Главная / География / "Одна из тайн Лермонтова" (творческая работа).

"Одна из тайн Лермонтова" (творческая работа).

Введение

Середина июля 2011 года была ознаменована трагической «круглой» датой. 170 лет назад, в результате рокового стечения обстоятельств, перестало биться сердце одного из великих сынов России - на дуэли погиб поэт, Михаил Юрьевич Лермонтов. Кавказ содрогнулся.… Ведь за время пребывания поэта в наших краях, его узнали и полюбили по всей Кавказкой линии, от моря до моря, как полюбил и узнал Кавказ сам Лермонтов. И, до сих пор, живущие здесь люди, бережно сохраняют память о Михаиле Юрьевиче. Пятигорск и Шелковская, Ставрополь и Ереван, Владикавказ и Тамань… Везде имя поэта звучит в названии улиц и площадей, застыло в бронзе и граните памятников и мемориальных досок. А описания улиц, домов, местечек в лермонтовских текстах навечно остались живыми и правдивыми иллюстрациями того времени. Не единожды посещал Михаил Юрьевич и Георгиевск (Орудина, 1983; Польская, Розенфельд, 1980, и др.). Отсюда же он отправился в Пятигорск, навстречу своей гибели. Город наш имеет богатую историю. Такую, которую можно охарактеризовать строчками: «Здесь каждый шаг живые письмена,// Всё говорит о том, что прежде было…» Но обойдя территорию города и района вдоль и поперёк, вы нигде не найдете ни одной мемориальной доски, посвященной поэту, ни одного памятника. Лишь в старой части Георгиевска, вы можете нечаянно наткнуться на небольшую улочку «имени Лермонтова» громко именуемую «бульваром».

Цель данной работы: попытаться найти мало изученные места, связанные с пребыванием М.Ю. Лермонтова на территории г. Георгиевска и его окрестностей, входивших в состав Георгиевского уезда в первой половине Х1Х века. Задачи:

-изучить доступные литературные источники и картографический материал по теме.

-встретиться со специалистами Георгиевского городского музея и музея-заповедника «Домик Лермонтова» в городе Пятигорске и получить возможные консультации.

-совершить походы выходного дня в пределах исследуемой местности.

-обобщить полученную информацию.

Считаю данную работу довольно актуальной и практически значимой. Тема пребывания Лермонтова за пределами курортных и «столичных» кавказских городов широко не освещается. Но такие исторические факты должны быть известны всем почитателям поэта.

Обзор литературы

При огромном количестве литературных источников, доступных в наше время и касающихся пребывания М.Ю. Лермонтова на Кавказе, большинство, всё-таки, акцентирует внимание читателя на пребывании поэта на Кавминводах, и, в частности, в городе – курорте Пятигорске. Передо мной же стояла задача найти упоминания о посещении поэтом мест, не столь известных жителям и гостям нашего края, расположенных на территории нашего города, района и окрестностях.

Большая часть из заинтересовавшей меня информации была найдена в фолианте «Лермонтовский текст. Ставропольские исследователи о жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова. Антология.»(Ставрополь,2001г). В нём собраны статьи известных краеведов, исследователей жизни и творчества поэта: Б.М. Розенфельда, М.Ф. Дамианиди, С.И. Недумова, В.А. Попова, Л.П. Семёнова и других, которые дали поистине безграничный обзор фактов, связанных с пребыванием М.Ю. Лермонтова на Кавказе. Дополнением к этому стали известные книги, выпущенные как около тридцати лет назад (Л.Г. Орудина «У порога синих гор» (1983); Е.Б. Польская, Б.М. Розенфельд «И звезда с звездою говорит» (1980)), так и в последнее десятилетие (В.А. Хачиков «Лермонтовские места на КМВ» (2008), «Пятигорск во времени и пространстве» (2009), а также «Кавказские Минеральные Воды» (2003), и репринтное издание небольшой брошюры Н.Н. Шабловского «Георгиевская старина» (1914)). Несколько статей из энциклопедических словарей (Советский энциклопедический словарь (1981) и Энциклопедический словарь Ставропольского края (2006)), позволили уточнить значения некоторых понятий, а из книги «Водные ресурсы Ставрополья» (Блохин, Блохина, 2001) были взяты характеристики заинтересовавшего меня водного объекта. Все административные изменения, происходившие, на территории исследуемого района отражены в справочнике «Административно-территориальное устройство Ставрополья с конца 18 века по 1920год» (2008), картографический же материал был изучен по картам Атласа Ставропольского края (2010) и административной карте современного Георгиевского района (2003), масштаба 1:100000 и 1:200000 соответственно. Изучение всех этих литературных источников, а также общение со специалистами очень помогло мне в данной работе.

Методы, применяемые при написании работы: статического анализа и сопоставления, визуального изучения, изучения литературных источников и картографического материала, частично-поисковый и проблемные методы, метод систематизации.


Результаты исследования

«Обязательно нужно сделать всё возможное, чтобы как можно больше людей знали о памятных местах наших городов. Все исторические места принадлежат не нам, а будущему. Никто нам не скажет спасибо, если мы поспешим снести, уничтожить, перестроить. Эту потерю никогда и ничем возместить невозможно. Нам, наследникам культурного прошлого, необходимо позаботиться, чтобы ни один исторический дом не остался без памятной меты. Пусть слова, высеченные золотом по мрамору, заставят прохожего остановиться»(Б.М. Розенфельд «Ставропольские исследователи о жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова. Антология.», 2004). Эти слова известнейшего краеведа, ученого, всю жизнь посвятившего исследованиям неизвестных страниц истории и культуры Ставрополья, отвечают на самый главный вопрос: а зачем, собственно, нам, молодому поколению, сохранять память о том, что, по большому счету, конкретно нас и не касается. Борис Матвеевич дает нам очевидный и простой ответ: мы наследники культурного прошлого. И наши современники не могут быть по уровню культуры ниже тех, кто создал, в свое время, великие литературные, художественные, архитектурные шедевры, называемые нами сейчас классикой. Множество известных имен приходят на ум, когда задаешься вопросом – кто из известных людей оставил свой незабываемый след на Кавказе. И среди множества этих имен - одним из первых стоит имя Михаила Юрьевича Лермонтова, певца нашей земли, успевшего за свою недолгую жизнь оставить большое литературное наследие. Которое, уже более полутора веков, изучают ученые, и которым, уже почти два века, восхищаются многочисленные почитатели его таланта, постоянно находя в его творчестве, каждый для себя, что-то новое и ещё не открытое.

Но давайте немного отвлечемся от Лермонтова-литератора, и обратим внимание на Лермонтова-«путешественника» (не углубляясь в причины его появления на Кавказе), Лермонтова-хозяина, помещика, «барина», окруженного довольно большим количеством любящих родственников. На Кавказе, в том числе и на Ставрополье, было довольно много мест, где в своё время ждали в гости Михаила Юрьевича. В Пятигорске, в ближайших курортных местностях, в самом Ставрополе. Кавказ не был поэту чужим. И в наше время во многих населённых пунктах, хоть как-то связанных с именем Лермонтова, сохраняется память о нём.

А сейчас я задам вам вопрос: как связан наш Георгиевск с именем поэта? Многие ответят так: именно в Георгиевске Лермонтов, подкинув монету, принял решение и убедил Столыпина ехать в Пятигорск. И как пишет Л.Г. Орудина: «А 15 июля 1841 года Георгиевск поразила чудовищная весть - в Пятигорске, у подножия Машука на дуэли убит Лермонтов» («У порога синих гор», 1983). Но мало кто, из знающих этот факт задается вопросом: а что делали в Георгиевске целых три дня Лермонтов и Столыпин, которые должны были прибыть «без промедления» к месту службы? Ответ можно найти в упомянутой ранее книге. В главе «Последняя остановка» мы можем прочесть, что «10 мая 1841 года поручик Тенгинского полка Лермонтов и его дядя Столыпин, возвращаясь из столичного отпуска на Кавказ к месту службы, сделали остановку в Георгиевске для трёхдневного отдыха. Кроме того, в Георгиевске путникам надлежало выполнить два важных поручения: от имени многочисленных Столыпиных и бабушки Лермонтова, Арсеньевой, возложить цветы на могилу любимой сестры - Екатерины Алексеевны Хастатовой, и посмотреть имение Ново-Столыпино, расположенное в десяти верстах от города. Георгиевск хорошо знал Лермонтова. Да и как не знать, если он бывал здесь множество раз: в детстве с бабушкой Елизаветой Алексеевной; трижды - в восемнадцатом, в двадцатом и двадцать пятом годах; в тридцать седьмом…; сороковом… И вот теперь - в сорок первом. Остановились в заезжем доме знаменитого купца - Шапкина Игнатия Ефремовича.» Последняя фраза заставила меня нанести первый визит в наш городской музей. Так как на представленном в книге В.А. Хачикова («Пятигорск во времени и пространстве»,2009) плане старого Пятигорска, дом Хастатовой стоял рядом с домом некоего Шапкина. И у меня возник вопрос: не одно ли это лицо? Оказалось что да. И, скорее всего, поэтому друзья и остановились у него, как у хорошего знакомого своей родственницы.

Хочется отметить, что в нашем музее работают люди знающие своё дело и всегда старающиеся помочь. Директора музея Наталья Владимировна Ильичёва рассказала, что дом купца Шапкина стоял когда-то напротив главного входа в наш Никольский храм, как выглядел этот дом, и что кроме Лермонтова, в своё время, в нём также останавливался и император. Также мы узнали, что, к сожалению, в нашем городе до настоящего времени не сохранилось ни одного здания, со времён пребывания у нас поэта, но, до 1937 года в Георгиевске сохранялся дом – частная гостиница Найтаки, который находился в районе современной МОУ СОШ № 3. Остальные здания города, являющиеся памятниками истории и архитектуры, были построены уже в конце 19 века.

Но вернёмся к поэту. Далее у Орудиной же мы можем прочесть, что «плотно пообедав в буфете заезжего дома, Лермонтов и Столыпин решили выполнить первое поручение… возложить цветы на могилу Екатерины Алексеевны Хастатовой, умершей от холеры в тридцатом году и похороненной на Георгиевском кладбище… Племянник и дядя сели в коляску и, не торопясь поехали на кладбище. Положили на могилу своей родственницы огромный букет цветов, молча почтили её память и поехали выполнять второе поручение.»

Но прежде чем проследить за исполнением родственниками-друзьями этого второго поручения, давайте обратимся ещё к двум литературным источникам. В своих мемуарах Е.А. Шан-Гирей, (дочь троюродного брата и близкого друга М.Ю. Лермонтова Акима Павловича Шан-Гирея), вспоминает: «Е.А. Хастатова умерла и была похоронена в Георгиевске. Она была образованная, умная, энергичная женщина. Когда была холера, несколько человек среди её людей заболели, она принимала все необходимые меры и своим примером заставила других делать то же;…спасла этих людей, но потом, переутомленная, заразилась, заболела сама и умерла.»(Дамианиди, 2004). И еще в начале 20 века Н.Н. Шабловский видел могилу Хастатовой, что и отметил в своей книге: «Вот еще один памятник. «Генерал-майорша Екатерина Алексеевна Хостатова (через «о» - авт.), урожденная Столыпина, родилась 1771 года октября, умерла от холеры 1830 года августа 13 дня.»»(«Георгиевская старина»,1914). В наши дни на территории этого кладбища - городской стадион, построенный там в середине пятидесятых годов прошлого века. Тогда же были уничтожены и большинство надгробных плит с надписями, в т. ч. и Хастатовой. Можно сказать, что место погребения двоюродной бабушки Лермонтова утеряно безвозвратно. И только у Шабловского мы можем прочесть о том, кто еще обрел в те годы свой последний приют за кладбищенской оградой, и что представляла собой сама территория некрополя. Здесь же хочется отметить тот факт, что это кладбище было действующим до тридцатых годов прошлого века, в своё время на нем был похоронен и отец известного писателя А.И. Солженицына. Несколько лет назад, занимаясь работой «Прости, печальный мир», группа краеведов-обучающихся ЦДЮТЭ встречалась с бывшим капитаном городской футбольной команды В.И. Азаровым. По его словам, причина превращения мемориального кладбища в стадион – появление на нём нескольких могил немецких солдат, погибших во время освобождения нашего города от оккупации в январе 1943 года. Виктор Иванович вспоминал о том, что в течение нескольких первых лет после постройки стадиона, во время игр футболисты часто проваливались в заполненные рыхлой ещё землей склепы. Но, ни о каком перезахоронении останков, даже известных людей, речи тогда вообще не шло.

Но вернемся ко второму поручению для Лермонтова и Столыпина. И вновь обратимся к Орудиной. «Селение Ново-Столыпино находилось в пойме реки Кумы, в семи верстах от Георгиевска… Сыновья многочисленных братьев Столыпиных предъявили свои права на долю в доходах кавказского имения, и Михаилу Юрьевичу надо было определить - не продать ли его, а вырученные деньги разделить поровну? Через полчаса Лермонтов и Столыпин были в имении предков. Их любезно встретил управляющий Меркул Маштаков. Сопровождая молодых владельцев имения, он показал им добротные дома и хозяйственные постройки в крестьянских усадьбах, ухоженные поля, скот на выпасах. В Георгиевск вернулись под вечер…»(«У порога…»). Можно предположить, что осмотр имения должен был занять довольно много времени. Ведь по свидетельству Орудиной, «Столыпин перевел сюда из России свыше ста крепостных душ, построил деревню, очистил от кустарников и камней более двух тысяч десятин земли, (из них) двести пятьдесят десятин отвел под сенокосные луга, около восьми десятин под - фруктовый сад, остальные угодья занимали овраги, лощины, солончаки, и камышовые болота». И мысль, которая пришла мне на ум, была такой: получается, что буквально в нескольких километрах от нашего города можно увидеть место, напрямую связанное с великим поэтом. Но прежде, чем начать поиск, (а работники городского музея не смогли мне в этом помочь), предстояло понять - что же и где, на самом деле, мы ищем. Для этого был сделан перевод значений десятин и вёрст в привычные нам меры площади и длины. Заглянув в словарь (Советский энциклопедический словарь, 1981), можно узнать, что «десятина - это русская мера площади, составляющая 2400 кв. саженей (1,09га). В 18-19 веке употреблялась т.н. хозяйственная десятина, равная 3200 кв. саженей (1,45га)». Переведя размер имения в современные километры, получим: а) «очищенные от кустарников и камней земли» - 2000 дес.*1,45 га (а, скорее всего, именно хозяйственная десятина применялась для определения площадей)=2900 га. (И так как в тексте сказано, что очищено было «более» двух тысяч десятин, то эту цифру, наверное, допустимо округлить до 3000 га. Исходя из того, что 1га равен 10000 кв. метров, а 1 кв.км. - 1 млн. кв. м., то можно вычислить, что площадь имения составляла около 30 кв. км. ((3000 га*10000кв. м):1000000 кв. м). При этом, 362,5 га (более 3,6 кв. км.) составляли сенокосы, а 11,6 га (0,12 кв. км) - сад. Где же могло находиться такое, довольно не маленькое имение? И поиск его был продолжен в литературных источниках. В книге «Административно-территориальное устройство Ставрополья»(2008), были найдены о нем такие данные: «Новостолыпинка (Ново-Столыпино, Шан-Гиреевка) - посёлок (деревня), основан в 1807 году, как имение помещика (отставного поручика) Столыпина. Земля обмежевана в 1809г. Позднее (в 1846г), - имение князя Шан-Гирея. В списке на 1851г. значится как помещичья деревня Пятигорского уезда. В «Списке населённых местностей Ставропольской губернии», составленном летом 1859г. есть упоминание, что «..в Пятигорском уезде помещичья слобода Новостолыпиновка при реке Куме (расстояние до уездного города – 63 версты, количество дворов – 34, проживают – 111 мужчин, 125 женщин; 10 верст от Новозаведенного, 15 - от Обильного, 3 – от Солдато-Александровского)». В наиболее полном «Списке…», составленном в 1873г. секретарем Ставропольского губернского статистического комитета И.В. Бентковским, в Пятигорском уезде в Солдато – Александровской волости упоминается поселок (деревня) Новостолыпинка (Шан - Гиреевка)». В этом документе сельские поселения и впервые названы «сёлами». В 1881г. губернским статистическим комитетом издан новый справочник «Статистика населенных мест Ставропольской губернии», где в Александровском уезде, после села Обильного, наряду с другими населенными пунктами, указан и «поселок Новостолыпинка поручика Акима Павловича Шан - Гирея». В 1909г. в аналогичном документе это название уже не упоминается. И по данным переписи 1916 – 17г.г. этот населенный пункт также уже не существует.

Самое же полное описание поместья было найдено в «Антологии…»(2004) в работе С.И. Недумова «Лермонтовский Пятигорск», в которой автор также ссылается на более раннее упоминание об этой местности краеведа В.А. Мануйлова. Вот что он пишет: «Упомянем ещё об одном кавказском имении, принадлежавшем близким родственникам Лермонтова – Столыпиным. Возможно, что во время неоднократных поездок на Кавказ, здесь довелось побывать поэту. До настоящего времени (1960 – 70г.г.) об этом имении в лермонтоведении можно было найти самые краткие сведения. Так, в отрывках из книги «Жизнь Лермонтова» известного лермонтоведа В.А. Мануйлова опубликованных в №9 журнала «Звезда» в 1939г. сказано: «У Столыпиных также было имение Столыпиновка в десяти верстах от Георгиевска». Автор настоящей книги получил в своё время возможность несколько дополнить эти сведения по материалам госархива Ставропольского края и внести поправку в название имения, которое до самого перехода его владения Акима Павловича Шан – Гирея именовалось не Столыпиновкой, а «Ново - Столыпиным». Первые сведения об этом имении можно найти в деле Кавказского Областного Управления. На второй странице этого дела сохранился указ императора Александра 1 на имя Кавказского и Астраханского губернатора графа Гудовича от 17 декабря 1807 года такого содержания: «Министр внутренних дел донес мне о доставленных вами сведениях по просьбе отставного поручика Столыпина об отводе ему для поселения и разных хозяйственных заведений до 4000 десятин земли, Кавказской губернии в Георгиевском уезде по течению реки Кумы, между дач казенных селений Солдатского – Александровского и Отказного состоящей. Утверждаясь на удостоверении вашем, что участок сей, в наделение крестьян смежных селений не назначен; что он неудобен также, по окружению его дачами крестьянских селений, и для кочевья калмык или ногайских татар; что жительствующий на нём без всякого утверждения горский уроженец уздень Бегидов с подвластными ему 20-ю душами, по уважению всегдашних от него беспокойств казенным поселянам, должен быть непременно оттуда перемещён в другое место. И что через отдачу участка Столыпину не только не будет никакого стеснения смежным казенным крестьянам, но ещё с водворением его там они могут перенять от него разные по хозяйству улучшения и заведения, служащие к пользе всей окружности, - я поручаю вам: 1) просимый Столыпиным участок, до 4000 дес. в себе заключающий, отвесть ему, на точном основании общих правил, для раздачи земель под поселение крестьян существующих; 2) живущего на земле сей узденя Бегидова с его подвластными, согласно назначению вашему, переместить на прежнее его кочевье при речке Етоке, или в другое способное по вашему усмотрению, место». Исполнение приведенного указа графом Гудовичем было возложено на Кавказского гражданского губернатора Картвелина. А немного позднее А.Е. Столыпин, не имевший возможности лично заниматься своим новым имением на Кавказе, выдал 1 мая 1808 года своему дворовому человеку Савелию Петрову доверенность на ведение дел. Доверенность была подписана собственной рукой Столыпина очень неразборчиво и неряшливо, а на обороте её имеется надпись: «Что сие верющее письмо подлинно дано от поручика Алексея Емельяновича Столыпина человеку его Савелию Петрову и по окончании оного подписано его рукою, в том свидетельствую и подписуюсь. Кригс – цалмейстер Григорий Данилов сын Столыпин. Я также свидетельствую и подписуюсь. Коллежский асессор Александр Алексеев сын Столыпин».

Приведенные документы точно указывают время пожалования нового имения и его местоположение. Собственноручная подпись А.Е. Столыпина, заверенная его зятем Г.Д. Столыпиным и старшим сыном А.А. Столыпиным, по своему виду подтверждает свидетельства современников о малограмотности этого крупного помещика. Дальнейшая переписка показывает, что вопрос о пожаловании А.Е. Столыпину 4000 десятин земли осложнился, и затруднения встретились с такой стороны, откуда в то время трудно было ожидать, - со стороны казённых крестьян соседних селений: Солдато – Александровского и Отказного. Не взирая на императорский указ и основанные на нём распоряжения местного начальства, крестьяне самовольно запахали довольно значительную часть нового имения и благодаря своей настойчивости сумели удержать эту спорную землю в своих руках. Такое положение продолжалось и при новом владельце имения, сыне А.Е. Столыпина генерал – майоре Николае Алексеевиче Столыпине. О том, что представляло собою в этот период это имение Столыпиных, имеются сведения в справке о количестве земли и ее распределения по состоянию на 11 сентября 1823 года на 261 странице оборотного листа того же дела. Приводим эти сведения: «к хлебопашеству способной - 2550дес. 894 саж.; сенных покосов - 250 дес. 1800 саж.; кустарников и дровяного леса – 62 – 1768; под речками и ручьями - 7 – 110; под дорогами - 8 – 900; под камышовыми болотами - 25 – 18; под усадьбой деревни Столыпина и под фруктовым садом - 8 – 1250; под крутыми горами, оврагами и лощинами - 210 – 700; под солонцами - 90 – 700; всего всей окружной межи - 3167 – 1930;за исключением речек, ручьёв, дорог, болот, гор, оврагов, лощин и солонцов осталось во владении генерал - майора Столыпина удобной земли - 2627 – 922». Из приведенной справки, к сожалению, не вполне сбалансированной, можно видеть, что имение было обеспечено достаточным количеством угодий, пригодных для хлебопашества и скотоводства, а также водою и лесом. Из другого источника (дело 205 того же фонда) видно, что в то время в деревне Ново - Столыпино числилось всего 108 ревизских мужского пола душ. После неожиданной трагической смерти Н.А Столыпина в 1831году имение перешло во владение его ближайших родственников. Это подтверждает сохранившаяся доверенность, выданная в октябре того же 1831 года младшим братом умершего Аф. Ал. Столыпиным дворовому человеку Меркулу Маштакову. «По кончине родного моего брата генерал-лейтенанта Николая Алексеевича Столыпина, - говорится в этом документе, - недвижимое имение его, состоящее в Пензенской губернии и Кавказской области, досталось в наследственное право, общее со мною, брату моему, коллежскому асессору А.А. Столыпину и детям после покойных братьев моих: тайного советника Ар. Ал. Столыпина и генерал - майора Дм. Ал. Столыпина». Значительно позднее, в 1844 году одна из этих четырёх частей была приобретена близким родственником и другом поэта А.П. Шан – Гиреем.»

Не смея сомневаться в приведённом выше тексте, позволю себе привести здесь ещё один факт, касающийся основания Столыпиновки. Описывая деятельность на Кавказе Реброва, Л.Г. Орудина (1983) отмечает, что: «первое испытание… Ребров выдержал при разбирательстве нашумевшего дела Столыпиных в 1798 году. А.Е. Столыпин просил Управление Кавказской губернии отвести ему для поселения своих мужиков и заведения разных «произрастаний» до 4 тыс. десятин казённой земли. И указывал место: Георгиевский уезд, пойма р. Кумы, между казёнными селениями Солдато-Александровским и Отказным. Казённая палата отнеслась к прошению «спустя рукава»: землемеры не выехали в указанное место, не нарезали угодья, а лишь выслали выписку из «Каталога земель Кавказской губернии» и извещение: «приезжай и живи». Столыпин приехал на Куму и увидел, что, земли, отведённые ему по каталогу - распаханы и засеваются узденем Бегидовым, а на выпасах кочуют калмыки и ногайцы». Закончилась же эта тяжба через полгода указом государя-императора (текст которого приводился в работе ранее). Об истории же упоминаемых здесь сёл, в монографии «История городов и сёл Ставрополья» (2008), (а в этот фолиант текст перекочевал из книги А.И. Твалчрелидзе «Ставропольская губерния… (1897)) сказано следующее: «с. Салдато-Александровское основано в 1778г. В 1786г. в нём проживало 1268 человек. В дальнейшем оно пополнялось выходцами из Воронежской губернии. В 1871 – 75 гг. из соседней Столыпиновки были причислены к селу бывшие временно - обязанные крестьяне помещика Шан-Гирея.» К этой дате я ещё вернусь, а теперь – далее. «с.Отказное основано в 1784г. крестьянами из Пензенской, Курской и Казанской губерний на казённой земле. Впоследствии, крестьянам было предложено место, именуемое Столыпиновкой, но они отказались перейти, поэтому селение и получило название «Отказное»». Аналогичную информацию об Отказном можно прочесть и у В.Г. Гниловского («Занимательное краеведение», 1954). Позвольте мне небольшое отступление. Изучив приведённые выше цитаты из литературных источников, невольно задаёшься вопросом: почему же произошло «противостояние» против Столыпина? (Что крестьян окрестных сёл, что, ставших своим бездействием практически на их сторону, землемеров.) Что послужило причиной крестьянского отказа? На этот вопрос, в изученной мною литературе, прямого ответа нет. Но, скорее всего, его можно получить, зная некоторые исторические факты. Например, обращает на себя внимание такой из них: окружавшие земли Столыпина селения были «казёнными», т.е. государственными. Словарь же (1981) даёт такое определение этому понятию: «государственные крестьяне – сословие в России 18 – 19 вв., образованное из бывших черносошных крестьян однодворцев и др. Жили на казённых (государственных) землях, несли повинности в пользу государства, считались лично свободными». При этом, из раннее цитировавшегося источника («История…», 2008) мы узнаём, что, в своё время, жители села Отказного были переведены из крестьянского сословия в казачье. (Т.е они стали воинами, защищавшими Линию). И только в 1869 году произошёл их обратный перевод в крестьяне. В 1797г. в селе была построена церковь во имя Св. Николая. И получается, что казакам из села, в котором уже был возведён храм, предложили вновь стать крепостными крестьянами. Неудивительно, что на это «предложение» последовал вполне обоснованный отказ. Кстати, как данное село называлось до этого события, в доступной мне литературе ответа найти не удалось. А получивший, в конце концов, «просимые» земли Столыпин, стал соседом по имениям с графом А.Р. Воронцовым, которому было пожаловано 15,3 тыс. десятин земли «ниже с.Отказного, на правом берегу р. Кумы» где сейчас расположен г.Зеленокумск. («История..»,2008).

И ещё одно упоминание о Столыпиновке я хочу представить вашему вниманию. В той же «Антологии…»(2004), в мемуарах Е.А. Шан – Гирей (стр. 560-578), говорится, что: «У Столыпиных было имение Столыпиновка. Там жила родная сестра бабушки Лермонтова – Екатерина Алексеевна Хастатова. С ней жила её дочь – Мария Акимовна, которая вышла замуж за П.П. Шан – Гирея. Столыпиновка находилась в 50 верстах от Пятигорска. В 1844г. А.П. Шан – Гирей вышел в отставку. Афанасий Алексеевич Столыпин (брат бабушки Лермонтова) помог ему купить Столыпиновку, дав денег. Там уже никого не было. Отец (А.П. Шан - Гирей), поселившись в Столыпиновке, усердно занялся сельским хозяйством. Развел большой фруктовый сад, тутовый и виноградный сады, и занялся разведением шелковичных червей. Время шло, отец ездил по делам и занимался хозяйством. Раз родители поехали с нами, детьми, и няней в Георгиевск по делам на ярмарку. Я была маленькая, ещё не ходила. Остановились у своих друзей Баскаковых. Вдруг приехал нарочный из Столыпиновки с письмом от управляющего, что случился пожар и вся Столыпиновка горит. Конечно, отец помчался туда, а мать с нами осталась у знакомых. Оказалось, что крестьянин привез себе сено, подъехал совсем близко к своей хате деревянной, крытой соломой и, слезая с воза, курил трубку и не заметил, как огонь из трубки выпал на воз. Он пошёл в хату, был сильный ветер, который раздул огонь, и воз загорелся. От него загорелась крыша. Большинство мужчин были в поле, остальные растерялись, а сильный ветер с быстротой разносил горящую солому с крыши на крышу, а хаты стояли очень близко, дома были деревянные, и сгорела вся деревня. Ветер дул от загоревшейся крайней хаты по направлению всего села, которое близко примыкало к усадьбе, и сгорел наш дом, который был тоже деревянный. Остался цел флигель, который был далеко в конце большого двора, туда перетащили наши вещи; отец должен был жить у управляющего, который жил во флигеле. Отец был энергичный, стойкий, никогда не терялся. Он быстро начал принимать всё, что надо, прежде всего, были сделаны землянки, чтобы разместить людей, потом надо было приняться за постройку домов уже из саманного кирпича с камышовыми крышами, и всё деревянное было из нашего леса. Дома надо было ставить на большом расстоянии друг от друга в один ряд по очень широкой улице и другой ряд через широкую улицу напротив. Недалеко протекала река Кума, по берегу которой рос большой наш лес; близ реки был построен наш новый дом, тоже из саманного кирпича. Можно себе представить, сколько отец пережил за это время; он всем руководил сам. Пришлось заложить Столыпиновку в казну за 20 тыс. Много погибло крестьян, скота, лошадей, которые не успели выбежать, погорело много хозяйственного инвентаря, что не успели взять. Всё надо было купить, было очень трудно; только через год все пришло в порядок. Моя мать это время с нами, детьми, проживала в Пятигорске. Потом наступило освобождение крестьян, и отец участвовал в этом деле, был мировым посредником. Близ Столыпиновки версты за 4 было казённое село, называется «Солдатское». Крестьянам моего отца было предложено перейти туда; они получили свой надел земли, но ушли только некоторые, а большая часть не захотели уходить от отца и остались у него, работали на полях. Отношения их к отцу было очень хорошее. Часто бывали неурожаи от засухи, в верстах 10 от имения течет река Малка, отец задумал провести от этой реки оросительный канал для полей. Составил проект, но его не утвердили. Мечта моего отца осуществилась в настоящее время, вода проведена из реки Малки и орошаются поля. Время шло, отца тяготил долг в казну, и пришлось отдать Столыпиновку в аренду, тогда он и мы с ним уехали в Закавказье, помню, когда мне было 10 лет, мы жили в городе Нахичевань.»

В этом тексте обращают на себя внимание некоторые нестыковки. Например, р. Малка протекает от р. Кумы у с.Обильного, на расстоянии около 30 км. Поэтому провести из Малки оросительный канал в те годы было довольно трудно. Отмена крепостного права, как известно, произошла в 1861г. Крестьяне же из Столыпиновки были «причислены к с.Солдатскому» только в 1871-75гг., т.е., более чем через десять лет после освобождения. Почему? Скорее всего, потому, что: а) крестьяне Столыпиновки все эти годы оставались почему-то «временно-обязанными», т.е. не свободными («не захотели уходить от отца»), и б) до 1869г. крестьяне «Солдатского» числились в казаках. М.Ф. Дамианиди, которая и сохранила мемуары Шан – Гирей для потомков, отмечает в своей работе тот факт, что самой Евгении Акимовне рассказывала о Столыпиновке вдова полковника, Е.И. Баскакова, проживавшая в то время в Георгиевске.

Немного отойдя от основной темы работы, отмечу ещё вот что. Когда в своих мемуарах Е.А. Шан – Гирей рассказывает о самой Е.И. Баскаковой, она говорит что, «когда декабристы жили в Георгиевске, то часто бывали в её семье (Баскаковой). Она рассказывала, какие они все были интересные, симпатичные и умные. Лермонтов иногда (!) приезжал из Пятигорска повидаться с этими декабристами.»(Дамианиди, 2004). Хотя С.И. Недумов в своей работе «Лермонтовский Пятигорск» отмечает: «Наше сообщение об окружении поэта в 1841г. было бы далеко не полным, если бы мы не остановились на знакомстве его с находившимися в то время в Пятигорске декабристами. К ним можно, несомненно, отнести М.А. Назимова, А.И. Вегелина и Н.И. Лорера. Не исключена возможность пребывания в Пятигорске в 1841 году и других декабристов, но официальных сведений об этом не имеется» («Антология», 2004). И ни слова о Георгиевске. Обратившись с вопросом о личности Баскаковой к работникам городского музея, мы не получили никакого ответа. Зато директор музея Н.В. Ильичёва рассказала о том, что в наши дни из столичных архивов стало известно о посещении Георгиевска ссыльными декабристами. В 1821г. здесь были В.К. Кюхельбекер и А.И. Якубович; в 1834-35гг. А.А. Бестужев – Марлинский; в 1837г. – А.И. Одоевский, А.Е. Розен, М.А. Назимов. О встречах же с ними Лермонтова история умалчивает.

Но давайте возвратимся к нашему исследованию. Получив в свои руки столь противоречивый фактический материал, было решено заняться изучением картографического материала. Что же там надо было найти? Довольно большую территорию с лугами – сенокосами, рекой, оврагами, камышами, солончаками и болотом. И так же, как десятины, мы «привели» в порядок вёрсты – открыли словарь (1981): «Верста – русская мера длины 500 саженей (1,0668 км). До 18 века существовала межевая верста (1000 саженей; 2,1336 км), употреблявшаяся для межевания и определения расстояния между населенными пунктами». Переводя все числовые значения верст, упомянутые ранее, в километры, получим: 7 верст (7*1,0668 км)=ок. 7,5 км; 10 верст=ок. 10,5 км; 63 версты=ок. 67 км; 15 верст=16 км; 3 версты=3,2км. Если учесть, что от Пятигорска (а именно он тогда был «центром») до Георгиевска 33 км, то от Георгиевска селение могло находиться в 7, 10, или 34 (67 - 33)км. Используя эти вычисления, на современной карте (Атлас Ставропольского края, 2010, М 1:100000) можно найти несколько точек возможного расположения усадьбы. Давайте рассмотрим несколько вариантов, хотя, за более чем полтора века, вид местности изменился. (Первые два варианта получатся, если мы будем учитывать только положение села в пойме р. Кумы, и небольшие расстояния от Георгиевска.)

Первый (7,5 – 8км). Территория современного пос. Левобережный (Георгиевский район, 2003, М 1:200000), на карте в Атласе Ставропольского края (2010, М 1:100000) обозначен как отделение с. Краснокумского. «За» - расстояние, пойма р. Кумы, рельеф без больших перепадов высот. «Против» - все остальные факторы: ничего, из выше перечисленного, там нет. И еще один небольшой штрих «против». Орудина (1983) указывает, что «через полчаса» Лермонтов и Столыпин были в имении, приехав туда «в коляске», запряженной, видимо, парой лошадей. Трудно поверить, что молодые люди позволили себе в середине лета, в жару, путешествовать с такой малой скоростью. Этот же факт будет играть «против» и при расстоянии в 10 км.

Второй (10 км). Южная и юго-восточная окраина современного с.Обильного Георгиевского района. «За» - низменный рельеф, камышовые заросли в болотистой пойме р. Кумы; близость леса, наличие в нем источников и родников. Более же близко расположенные к г.Георгиевску территории (в т.ч. и в сторону ст. Александрийской, отмечены крутыми обрывистыми берегами р. Кумы. Поэтому то, что в той «пойме» было расположено имение – представить трудно).

Третий (34 км). (Этот вариант учитывает все географические особенности местности, отмеченные в литературе.) При нём мы получаем: юго - восточный берег современного Отказненского водохранилища. Эта местность практически идеально подходит под описание имения. Чтобы продолжить рассуждения, давайте обратимся к тексту книги «Водные ресурсы Ставрополья» (Блохин, Блохина, 2001): «Отказненское водохранилище было введено в строй в 1965г. Площадь зеркала водохранилища – 21,6 кв. км, ширина водоема около 5 км, глубина – от 2 до 6 м». Можно сказать, что в свое время, здесь была затоплена низменная пойма р. Кумы. Водоём находится как раз между сёлами Солдато – Александровское и Отказное современного Советского района Ставропольского края. С юго-востока водохранилище ограниченно крутыми склонами возвышенности, испещренной оврагами и балками. Низменные берега водоёма заросли камышами и кустарниками, а ближайшая пойма р. Кумы – лесом. Недалеко протекает впадающая в Куму небольшая, в наши дни часто пересыхающая, речка. Но не Малка, а Золка. На восточном берегу водохранилища можно увидеть остатки, какого - то старого кладбища. К сожалению, найти подробную карту этой местности до постройки там водохранилища нам так и не удалось, да и в вышеупомянутой книге информации об истории строительства этого водного объекта нет. Но, мне кажется, что именно этот водоём и покрыл непроницаемой тайной одно из мест, когда-то посещаемых поэтом.


Заключение.

Вот и подошел к концу мой небольшой рассказ. Я считаю, что задачи, поставленные в работе, выполнены. Но хочется сказать и то, что вопросов, после написания данной работы, у меня возникло, возможно, ещё больше. Например: сколько же раз на самом деле Лермонтов бывал в нашем городе; какую роль могла сыграть в его судьбе некая Баскакова; встречался ли поэт с декабристами в нашем городе; какие идеи он мог почерпнуть из этого общения; где умерла Хастатова и почему была похоронена в Георгиевске (если даже в «Лермонтовской энциклопедии», хранящейся в «Домике Лермонтова» в Пятигорске, таких данных нет.); почему Хастатова, в одном из своих прошений, называет Георгиевск станицей; и другие. Несомненно, что поэт был связан с Георгиевском намного более прочной нитью, чем нам сейчас представляется. В конце 1837г. Лермонтов признается в письме к С.А. Раевскому, что «изъездил Линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани» (Семёнов, «Антология», 2004). Скорее всего, не пропуская в этих поездках Георгиевск. Тот же автор (Семёнов, 2004) приводит и такие документированные факты: в 1840г. Лермонтов отбивается от трёх горцев, преследующих его между Пятигорским и Георгиевским укреплениями, а в другое время – поэт отказался лечиться в Георгиевском госпитале, предпочтя Пятигорск.

Предвидя ваше замечание о том, что можно было получить консультации у специалистов государственного музея – заповедника М.Ю. Лермонтова в Пятигорске, могу сказать, что мы встречались с его директором Ириной Станиславовной Сафаровой, зам. директора Светланой Гавриловной Сафаровой, библиотекарем Людмилой Николаевной Кочкарёвой. (К сожалению, не удалось встретиться с главным специалистом музея, краеведом, учёным Николаем Васильевичем Маркеловым). Специалисты отметили, что темой «Лермонтов не на КМВ» в музее в настоящее время, к сожалению, никто не занимается, так как очень много материала о пребывании поэта в Пятигорске ещё ждёт своей обработки. Мне же показалось, что им эта тема просто не интересна, ведь новых открытий, таких чтобы перевернули лермонтовский мир, на этой ниве не предвидится. Ведь даже в двухтомнике сочинений М.Ю. Лермонтова в разделе «Хронологическая канва жизни и творчества поэта» в 1841 году отмечен приезд Михаила Юрьевича в Ставрополь, Пятигорск, Железноводск и дуэль. О посещении Георгиевска нет ни слова.

Конечно, очень жаль, что в нашем городе, по примеру Пятигорска, небыли сохранены, например, дома, в которых останавливался Лермонтов, память о людях, с которыми он мог общаться, затерялись даже следы не маленького имения. Георгиевск, наверное, единственный город на КМВ, где нет никакого памятника великому поэту. Единственное, что носит имя Лермонтова – это небольшая улица, идущая от старого Никольского храма к нынешнему стадиону. Простите, бывшему Покровскому кладбищу, где всего 170 лет назад молодой талантливый поэт, возложил огромный букет цветов на могилу двоюродной бабушки, и молча почтил память «авангардной помещицы», бесстрашие которой передалось ему по наследству.


Литература

  1. Административно – территориальное устройство Ставрополья с конца 18 века по 1920 г. Справочник. – Ставрополь, 2008. – 400с.

  2. Блохин Н.Ф., Блохина Т.И. Водные ресурсы Ставрополья. – Ставрополь, 2001. – 286с.

  3. Гниловской В.Г. Занимательное краеведение. – Ставрополь, 1954. – 330с.

  4. Дамианиди М.Ф. Мемуары Евгении Акимовны Шан – Гирей. Лермонтовский текст. Ставропольские исследователи о жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова. Антология. Стр. 560 – 578. – Ставрополь, 2004. – 896с.

  5. Кавказские Минеральные Воды. Т.2. – Пятигорск, 2003. – 400с.

  6. Лермонтов М.Ю. Сочинения в двух томах. Т.2. – М., 1990. – 704с.

  7. Недумов С.И. Лермонтовский Пятигорск. Лермонтовский текст. Ставропольские исследователи о жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова. Антология. Стр. 338 – 412. - Ставрополь, 2004. – 896с.

  8. Недумов С.И. Лермонтовский Пятигорск. – Ставрополь, 1974. – 310с.

  9. Орудина Л.Г. У порога синих гор. – Ставрополь, 1983. – 288с.

  10. Польская Е.Б., Розенфельд Б.М. И звезда с звездою говорит. – Ставрополь, 1980. – 284с.

  11. Попов В.А. Лермонтов на Кавказе Лермонтовский текст. Ставропольские исследователи о жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова. Антология. Стр. 258 – 318. – Ставрополь, 2004. – 896с.

  12. Розенфельд Б.М. Композиторы – современники М.Ю. Лермонтова. Лермонтовский текст. Ставропольские исследователи о жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова. Антология. Стр. 776 - 795. – Ставрополь, 2004. – 896с.

  13. Семенов Л.П. Лермонтов на Кавказе. Лермонтовский текст. Ставропольские исследователи о жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова. Антология. Стр. 108 – 170. - Ставрополь, 2004. – 896с.

  14. Семенов Л.П. Лермонтов и фольклор Кавказа. Лермонтовский текст. Ставропольские исследователи о жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова. Антология. Стр. 172 – 208. - Ставрополь, 2004. – 896с.

  15. Советский энциклопедический словарь. – М., 1981. – 1600 с.

  16. Твалчрелидзе А.И. Ставропольская губерния. – Ставрополь, 1897(репр). – 741с.

  17. Хачиков В.А. Пятигорск во времени и пространстве. – Ставрополь, 2009. – 272с.

  18. Шабловский Н.Н. Георгиевская старина. – СПб, 1914. – 104с.

  19. Энциклопедический словарь Ставропольского края. – Ставрополь, 2006. – 458с.

  20. Атлас Ставропольского края, М 1:100000. – Пятигорск, 2010. – 192с.

  21. Георгиевский район. Административная карта, М 1:200000. – Пятигорск, 2003.




"Одна из тайн Лермонтова" (творческая работа).
  • География
Описание:

Середина июля 2011 года была ознаменована трагической «круглой» датой. 170 лет назад, в результате рокового стечения обстоятельств, перестало биться сердце одного из великих сынов России - на дуэли погиб поэт, Михаил Юрьевич Лермонтов. Кавказ содрогнулся.… Ведь за время пребывания поэта в наших краях, его узнали и полюбили по всей Кавказкой линии, от моря до моря, как полюбил и узнал Кавказ сам Лермонтов. И, до сих пор, живущие здесь люди, бережно сохраняют память о Михаиле Юрьевиче. Пятигорск и Шелковская, Ставрополь и Ереван, Владикавказ и Тамань… Везде имя поэта звучит в названии улиц и площадей, застыло в бронзе и граните памятников и мемориальных досок. А описания улиц, домов, местечек в лермонтовских текстах навечно остались живыми и правдивыми иллюстрациями того времени.

Автор Тараканова Марина Васильевна
Дата добавления 02.01.2015
Раздел География
Подраздел
Просмотров 469
Номер материала 20400
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓




Похожие материалы