувства не воспитаны в детстве, их никогда не воспи­таешь, потому что это подлинно человеческое утверждается в душе одновременно с познанием первых и важнейших истин, одновременно с переживанием и чувствованием тончайших оттенков родного слова. В детстве человек должен пройти эмо­циональную школу — школу воспитания добрых чувств.

Человеческая доброта, милосердие, умение радоваться и пе­реживать за других людей создает основу человеческого счас­тья. Идея тесного единства человеколюбия, доброты и челове­ческого счастья пронизывает воззрения многих выдающихся мыслителей. Еще в V веке до н.э. китайский философ Конфуций сказал: «Кто полон милосердия, тот непременно храбр, Кто храбр, необязательно полон милосердия».

Бетховен полагал, что «что нет ничего выше и прекраснее, чем давать счастье многим людям...».

А. М. Горький оставил после себя такие проникновенные слова: «Лучшее наслаждение, самая высокая радость жизни - почувствовать себя нужным близким людям. Знай, что всегда приятнее отдавать, чем взять...»

Отрадно, что ныне возрождаются такие забытые понятия как «доброта», «милосердие», «доброжелательность», «внимание друг к другу».

(Выходит ученица и читает стихотворение Р. Гамзатова.)

Знай, мой друг, вражде и дружбе цену,

Ты судом поспешным не греши.

Гнев на друга может быть мгновенным,

Изливать покуда не спеши.

Может, друг твой сам поторопился

И тебя обидел невзначай,

Провинился друг и повинился,

Ты ему греха не поминай.

Люди, мы стареем и ветшаем,

И с теченьем наших лет и дней

Легче мы своих друзей теряем,

Обретаем их куда трудней.

Если верный конь, поранив ногу,

Вдруг споткнулся, а потом опять,

Не вини его, вини дорогу,

Ты коня не торопись менять.

Я иных придерживался правил,

В слабости усматривая зло.

Сколько в жизни я друзей оставил,

Сколько от меня друзей ушло.

И теперь я всех вас видеть жажду,

Некогда любившие меня,

Мною не прощенные однажды

Или не простившие меня.

Знай, мой друг, вражде и дружбе цену,

Ты судом поспешным не греши.

Гнев на друга может быть мгновенным,

Изливать покуда не спеши.

Люди, я прошу вас ради бога,

Не стесняйтесь доброты своей.

На земле друзей не так уж много,

Опасайтесь потерять друзей.


Учитель. Человеколюбие общества, семьи, отдельного че­ловека определяется прежде всего отношением к детям, ста­рикам, к самым беззащитным и нуждающимся в помощи, стремлением помогать людям в несчастье. Конечно, мы не все­гда имеем возможность помочь, но к этому надо стремиться. Многие организации, отдельные граждане нашей страны осуществляют акции милосердия по отношению к воспитан­никам детских домов, школ-интернатов, жителям домов престарелых, к инвалидам, воинам-афганцам.

Некоторые роди­тели, имея своих детей, берут на воспитание детей-сирот из детского дома. Наши выдающиеся артисты и музыканты проводят концерты, средства от которых передаются на благотво­рительные цели. А когда случилась авария в Чернобыле, землетрясение в Ар­мении, катастрофа в Башкирии, вся страна помогала постра­давшим.

Всем нам суждено постичь простую, но высокую истину: отдавая себя, человек не растрачивает свое духовное богатство, а преумножает его. Помните библейское: «воздастся вам по вашим деяниям».

«Что припрячешь — то погубишь; что раздашь — вернется снова», — писал Шота Руставели. Только так человеку дано оставить след в жизни, в памяти современников и потомков.

А что можете вы сказать об этом, ребята? Какой след, по-вашему, могли бы в жизни оставить вы? (Выступление учащихся.)



1 -й чтец. «След»

А ты? Входя в дома любые –

И в серые, и в голубые,

Входя на лестницы крутые,

В квартиры, светом залитые,

Прислушиваясь к звону клавиш,

И на вопрос даря ответ,

Скажи: какой ты след оставишь?

След, чтобы вытерли паркет

И посмотрели косо вслед?

Или незримый прочный след?

В чужой душе на много лет?

Леонид Мартынов


2-й чтец. Я прочитаю рассказ К. Паустовского «Старый повар».

«Почти 200 лет тому назад на окраине Вены (столицы Авст­рии) в маленьком деревянном доме умирал слепой старик — бывший повар графини Тун. Он ослеп от жара печей. Все уб­ранство комнаты составляли: кровать, хромые скамейки, гру­бый стол, фаянсовая посуда, покрытая трещинами, и, нако­нец, клавесин — единственное богатство жившей вместе с по­варом его 18-летней дочери Марии.

Когда Мария умыла умирающего и надела на него чистую у, старик сказал: «Я никогда не любил священников и монахов. Но мне нужно перед смертью очистить свою совесть. Попроси первого встречного зайти в наш дом, чтобы испове­дать умирающего. Тебе никто не откажет».

Мария накинула платок, побежала через сад и остановилась на улице. Долго она ждала прохожего. Наконец она вернулась домой. Вместе с ней в комнату вошел очень молодой, худой маленький человек. Совсем по-мальчишески он тряхнул голо­вой, поправил напудренный парик, быстро придвинул к кро­вати табурет, сел и, наклонившись, пристально посмотрел в лицо умирающему. «Говорите! — сказал он. — Может, властью, данной мне от искусства, которому я служу, я облегчу ваши последние минуты и сниму тяжесть с вашей души».

И старый повар шепотом рассказал незнакомцу о том, как когда-то, когда его жена Марта тяжело заболела и врач пропи­сал ей дорогие лекарства и приказал кормить ее сливками и винными ягодами, поить горячим красным вином, он украл из сервиза графини Тун маленькое золотое блюдо, разбил его на куски и продал. «Мне тяжело теперь вспоминать об этом и скрывать от дочери: я научил ее не трогать ни пылинки с чужо­го стола».

Старик заплакал: «Если бы я знал, что золото не поможет моей Марте, разве я мог бы украсть!» — «То, что вы соверши­ли, не есть грех и не является кражей, - сказал незнакомец,- а наоборот, может быть зачтено вам как подвиг любви. А теперь скажите мне вашу последнюю волю». «Я хочу, чтобы кто-ни­будь позаботился о Марии!» — «Я сделаю это. А еще чего вы хотите?» Тогда умирающий неожиданно улыбнулся и громко сказал: «Я хотел бы еще раз увидеть Марту такой, какой я встре­тил ее в молодости. Увидеть солнце и этот сад, когда он зацве­тет весной. Но это невозможно, сударь. Не сердитесь на меня за глупые слова».

«Хорошо, — сказал незнакомец и встал, подошел к клавеси­ну и сел перед ним на табурет. — Хорошо, — повторил он, — слушайте и смотрите». И он заиграл.

(Звучит музыка.)

«Незнакомец перестал играть. Он сидел у клавесина не дви­гаясь, как будто заколдованный собственной музыкой. Мария вскрикнула. Незнакомец встал и подошел к кровати. Старик сказал, задыхаясь: «Я видел все так ясно, как много лет назад, но я не хотел бы умирать, не узнав...имя. Имя!»


Учитель. Это был гениальный австрийский композитор Вольфганг Амадей Моцарт. Описанный эпизод из жизни композитора показывает его благородство, доброту, милосердие, проявленное к старому, умирающему человеку.


3-й чтец. Если говорить о самопожертвовании, я хотел бы привести пример — жизнь великого польского педагога Януша Корчака. Я прочитаю рассказ «Великий мыслитель-педагог».

«Януш Корчак, старый человек с добрыми проницательными глазами, прожил красивую жизнь, был известным в Польше врачом, лечил раненых в русско-японскую войну, а в двадцать девять лет сделал окончательный выбор — отказался от семьи, личной жизни, чтобы всего себя посвятить чужим детям и дет­ству. В большом доме, отданном детям, он поселился в малень­кой комнатке под крышей, здесь он ночами писал сказки для детей и книги для взрослых, а дни отдавал детям.

Хенрих Гольдшмит, такова настоящая фамилия педагога, отдал России часть своей жизни, знаний, добра. Именно рус­ских солдат он лечил в Харбине. Вся жизнь Корчака была по­священа детям. Он стал воспитателем Дома сирот в Варшаве. «Те, у кого не было безмятежного детства, страдают от этого всю жизнь», — считал он. В основе педагогики лежит доверие к ребенку, уважение к его личности. Он был требовательным и все прощал. Говорил: «Бог в ребенке». Он не учил детей рели­гии. Был блестяще образован, искал смысл жизни.

Корчак жил в квартале еврейской бедноты, в небольшой квар­тире. Увлекался Сократом, Чеховым, Тагором. Любимой кни­гой его была Библия, обряды не соблюдал, но верил в заповеди.

4 августа 1942 года он сделал последние записи в дневнике, через два дня вместе с воспитанниками отправился в товарных вагонах в лагерь смерти в Треблинку, а через несколько [щей он вошел с ними на эшафот бессмертия — в газовую ка­меру. Дело Корчака не кануло в безвестность. В небольшом не­мецком городке Дис первый день учебного года объявлен Днем Корчака. Дети в этот день становятся хозяевами городка. По радио и телевидению идут приготовленные ими программы. Всюду в городе — дети. Взрослые лишь гости. Корчак писал: «Дети—князья чувств, поэты и мыслители. Уважайте чистое, ясное, непорочное, святое детство».

«Всегда были люди, к которому приникали как к источнику света, теплоты и всечеловеческой любви.

Мать Мария — в миру Елизавета Юрьевна Кузьмина-Кара­ваева, бестужевка, поэтесса, которая была единственной из женщин допущена к негасимому костру высоколобых мысли­телей. Рассказ о Матери Марии — это поэма о милосердии, добролюбии, бесстрашии, благородстве, поэма веры в бессмертие души, о желании спасти отдельную личность.

Девушка Лиза Кузьмина, почти девочка, в которую был влюблен Гумилев, которой посвятил свои стихи Блок, была осо­бенной. В молодости — член партии социалистов-революцио­неров (эссеры), вместе с молодежью того времени Елизавета Кузьмина звала бурю, готовя террористический акт. Потом в Париже встретила того, кого должна была убить. Покаялась, злом добра не достигнешь, а только пониманием. Это стало основой ее жизни. Судьба забрала ее в эмиграцию.

Там она с отцом Дмитрием Клепининым при Лурмелоской церкви создала убежище для русских эмигрантов. С ними же она разделила трагическую судьбу. Она погибла в лагере смер­ти Равенсбрюке, а он в Бухенвальде.

А какие замечательные стихи вышли из-под пера Материи Марии! Но вот она принимает монашество. Всей душой при­нимает страдание людей и решает, что страдание мира должна искупить собственным трудом. «Выбрать келью под елью» она не захотела, ибо считала, что забота о ближнем есть долг хрис­тианства и церкви. Все умела делать: шила, кроила, пекла хлеб. Ханжи ненавидели ее. Она писала: «Крест Христов — не про­сто знак религии, который мы носим, это полная отдача себя».

Война. Фашисты свозили на спецмашинах в концлагеря лю­дей из убежищ, приютов. Среди них были друзья Матери Ма­рии и сама она. Мать Мария поступила согласно заветам Хри­ста: заменила собой, уже пожилой женщиной, молодую еврей­ку, которую направили для сожжения в крематорий Равенсбрюка.

Мать Мария — символ добра и милосердия.


5-й чтец. Я продолжу тему Великой Отечественной вой­ны. Она породила немало примеров поразительного человечес­кого бескорыстия... Мой рассказ о подвиге жительницы села Семилуки Воронежской области, простой русской женщины — Прасковьи Ивановны Щеголевой. За спасение нашего летчи­ка она заплатила не только собственной жизнью...

Это случилось 15 сентября 1942 года. Прасковья Ивановна с матерью и шестью детьми: 18 лет, 6 лет, 4 года, 5 лет, 2 годика и 12 лет — копали картошку на своем огороде. Вдруг началась стрельба, и Щеголевы увидели падающий самолет с красными звездами. Прасковья Ивановна побежала к самолету. В кабине сидел летчик, у него было окровавлено лицо. Он был без со­знания. Через некоторое время летчик пришел в себя. Жен­щины помогли ему добраться до хаты. И тут... показались нем­цы. Летчик вышел из хаты и начал ползком пробираться к ов­рагу. Разъяренные фашисты ворвались в дом, ища летчика. Они били Прасковью Ивановну, ее мать, детей. Овчарки стали рвать детей. Поднялся крик и стон. Но Прасковья Ивановна стояла на своем: «Не видала». Это был поединок материнского серд­ца, мужества и благородства с фашистской дикостью. Ничего не добившись, фашисты всех загнали в погреб и забросали гра­натами. Прасковья Ивановна пожертвовала всем ради спасе­ния летчика. Ее сила непостижима! Ее милосердие - неизме­римо! Ее подвиг — бессмертен!

Прасковья Ивановна Щегалева награждена орденом Оте­чественной войны 1 степени посмертно. В 1967 году на месте захоронения в честь подвига Прасковьи Ивановны был открыт памятник. На открытии присутствовал летчик Мальцев, кото­рого спасла эта удивительная женщина, пожертвовала всем ради него.

Ее подвиг — вершина милосердия ».


6-й чтец. Я вам прочту рассказ «Ее 48 детей». «Первых детей сестра милосердия Александра Абрамовна Деревская взяла на воспитание, когда ей минуло едва 18 лет. В Гражданскую войну тысячи сирот бродили по дорогам, и она приютила Митю и Тимошу. Прошло много лет. Грянула Вели­кая Отечественная война. Александра Абрамовна выходила к эшелонам, в которых привозили эвакуированных ребят, при­носила самых слабых домой. Потом пошло «ленинградское пополнение» — девять истощенных голодом и бедой детей. В город Ромны Деревская вернулась с 30-ю детьми. Но ежегодно семья прибавлялась и прибавлялась. Дети Александры Абра­мовны каждый год собираются в украинском городке Ромны на Интернациональной улице, 14, идут в школу-интернат име­ни их матери. Здесь рядом поставлен памятник их маме. Жен­щине, матери, награжденной орденом Трудового Красного Креста за воспитание детей.


4-й чтец. А я бы хотел продолжить тему о женщинах, име­ющих все блага, воспитанных в высшем свете, но пренебрегших всем этим ради своего духовного, высшего призвания. «Мать Мария». Ей посмертно присвоили звание «Мать-героиня».


7-й чтец.

Достигается недешево

Счастье трудных дорог

Что ты сделал хорошего?

Чем ты людям помог?

Этой мерой измеряется

Все земные труды.

Может, вырастил дерево

На земле Кулунды?

Может, строишь ракету?

Гидростанцию? Дом?

Согреваешь планету

Плавок мирным теплом?

Иль под снежной порошей

Жизнь спасаешь кому?

Делать людям хорошее —

Хорошеть самому!


8-й чтец. Свою страничку я хочу назвать «Из жизни странных людей». Это рассказ о человеке, творящем добро в наш дни. «Отец Зиновий стоял посреди комнаты в черной рясе и иг­рал на скрипке. От него исходила заразительная энергия. Моцарта сменили Бах, Вивальди. Скрипка дрожала нежно, трепетно. Его судьба несет непростые перипетии жизни.

Отец Зиновий, бывший в миру Анатолием Корзинкиным, был профессиональным музыкантом с консерваторским обра­зованием, преподавал в музыкальном училище. Приняв мона­шеский сан, становится настоятелем церкви. Путь к Богу у каж­дого свой. Отец Зиновий нашел свою истину, благодаря кото­рой он воспринимает мир бесконечным, прекрасным, разумным и гармоничным. Его помыслы обращены к детям. Первым его христианским деянием было открытие воскрес­ной школы в Щиграх. Воистину ему дал Господь многое. Дал и призвал служить людям. Им был дан незабываемый концерт, устроенный на Рождество, с конфетами, пирогами и чаем, под музыку Паганини, Чайковского, под записи знаменитых хо­ров духовного песнопения. При воскресной школе открылся иконописный класс, детский хор. Казалось, больше уже не придумаешь. Ан нет! Он открыл еще христианский лагерь. Идея вовсе не вынашивалась, а просто выпрыгнула из сердца отца Зиновия, словно солнечный зайчик. Он знал, что немногие по­падут в пионерские лагеря. Из пожертвований прихожан, про­дажи свечей, ритуальных мероприятий выделены деньги на по­купку дома, столов, лавок, посуды, книг, спортивного инвен­таря, рояля. По своей сути этот лагерь напоминал скаутский. Многие подростки впервые услышали о Цветаевой, Солжени­цыне, Мандельштаме. А можете ли вы представить, как звучит рояль, скрипка, виолончель у пруда? Детский коллектив ста­рался стать единой духовной семьей. Игумен Зиновий счита­ет: «Пора преображаться душой и ликом. Хватит критиковать, изобличать, разрушать. Пора восстанавливаться, зарождать, возносить и славиться, любить детей...»


9-й чтец. Я прочту вам стихотворение Александра Яши­на «Спешите делать добрые дела».

Мне с отчимом невесело живется

Все ж он меня растил - и оттого

Порой жалею, что не довелось

Хоть чем-нибудь порадовать его.

«Когда он слег и тихо умирал, —

Рассказывает мать, -

День ото дня все чаще

Вспоминал меня и ожидал:

«Вот Шурку бы ... Уж он бы спас меня?»

Бездомной бабушке в селе родном

Я говорил, мол, так ее люблю,

Что подрасту и сам срублю ей дом,

Дров наготовлю, хлеба воз куплю.

Мечтал о многом, много обещал...

В блокаде ленинградской старика

От смерти б спас...

Да на день опоздал,

И дня того не возвратят века...

Теперь прошел я тысячи дорог —

Купить воз хлеба, дом срубить бы смог...

Нет отчима,

И бабка умерла...

Спешите делать добрые дела!


Учитель. Совершая по собственной инициативе добрые дела, многие люди ожидают похвалы, благодарности, не получив которых даже начинают раскаиваться в совершенном добром деле.

Конечно, нам понятно эмоциональное восклицание Шек­спира: «Есть ли что-нибудь чудовищнее неблагодарного чело­века?!» Однако здесь, видимо, надо проявить известную тер­пимость. Очень метко заметил римский философ Сенека: «Ты возмущаешься тем, что есть на свете неблагодарные люди. Спроси у совести своей, нашли ли тебя благодарным все те, кто оказывал тебе одолжение?» Действительно, когда мы встре­чаем обязанного человека, то нередко вспоминаем, как он дол­жен быть нам благодарен. Но как часто мы встречаем людей, которых сами должны благодарить, и об этом забываем.

Суть бескорыстного, отношения к человеку выразил дру­гой римский философ Марк Аврелий: «Когда ты сделал кому-то добро и это добро принесло плод, зачем ты, как безрассуд­ный, домогаешься еще похвалы и награды за свое доброе дело!»

Видимо, осознание сделанного добра — высшая награда для человека. «Против всего можно устоять, но не против добро­ты», — утверждает французский мыслитель Ж-Ж. Руссо.


10-й чтец.

Человек — он ведь тоже природа.

Он ведь тоже закат. И восход.

И четыре в нем времени года.

И особый в нем музыки ход.

И особое таинство света,

То с жестоким, то с добрым огнем.

Человек — он зима, или лето,

Или осень. С грозой и дождем.

Все вместил в себя. Версты и время.

И от атомных бурь не ослеп.

Человек - он и почва, и семя,

И сорняк среди поля. И хлеб.

И какая в нем брезжит погода?

Сколько в нем одиночеств? И встреч?

Человек — он ведь тоже природа.

Так давайте природу беречь!


Учитель. А теперь попробуйте продолжить тему о добре и милосердии, высказывая те мысли, которые вы бы, может быть, не захотели бы сказать вслух, а изложили на листе бумаги.

Не подписывайте листочек. Постарайтесь выразить те чув­ства, которые возникли у вас сегодня после того, что услышали. (Учащиеся пишут, звучит тихая музыка.)

6


"В дела ты добрые вложи..."-классный час
  • Классному руководителю
Описание:

В.А. Сухомлинский писал: «Если добрые чувства не воспитаны в детстве, их никогда не воспи­таешь, потому что это подлинно человеческое утверждается в душе одновременно с познанием первых и важнейших истин, одновременно с переживанием и чувствованием тончайших оттенков родного слова".

В детстве человек должен пройти эмо­циональную школу — школу воспитания добрых чувств.Человеческая доброта, милосердие, умение радоваться и переживать за других людей создаёт основу человеческого счастья.

Данный классный час направлен именно на это. Имеет сопровождение -презентацию, которая активизирует восприятие материала.

Автор Краюшкина Ирина Викторовна
Дата добавления 03.01.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел
Просмотров 422
Номер материала 24145
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓