Главная / Другое / "Просвещение в Осетии с древнейших времен по XIII век"

"Просвещение в Осетии с древнейших времен по XIII век"

Просвещение в Осетии с древнейших времен по XIII век


Учебные заведения у осетин существовали еще в далекой древности. Но с того времени, когда грузинский царь Фарнаваз создал грузинскую азбуку, осетины перешли на эту новую азбуку, тем более, что Фарнаваз женился на осетинской царевне. В IV столетии, в связи с принятием осетинами христианской религии была внесена византийская грамота.

В половине V столетия, после войны Вахтанга Горгаслана, в Осетии вновь открылся целый ряд школ. Осетинские дети учились читать и писать на греческом и осетинском языках, обучение происходило посредством грузинской азбуки. С конца этого века в Осетии была принята и латинская грамота. С VI века в Осетии стало еще больше учебных заведений, где учили христианской религии и богослужению. С начала 13 века под нажимом арабов начали изучать и арабский язык. Благодаря стараниям Давида Строителя число школ еще увеличилось. В половине 12 века осетины стояли наравне с грузинами в смысле просвещения.
Доказательством этого служит следующее: в 11 веке осетинка, супруга Баграта IV—Борена была настолько образованной, что она хорошо знала византийский, римский, грузинский языки, историю этих народов и, вместе с тем, осетинский язык. Эта умная женщина родилась и выросла в Осетии, других стран она не видела никогда. Всю свою просвещенность и свое образование она приобрела в осетинских школах. Ее образованность способствовала тому, что Баграт IV женился на ней.
Второй пример: дочь осетинского царя Худана Бурдухан была столь просвещенной и общеизвестной, что, кроме Осетии, о ней знала вся Грузия. Бурдухан знала греческий, латинский, грузинский, осетинский языки. Все свои знания она также приобрела в Осетии.
Третий пример: Давид-Сослан по фамилии Багратион, сын осетинского царя Джандероза воспитывался в Осетии и там же получил образование. Он знал греческий, латинский, татарский, осетинский, грузинский и другие языки. Он был создателем грузинских книг, автором которых являлся сам. Его просвещенность и образованность сделали его достойным царицы Тамары.
Этих примеров достаточно для того, чтобы утверждать, что у осетинского народа есть свое богатое прошлое, своя самобытная история.
Осетины пользовались грузинской письменностью, но не надо забывать, что эта письменность в равной мере является как грузинской, так и осетинской, ибо осетины принимали самое активное участие в ее создании.
http://www.ossetia.ru/upload/iblock/c79/93.jpg

Открытие государственной осетинской школы


В 50-60-е гг. XVIII в. в Осетии по-прежнему остро стоял вопрос о государственном образовании, которое бы смогло заменить частное обучение. Попытки решить эту проблему с помощью российского правительства долгое время упирались в нерешенность политических задач, стоявших перед Россией и Осетией. В Петербурге опасались, что открытие государственной школы для осетинских детей вызовет осложнения с Турцией. Выход из ситуации был найден после возведения на русской границе крепости Моздок.
27 сентября 1764 г. в российском правительстве был подписан указ об учреждении в Моздоке осетинской школы. Понадобилось, однако, еще два года, чтобы школа начала функционировать. Моздок находился слишком далеко, чтобы осетины могли отправлять туда своих детей на обучение. Основная часть населения Осетии надеялась на открытие школы на собственной территории.
Первый набор в Моздокскую школу был произведен в сентябре 1766 г. Из 20 детей игумен Григорий отобрал всего четырех учеников. Двое из них — Иван Магкаев и Феофан Карабугаев — были внуками известных осетинских послов— Зураба Магкаева и Елисея Кесаева; другими стали Андрей Битаров из Зака и Петр Париев из Нара. Вскоре к этим ученикам прибавилось еще трое — Павел Давыдов, Харитон и Христофор Хетагуровы. Пример первых семи учеников воодушевил многих подростков на обучение в школе. Были годы, когда в Моздокскую школу поступало до 46 детей. И это несмотря на то, что условия жизни и обучения школьников были довольно тяжелыми: школьное здание было ветхим, не приспособленным к занятиям, а сами учащиеся жили в частных домах.
Детей в школе обучали русской и осетинской грамоте, пению, священному писанию. С каждым учеником проводились отдельные занятия. Обучение строилось с учетом индивидуальных способностей каждого ученика.
После окончания Моздокской школы выпускники ее привлекались к работе в Осетинской духовной комиссии. Занимались они и переводческой деятельностью. Некоторые из них, желая продолжить свое обучение, поступали в Астраханскую духовную семинарию. Так, в 1784 г. в этой семинарии обучалось 9 выпускников Моздокской школы.
Открытие осетинской школы в Моздоке положило начало основам национального просвещения в Осетии. Одновременно оно дало новый толчок становлению осетинской письменности. Благодаря Моздокской школе была создана осетинская азбука, в основу которой была положена церковнославянская графика. В разработке осетинского письма особая роль принадлежала епископу Гаю Токаову и священнику Павлу
Генцаурову (Кесаеву). Уровень развития осетинской письменности того времени вполне отвечал запросам школьного образования и церковно-просветительской деятельности.

Заметным событием в культуре Осетии XVIII в. явилась книга «Начальное учение человеком, хотящим учится книг божественного писания», изданная на осетинском языке. Первая осетинская книга была отпечатана в мае 1798 г. в Московской Синодальной типографии.

С основанием осетинской школы и возникновением национальной письменности Осетия становилась одним из важных центров христианской культуры на Кавказе.
http://www.ossetia.ru/upload/iblock/e04/OssetianKatexizis-1798.jpg







Осетинская духовная семинария и училища


Учиться в семинариях осетины начали в 18-м веке.

В середине 18-го века в Моздоке жил священник Базаладзе. Он получил образование в Московской Академии, а затем, там же, был посвящен в сан священника. Он был одним из членов «Осетинской комиссии».

Баpзаладзе уделял большое вынимание делам осетинской нации. Он определил несколько осетин в Российские семинарии, некоторые из них перешли в Московскую Академию. О деятельности Базаладзе на благо Осетии есть подробные сведения, а о жизни его воспитанников, сожалению, нет ничего.

В то же время, когда в Тифлисе была открыта грузинская семинария, для осетин было открыто духовное училище в Гори. Это было в 1818 поду. В 1840 году семинарии были открыты во Владикавказе и Ардоне.

Среди получивших духовное образование в Осетии, следует отметить Христофора Джиоева. Он стал исключительно образованным человеком и был учителем богослужения в 1-ой Тифлисской классной гимназии.

Открытое в Ардоне Духовное училище в 1886 году было преобразовано в миссионерскую семинарию.

Первая Тифлисская семинария, открытая в 1818 -году, была предназначена для осетин тоже. В год ее открытия в Осетии существовала «Осетинская христианская комиссия», возглавлял которую епископ Роситеос Пицхелаури. Он тоже немало вложил труда на благо осетин. Это он настроил осетинских священников на то, чтобы они посылали своих детей на учебу в Горийское училище, откуда они могли перейти в Тифлис.

Осетинские священники осознавали огромное значение образования и направляли детей в Горийское училище.

С 1825 года эти учащиеся стали переходить в Тифлисскую семинарию и первые окончившие ее покинули семинарию в 1830-м году, может быть даже на 3 года ранее этого, Постепенно количество учащихся в Тифлисской семинарии увеличивалось, а временами даже превышало положенные нормы.

Следовательно, возникла необходимость открытия своей семинарии в центре Осетии. Начались переговоры по этому поводу и, к счастью осетинского духовенства, в 1885 году была открыта Ардонская миссионерская семинария. За время ее деятельности в ней много труда приложил ее надзиратель, осетин, иеромонах Иоане, получивший образование в Петербургской Академии.
http://www.ossetia.ru/upload/iblock/32d/seminaria.jpg

"Просвещение в Осетии с древнейших времен по XIII век"
  • Другое
Описание:

Просвещение в Осетии с древнейших времен по XIII век


 Учебные заведения у осетин существовали еще в далекой древности. Но с того времени, когда грузинский царь Фарнаваз создал грузинскую азбуку, осетины перешли на эту новую азбуку, тем более, что Фарнаваз женился на осетинской царевне. В IV столетии, в связи с принятием осетинами христианской религии была внесена византийская грамота.

В половине V столетия, после войны Вахтанга Горгаслана, в Осетии вновь открылся целый ряд школ. Осетинские дети учились читать и писать на греческом и осетинском языках, обучение происходило посредством грузинской азбуки. С конца этого века в Осетии была принята и латинская грамота. С VI века в Осетии стало еще больше учебных заведений, где учили христианской религии и богослужению. С начала 13 века под нажимом арабов начали изучать и арабский язык. Благодаря стараниям Давида Строителя число школ еще увеличилось. В половине 12 века осетины стояли наравне с грузинами в смысле просвещения.
           Доказательством этого служит следующее: в 11 веке осетинка, супруга Баграта IV—Борена была настолько образованной, что она хорошо знала византийский, римский, грузинский языки, историю этих народов и, вместе с тем, осетинский язык. Эта умная женщина родилась и выросла в Осетии, других стран она не видела никогда. Всю свою просвещенность и свое образование она приобрела в осетинских школах. Ее образованность способствовала тому, что Баграт IV женился на ней.
        Второй пример: дочь осетинского царя Худана Бурдухан была столь просвещенной и общеизвестной, что, кроме Осетии, о ней знала вся Грузия. Бурдухан знала греческий, латинский, грузинский, осетинский языки. Все свои знания она также приобрела в Осетии.
      Третий пример: Давид-Сослан по фамилии Багратион, сын осетинского царя Джандероза воспитывался в Осетии и там же получил образование. Он знал греческий, латинский, татарский, осетинский, грузинский и другие языки. Он был создателем грузинских книг, автором которых являлся сам. Его просвещенность и образованность сделали его достойным царицы Тамары.
Этих примеров достаточно для того, чтобы утверждать, что у осетинского народа есть свое богатое прошлое, своя самобытная история.
      Осетины пользовались грузинской письменностью, но не надо забывать, что эта письменность в равной мере является как грузинской, так и осетинской, ибо осетины принимали самое активное участие в ее создании.

Открытие государственной осетинской школы


  В 50-60-е гг. XVIII в. в Осетии по-прежнему остро стоял вопрос о государственном образовании, которое бы смогло заменить частное обучение. Попытки решить эту проблему с помощью российского правительства долгое время упирались в нерешенность политических задач, стоявших перед Россией и Осетией. В Петербурге опасались, что открытие государственной школы для осетинских детей вызовет осложнения с Турцией. Выход из ситуации был найден после возведения на русской границе крепости Моздок.
          27 сентября 1764 г. в российском правительстве был подписан указ об учреждении в Моздоке осетинской школы. Понадобилось, однако, еще два года, чтобы школа начала функционировать. Моздок находился слишком далеко, чтобы осетины могли отправлять туда своих детей на обучение. Основная часть населения Осетии надеялась на открытие школы на собственной территории.
           Первый набор в Моздокскую школу был произведен в сентябре 1766 г. Из 20 детей игумен Григорий отобрал всего четырех учеников. Двое из них — Иван Магкаев и Феофан Карабугаев — были внуками известных осетинских послов— Зураба Магкаева и Елисея Кесаева; другими стали Андрей Битаров из Зака и Петр Париев из Нара. Вскоре к этим ученикам прибавилось еще трое — Павел Давыдов, Харитон и Христофор Хетагуровы. Пример первых семи учеников воодушевил многих подростков на обучение в школе. Были годы, когда в Моздокскую школу поступало до 46 детей. И это несмотря на то, что условия жизни и обучения школьников были довольно тяжелыми: школьное здание было ветхим, не приспособленным к занятиям, а сами учащиеся жили в частных домах.
       Детей в школе обучали русской и осетинской грамоте, пению, священному писанию. С каждым учеником проводились отдельные занятия. Обучение строилось с учетом индивидуальных способностей каждого ученика.
        После окончания Моздокской школы выпускники ее привлекались к работе в Осетинской духовной комиссии. Занимались они и переводческой деятельностью. Некоторые из них, желая продолжить свое обучение, поступали в Астраханскую духовную семинарию. Так, в 1784 г. в этой семинарии обучалось 9 выпускников Моздокской школы.
          Открытие осетинской школы в Моздоке положило начало основам национального просвещения в Осетии. Одновременно оно дало новый толчок становлению осетинской письменности. Благодаря Моздокской школе была создана осетинская азбука, в основу которой была положена церковнославянская графика. В разработке осетинского письма особая роль принадлежала епископу Гаю Токаову и священнику Павлу
Генцаурову (Кесаеву). Уровень развития осетинской письменности того времени вполне отвечал запросам школьного образования и церковно-просветительской деятельности.

Заметным событием в культуре Осетии XVIII в. явилась книга «Начальное учение человеком, хотящим учится книг божественного писания», изданная на осетинском языке. Первая осетинская книга была отпечатана в мае 1798 г. в Московской Синодальной типографии.

С основанием осетинской школы и возникновением национальной письменности Осетия становилась одним из важных центров христианской культуры на Кавказе.

 

 

 

Осетинская духовная семинария и училища

 


  Учиться в семинариях осетины начали в 18-м веке.

В середине 18-го века в Моздоке жил священник Базаладзе. Он получил образование в Московской Академии, а затем, там же, был посвящен в сан священника. Он был одним из членов «Осетинской комиссии».

Баpзаладзе уделял большое вынимание делам осетинской нации. Он определил несколько осетин в Российские семинарии, некоторые из них перешли в Московскую Академию. О деятельности Базаладзе на благо Осетии есть подробные сведения, а о жизни его воспитанников, сожалению, нет ничего.

В то же время, когда в Тифлисе была открыта грузинская семинария, для осетин было открыто духовное училище в Гори. Это было в 1818 поду. В 1840 году семинарии были открыты во Владикавказе и Ардоне.

Среди получивших духовное образование в Осетии, следует отметить Христофора Джиоева. Он стал исключительно образованным человеком и был учителем богослужения в 1-ой Тифлисской классной гимназии.

Открытое в Ардоне Духовное училище в 1886 году было преобразовано в миссионерскую семинарию.

Первая Тифлисская семинария, открытая в 1818 -году, была предназначена для осетин тоже. В год ее открытия в Осетии существовала «Осетинская христианская комиссия», возглавлял которую епископ Роситеос Пицхелаури. Он тоже немало вложил труда на благо осетин. Это он настроил осетинских священников на то, чтобы они посылали своих детей на учебу в Горийское училище, откуда они могли перейти в Тифлис.

Осетинские священники осознавали огромное значение образования и направляли детей в Горийское училище.

С 1825 года эти учащиеся стали переходить в Тифлисскую семинарию и первые окончившие ее покинули семинарию в 1830-м году, может быть даже на 3 года ранее этого, Постепенно количество учащихся в Тифлисской семинарии увеличивалось, а временами даже превышало положенные нормы.

Следовательно, возникла необходимость открытия своей семинарии в центре Осетии. Начались переговоры по этому поводу и, к счастью осетинского духовенства, в 1885 году была открыта Ардонская миссионерская семинария. За время ее деятельности в ней много труда приложил ее надзиратель, осетин, иеромонах Иоане, получивший образование в Петербургской Академии.

Автор Накусова Ирина Ахсарбековна
Дата добавления 06.01.2015
Раздел Другое
Подраздел
Просмотров 360
Номер материала 38272
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓