Главная / Русский язык и литература / Презентация по литературе "Николай Васильевич Гоголь. Жизнь и творчество" (9 класс)

Презентация по литературе "Николай Васильевич Гоголь. Жизнь и творчество" (9 класс)

Документы в архиве:

16.17 КБ 4.mid
6.36 КБ 452.mid
6.58 КБ 7_40.MID
599.26 КБ Beethoven's Symphony No. 9 (Scherzo).wma
3.25 МБ PaulMauriat.mp3
11 КБ Thumbs.db
3.89 МБ kolokola.wav
5.42 МБ the Ring.wma
3.63 МБ Антонио Вивальди.mp3
27 КБ Болезнь Гоголя.doc
3.25 МБ ГОГОЛЬ.ppt
3.85 КБ 102px-Agin_pliuskin.jpg
2.71 КБ 102px-Boklevskij_pliuskin.jpg
2.71 КБ 108px-Boklevkij_nozdrev.jpg
4.09 КБ 109px-Agin_sobakevic.jpg
2.61 КБ 119px-Boklevskij_manilov.jpg
3.2 КБ 120px-Boklevkij_sobakevic.jpg
9.34 КБ 150px-Иван_Москвин_Бобчинский.jpg
12.38 КБ 180px-Gogol-Grab.jpg
9.96 КБ 180px-Sosnitsky в роли городничего.jpg
8.75 КБ 180px-Портрет_Гоголя.jpg
17.02 КБ 288px-ФёдорМоллер-ПортретН.В.Гоголя.jpg
12.13 КБ 294px-Переправа-Гоголя-через-Днепр.jpg
84.45 КБ 598px-ФёдорМоллер-ПортретН.В.Гоголя.jpg
3.71 КБ 90px-Agin_nozdrev.jpg
10.7 КБ Dead_Souls_(novel)_Nikolai_Gogol_1842_title_page.jpg
15.19 КБ Nikolai_Gogol_-_Revizor_cover_(1836).jpg
194.5 КБ Thumbs.db
30.02 КБ gogol.jpg
21.64 КБ gogol15ревизор.jpg
2.14 КБ gogol17.jpg
98.08 КБ gogol19.jpg
19.54 КБ gogol1сорочинцы.jpg
26.78 КБ gogol20.jpg
18.42 КБ gogol22.jpg
6.99 КБ gogol24.jpg
13.61 КБ gogol28.jpg
10.8 КБ gogol35.jpg
34.22 КБ gogol36.jpg
44.05 КБ gogol41читает ревизора.jpg
24.29 КБ gogol42чтение ревизора.jpg
7.41 КБ gogol44и белинский.jpg
18.15 КБ gogol4Нежин Гимназия.jpg
19.65 КБ gogol7никитский бульвар.jpg
9.7 КБ gogol_mat.jpg
36.73 КБ gogol_mogila.jpg
9.9 КБ gogol_otec.jpg
6.65 КБ gogol_sister.jpg
113.26 КБ Аксаков С.Т..bmp
46 КБ Биография.doc
19.42 КБ ВАСИЛЬЕВКА.jpg
50.45 КБ ВИЕЛЬГОРСКАЯ.jpg
83 КБ Гимназия высших наук.doc
402.5 КБ Гоголь.doc
113.26 КБ Плетнев П.А..bmp
162.5 КБ Семья Гоголя.doc
21.15 КБ ТРОЩИНСКИ.jpg
15.36 КБ бывшая могила.jpg
113.26 КБ погодин М.П..bmp
18.34 КБ рисунокГоголя к ревизору.jpg
113.26 КБ россет.bmp
463.5 КБ тарас бульба.doc
7.54 КБ хомякова.jpg
39.06 КБ щепкин М.С..bmp
26.5 КБ Женщины в жизни Гоголя.doc
25.5 КБ Место рождения_Семья.doc
21.5 КБ Нежинская гимназия.doc
21 КБ Паломничество.doc
48 КБ Петербург.doc
21 КБ Тургенев о Гоголе.doc
97.5 КБ гоголь-газета.doc
739.12 КБ иерусалим.bmp
29 КБ цитаты Гоголя.doc

Название документа Болезнь Гоголя.doc

Болезнь Гоголя.

Всю свою жизнь Н. В. Гоголь страдал маниакально-депрессивным психозом. В состоянии мании у великого писателя было много энергии, сил, творческих идей, которые он воплощал в своих ярких произведениях. Но проходило время и маятник качался в другую сторону — наступала черная полоса. В то время врачи не смогли поставить верный диагноз, а уж тем более назначить правильное лечение. Медики лечили Гоголя обертыванием в мокрую простыню, а духовный наставник — чрезвычайно строгим постом. Но данные методы не способны были облегчить душевные страдания больного.


Свой первый приступ Гоголь пережил ещё в Риме в 1840 году, когда Гоголю был 31 год. Свое состояние он описывает так: "Солнце, небо — все мне неприятно. Моя бедная душа: ей здесь нет приюта. Я теперь больше гожусь для монастыря, чем для жизни светской". Проходит какое то время и состояние его меняется на противоположное, что ясно видно по строчкам из его писем в 1841 году: "Да, друг мой, я глубоко счастлив, я знаю и слышу дивные минуты, создание чудное творится и совершается в душе моей"; "Труд мой велик, мой подвиг — спасителен"; "О, верь словам моим. Властью высшей облечено отныне мое слово".


В 1842 году во время нового приступа депрессии, в одном из писем он пишет: "Мною овладела моя обыкновенная (уже обыкновенная) периодическая болезнь, во время которой я остаюсь почти в недвижном состоянии в комнате иногда на протяжении 2-3 недель. Голова моя одеревенела. Разорваны последние узы, связывающие меня со светом. Нет выше звания монаха".


В 1846 году состояние его настолько тяжелое, что повеситься или утопиться кажется единственным выходом. Со временем приступы учащаются и становятся тяжелее — в письме к Жуковскому он пишет: "Что это со мной? Старость или временное оцепенение сил? Или в самом деле 42 года для меня старость? От чего, зачем на меня напало такое оцепенение — этого я не могу понять. Если бы вы знали, какие со мной странные происходят перевороты, как сильно все растерзано внутри меня. Боже, сколько я пережил, сколько перестрадал".


1 января 1852 г. Гоголь сообщает Арнольди, что 2-й том "совершенно окончен". Но в последних числах месяца явственно обнаружились признаки нового кризиса, толчком к которому послужила смерть Е. М. Хомяковой, сестры Н. М. Языкова, человека, духовно близкого Гоголю. Его терзает предчувствие близкой смерти, усугубляемое вновь усилившимися сомнениями в благотворности своего писательского поприща и в успехе осуществляемого труда. 7 февраля Гоголь исповедуется и причащается.

В ночь с 11 на 12 февраля среди религиозных размышлений им овладел религиозный страх и сомнение, что он не так исполнил долг, наложенный на него Богом; он разбудил слугу, велел открыть трубу камина и, отобрав из портфеля бумаги, сжёг их. Наутро, когда его сознание прояснилось, он с раскаянием рассказал об этом гр. Толстому и считал, что это сделано было под влиянием злого духа; с тех пор он впал в мрачное уныние, перестал принимать пищу, отказался от лекарств.


СЛАЙД!

«…никакая сила не может заставить меня произвести, а тем более выдать вещь, которой незрелость и слабость я уже вижу сам; я могу умереть с голода, но не выдам безрассудного, необдуманного творения… Есть голос, повелевающий нам, пред которым ничтожен наш жалкий рассудок, есть много того, что может только почувствоваться глубиною души в минуту слёз и молитв, а не в минуты житейских расчётов».

Вместе с рукописями исчезает смысл, не для чего становится жить. Последующие 10 дней он угасает, глядя пустыми и безжизненными глазами в пустоту и ни с кем ни разговаривая до самой смерти. По официальной версии Гоголь уморил себя голодом, поскольку будучи фанатичным христианином он не мог позволить себе сделать это сознательно и открыто, что подтверждают строчки его писем: "Надобно ж умирать, а я уже готов, и умру", "Как сладко умирать..."


СЛАЙД!

21 февраля утром Гоголь умер.

Похороны писателя состоялись при огромном стечении народа на кладбище Свято-Данилова монастыря в Москве, а в 1931 останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.

Название документа ГОГОЛЬ.ppt

ГОГОЛЬ Николай Васильевич Жизнь и творчество К 205-летию со Дня рождения вели...
Рождение м. Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии Василье...
Семья ОТЕЦ Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский МАТЬ Мария Ивановна Косяровска...
Нежин Гимназия высших наук (1821 - 1828) Занимается живописью Участвует в спе...
1828 год - Петербург денежные затруднения безуспешные хлопоты о месте первые ...
Друзья и наставники Гоголя ПЛЕТНЕВ Петр Александрович ПОГОДИН Михаил Петрович...
"Вечера на хуторе близ Диканьки. Повести, изданные пасичником Рудым Паньком "...
«Миргород» Повести: первая часть: «Старосветские помещики» «Тарас Бульба» вто...
«Ревизор»
«Ревизор» на сцене Премьера пьесы состоялась 19 апреля на сцене Александрийск...
«Начал писать «Мёртвых душ». Сюжет растянулся на предлинный роман и, кажется,...
Гоголь – Плетнёву: 	«…никакой вести нельзя было получить хуже из России. Всё ...
За границей В июне 1836 г. Гоголь уезжает из Петербурга в Германию. 	Конец ле...
"Похождения Чичикова, или Мертвые души" май 1842 г «Первая часть, несмотря на...
П.А.Плетнёву, 1842 год: «Дело клонится к тому, чтобы вырвать у меня последний...
Работа над 2-м томом "Мертвых душ" 1842-1845 Летом 1845 г. в состоянии резког...
Зиму 1847-1848 Гоголь проводит в Неаполе, усиленно занимаясь чтением русской ...
Тайны сердца СМИРНОВА-РОССЕТ Александра Осиповна (1809-1882) "Любящий без пам...
Болезнь 1840 год, Рим - первый приступ 	"Солнце, небо — все мне неприятно. Мо...
Болезнь 1842 год: 	"Мною овладела моя обыкновенная (уже обыкновенная) периоди...
Дом №7 на Никитском бульваре. Здесь Гоголь прожил свои последние пять лет. 7 ...
«Самосожжение» Картина работы И.Репина (1909) «…никакая сила не может застави...
Конец пути В 1931 останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище...
1 из 26

Описание презентации по отдельным слайдам:

№ слайда 1 ГОГОЛЬ Николай Васильевич Жизнь и творчество К 205-летию со Дня рождения великог
Описание слайда:

ГОГОЛЬ Николай Васильевич Жизнь и творчество К 205-летию со Дня рождения великого русского писателя

№ слайда 2 Рождение м. Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии Васильевка
Описание слайда:

Рождение м. Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии Васильевка – имение родителей Переправа Гоголя через Днепр 20 марта (1 апреля) 1809 г. Диканька - В. П. Кочубей Обуховка - В. В. Капнист Кибинцы - Д.П. Трощинский Дом, в котором родился Н.В.Гоголь

№ слайда 3 Семья ОТЕЦ Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский МАТЬ Мария Ивановна Косяровская (
Описание слайда:

Семья ОТЕЦ Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский МАТЬ Мария Ивановна Косяровская (1791-1868) (1777-1825) ДЕТИ Николай (1809 – 1852) Иван (1810 — 1819) Мария (1811 — 1844) Анна (1821 — 1893) Елизавета (1823 — 1864) Ольга (1825 — 1907) ДЕД Афанасий Демьянович Гоголь-Яновский Трощинский Димитрий Прокофьевич БАБУШКА Татьяна Лизогуб

№ слайда 4 Нежин Гимназия высших наук (1821 - 1828) Занимается живописью Участвует в спекта
Описание слайда:

Нежин Гимназия высших наук (1821 - 1828) Занимается живописью Участвует в спектаклях (как художник-декоратор и как актер) Организует библиотеку Пробует себя в различных литературных жанрах. (сатира "Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан", "идиллия в картинах" "Ганц Кюхельгартен") 1827 - «дело о вольнодумстве» Мечты о "службе государственной", о юридической карьере

№ слайда 5 1828 год - Петербург денежные затруднения безуспешные хлопоты о месте первые лит
Описание слайда:

1828 год - Петербург денежные затруднения безуспешные хлопоты о месте первые литературные пробы Государственная служба Конец 1829 года - служба в департаменте государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. С апреля 1830 до марта 1831 г. - служба в департаменте уделов (вначале писцом, потом помощником столоначальника) «–» глубокое разочарование в "службе государственной" «+» богатый материал для будущих произведений

№ слайда 6 Друзья и наставники Гоголя ПЛЕТНЕВ Петр Александрович ПОГОДИН Михаил Петрович АК
Описание слайда:

Друзья и наставники Гоголя ПЛЕТНЕВ Петр Александрович ПОГОДИН Михаил Петрович АКСАКОВ Сергей Тимофеевич ЩЕПКИН Михаил Семенович ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич Гоголь и Белинский

№ слайда 7 "Вечера на хуторе близ Диканьки. Повести, изданные пасичником Рудым Паньком " (1
Описание слайда:

"Вечера на хуторе близ Диканьки. Повести, изданные пасичником Рудым Паньком " (1831-1832) А.С.Пушкин о «Вечерах на хуторе близ Диканьки» <Конец августа 1831 г. Царское Село> «Сейчас прочел "Вечера близ Диканьки". Они изумили меня. Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия! какая чувствительность! Все это так необыкновенно в нашей нынешней литературе, что я доселе не образумился. <…>Поздравляю публику с истинно веселою книгою, а автору сердечно желаю дальнейших успехов.»

№ слайда 8
Описание слайда:

№ слайда 9
Описание слайда:

№ слайда 10 «Миргород» Повести: первая часть: «Старосветские помещики» «Тарас Бульба» вторая
Описание слайда:

«Миргород» Повести: первая часть: «Старосветские помещики» «Тарас Бульба» вторая часть: «Вий» «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» «Арабески»

№ слайда 11 «Ревизор»
Описание слайда:

«Ревизор»

№ слайда 12 «Ревизор» на сцене Премьера пьесы состоялась 19 апреля на сцене Александрийского
Описание слайда:

«Ревизор» на сцене Премьера пьесы состоялась 19 апреля на сцене Александрийского театра 25 мая — премьера в Москве, в Малом театре.

№ слайда 13 «Начал писать «Мёртвых душ». Сюжет растянулся на предлинный роман и, кажется, бу
Описание слайда:

«Начал писать «Мёртвых душ». Сюжет растянулся на предлинный роман и, кажется, будет сильно смешон. Но теперь остановил его на третьей главе. Ищу хорошего ябедника, с которым бы можно коротко сойтиться. Мне хочется в этом романе показать хотя с одного боку всю Русь. Сделайте милость, дайте какой-нибудь сюжет, хоть какой-нибудь смешной или не смешной, но русский чисто анекдот». Октябрь 1835г. Гоголь - Пушкину: 20 мая 1831 - в доме П. А. Плетнева происходит знакомство Гоголя с А. С. Пушкиным.

№ слайда 14 Гоголь – Плетнёву: 	«…никакой вести нельзя было получить хуже из России. Всё нас
Описание слайда:

Гоголь – Плетнёву: «…никакой вести нельзя было получить хуже из России. Всё наслаждение моей жизни, всё моё высшее наслаждение исчезло вместе с ним. Ничего не предпринимал я без его совета. Ни одна строка не писалась без того, чтобы я не воображал его перед собою». Февраль 1837 года, Рим

№ слайда 15 За границей В июне 1836 г. Гоголь уезжает из Петербурга в Германию. 	Конец лета
Описание слайда:

За границей В июне 1836 г. Гоголь уезжает из Петербурга в Германию. Конец лета и осень проводит в Швейцарии, где принимается за продолжение "Мертвых душ". В ноябре 1836 г. Гоголь переезжает в Париж, а затем – в Рим. В 1837 году Гоголь пишет Погодину из Рима: «…Ни одной строки не мог посвятить я чуждому. Непреодолимою цепью прикован я к своему, и наш бедный, неяркий мир наш, наши курные избы, обнажённые пространства предпочёл я лучшим небесам, приветливее глядевшим на меня. И я ли после этого могу не любить моей отчизны? Но ехать, выносить надменную гордость безмозглого класса людей, которые будут передо мною дуться и даже мне пакостить. Нет, слуга покорный. В чужой земле я готов всё перенести, готов нищенски протянуть руку, если дойдёт до этого дело. Но в своей - никогда.»

№ слайда 16 &quot;Похождения Чичикова, или Мертвые души&quot; май 1842 г «Первая часть, несмотря на вс
Описание слайда:

"Похождения Чичикова, или Мертвые души" май 1842 г «Первая часть, несмотря на все свои несовершенства, главное дело сделала: она поселила во всех отвращение от моих героев и от их ничтожности; она разнесла некоторую мне нужную тоску от самих себя».

№ слайда 17 П.А.Плетнёву, 1842 год: «Дело клонится к тому, чтобы вырвать у меня последний ку
Описание слайда:

П.А.Плетнёву, 1842 год: «Дело клонится к тому, чтобы вырвать у меня последний кусок хлеба, выработанный семью годами самоотверженья, отчужденья от мира и всех его выгод, другого я ничего не могу предпринять для моего существованья. Усиливающееся болезненное моё расположение и недуги лишают меня даже возможности продолжать далее начатый труд. Светлых минут у меня не много, а теперь просто у меня отымаются руки».

№ слайда 18 Работа над 2-м томом &quot;Мертвых душ&quot; 1842-1845 Летом 1845 г. в состоянии резкого о
Описание слайда:

Работа над 2-м томом "Мертвых душ" 1842-1845 Летом 1845 г. в состоянии резкого обострения душевной болезни Гоголь сжигает рукопись 2-го тома. «Затем сожжён второй том «Мёртвых душ», что так было нужно… Нужно прежде умереть, для того чтобы воскреснуть». В 1847 г. в Петербурге были опубликованы "Выбранные места из переписки с друзьями" (критическая буря). "Здоровье мое... потряслось от этой для меня сокрушительной истории по поводу моей книги... Дивлюсь сам, как я еще остался жив".

№ слайда 19 Зиму 1847-1848 Гоголь проводит в Неаполе, усиленно занимаясь чтением русской пер
Описание слайда:

Зиму 1847-1848 Гоголь проводит в Неаполе, усиленно занимаясь чтением русской периодики, новинок беллетристики, исторических и фольклорных книг — "дабы окунуться покрепче в коренной русский дух". Паломничество к святым местам В январе 1848 морским путем направляется в Иерусалим. «Ещё никогда не был я так мало доволен состоянием сердца своего, как в Иерусалиме и после Иерусалима. У Гроба Господня я был как будто затем, чтобы там на месте почувствовать, как много во мне холода сердечного, как много себялюбия и самолюбия». В 1849-1850 Гоголь читает отдельные главы 2-го тома "Мертвых душ" своим друзьям. (Всеобщее одобрение и восторг). В октябре 1850 Гоголь приезжает в Одессу, сходится с актерами одесской труппы, которым дает уроки чтения комедийных произведений. Иерусалим Вид на старый город

№ слайда 20 Тайны сердца СМИРНОВА-РОССЕТ Александра Осиповна (1809-1882) &quot;Любящий без памяти
Описание слайда:

Тайны сердца СМИРНОВА-РОССЕТ Александра Осиповна (1809-1882) "Любящий без памяти Вашу душу" ВИЕЛЬГОРСКАЯ Анна Михайловна (Нозинька) Весной 1850 Гоголь делает предложение, но получает отказ.

№ слайда 21 Болезнь 1840 год, Рим - первый приступ 	&quot;Солнце, небо — все мне неприятно. Моя б
Описание слайда:

Болезнь 1840 год, Рим - первый приступ "Солнце, небо — все мне неприятно. Моя бедная душа: ей здесь нет приюта. Я теперь больше гожусь для монастыря, чем для жизни светской". 1841 год: "Да, друг мой, я глубоко счастлив, я знаю и слышу дивные минуты, создание чудное творится и совершается в душе моей"; "Труд мой велик, мой подвиг — спасителен"; "О, верь словам моим. Властью высшей облечено отныне мое слово".

№ слайда 22 Болезнь 1842 год: 	&quot;Мною овладела моя обыкновенная (уже обыкновенная) периодичес
Описание слайда:

Болезнь 1842 год: "Мною овладела моя обыкновенная (уже обыкновенная) периодическая болезнь, во время которой я остаюсь почти в недвижном состоянии в комнате иногда на протяжении 2-3 недель. Голова моя одеревенела. Разорваны последние узы, связывающие меня со светом. Нет выше звания монаха". 1846 год: "Что это со мной? Старость или временное оцепенение сил? Или в самом деле 42 года для меня старость? От чего, зачем на меня напало такое оцепенение — этого я не могу понять. Если бы вы знали, какие со мной странные происходят перевороты, как сильно все растерзано внутри меня. Боже, сколько я пережил, сколько перестрадал".

№ слайда 23 Дом №7 на Никитском бульваре. Здесь Гоголь прожил свои последние пять лет. 7 фев
Описание слайда:

Дом №7 на Никитском бульваре. Здесь Гоголь прожил свои последние пять лет. 7 февраля Гоголь исповедуется и причащается, а в ночь с 11 на 12 сжигает беловую рукопись 2-го тома «Мёртвых душ» 1 января 1852 г. Гоголь сообщает Арнольди, что 2-й том "совершенно окончен" Новый кризис (смерть Е. М. Хомяковой) Екатерина Михайловна ХОМЯКОВА Гоголя терзает предчувствие близкой смерти, сомнения в благотворности своего писательского поприща и в успехе осуществляемого труда

№ слайда 24 «Самосожжение» Картина работы И.Репина (1909) «…никакая сила не может заставить
Описание слайда:

«Самосожжение» Картина работы И.Репина (1909) «…никакая сила не может заставить меня произвести, а тем более выдать вещь, которой незрелость и слабость я уже вижу сам; я могу умереть с голода, но не выдам безрассудного, необдуманного творения…»

№ слайда 25 Конец пути В 1931 останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище в
Описание слайда:

Конец пути В 1931 останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище в Москве Похороны писателя состоялись на кладбище Свято-Данилова монастыря Бывшая могила Н.В. Гоголя в Свято-Даниловом монастыре в Москве 21 февраля 1852 года Гоголь умер

№ слайда 26
Описание слайда:

Название документа Биография.doc

Биография


Родился в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии в семье помещика. Назвали Николаем в честь чудотворной иконы святого Николая, хранившейся в церкви села Диканька.




Дом доктора М.Я.Трохимовского в Сорочинцах, где родился Гоголь


У Гоголей было свыше 1000 десятин земли и около 400 душ крепостных. Предки писателя со стороны отца были потомственными священниками, однако уже дед Афанасий Демьянович оставил духовное поприще и поступил в гетмановскую канцелярию; именно он прибавил к своей фамилии Яновский другую — Гоголь, что должно было продемонстрировать происхождение рода от известного в украинской истории 17 в. полковника Евстафия (Остапа) Гоголя (факт этот, впрочем, не находит достаточного подтверждения).




Мария Ивановна и Василий Афанасьевич


Отец писателя, Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский (1777-1825), служил при Малороссийском почтамте, в 1805 г. уволился с чином коллежского асессора и женился на Марии Ивановне Косяровской (1791-1868), происходившей из помещичьей семьи. По преданию, она была первой красавицей на Полтавщине. Замуж за Василия Афанасьевича она вышла четырнадцати лет. В семье, помимо Николая, было еще пятеро детей.




Родительский дом в Васильевке


Детские годы Гоголь провел в имении родителей Васильевке (другое название — Яновщина). Культурным центром края являлись Кибинцы, имение Д. П. Трощинского (1754-1829), дальнего родственника Гоголей, бывшего министра, выбранного в поветовые маршалы (в уездные предводители дворянства); отец Гоголя исполнял у него обязанности секретаря. В Кибинцах находилась большая библиотека, существовал домашний театр, для к-рого отец Гоголь писал комедии, будучи также его актером и дирижером.




Дмитрий Прокопович Трощинский


В 1818-19 Гоголь вместе с братом Иваном обучался в Полтавском уездном училище, а затем, в 1820-1821, брал уроки у полтавского учителя Гавриила Сорочинского, проживая у него на квартире. В мае 1821 поступил в гимназию высших наук в Нежине. Здесь он занимается живописью, участвует в спектаклях — как художник-декоратор и как актер, причем с особенным успехом исполняет комические роли. Пробует себя и в различных литературных жанрах (пишет элегические стихотворения, трагедии, историческую поэму, повесть). Тогда же пишет сатиру "Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан" (не сохранилась).




Нежин. Гимназия высших наук


Однако мысль о писательстве еще "не всходила на ум" Гоголю, все его устремления связаны со "службой государственной", он мечтает о юридической карьере. На принятие Гоголем такого решения большое влияние оказал проф. Н. Г. Белоусов, читавший курс естественного права, а также общее усиление в гимназии вольнолюбивых настроений. В 1827 здесь возникло "дело о вольнодумстве", закончившееся увольнением передовых профессоров, в том числе Белоусова; сочувствовавший ему Гоголь дал на следствии показания в его пользу.




Александр Данилевский и его жена Ульяна Похвиснева


Окончив гимназию в 1828 г., Гоголь в декабре вместе с другим выпускником А. С. Данилевским (1809-1888), едет в Петербург. Испытывая денежные затруднения, безуспешно хлопоча о месте, Гоголь делает первые литературные пробы: в начале 1829 г. появляется стихотворение "Италия", а весной того же года под псевдонимом "В. Алов" Гоголь печатает "идиллию в картинах" "Ганц Кюхельгартен". Поэма вызвала резкие и насмешливые отзывы Н. А. Полевого и позднее снисходительно-сочувственный отзыв О. М. Сомова (1830 г.), что усилило тяжелое настроение Гоголя.


В конце 1829 г. ему удается определиться на службу в департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. С апреля 1830 до марта 1831 г. служит в департаменте уделов (вначале писцом, потом помощником столоначальника), под началом известного поэта-идиллика В. И. Панаева. Пребывание в канцеляриях вызвало у Гоголя глубокое разочарование в "службе государственной", но зато снабдило богатым материалом для будущих произведений, запечатлевших чиновничий быт и функционирование государственной машины.


В этот период выходят в свет "Вечера на хуторе близ Диканьки" (1831-1832). Они вызвали почти всеобщее восхищение.


Верх гоголевской фантастики — "петербургская повесть" "Нос" (1835; опубликована в 1836 г.), чрезвычайно смелый гротеск, предвосхитивший некоторые тенденции искусства ХХ в. Контрастом по отношению к и провинциальному и столичному миру выступала повесть "Тарас Бульба", запечатлевшая тот момент национального прошлого, когда народ ("казаки"), защищая свою суверенность, действовал цельно, сообща и притом как сила, определяющая характер общеевропейской истории.




Собственноручный рисунок Н.В. Гоголя

к последней сцене "Ревизора"


Осенью 1835 г. он принимается за написание "Ревизора", сюжет которого подсказан был Пушкиным; работа продвигалась столь успешно, что 18 января 1836 г. он читает комедию на вечере у Жуковского (в присутствии Пушкина, П. А. Вяземского и других), а в феврале-марте уже занят ее постановкой на сцене Александрийского театра. Премьера пьесы состоялась 19 апреля. 25 мая — премьера в Москве, в Малом театре.


В июне 1836 г. Гоголь уезжает из Петербурга в Германию (в общей сложности он прожил за границей около 12 лет). Конец лета и осень проводит в Швейцарии, где принимается за продолжение "Мертвых душ". Сюжет был также подсказан Пушкиным. Работа началась еще в 1835 г., до написания "Ревизора", и сразу же приобрела широкий размах. В Петербурге несколько глав были прочитаны Пушкину, вызвав у него и одобрение и одновременно гнетущее чувство.


В ноябре 1836 г. Гоголь переезжает в Париж, где знакомится с А. Мицкевичем. Затем переезжает в Рим. Здесь в феврале 1837 г., в разгар работы над "Мертвыми душами", он получает потрясшее его известие о гибели Пушкина. В приступе "невыразимой тоски" и горечи Гоголь ощущает "нынешний труд" как "священное завещание" поэта.


В декабре 1838 года в Рим приехал Жуковский, сопровождавший наследника (Александра II). Гоголь был чрезвычайно образован приездом поэта, показывал ему Рим; рисовал с ним виды.




В сентябре 1839 г. в сопровождении Погодина Гоголь приезжает в Москву и приступает к чтению глав "Мертвых душ" — вначале в доме Аксаковых, потом, после переезда в октябре в Петербург, у Жуковского, у Прокоповича в присутствии своих старых друзей. Всего прочитано 6 глав. Восторг был всеобщий.


В мае 1842 г. "Похождения Чичикова, или Мертвые души" вышли в свет.


После первых, кратких, но весьма похвальных отзывов инициативу перехватили хулители Гоголя, обвинявшие его в карикатурности, фарсе и клевете на действительность. Позднее со статьей, граничившей с доносом, выступил Н.А.Полевой.


Вся эта полемика проходила в отсутствие Гоголя, выехавшего в июне 1842 за границу. Перед отъездом он поручает Прокоповичу издание первого собрания своих сочинений. Лето Гоголь проводит в Германии, в октябре вместе с Н. М. Языковым переезжает в Рим. Работает над 2-м томом "Мертвых душ", начатым, по-видимому, еще в 1840; много времени отдает подготовке собрания сочинений. "Сочинения Николая Гоголя" в четырех томах вышли в начале 1843 г., так как цензура приостановила на месяц уже отпечатанные два тома.


Трехлетие (1842-1845), последовавшее после отъезда писателя за границу — период напряженной и трудной работы над 2-м томом "Мертвых душ".


В начале 1845 г. у Гоголя появляются признаки нового душевного кризиса. Писатель едет для отдыха и "восстановления сил" в Париж, но в марте возвращается во Франкфурт. Начинается полоса лечения и консультаций с различными медицинскими знаменитостями, переездов с одного курорта на другой ? то в Галле, то в Берлин, то в Дрезден, то в Карлсбад. В конце июня или в начале июля 1845 г., в состоянии резкого обострения болезни, Гоголь сжигает рукопись 2-го тома. Впоследствии (в "Четырех письмах к разным лицам по поводу "Мертвых душ" — "Выбранные места") Гоголь объяснил этот шаг тем, что в книге недостаточно ясно были показаны "пути и дороги" к идеалу.


Гоголь продолжает работать над 2-м томом, однако, испытывая возрастающие трудности, отвлекается на другие дела: составляет предисловие ко 2-му издания поэмы (опубликовано в 1846 г.) "К читателю от сочинителя", пишет "Развязку Ревизора" (опубликована 1856), в которой идея "сборного города" в духе теологической традиции ("О граде божием" Блаженного Августина) преломлялась в субъективную плоскость "душевного города" отдельного человека, что выдвигало на первый план требования духовного воспитания и совершенствования каждого.


В 1847 г. в Петербурге были опубликованы "Выбранные места из переписки с друзьями". Книга выполняла двоякую функцию — и объяснения, почему до сих пор не написан 2-й том, и некоторой его компенсации: Гоголь переходил к изложению своих главных идей — сомнение в действенной, учительской функции художественной литературы, утопическая программа выполнения своего долга всеми "сословиями" и "званиями", от крестьянина до высших чиновников и царя.


Выход "Выбранных мест" навлек на их автора настоящую критическую бурю. Все эти отклики настигли писателя в дороге: в мае 1847 г. он из Неаполя направился в Париж, затем в Германию. Гоголь не может прийти в себя от полученных "ударов": "Здоровье мое... потряслось от этой для меня сокрушительной истории по поводу моей книги... Дивлюсь, сам, как я еще остался жив".


Зиму 1847-1848 Гоголь проводит в Неаполе, усиленно занимаясь чтением русской периодики, новинок беллетристики, исторических и фольклорных книг — "дабы окунуться покрепче в коренной русский дух". В то же время он готовится к давно задуманному паломничеству к святым местам. В январе 1848 морским путем направляется в Иерусалим. В апреле 1848 после паломничества в Святую землю Гоголь окончательно возвращается в Россию, где большую часть времени проводит в Москве, бывает наездами в Петербурге, а также в родных местах — Малороссии.




Дом №7 на Никитском бульваре. Здесь Гоголь

прожил свои последние пять лет


В середине октября Гоголь живет в Москве. В 1849-1850, Гоголь читает отдельные главы 2-го тома "Мертвых душ" своим друзьям. Всеобщее одобрение и восторг воодушевляют писателя, который работает теперь с удвоенной энергией. Весною 1850 Гоголь предпринимает первую и последнюю попытку устроить свою семейную жизнь — делает предложение А. М. Виельгорской, но получает отказ.


В октябре 1850 Гоголь приезжает в Одессу. Состояние его улучшается; он деятелен, бодр, весел; охотно сходится с актерами одесской труппы, которым он дает уроки чтения комедийных произв., с Л. С. Пушкиным, с местными литераторами. В марте 1851 г. покидает Одессу и, проведя весну и раннее лето в родных местах, в июне возвращается в Москву. Следует новый круг чтений 2-го тома поэмы; всего было прочитано до 7 глав. В октябре присутствует на "Ревизоре" в Малом театре, с С. В. Шумским в роли Хлестакова, и остается доволен спектаклем; в ноябре читает "Ревизора" группе актеров, в числе слушателей был и И. С. Тургенев.




Екатерина Михайловна Хомякова


1 января 1852 г. Гоголь сообщает Арнольди, что 2-й том "совершенно окончен". Но в последних числах месяца явственно обнаружились признаки нового кризиса, толчком к которому послужила смерть Е. М. Хомяковой, сестры Н. М. Языкова, человека, духовно близкого Гоголю. Его терзает предчувствие близкой смерти, усугубляемое вновь усилившимися сомнениями в благотворности своего писательского поприща и в успехе осуществляемого труда. 7 февраля Гоголь исповедуется и причащается, а в ночь с 11 на 12 сжигает беловую рукопись 2-го тома (сохранилось в неполном виде лишь 5 глав, относящихся к различным черновым редакциям; опубликованы в 1855 г.). 21 февраля утром Гоголь умер в своей последней квартире в доме Талызина в Москве.


Похороны писателя состоялись при огромном стечении народа на кладбище Свято-Данилова монастыря, а в 1931 останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.




Бывшая могила Н.В. Гоголя в Свято-Даниловом

монастыре в Москве


© «Новая литературная сеть», info@ngogol.ru

при поддержке компании Web-IT — изготовление дизайна, создание сайта о Гоголе, разработка интернет-магазина недорого

Название документа Гимназия высших наук.doc

Гимназия высших наук (1820—1832)

город Нежин


Гимназия была основана графом А. Г. Кушелевым-Безбородко на средства, пожертвованные на эту цель его дедом, графом И. А. Безбородко. Высочайший рескрипт об основании гимназии был подписан инмператором Александром I 19 апреля (1 мая) 1820 года.


Срок обучения в гимназии устанавливался 9-летним и был разбит на разряды по три класса в каждом. Выпускники гимназии в зависимости от успехов в учёбе имели право на чин XII—XIV классов по «Табели о рангах».

В Гимназии высших наук учились

писатели:

Н. В. Гоголь (1821—1828), Н. В. Кукольник (1821—1829), Е. П. Гребёнка (1825—1831).

Инженер Н. И. Миклуха.


Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Табель о рангах


Та́бель о ра́нгах («Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных») — закон о порядке государственной службы в Российской империи (соотношение чинов по старшинству, последовательность чинопроизводства).


Утверждена 24 января (4 февраля) 1722 императором Петром I, просуществовала с многочисленными изменениями вплоть до революции 1917 года.


Цитата: «Табель о рангах всех чинов, воинских, статских и придворных, которые в котором классе чины; и которые в одном классе» — Пётр I 24 января 1722 г.


История создания


Пётр лично принимал участие в редактировании закона, в основу которого легли заимствования из «росписаний чинов» французского, прусского, шведского и датского королевств. Собственноручно исправив черновой проект, Пётр подписал его 1 февраля 1721 года, но повелел перед опубликованием внести его на рассмотрение Сената. Кроме Сената, табель о рангах рассматривалась в военной и в адмиралтейской коллегии, где был сделан ряд замечаний о размещении чинов по рангам, об окладах жалованья, о введении в табель и древних русских чинов и об устранении пункта о штрафах за занятие в церкви места выше своего ранга. Все эти замечания были оставлены без рассмотрения. В окончательной редакции табели о рангах принимали участие сенаторы Головкин и Брюс и генерал-майоры Матюшкин и Дмитриев-Мамонов.


Описание


Все чины «Табели о рангах» подразделялись на три типа: военные, статские (гражданские) и придворные и делились на четырнадцать классов. К каждому классу приписывался чин, однако само понятие «чин» не разъяснялось, в силу чего одни историки его рассматривали буквально и лишь в системе чинопроизводства, другие же — как ту или иную должность.


Петровская «Табель о рангах» насчитывала 262 должности, однако постепенно должности из «Табели» исключались и в конце XVIII века исчезли вовсе. Названия же ряда гражданских должностей превратились в гражданские чины, безотносительно к реальным обязанностям их носителя. Так, названия чинов «коллежский секретарь», «коллежский асессор», «коллежский советник» и «статский советник» первоначально означали должности секретаря коллегии, члена совета коллегии с совещательным и решающим голосом и президента «статской» коллегии. «Надворный советник» означало председателя надворного суда; надворные суды были отменены уже в 1726 году, а название чина сохранялось вплоть до 1917 года.


Петровская «Табель», определяя место в иерархии государственной службы, в некоторой степени давала возможность выдвинуться талантливым людям из низших сословий. «Дабы тем охоту подать к службе и оным честь, а не нахалам и тунеядцам получать», — гласила одна из описательных статей закона.


Закон 4 февраля (24 января) 1722 года состоял из расписания новых чинов по 14 классам или рангам и из 19 пояснительных пунктов к этому расписанию. К каждому классу порознь были приписаны вновь введённые воинские чины (в свою очередь подразделявшиеся на сухопутные, гвардейские, артиллерийские и морские), статские и придворные. Содержание пояснительных пунктов сводится к следующему:


Князья императорской крови имеют при всяких случаях председательство над всеми князьями и «высокими служителями российского государства». За этим исключением, общественное положение служащих лиц определяется чином, а не породой.


За требование почестей и мест выше чина при публичных торжествах и официальных собраниях полагается штраф, равный двухмесячному жалованью штрафуемого; ⅓ штрафных денег поступает в пользу доносителя, остальное — на содержание госпиталей. Такой же штраф полагается и за уступку своего места лицу низшего ранга.


Лица, состоявшие на иноземной службе, могут получить соответствующий чин не иначе как по утверждению за ними «того характера, который они в чужих службах получили». Сыновья титулованных лиц и вообще знатнейших дворян хотя и имеют в отличие от других свободный доступ к придворным ассамблеям, но не получают никакого чина, пока «отечеству никаких услуг не покажут, и за оные характера не получат». Гражданские чины, как и военные, даются по выслуге лет или по особенным «знатным» служебным заслугам.


Каждый должен иметь экипаж и ливрею соответствующие своему чину. Публичное наказание на площади, а равно и пытка влекут за собою утрату чина, который может быть возвращён лишь за особые заслуги, именным указом, публично объявленным. Замужние жены «поступают в рангах по чинам мужей их» и подвергаются тем же штрафам за проступки против своего чина. Девицы считаются на несколько рангов ниже своих отцов. Все, получившие 8 первых рангов по статскому или придворному ведомству, причисляются потомственно к лучшему старшему дворянству, «хотя бы и низкой породы были»; на военной службе потомственное дворянство приобретается получением первого обер-офицерского чина, причем дворянское звание распространяется только на детей, рождённых уже по получении отцом этого чина; если по получении чина детей у него не родится, он может просить о пожаловании дворянства одному из преждерожденных его детей.


Чины делились на обер-офицерские (до IX класса, то есть капитана/титулярного советника включительно), штаб-офицерские и генеральские; чины высшего генералитета (первых двух классов) выделялись особо. Им полагалось соответственное обращение: «ваше благородие» для обер-офицеров, «ваше высокоблагородие» для штаб-офицеров, «ваше превосходительство» для генералов и «ваше высокопревосходительство» для первых двух классов. Чины V класса (бригадира/статского советника) стояли особняком, не причисляясь ни к офицерским, ни к генеральским, и им полагалось обращение «ваше высокородие». Любопытно, что Пётр, во всем подчёркивая предпочтение военным перед статскими, не хотел устанавливать статских чинов первого класса; однако склонившись на уговоры Остермана, из соображений дипломатического престижа приравнял к первому классу чин канцлера, как главы дипломатического ведомства. Лишь впоследствии был установлен чин действительного тайного советника I класса. Это предпочтение выразилось и в том, что, если в армии потомственное дворянство получалось непосредственно с чином XIV класса, то в статской службе — только с чином VIII класса (коллежского асессора), то есть c достижением штаб-офицерского ранга; а с 1856 г. для этого требовалось достигнуть генеральского ранга, получив чин действительного статского советника. В этом же отношении показателен и относительно низкий (даже не генеральский!) ранг, который полагался президенту «статской» коллегии, то есть, по европейским понятиям, министру. Впоследствии министры имели чин не ниже действительного тайного советника.


Влияние на общество и дворянство


При введении в действие табели о рангах древние русские чины — бояре, окольничьи и т. п. — не были формально упразднены, но пожалование этими чинами прекратилось. Издание табели оказало существенное влияние и на служебный распорядок и на исторические судьбы дворянского сословия. Единственным регулятором службы стала личная выслуга; «отеческая честь», порода, потеряла в этом отношении всякое значение. Военная служба была отделена от гражданской и придворной. Узаконено было приобретение дворянства выслугой известного чина и пожалованием монарха, что повлияло на демократизацию дворянского класса, на закрепление служилого характера дворянства и на расслоение дворянской массы на новые группы — дворянства потомственного и личного.


При Петре I чин низшего XIV класса в военной службе (фендрик, с 1730 г. прапорщик) давал право на потомственное дворянство. Гражданская служба в чине до VIII класса давала только личное дворянство, а право на потомственное дворянство начиналось с чина VIII класса.


Указ царя Александра II от 9 декабря 1856 года повысил планку: личное дворянство начиналось по всем видам служб с IX класса, а право на потомственное давал чин полковника (VI класс) в военной службе или чин действительного статского советника (IV класс) по гражданской. Чины с XIV по X класс именовались теперь просто «почётными гражданами».


Дальнейшее развитие идеи


Дальнейшее законодательство о чинопроизводстве несколько уклонилось от первоначальной идеи Табели о рангах. По идее чины означали сами должности, распределённые по 14 классам, однако с течением времени чины получили самостоятельное значение почётных титулов, независимо от должностей. С другой стороны, для производства в некоторые чины для дворян установились сокращённые сроки; затем были повышены чины, дававшие право потомственного дворянства. Эти мероприятия имели целью ограничить демократизирующее действие табели на состав дворянского сословия.


Табель о рангах

I Канцлер

II Действительный тайный советник

III Тайный советник

IV Тайный советник

V Статский советник

VI Коллежский советник

VII Надворный советник

VIII Коллежский асессор

IX Титулярный советник

X Коллежский секретарь

XI Корабельный секретарь (по 1834)

XII Губернский секретарь

XIII Кабинетский регистратор

XIV Коллежский регистратор


Уставное обращение соответственно классу

I — II

III — IV

V

VI — VIII

IX — XIV

Ваше высокопревосходительство

Ваше превосходительство

Ваше высокородие

Ваше высокоблагородие

Ваше благородие



Материал из Википедии — свободной энциклопедии


Вий — в восточнославянской мифологии — дух, несущий смерть. Имея огромные глаза с тяжелыми веками, Вий убивает своим взглядом. В украинской демонологии — грозный старик с бровями и веками до самой земли.


Вий не может ничего видеть сам по себе, но если удастся нескольким силачам поднять ему брови и веки железными вилами, тогда ничего не может утаиться перед грозным его взором: взглядом своим Вий убивает людей, разрушает и обращает в пепел города и деревни.



В этнографии высказывается допущение, что именно с образом Вия связано поверье о сглазе — о том, что от плохого взгляда все гибнет или портится.


В одной из сказок встречается упоминание о том, что Кощею Бессмертному поднимают веки семью вилами. Это указывает на его родство с Вием. Кроме того, специалисты утверждают[источник?] о родстве Вия с богом Велесом.


Существует два предположения о происхождении имени Вия: первое — украинское слово «вії»(укр.) (произносится — «вийи»), что в переводе с современного украинского языка — «ресницы». И второе — со словом «виться», так как образ Вия напоминает какое-то растение: ноги его овиты корнями и весь он покрыт засохшими кусками земли.


Таким именем называется начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли.


Афанасьев видит в Вие отражение древнего и могучего божества славян, именно бога-громовника.


Известна обработка предания о Вие Николаем Гоголем. Согласно исследованию Д. Молдавского, имя Вия возникло у Гоголя в результате фонетического смешения имени мифологического властителя преисподней Ния и украинских слов: „вiя“ – ресница и „повiко“ – веко.


Также, в некоторых произведениях Вий не убивает взглядом, а скорее снимает действия всех оберегов от нечистой силы. Он является как бы проводником, а не самим убийцей (это можно понять из произведения Н.В.Гоголя "Вий").


Крылатые выражения из повести «Тарас Бульба»

«Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?»

«Я тебя породил, я тебя и убью!»

«А поворотись-ка, сынку! Экой ты смешной какой!»

«Отчизна есть то, чего ищет душа наша, что милее для нее всего.»

«Есть ещё порох в пороховницах?!»

Нет уз святее товарищества!

Терпи, козак, атаманом будешь!

Добре, сынку, добре!

Черт вас возьми, степи, как вы хороши!


История создания комедии «Ревизор»


Работу над пьесой Гоголь начал осенью 1835. Традиционно считается, что сюжет был подсказан ему А. С. Пушкиным. Предполагается, что он восходит к рассказам о командировке П. П. Свиньина в Бессарабию в 1815.[1] [2]


Также известно, что во время работы над пьесой Гоголь неоднократно писал А. С. Пушкину о ходе её написания, порой желая её бросить, но Пушкин настойчиво просил его не прекращать работу над «Ревизором».


В январе 1836 Гоголь читал комедию на вечере у В. А. Жуковского в присутствии А. С. Пушкина, П. А. Вяземского и других.


[править]

Персонажи

Антон Антонович Сквозник-Дмухановский, городничий.

Анна Андреевна, жена его.

Марья Антоновна, дочь его.

Лука Лукич Хлопов, смотритель училищ.

Жена его.

Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин, судья.

Артемий Филиппович Земляника, попечитель богоугодных заведений.

Иван Кузьмич Шпекин, почтмейстер.

Пётр Иванович Добчинский, Пётр Иванович Бобчинский — городские помещики.

Иван Александрович Хлестаков, чиновник из Петербурга 14-ого ранга[источник?].

Осип, слуга его.

Христиан Иванович Гибнер, уездный лекарь.

Фёдор Иванович Люлюков, Иван Лазаревич Растаковский, Степан Иванович Коробкин — отставные чиновники, почётные лица в городе.

Степан Ильич Уховертов, частный пристав.

Свистунов, Пуговицын, Держиморда — полицейские.

Абдулин, купец.

Февронья Петровна Пошлепкина, слесарша.

Жена унтер-офицера.

Мишка, слуга городничего.

Слуга трактирный.

Гости и гостьи, купцы, мещане, просители


[править]

Сюжет


Иван Александрович Хлестаков, молодой человек без определённых занятий, дослужившийся до чина коллежский регистратор, следует из Петербурга в Саратов, со своим слугой Осипом. Он оказывается проездом в небольшом уездном городке. Хлестаков проигрался в карты и остался без денег.


Как раз в это время всё погрязшее во взятках и казнокрадстве градоначальство, начиная с городничего Антона Антоновича Сквозника-Дмухановского, в страхе ожидает прибытия ревизора из Петербурга. Городские помещики Бобчинский и Добчинский, случайно узнав о появлении неплатильщика Хлестакова в гостинице, докладывают городничему о прибытии инкогнито из Петербурга в город.


Начинается переполох. Все чиновники и официальные лица суетливо бросаются прикрывать свои грехи, но Антон Антонович быстро приходит в себя и понимает, что нужно самому идти на поклон к ревизору. Между тем Хлестаков голодный и неустроенный, в самом дешёвом номере гостиницы, размышляет, где бы раздобыть еды.


Появление городничего в номере Хлестакова является для него неприятной неожиданностью. Поначалу он думает, что на него, как неплатёжеспособного гостя, донёс хозяин гостиницы. Городничий сам откровенно робеет, полагая что разговаривает с важным столичным чиновником, который приехал с тайной миссией. Городничий, думая, что Хлестаков — ревизор, предлагает ему взятку. Хлестаков, думая, что городничий — добросердечный и порядочный гражданин, принимает от него взаймы. «Я-таки ему вместо двухсот четыреста ввернул», — радуется городничий. Тем не менее, он решает прикинуться дурачком, чтобы побольше выпытать сведений о Хлестакове. «Он хочет, чтобы его считали инкогнитом», — думает про себя городничий. — «Хорошо, подпустим и мы турусы, прикинемся, будто совсем не знаем, что он за человек». Но Хлестаков с присущей ему наивностью ведёт себя настолько непосредственно, что градоначальник остаётся ни с чем, не тереяя убеждения, однако, что Хлестаков — «тонкая штучка» и «с ним нужно ухо востро». Тогда у городничего возникает план напоить Хлестакова, и он предлагает осмотреть богоугодные заведения города. Хлестаков соглашается.


Далее действие продолжается в доме городничего. Изрядно захмелевший Хлестаков, завидев дам — Анну Андреевну и Марью Антоновну, — решает «пустить пыль в глаза». Рисуясь перед ними, он рассказывает небылицы о своём важном положении в Петербурге, и, что самое интересное, он сам верит в них. Он приписывает себе литературные и музыкальные произведения, которые в силу «лёгкости необыкновенной в мыслях», якобы, «в один вечер, кажется, написал, всех изумил». И даже не смущается, когда Марья Антоновна практически уличает его во лжи. Но вскоре язык отказывается служить порядочно захмелевшему столичному гостю, и Хлестаков с помощью городничего отправляется «отдохнуть».


На следующий день он ничего не помнит, и просыпается не «фельдмаршалом», а коллежским регистратором. Тем временем, официальные лица города «на военную ногу» выстраиваются в очередь с целью дать взятку Хлестакову, и он, думая, что берёт взаймы, принимает деньги, от всех, включая Бобчинского и Добчинского, которым, казалось бы, незачем давать ревизору взятку. И даже сам выпрашивает деньги, ссылаясь на «престранный случай», что «в дороге совершенно издержался». Выпроводив последнего гостя, успевает поухаживать за женой и за дочерью Антона Антоновича. И, хотя они знакомы всего один день, просит руки дочери городничего и получает согласие родителей. Далее к Хлестакову прорываются просители, которые «челом бьют на городничего» и хотят заплатить ему натурой (вином и сахаром). Только тогда до Хлестакова доходит, что ему давали взятки, и наотрез отказывается, а вот если бы ему предложили взаймы, он бы взял. Однако, слуга Хлестакова Осип, будучи гораздо умнее своего хозяина, понимает, что и натура, и деньги — всё равно взятки, и забирает всё у купцов, мотивируя это тем, что «и верёвочка в дороге пригодится». Осип настоятельно рекомендует Хлестакову быстро убираться из города, пока не вскрылся обман. Хлестаков уезжает, напоследок отправив своему другу письмо с местной почты.


Городничий и его окружение облегчённо переводят дух. Его жена Анна Андреевна, убеждённая в том, что породнилась с большим столичным начальством, в полном восторге. Но далее происходит неожиданное. Почтмейстер местного отделения (по просьбе городничего) вскрыл письмо Хлестакова и из него явствует, что инкогнито оказался мошенником и вором. Обманутый городничий ещё не успел прийти в себя после такого удара, когда приходит следующая новость. Остановившийся в гостинице чиновник из Петербурга требует его к себе.


[править]

Постановки


«Ревизор» впервые был поставлен на сцене Петербургского Александринского театра 19 апреля 1836 г. Первое представление «Ревизора» в Москве состоялось 25 мая 1836 г. на сцене Малого театра.


На петербургской премьере присутствовал сам Николай I. Императору постановка очень понравилась, более того, как считают критики, положительное восприятие венценосной особой рискованной комедии впоследствии благотворно сказалось на цензурной судьбе произведения Гоголя. Комедия Гоголя поначалу была запрещена, но после апелляции получила высочайшее дозволение к постановке на российской сцене. [3]


Гоголь был разочарован общественными толками и неудачной петербургской постановкой комедии и отказался принимать участие в подготовке московской премьеры. В Малом Театре для постановки «Ревизора» пригласили ведущих актёров труппы: Щепкин (городничий), Ленский (Хлестаков), Орлов (Осип), Потанчиков (почтмейстер). Несмотря на отсутствие автора и полное равнодушие дирекции театра к премьерной постановке, спектакль прошёл с огромным успехом.


Комедия «Ревизор» не сходила со сцен театров России и во времена СССР и в современной истории является одной из самых популярных постановок и пользуется успехом у зрителя.


[править]

Известные постановки

1920 МХАТ — постановка Станиславского, Хлестаков Михаил Чехов

1926 ГосТИМ — постановка Мейерхольда, Хлестаков Эраст Гарин

1972 Ленинградский БДТ — постановка Товстоногова, Хлестаков Олег Басилашвили

1983 Современник, постановка Валерия Фокина, городничий — Валентин Гафт, Хлестаков — Василий Мищенко.

1982 Московский Театр Сатиры — постановка Валентина Плучека, Хлестаков — Андрей Миронов, городничий — Анатолий Папанов

2002 Театр им. Вахтангова, постановка Римаса Туминаса, городничий — Сергей Маковецкий, Хлестаков — Олег Макаров.

2002 Александринский театр, постановка Валерия Фокина, «Хлестаков» — Алексей Девотченко

2006 Малый театр — постановка Ю. М. Соломин, В. Е. Федоров, городничий — А. С. Потапов, Хлестаков — Д. Н. Солодовник, C. В.Потапов.

2007 театр им. Маяковского, постановка Сергея Арцибашева, городничий — Александр Лазарев, Хлестаков — Сергей Удовик.


[править]

Экранизации

1952 «Ревизор» — режиссёр Владимир Петров

1977 «Инкогнито из Петербурга» — режиссёр Леонид Гайдай

1982 «Ревизор (фильм-спектакль)» — режиссёр Валентин Плучек

1996 «Ревизор» — режиссёр Сергей Газаров


[править]

Художественные особенности


До Гоголя в традиции русской литературы в тех её произведениях, которые можно было назвать предтечей русской сатиры XIX века (например «Недоросль» Фонвизина) было характерно изображать как отрицательных, так и положительных героев. В комедии «Ревизор» фактически положительных героев нет. Их нет даже вне сцены и вне сюжета.


Рельефное изображение образа чиновников города и прежде всего городничего, дополняет сатирический смысл комедии. Традиция подкупа и обмана должностного лица совершенно естественна и неизбежна. Как низы, так и верхушка чиновного сословия города не мыслит иного исхода кроме как подкупить ревизора взяткой. Уездный безымянный городок становится обобщением всей России, который под угрозой ревизии раскрывает подлинную сторону характера главных героев. [4]


Критики также отмечали особенности образа Хлестакова. Выскочка и пустышка, молодой человек легко обманывает многоопытного городничего. Известный литератор Мережковский прослеживал мистическое начало в комедии. Ревизор, как потусторонняя фигура приходит за душой городничего воздавая за грехи. «Главная сила дьявола — уменье казаться не тем, что он есть», так объясняется способность Хлестакова ввести в заблуждение по поводу его истинного происхождения.[5]


[править]

Культурное влияние


Комедия оказала значительное влияние на русскую литературу в целом и драматургию в частности. Современники Гоголя отмечали её новаторский стиль, глубину обобщения и выпуклость образов. Произведением Гоголя сразу после первых чтений и публикаций восхищались Пушкин, Белинский, Анненков, Герцен, Щепкин.


Известный русский критик Владимир Васильевич Стасов писал :


Некоторые из нас видели тогда тоже и «Ревизора» на сцене. Все были в восторге, как и вся вообще тогдашняя молодежь. Мы наизусть повторяли […] целые сцены, длинные разговоры оттуда. Дома или в гостях нам приходилось нередко вступать в горячие прения с разными пожилыми (а иной раз, к стыду, даже и не пожилыми) людьми, негодовавшими на нового идола молодежи и уверявшими, что никакой натуры у Гоголя нет, что это все его собственные выдумки и карикатуры, что таких людей вовсе нет на свете, а если и есть, то их гораздо меньше бывает в целом городе, чем тут у него в одной комедии. Схватки выходили жаркие, продолжительные, до пота на лице и на ладонях, до сверкающих глаз и глухо начинающейся ненависти или презрения, но старики не могли изменить в нас ни единой черточки, и наше фанатическое обожание Гоголя разрасталось все только больше и больше.[6]


Первый классический критический разбор «Ревизора» принадлежит перу Виссариона Белинского и был опубликован в 1840 году. Критик отметил преемственность сатиры Гоголя берущей своё творческое начало в произведениях Фонвизина и Мольера. Городничий Сквозник-Дмухановский и Хлестаков не носители отвлечённых пороков, а живое воплощение морального разложения российского общества в целом.


В «Ревизоре» нет сцен лучших, потому что нет худших, но все превосходны, как необходимые части, художественно-образующие собою единое целое, округленное внутренним содержанием, а не внешнею формою, и потому представляющее собою особный и замкнутый в самом себе мир.[7]


Сам Гоголь так отзывался о своей работе


В «Ревизоре» я решился собрать в одну кучу все дурное в России, какое я тогда знал, все несправедливости, какие делаются в тех местах и в тех случаях, где больше всего требуется от человека справедливости, и за одним разом посмеяться над всем".[8]


Фразы из комедии стали крылатыми, а имена героев нарицательными в русском языке.


Комедия Ревизор входила в литературную школьную программу ещё во времена СССР и по сей день остаётся ключевым произведением русской классической литературы XIX века, обязательным для изучения в школе

Название документа Гоголь.doc

Гоголь, Николай Васильевич

Николай Васильевич Гоголь

Микола Васильович Гоголь

hello_html_mc818d6b.png

Имя при рождении:

Николай Васильевич Гоголь-Яновский

Псевдонимы:

В. Алов

Дата рождения:

20 марта (1 апреля) 1809

Место рождения:

hello_html_m7ceaf03a.pngс. Большие Сорочинцы, Полтавская губерния, Российская империя[1]

Дата смерти:

21 февраля (4 марта) 1852

Место смерти:

hello_html_m7ceaf03a.pngМосква, Российская империя

Гражданство:

hello_html_m7ceaf03a.png Российская империя

Род деятельности:

прозаик, драматург

Произведения на сайте Lib.ru

Никола́й Васи́льевич Го́голь (20 марта (1 апреля) 1809(18090401), Большие Сорочинцы, Полтавская губерния — 21 февраля (4 марта) 1852) — знаменитый русский писатель малороссийского происхождения, драматург, поэт. Один из величайших мастеров прозы и драматургии в русской литературе





Биография

Детство и юность

Николай Гоголь родился 20 марта (1 апреля) 1809 г. в местечке Большие Сорочинцы на границе Полтавского и Миргородского уездов (Полтавская губерния). Он происходил из старинного украинского казацкого рода. В смутные времена Украины некоторые из его предков приставали и к шляхетству, и ещё дед Гоголя, Афанасий Демьянович Гоголь (1738—1805), писал в официальной бумаге, что «его предки, фамилией Гоголь, польской нации».

Прадед, Ян Гоголь, питомец Киевской академии, «вышедши в российскую сторону», поселился в Полтавском крае (в настоящее время — Полтавская область Украины), и от него пошло прозвание «Гоголей-Яновских». (По другой версии они были Яновскими, так как жили в местности Янове). Сам Гоголь, по-видимому, не знал о происхождении этой прибавки и впоследствии отбросил её, говоря, что её поляки выдумали. Отец Гоголя, Василий Афанасьевич Гоголь (1777—1825), умер, когда сыну было 15 лет. Полагают, что сценическая деятельность отца, который был человек весёлого характера и замечательный рассказчик, не осталась без последствий и определила интересы будущего писателя, у которого рано проявилась склонность к театру.

Жизнь в деревне до школы и после, в каникулы, шла в полнейшей обстановке малорусского быта, как панского, так и крестьянского. В этих впечатлениях был корень позднейших малорусских повестей Гоголя, его исторических и этнографических интересов; впоследствии из Петербурга Гоголь постоянно обращался к матери, когда ему требовались новые бытовые подробности для его повестей. Влиянию матери приписывают задатки религиозности, впоследствии овладевшей всем существом Гоголя.

В возрасте десяти лет Гоголя отвезли в Полтаву для приготовления к гимназии, к одному из местных учителей; затем он поступил в Гимназию высших наук в Нежине (с мая 1821 по июнь 1828), где был сначала своекоштным, потом пансионером гимназии. Гоголь не был прилежным учеником, но обладал прекрасной памятью, за несколько дней готовился к экзаменам и переходил из класса в класс; он был очень слаб в языках и делал успехи только в рисовании и русской словесности.

В плохом обучении была, по-видимому, виновата и сама гимназия высших наук, в первые годы своего существования не слишком хорошо организованная; например, преподаватель словесности был поклонник Хераскова и Державина и враг новейшей поэзии, в том числе и Пушкина.

Недостатки школы восполнялись самообразованием в кружке товарищей, где нашлись люди, разделявшие с Гоголем литературные интересы (Г. И. Высоцкий, по-видимому, имевший тогда на него немалое влияние[2]; А. С. Данилевский, оставшийся его другом на всю жизнь, как и Н. Прокопович; Нестор Кукольник, с которым, впрочем, Гоголь никогда не сходился).

Товарищи выписывали в складчину журналы; затеяли свой рукописный журнал, где Гоголь много писал в стихах. С литературными интересами развилась и любовь к театру, где Гоголь, уже тогда отличавшийся необычным комизмом, был самым ревностным участником (ещё со второго года пребывания в Нежине). Юношеские опыты Гоголя складывались в стиле романтической риторики — не во вкусе Пушкина, которым Гоголь уже тогда восхищался, а скорее во вкусе Бестужева-Марлинского.

Смерть отца была тяжёлым ударом для всей семьи. Заботы о делах ложатся и на Гоголя; он дает советы, успокаивает мать, должен думать о будущем устройстве своих собственных дел. К концу пребывания в гимназии он мечтает о широкой общественной деятельности, которая, однако, видится ему вовсе не на литературном поприще; без сомнения под влиянием всего окружающего, он думает выдвинуться и приносить пользу обществу на службе, к которой на деле он был совершенно неспособен. Таким образом, планы будущего были неясны; но любопытно, что Гоголем владела глубокая уверенность, что ему предстоит широкое поприще; он говорит уже об указаниях провидения и не может удовлетвориться тем, чем довольствуются простые обыватели, по его выражению, какими было большинство его нежинских товарищей.

Петербург

hello_html_m28111d2d.jpg

hello_html_713c63ec.png

«Портрет писателя Николая Васильевича Гоголя», начало 1840-х. Моллер, Фёдор Антонович.

В декабре 1828 г. Гоголь переехал в Петербург. Здесь впервые ждало его жестокое разочарование: его скромные средства оказались в большом городе слишком незначительными; блестящие надежды не осуществлялись так скоро, как он ожидал. Его письма домой того времени смешаны из этого разочарования и туманного упования на лучшее будущее. В запасе у него было много характера и практической предприимчивости: он пробовал поступить на сцену, стать чиновником, отдаться литературе.

В актёры его не приняли; служба была так бессодержательна, что он стал ею тотчас тяготиться; тем сильнее привлекало его литературное поприще. В Петербурге он какое-то время держался общества земляков, состоявшего отчасти из прежних товарищей. Он нашёл, что Малороссия возбуждает живой интерес не только среди украинцев, но также и среди русских; испытанные неудачи обратили его поэтические мечтания к родной Украине, и отсюда возникли первые планы труда, который должен был дать исход потребности художественного творчества, а также принести и практическую пользу: это были планы «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

Но ещё раньше он издал под псевдонимом В. Алова романтическую идиллию «Ганц Кюхельгартен» (1829 г.), которая была написана ещё в Нежине (он сам пометил её 1827 годом), и герою которой приданы те идеальные мечты и стремления, какими он сам был исполнен в последние годы нежинской жизни. Вскоре по выходе книжки в свет он сам уничтожил её тираж, когда критика отнеслась неблагосклонно к его произведению.

В беспокойном искании жизненного дела Гоголь в это время отправился за границу, морем в Любек, но через месяц вернулся опять в Петербург (в сентябре 1829 года) — и после загадочно оправдывал эту странную выходку тем, что Бог указал ему путь в чужую землю, или ссылался на какую-то безнадёжную любовь: в действительности он бежал от самого себя, от разлада своих высоких, а также высокомерных мечтаний с практическою жизнью. "Его тянуло в какую-то фантастическую страну счастья и разумного производительного труда», — говорит его биограф; такой страной представлялась ему Америка. На деле вместо Америки он попал на службу в III Отделение благодаря протекции Ф. В. Булгарина. Впрочем, пребывание его там было непродолжительным. Впереди его ждала служба в департаменте уделов (апрель, 1830 г.), где он оставался до 1832 года. В 1830 году завязываются первые литературные знакомства: О. М. Сомов, барон Дельвиг, П. А. Плетнёв. В 1831 г. происходит сближение с кругом Жуковского и Пушкина, что оказало решительное влияние на его дальнейшую судьбу и на его литературную деятельность.

Неудача с «Ганцем Кюхельгартеном» была уже некоторым указанием на необходимость другого литературного пути; но ещё раньше, с первых месяцев 1829 года, Гоголь осаждает мать просьбами о присылке ему сведений об украинских обычаях, преданиях, костюмах, а также о присылке «записок, ведённых предками какой-нибудь старинной фамилии, рукописей стародавних» и пр. Всё это был материал для будущих рассказов из украинского быта и преданий, которые стали первым началом его литературной славы. Он уже́ принимал некоторое участие в изданиях того времени: в начале 1830 года в «Отечественных записках» Свиньина был напечатан (с правками редакции) «Вечер накануне Ивана Купала»; в то же время (1829 г.) были начаты или написаны «Сорочинская ярмарка» и «Майская ночь».

Другие сочинения Гоголь печатал тогда в изданиях барона Дельвига, «Литературной газете» и «Северных цветах», где, например, была помещена глава из исторического романа «Гетман». Быть может, Дельвиг рекомендовал его Жуковскому, который принял Гоголя с большим радушием: по-видимому, между ними с первого раза сказалось взаимное сочувствие людей, родственных по любви к искусству, по религиозности, наклонной к мистицизму, — после они сблизились очень тесно.

Жуковский сдал молодого человека на руки Плетнёву c просьбой его пристроить, и действительно, уже́ в феврале 1831 года, Плетнёв рекомендовал Гоголя на должность учителя в Патриотическом институте, где сам был инспектором. Узнав ближе Гоголя, Плетнёв ждал случая «подвести его под благословение Пушкина»: это случилось в мае того же года. Вступление Гоголя в этот круг, вскоре оценивший в нём великий зарождающийся талант, имело великое влияние на всю его судьбу. Перед ним раскрывалась, наконец, перспектива широкой деятельности, о которой он мечтал, — но на поприще не служебном, а литературном.

В материальном отношении Гоголю могло помочь то, что, кроме места в институте, Плетнёв предоставил ему возможность вести частные занятия у Лонгиновых, Балабиных, Васильчиковых; но главное было в нравственном влиянии, какое встретил Гоголь в новой среде. Он вошёл в круг лиц, стоявших во главе русской художественной литературы: его давние поэтические стремления могли развиваться во всей широте, инстинктивное понимание искусства могло стать глубоким сознанием; личность Пушкина произвела на него чрезвычайное впечатление и навсегда осталась для него предметом поклонения. Служение искусству становилось для него высоким и строгим нравственным долгом, требования которого он старался исполнять свято.

Отсюда, между прочим, и его медлительная манера работы, долгое определение и выработка плана и всех подробностей. Общество людей с широким литературным образованием и вообще было полезно для юноши с весьма скудными познаниями, вынесенными из школы: его наблюдательность становится глубже, и с каждым новым произведением повышалось качество художественного творчества. У Жуковского Гоголь встречал избранный круг, частью литературный, частью аристократический; в последнем у него вскоре завязались отношения, сыгравшие в будущем немалую роль в его жизни, например, с Виельгорскими; у Балабиных он встретился с блестящей фрейлиной А. О. Росетти, впоследствии Смирновой. Горизонт его жизненных наблюдений расширялся, давнишние стремления получали почву, и высокое понятие Гоголя о своем предназначении становилось предельным самомнением: с одной стороны, его настроение становилось возвышенно идеалистичным, с другой, возникли и предпосылки для религиозных исканий, какими отмечены последние годы его жизни.

Эта пора была самою деятельной эпохой его творчества. После небольших трудов, выше частью названных, его первым крупным литературным делом, положившим начало его славе, были «Вечера на хуторе близ Диканьки. Повести, изданные пасичником Рудым Паньком», вышедшие в Петербурге в 1831 и 1832 годах, двумя частями (в первой были помещены «Сорочинская ярмарка», «Вечер накануне Ивана Купала», «Майская ночь, или утопленница», «Пропавшая грамота»; во второй — «Ночь перед Рождеством», «Страшная месть, старинная быль», «Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка», «Заколдованное место»).

Известно, какое впечатление произвели на Пушкина эти рассказы, изображавшие невиданным прежде образом картины украинского быта, блиставшие весёлостью и тонким юмором; на первый раз не была понята вся глубина этого таланта, способного на великие создания. Следующими сборниками были сначала «Арабески», потом «Миргород», оба вышедшие в 1835 году и составленные частично из статей, опубликованных в 18301834 годах, а частично из новых произведений, публиковавшихся впервые. Литературная слава Гоголя стала бесспорной.

Он вырос и в глазах его ближайшего круга, и в особенности в сочувствиях молодого литературного поколения; оно уже́ угадывало в нём великую силу, которой предстоит совершить переворот в ходе нашей литературы. Тем временем в личной жизни Гоголя происходили события, различным образом влиявшие на внутренний склад его мыслей и фантазий и на его внешние дела. В 1832 он в первый раз был на родине после окончания курса в Нежине. Путь лежал через Москву, где он познакомился с людьми, которые стали потом его более или менее близкими друзьями: с Погодиным, Максимовичем, Щепкиным, С. Т. Аксаковым.

Пребывание дома сначала окружало его впечатлениями родной любимой обстановки, воспоминаниями прошлого, но затем и тяжёлыми разочарованиями. Домашние дела были расстроены; сам Гоголь уже не был восторженным юношей, каким оставил родину: жизненный опыт научил его вглядываться глубже в действительность и за её внешней оболочкой видеть её часто печальную, даже трагическую основу. Уже вскоре его «Вечера» стали казаться ему поверхностным юношеским опытом, плодом той «молодости, во время которой не приходят на ум никакие вопросы».

Украинская жизнь и в это время доставляла материал для его фантазии, но настроение было уже иное: в повестях «Миргорода» постоянно звучит эта грустная нота, доходящая до высокого пафоса. Вернувшись в Петербург, Гоголь усиленно работал над своими произведениями: это была вообще самая деятельная пора его творческой деятельности; он продолжал, вместе с тем, строить планы жизни.

С конца 1833 он увлёкся мыслью столь же несбыточной, как были его прежние планы относительно службы: ему казалось, что он может выступить на учёное поприще. В то время готовилось открытие Киевского университета, и он мечтал занять там кафедру истории, которую преподавал девицам в Патриотическом институте. В Киев приглашали Максимовича; Гоголь думал основаться вместе с ним в Киеве, желал зазвать туда и Погодина; в Киеве ему представлялись, наконец, русские Афины, где сам он думал написать нечто небывалое по всеобщей истории, а вместе с тем изучать украинскую старину.

К его огорчению, оказалось, что кафедра истории была отдана другому лицу; но зато вскоре ему предложена была такая же кафедра в Петербургском университете, конечно, благодаря влиянию его высоких литературных друзей. Он действительно занял эту кафедру; раз или два ему удалось прочесть эффектную лекцию, но затем задача оказалась ему не по силам, и он сам отказался от профессуры в 1835 году. Это была, конечно, большая самонадеянность; но вина его была не так велика, если вспомнить, что планы Гоголя не казались странными ни его друзьям, в числе которых были Погодин и Максимович, сами профессора, ни министерству просвещения, которое сочло возможным дать профессуру молодому человеку, кончившему с грехом пополам курс гимназии; так невысок был ещё весь уровень тогдашней университетской науки.

В 1832 году его работы несколько приостановились за всякими домашними и личными хлопотами; но уже в 1833 он снова усиленно работает, и результатом этих годов были два упомянутые сборника. Сначала вышли «Арабески» (две части, СПб., 1835), где было помещено несколько статей популярно-научного содержания по истории и искусству («Скульптура, живопись и музыка»; несколько слов о Пушкине; об архитектуре; о картине Брюллова; о преподавании всеобщей истории; взгляд на состояние Украины; об украинских песнях и пр.), но вместе с тем и новые повести: «Портрет», «Невский проспект» и «Записки сумасшедшего».

Потом в том же году вышел «Миргород. Повести, служащие продолжением Вечеров на хуторе близ Диканьки» (две части, СПб., 1835). Здесь помещён был целый ряд произведений, в которых раскрывались новые поразительные черты таланта Гоголя. В первой части «Миргорода» появились «Старосветские помещики» и «Тарас Бульба»; во второй — «Вий» и «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».

«Тарас Бульба» явился здесь в первом очерке, который гораздо шире был разработан Гоголь впоследствии (1842). Будучи профессиональным историком, Гоголь использовал фактические материалы для построения сюжета и разработки характерных персонажей романа. События, легшие в основу романа — крестьянско-казацкие восстания 1637-38 гг., предводительствуемые Гуней и Острянином. По всей видимости, писатель использовал дневники польского очевидца этих событий — войскового капеллана Симона Окольского.

К началу тридцатых годов относятся замыслы и некоторых других произведений Гоголя, таких как знаменитая «Шинель», «Коляска», может быть, «Портрет» в его переделанной редакции; эти произведения явились в «Современнике» Пушкина (1836) и Плетнева (1842) и в первом собрании сочинений (1842); к более позднему пребыванию в Италии относится «Рим» в «Москвитянине» Погодина (1842).

К 1834 относят и первый замысел «Ревизора». Сохранившиеся рукописи Гоголя указывают, что он работал над своими произведениями чрезвычайно тщательно: по тому, что уцелело из этих рукописей, видно, как произведение в его известной нам, законченной форме вырастало постепенно из первоначального очерка, все более осложняясь подробностями и достигая, наконец, той удивительной художественной полноты и жизненности, с какими мы знаем их по завершении процесса, тянувшегося иногда целые годы.

Известно, что основной сюжет «Ревизора», как и сюжет «Мёртвых Душ», был сообщён Гоголю Пушкиным; но понятно, что в том и другом случае все создание, начиная от плана и до последних частностей, было плодом собственного творчества Гоголя: анекдот, который мог быть рассказан в нескольких строках, превращался в богатое художественное произведение.

«Ревизор», кажется, в особенности вызвал у Гоголя эту бесконечную работу определения плана и деталей исполнения; существует целый ряд набросков, в целом и частями, и первая печатная форма комедии явилась в 1836. Старая страсть к театру овладела Гоголем в чрезвычайной степени: комедия не выходила у него из головы; его томительно увлекала мысль стать лицом к лицу с обществом; он с величайшей заботливостью старался, чтобы пьеса была исполнена согласно с его собственной идеей о характерах и действии; постановка встречала разнообразные препятствия, в том числе цензурные, и наконец могла осуществиться только по воле императора Николая.

«Ревизор» имел необычайное действие: ничего подобного не видела русская сцена; действительность русской жизни была передана с такою силой и правдой, что хотя, как говорил сам Гоголь, дело шло только о шести провинциальных чиновниках, оказавшихся плутами, на него восстало все то общество, которое почувствовало, что дело идёт о целом принципе, о целом порядке жизни, в котором и само оно пребывает.

Но, с другой стороны, комедия встречена была с величайшим энтузиазмом теми лучшими элементами общества, которые сознавали существование этих недостатков и необходимость обличения, и в особенности молодым литературным поколением, увидевшим здесь ещё раз, как в прежних произведениях любимого писателя, целое откровение, новый, возникающий период русского художества и русской общественности.

Это последнее впечатление было, вероятно, не вполне понятно Гоголю: он не задавался ещё столь широкими общественными стремлениями или надеждами, как его молодые почитатели; он стоял вполне на точке зрения своих друзей Пушкинского круга, хотел только больше честности и правды в данном порядке вещей, и потому-то его особенно поразили те вопли осуждения, которые поднялись против него. Впоследствии, в «Театральном разъезде после представления новой комедии», он, с одной стороны, передал то впечатление, какое произвёл «Ревизор» в различных слоях общества, а с другой — высказал свои собственные мысли о великом значении театра и художественной правды.

Первые драматические планы явились Гоголю ещё раньше «Ревизора». В 1833 году он поглощён был комедией «Владимир 3-й степени»; она не была им докончена, но материал её послужил для нескольких драматических эпизодов, как «Утро делового человека», «Тяжба», «Лакейская» и «Отрывок». Первая из этих пьес явилась в «Современнике» Пушкина (1836), остальные — в первом собрании его сочинений (1842).

В том же собрании явились в первый раз «Женитьба», первые наброски которой относятся к тому же 1833, и «Игроки», задуманные в половине 1830-х годов. Утомлённый усиленными работами последних лет и нравственными тревогами, каких стоил ему «Ревизор», Гоголь решился отдохнуть вдали от этой толпы общества, под другим небом.

За границей

В июне 1836 Николай Васильевич уехал за границу, где пробыл потом, с перерывами приездов в Россию, в течение многих лет. Пребывание в «прекрасном далеке» на первый раз укрепило и успокоило его, дало ему возможность завершить его величайшее произведение, «Мёртвые души» — но стало зародышем и глубоко фатальных явлений. Опыт работы с этой книгой, противоречивая реакция современников на неё так же, как в случае с «Ревизором», убедили его в огромном влиянии и неоднозначной власти его могучего таланта над умами современников. Эта мысль постепенно стала складываться в представление о своём пророческом предназначении, и соответственно, об употреблении своего пророческого дара силой своего таланта на благо обществу, а не во вред ему.

Выехав за границу, он жил в Германии, Швейцарии, зиму провёл с А. Данилевским в Париже, где встретился и особенно сблизился со Смирновой и где его застало известие о смерти Пушкина, страшно его поразившее.

В марте 1837 он был в Риме, который чрезвычайно ему полюбился и стал для него как бы второй родиной. Европейская политическая и общественная жизнь всегда оставалась чужда и совсем незнакома Гоголю; его привлекала природа и произведения искусства, а Рим в то время представлял именно эти интересы. Гоголь изучал памятники древности, картинные галереи, посещал мастерские художников, любовался народной жизнью и любил показывать Рим, «угощать» им приезжих русских знакомых и приятелей.

Но в Риме он и усиленно работал: главным предметом этой работы были «Мёртвые души», задуманные ещё в Петербурге в 1835; здесь же, в Риме закончил он «Шинель», писал повесть «Анунциата», переделанную потом в «Рим», писал трагедию из быта запорожцев, которую, впрочем, после нескольких переделок уничтожил.

Осенью 1839 он вместе с Погодиным отправился в Россию, в Москву, где его с восторгом встретили Аксаковы. Потом он поехал в Петербург, где ему надо было взять сестёр из института; затем опять вернулся в Москву; в Петербурге и в Москве он читал ближайшим друзьям законченные главы «Мёртвых душ».

Устроив свои дела, Гоголь опять отправился за границу, в любимый Рим; друзьям он обещал вернуться через год и привести готовый первый том «Мёртвых душ». К лету 1841 года этот первый том был готов. В сентябре этого года Гоголь отправился в Россию печатать свою книгу.

Ему снова пришлось пережить тяжёлые тревоги, какие испытал он некогда при постановке на сцену «Ревизора». Книга была представлена сначала в московскую цензуру, которая собиралась совсем запретить её; затем книга отдана в цензуру петербургскую и благодаря участию влиятельных друзей Гоголя была, с некоторыми исключениями, дозволена. Она вышла в свет в Москве («Похождения Чичикова или Мёртвые души, поэма Н. Гоголь», М. 1842).

В июне Гоголь опять уехал за границу. Это последнее пребывание за границей было окончательным переломом в душевном состоянии Гоголь Он жил то в Риме, то в Германии, во Франкфурте, Дюссельдорфе, то в Ницце, то в Париже, то в Остенде, часто в кружке его ближайших друзей, Жуковского, Смирновой, Виельгорских, Толстых, и в нём все сильнее развивалось то религиозно-пророческое направление, о котором упомянуто выше.

Высокое представление о своём таланте и лежащей на нём обязанности повело его к убеждению, что он творит нечто провиденциальное: для того, чтобы обличать людские пороки и широко смотреть на жизнь, надо стремиться к внутреннему совершенствованию, которое даётся только богомыслием. Несколько раз пришлось ему перенести тяжёлые болезни, которые ещё больше увеличивали его религиозное настроение; в своем кругу он находил удобную почву для развития религиозной экзальтации — он принимал пророческий тон, самоуверенно делал наставления своим друзьям и в конце концов приходил к убеждению, что сделанное им до сих пор было недостойно той высокой цели, к которой он считал себя призванным. Если прежде он говорил, что первый том его поэмы есть не больше, как крыльцо к тому дворцу, который в нём строится, то в это время он готов был отвергать все им написанное, как греховное и недостойное его высокого посланничества.

Н. В. Гоголь с детских лет не отличался крепким здоровьем. Смерть в отрочестве его младшего брата Ивана, безвременная кончина отца наложили отпечаток на его душевное состояние. Работа над продожением «Мёртвых душ» не клеилась, и писатель испытывал мучительные сомнения в том, что ему удасться довести задуманное произведение до конца. Летом 1845 года его настигает мучительный душевный кризис. Он пишет завещание, сжигает рукопись второго тома «Мертвых душ», принеся её в жертву Богу. В благодарность за избавление от болезни, Гоголь решает уйти в монастырь и стать монахом, но монашество не состоялось. Зато его уму представилось новое содержание книги, просветлённое и очищенное; ему казалось, что он понял, как надо писать, чтобы «устремить все общество к прекрасному». Он решает служить Богу на поприще литературы. Началась новая работа, а тем временем его заняла другая мысль: ему скорее хотелось сказать обществу то, что он считал для него полезным, и он решает собрать в одну книгу все писанное им в последние годы к друзьям в духе своего нового настроения и поручает издать эту книгу Плетневу. Это были «Выбранные места из переписки с друзьями» (СПб, 1847).

Большая часть писем, составляющих эту книгу, относится к 1845 и 1846 годам, той поре, когда религиозное настроение Гоголя достигло своего высшего развития. 40-е гг. — пора формирования и размежевания двух различных идеологий в современном ему русском образованном обществе. Гоголь остался чужд этому размежеванию несмотря на то, что каждая из двух враждующих партий — западников и славянофилов, предъявляла на Гоголя свои законные права. Книга произвела тяжёлое впечатление и на тех, и на других, поскольку Гоголь мыслил совершенно в иных категориях. Даже друзья-Аксаковы отвернулись от него. Гоголь своим тоном пророчества и учительства, проповедью смирения, из-за которой виднелось, однако, собственное самомнение; осуждениями прежних трудов, полным одобрением существующих общественных порядков явно диссонировал тем идеологам, кто уповал лишь на социальное переустройство общества. Гоголь, не отвергая целесообразности социального переустройства, основную цель видел в духовном самосовершенствовании. Поэтому на долгие годы предметом его изучения становятся труды отцов Церкви. Но, не примкнув ни к западникам, ни к славянофилам, Гоголь остановился на полпути, не примкнув целиком и к духовной литературе — Серафим Саровский, отец Игнатий (Брянчанинов) и др. Он остался Гоголем.

Впечатление книги на литературных поклонников Гоголя, желающих видеть в нём лишь вождя «натуральной школы», было удручающее. Высшая степень негодования, возбуждённого «Выбранными местами», выразилась в известном письме Белинского из Зальцбрунна.

Гоголь мучительно переживал провал своей книги. Лишь А. О. Смирнова и П. А. Плетнёв смогли поддержать его в эту минуту, но то были лишь частные эпистолярные мнения. Нападения на неё он объяснял отчасти и своей ошибкой, преувеличением учительского тона, и тем, что цензура не пропустила в книге нескольких важных писем; но нападения прежних литературных приверженцев он мог объяснить только расчётами партий и самолюбий. Общественный смысл этой полемики был ему чужд; по примеру Пушкина, он считал себя рождённым «для звуков сладких и молитв».

В подобном смысле были им тогда написаны «Предисловие ко второму изданию Мертвых Душ»; «Развязка Ревизора», где свободному художественному созданию он хотел придать натянутый характер какой-то нравоучительной аллегории, и «Предуведомление», где объявлялось, что четвёртое и пятое издание «Ревизора» будут продаваться в пользу бедных… Неудача книги произвела на Гоголя подавляющее действие. Он должен был сознаться, что ошибка была сделана; даже друзья, как С. Т. Аксаков, говорили ему, что ошибка была грубая и жалкая; сам он сознавался Жуковскому: «я размахнулся в моей книге таким Хлестаковым, что не имею духу заглянуть в неё».

В его письмах с 1847 года уже нет прежнего высокомерного тона проповедничества и учительства; он увидел, что описывать русскую жизнь можно только посреди неё и изучая её. Убежищем его осталось религиозное чувство: он решил, что не может продолжать работы, не исполнив давнишнего намерения поклониться Святому Гробу. В конце 1847 года он переехал в Неаполь и в начале 1848 года отплыл в Палестину, откуда через Константинополь и Одессу вернулся окончательно в Россию.

Пребывание в Иерусалиме не произвело того действия, какого он ожидал. «Ещё никогда не был я так мало доволен состоянием сердца своего, как в Иерусалиме и после Иерусалима, — говорит он. — У Гроба Господня я был как будто затем, чтобы там на месте почувствовать, как много во мне холода сердечного, как много себялюбия и самолюбия».

Свои впечатления от Палестины Гоголь называет сонными; застигнутый однажды дождём в Назарете, он думал, что просто сидит в России на станции. Он пробыл конец весны и лето в деревне у матери, а 1 сентября переехал в Москву; лето 1849 года проводил у Смирновой в деревне и в Калуге, где муж Смирновой был губернатором; лето 1850 года прожил опять в своей семье; потом жил некоторое время в Одессе, был ещё раз дома, а с осени 1851 года поселился опять в Москве, где жил в доме А. П. Толстого.

Он продолжал работать над вторым томом «Мертвых душ» и читал отрывки из него у Аксаковых, но в нём продолжалась та же мучительная борьба между художником и христианином, которая шла в нём с начала сороковых годов. По своему обыкновению, он много раз переделывал написанное, вероятно, поддаваясь то одному, то другому настроению. Между тем его здоровье все более слабело; в январе 1852 года его поразила смерть жены Хомякова, которая была сестрой его друга Языкова; им овладел страх смерти; он бросил литературные занятия, стал говеть на масленице; однажды, когда он проводил ночь в молитве, ему послышались голоса, говорившие, что он скоро умрёт.

Смерть

hello_html_m31721f8c.jpg

hello_html_713c63ec.png

«Самосожжение» Гоголя. Картина работы И. Репина (1909)

Однажды ночью среди религиозных размышлений им овладел религиозный страх и сомнение, что он не так исполнил долг, наложенный на него Богом; он разбудил слугу, велел открыть трубу камина и, отобрав из портфеля бумаги, сжёг их. Наутро, когда его сознание прояснилось, он с раскаянием рассказал об этом гр. Толстому и считал, что это сделано было под влиянием злого духа; с тех пор он впал в мрачное уныние, перестал принимать пищу и умер через несколько дней, 21 февраля 1852 г. Он похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище, и на его памятнике помещены слова пророка Иеремии: «Горьким моим словом посмеюся». По одной из версий Гоголь заснул летаргическим сном, так как после исследований останков его тела, было видно, что его тело передвинулось с места. Версию о летаргическом сне опровергают воспоминания скульптора Николая Рамазанова, делавшего посмертную маску Гоголя.[3] По другой версии смерть Гоголя была ни чем иным, как завуалированным самоубийством, интерпретируемым церковью как подвиг спиритуализма — торжество духа над плотью.

Творчество Гоголя

Первым исследователям литературной деятельности Гоголя представлялось, что его творчество разграничивается на два периода: первый, когда он служил прогрессивным стремлениям общества, и второй, когда он стал религиозно-консервативным.

Более внимательное изучение биографии Гоголя, особенно его переписки, раскрывавшей его внутреннюю жизнь, показало, что как, по-видимому, ни противоположны мотивы его повестей, «Ревизора» и «Мертвых душ», с одной стороны, и «Выбранных мест» — с другой, в самой личности писателя не было того перелома, какой в ней предполагался, не было брошено одно направление и принято другое, противоположное; напротив, это была одна цельная внутренняя жизнь, где уже в раннюю пору были задатки позднейших явлений, где не прекращалась основная черта этой жизни — служение искусству; но эта личная жизнь была надломлена теми противоречиями, с какими ей пришлось считаться в духовных началах жизни и в действительности.

Гоголь не был мыслителем, но это был великий художник. О свойствах своего таланта сам он говорил: «У меня только то и выходило хорошо, что взято было мной из действительности, из данных, мне известных». Нельзя было проще и сильнее указать ту глубокую основу реализма, которая лежала в его таланте; но великое свойство его дарования заключалось и в том, что эти черты действительности он возводил «в перл создания». И изображённые им лица не были повторения действительности: они были целыми художественными типами, в которых была глубоко понята человеческая природа.

Его герои, как редко у кого-либо другого из русских писателей, становились нарицательными именами, и до него в нашей литературе не было примера, чтобы в самом скромном человеческом существовании была открываема так поразительно внутренняя жизнь.

Другая личная черта Гоголя заключалась в том, что с самых ранних лет, с первых проблесков молодого сознания его волновали возвышенные стремления, желание послужить обществу чем-то высоким и благотворным; с ранних лет ему было ненавистно ограниченное самодовольство, лишённое внутреннего содержания, и эта черта сказалась потом, в 1830-х, сознательным желанием обличать общественные язвы и испорченность, и она же развилась в высокое представление о значении искусства, стоящего над толпой как высшее просветление идеала…

Но Гоголь был человеком своего времени и общества. Из школы он вынес немного; не мудрено, что у юноши не было определённого образа мыслей; но для этого не было задатка и в его дальнейшем образовании. Его мнения о коренных вопросах нравственности и общественной жизни оставались патриархально-простодушными.

В нём созревал могущественный талант, — его чувство и наблюдательность глубоко проникали в жизненные явления, — но его мысль не останавливалась на причинах этих явлений. Он рано был исполнен великодушного и благородного стремления к человеческому благу, сочувствия к человеческому страданию; он находил для их выражения возвышенный поэтический язык, глубокий юмор и потрясающие картины; но эти стремления оставались на степени чувства, художественного проницания, идеальной отвлечённости — в том смысле, что при всей их силе Гоголь не переводил их в практическую мысль улучшения общественного, и когда стали указывать ему иную точку зрения, он уже не мог понять её…

Все коренные представления Гоголя о жизни и литературе были представления Пушкинского круга. Гоголь вступал в него юношей, а лица этого круга были уже люди зрелого развития, более обширного образования, значительного положения в обществе; Пушкин и Жуковский — на верху своей поэтической славы. Старые предания Арзамаса развились в культ отвлечённого художества, приводивший в конце концов к удалению от вопросов действительной жизни, с которым естественно сливался консервативный взгляд в предметах общественных.

Кружок преклонялся перед именем Карамзина, увлекался славою России, верил в будущее её величие, не имел сомнений относительно настоящего и, негодуя на недостатки, которых нельзя было не видеть, приписывал их только недостатку в людях добродетели, неисполнению законов. К концу тридцатых годов, ещё при жизни Пушкина, начался поворот, показывавший, что его школа перестала удовлетворять возникавшим новым стремлениям общества.

Позднее кружок все больше уединялся от новых направлений и враждовал с ними; по его идеям, литература должна была витать в возвышенных областях, чуждаться прозы жизни, стоять «выше» общественного шума и борьбы: это условие могло только сделать её поприще односторонним и не очень широким…

Художественное чувство кружка было, однако, сильно и оценило своеобразный талант Гоголя, кружок приложил заботы и о его личных делах…

Пушкин ожидал от произведений Гоголя больших художественных достоинств, но едва ли ожидал их общественного значения, как потом не вполне его оценивали друзья Пушкина и как сам Гоголь готов был отрицаться от него…

Позднее Гоголь сблизился с кругом славянофильским, или собственно с Погодиным и Шевыревым, С. Т. Аксаковым и Языковым; но он остался чужд теоретическому содержанию славянофильства, и оно ничем не повлияло на склад его творчества. Кроме личной приязни, он находил здесь горячее сочувствие к своим произведениям, а также и к своим религиозным и мечтательно-консервативным идеям. Гоголь не видел России без монархии и православия, он был убежден, что церковь не должна существовать отдельно от государства.[4] Но потом в старшем Аксакове он встретил и отпор ошибкам и крайностям «Выбранных мест»…

Самым резким моментом столкновения теоретических представлений Гоголя с действительностью и стремлениями просвещённейшей части общества было письмо Белинского; но было уже поздно, и последние годы жизни Гоголь прошли, как сказано, в тяжкой и бесплодной борьбе художника и пиетиста. Эта внутренняя борьба писателя представляет не только интерес личной судьбы одного из величайших писателей русской литературы, но и широкий интерес общественно-исторического явления: на личности и деятельности Гоголя отразилась борьба нравственно-общественных элементов — господствующего консерватизма, и запросов личной и общественной свободы и справедливости, борьба старого предания и критической мысли, пиетизма и свободного искусства.

Для самого Гоголь эта борьба осталась неразрешённой; он был сломлен этим внутренним разладом, но тем не менее значение основных произведений Гоголь для литературы было чрезвычайно глубокое. Не говоря о чисто художественных достоинствах исполнения, которые после Пушкина ещё повысили уровень возможного художественного совершенства у писателей, писавший позже Гоголя, его глубокий психологический анализ не имел равного себе в предшествующей литературе и открывал широкий путь наблюдений, каких делалось так много впоследствии.

Даже его первые произведения, столь строго потом осуждаемые им «Вечера», без сомнения, немало способствовали укреплению того любящего отношения к народу, которое так развилось впоследствии. «Ревизор» и «Мёртвые души» были невиданным до тех пор пламенным протестом против ничтожества и испорченности общественной жизни; этот протест вырывался из личного нравственного идеализма, не имел никакой определённой теоретической основы, но это не помешало ему произвести поражающее впечатление нравственно-общественное.

Исторический вопрос об этом значении Гоголя, как было замечено, до сих пор не исчерпан. Называют предрассудком мнение, что Гоголь был у нас пионером реализма или натурализма, что им сделан был переворот в российской литературе, прямым последствием которого является литература второй половины XIX века — начала XX века; говорят, что эта заслуга Пушкина, а Гоголь только следовал общему течению тогдашнего развития и представляет лишь одну из ступеней приближения литературы из заоблачных высот к действительности, что гениальная меткость его сатиры была чисто инстинктивная и произведения его поражают отсутствием каких-либо сознательных идеалов — вследствие чего он и запутался потом в лабиринте мистико-аскетических умствований; что идеалы позднейших писателей не имеют с этим ничего общего и потому Гоголь с его гениальным смехом и его бессмертными творениями никак не следует ставить впереди нашего века.

Но в этих суждениях есть ошибка. Прежде всего, есть разница между приемом, манерой натурализма и содержанием литературы. Известная степень натурализма восходит у нас ещё к XVIII веку; Гоголь не был здесь новатором, хотя и здесь шёл уже дальше Пушкина в приближении к действительности.

Но главное было в той яркой новой черте содержания, которая до него, в этой мере, не существовала в литературе. Пушкин в своих повестях был чистым эпиком; Гоголь — хотя бы полуинстинктивно — является писателем социальным. Не важно, что его теоретическое мировоззрение оставалось неясным; исторически отмеченная черта подобных гениальных дарований бывает та, что нередко они, сами не отдавая себе отчета в своем творчестве, являются глубокими выразителями стремлений своего времени и общества.

Одними художественными достоинствами невозможно объяснить ни того энтузиазма, с каким принимались его произведения в молодых поколениях, ни той ненависти, с какою они встречены были в консервативной толпе общества. Чем объясняется внутренняя трагедия, в которой провёл Гоголь последние годы жизни, как не противоречием его теоретического мировоззрения, его покаянного консерватизма, с тем необычайным социальным влиянием его произведений, которого он не ждал и не предполагал?

Произведения Гоголя совпадали с зарождением социального интереса, которому они сильно послужили и из которого после уже не выходила литература. Но эволюция самого писателя происходила куда сложнее, чем формирование «натуральной школы». Сам Гоголь мало совпадал с «гоголевским направлением» в литературе. Любопытно, что в 1852 г. за небольшую статью в память о Гоголе Тургенев был подвергнут аресту в части и месячной ссылке в деревню. Объяснение этому долгое время находили в нерасположении николаевского правительства к Гоголю-сатирику. Позднее было установлено, что истинным мотивом запрета было желание правительства наказать автора «Записок охотника», а запрещение некролога по причине нарушения автором цензурного устава (печать в Москве статьи, запрещённой цензурой в Петербурге), было лишь поводом пресечь деятельность социально-опасного с точки зрения николаевской цензуры литератора. Единой оценки личности Гоголя в качестве проправительственного или антиправительственного писателя среди чиновников Николая I не существовало. Так или иначе, второе издание «Сочинений», начатое в 1851 г. самим Гоголем и не оконченное вследствие его преждевременной смерти, могло выйти только в 18551856 гг. Но связь Гоголя с последующей литературой не подлежит сомнению.

Сами защитники мнения, ограничивающего историческое значение Гоголя, признают, что «Записки охотника» Тургенева являются как бы продолжением «Мертвых душ». «Дух гуманности», отличающий произведения Тургенева и других писателей после Гоголя, в среде русской литературы никем не был воспитан более Гоголя, например, в «Шинели», «Записках сумасшедшего», «Мертвых душах».

Точно так же изображение отрицательных сторон помещичьего быта сводится к Гоголю. Первое произведение Достоевского примыкает к Гоголю до очевидности, и т. д. В дальнейшей работе новые писатели совершали уже самостоятельные вклады в содержание литературы, как и жизнь ставила и развивала новые вопросы, — но первые мысли были даны Гоголем.

Гоголь и русско-украинские связи

Сложное переплетение двух культур в одном человеке всегда делало фигуру Гоголя центром межнациональных споров, но самому Гоголю не нужно было выяснять, малороссиянин он или русский - в споры об этом его втянули друзья. До сих пор не известно ни одного сочинения Гоголя, написанного по-украински, а вклад, сделанный писателем в развитие русского языка, мало кому удавалось внести и писателям русского происхождения.

Делались определения Гоголя с точки зрения его украинского происхождения: последним объясняемо было до известной степени его отношение к русской жизни. Привязанность Гоголя к своей родине была очень сильна, особенно в первые годы его литературной деятельности и вплоть до завершения второй редакции «Тараса Бульбы», но сатирическое отношение к русской жизни, без сомнения, объясняется не его национальными свойствами, а всем характером его внутреннего развития.

Несомненно, однако, что в творчестве писателя сказались также и украинские черты. Такими считают особенности его юмора, который остался единственным образцом в своём роде в русской литературе. Украинское и русское начала счастливо слились в этом даровании в одно, в высшей степени замечательное явление.

Длительное пребывание за границей уравновесило украинскую и русскую составляющие его мировоззрения, сделало оригинальным и самобытным его взгляд на природу русско-украинских отношений, что нашло отражение в известном споре с О.М.Бодянским по отношению к русскому языку и творчеству Тараса Шевченко, передаваемым писателем Григорием Данилевским. «Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски, надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племён. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня — язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгутеров… Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная, нетленная поэзия правды, добра и красоты. Русский и малоросс — это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение одной в ущерб другой, невозможно» [5] Из этого спора становится ясным, что к концу жизни писателя волновал не столько национальный антагонизм, сколько антагонизм веры и безверия.

Гоголь в группе русских художников в Риме

В 1845 г. Сергей Левицкий приезжает в Рим и встречается с русскими художниками, пансионерами Императорской Академии Художеств: гравёром Фёдором Иорданом, Александром Ивановым, Николаем Рамазановым и другими, а также с Николаем Гоголем. Использовав приезд в Рим вице-президента русской Академии художеств графа Фёдора Толстого, Левицкий уговорил Гоголя сняться на дагерротип вместе с колонией русских художников. Затея была связана с приездом в Рим из Петербурга Николая I. Император лично посетил пансионеров Академии художеств. Более двадцати пансионеров были вызваны в собор Святого Петра в Риме, куда после российско-итальянских переговоров прибыл Николай I в сопровождении вице-президента Академии графа Ф. П. Толстого. «Проходя от алтаря, Николай I обернулся, приветствовал легким наклонением головы и мгновенно окинул собравшихся своим быстрым, блестящим взглядом. „Художники Вашего величества“, — указал граф Толстой. „Говорят, гуляють шибко“, — заметил государь. „Но также и работают“, — ответил граф».

В благодарность за тёплые слова художники хотели приготовить Ф. П. Толстому невиданный для той поры подарок — групповой снимок. Собрались все на террасе мастерской французского дагерротиписта Перро. Левицкий описал впоследствии технику изготовления им пластинки, указал продолжительность выдержки, оценил качество снимка («центр группы вышел превосходно, края не совсем отчетливо»). И добавил: «Это мое первое произведение удивило всех художников». Известный русский критик Владимир Стасов сказал об этом портрете: «Какой тут богатый материал: и архитекторы, и живописцы, и скульпторы, и всякие другие, и Рим, и Россия, и — Гоголь надо всем!!!» Писатель сидит в центре композиции, его окружают художники архитекторы и скульпторы, на полу, внизу — натурщица-итальянка Мариучча. В этой живописно расположенной группе выделяется фигура Фёдор Моллера: художник, будучи высокого роста, стоит слева от Гоголя, отделенный фигурой акварелиста Андрея Лавеццари, а Фёдор Антонович облачен в тёмный плащ, на голове — модная широкополая шляпа.

Среди изображённых — архитекторы Фёдор Эппингер, Карл Бейне, Павел Нотбек, Ипполит Монигетти, скульпторы Пётр Ставассер, Николай Рамазанов, Михаил Шурупов, живописцы Пимен Орлов, Аполлон Мокрицкий, Михаил Михайлов, Василий Штернберг. Впервые дагерротип был опубликован критиком В. В. Стасовым в журнале «Древняя и новая Россия» за 1879 год, № 12, который так описал изображённых: «Взгляните на эти шляпы театральных „бригантов“, на плащи, будто бы необычайно картинные и величественные — какой неостроумный и неталантливый маскарад! А между тем, это все-таки картина истинно историческая, потому что она искренно и верно передаёт целый уголок эпохи, целую главу из русской жизни, целую полосу людей, и жизней, и заблуждений». Из этой статьи известны имена сфотографированных и кто где находится. Так стараниями С. Л. Левицкого был создан единственный фотографический портрет великого писателя. Позже, в 1902 году, к 50-летию со дня смерти Гоголя, в студии другого выдающегося портретиста Карла Фишера, его изображение было выкадровано из этого группового снимка, переснято и увеличено.

В группе сфотографированных присутствует и сам Сергей Левицкий, — второй слева во втором ряду — без сюртука.

Издания

Далее перечислены издания сочинений Гоголя в порядке их опубликования в течение его деятельности.

Первое собрание сочинений подготовлено было им самим в 1842. Второе он начал готовить в 1851; закончено оно было уже его наследниками: здесь в первый раз появилась вторая часть «Мертвых душ».

В издании Кулиша в шести томах (1857) впервые появилось обширное собрание писем Гоголя (последние два тома).

В издании, подготовленном Чижовым (1867), напечатаны «Выбранные места из переписки с друзьями» в полном объёме, с включением того, что в 1847 не было пропущено цензурой.

10-е, издание, вышедшее в 1889 под редакцией Н. С. Тихонравова, лучшее из всех, опубликованных в XIX веке: это — научное издание с текстом, исправленным по рукописям и собственным изданиям Гоголя, и с обширными комментариями, где подробно изложена история каждого из произведений Гоголя по сохранившимся рукописям, по его переписке и иным историческим данным.

Материал писем, собранный Кулишом, и текст сочинений Гоголя стали пополняться, особенно с 1860-х: «Повесть о капитане Копейкине» по рукописи, найденной в Риме («Р. архив», 1865); неизданное из «Выбранных мест» сначала в «Р. арх.» (1866), потом в издании Чижова; о комедии Гоголя «Владимир 3-й степени», Родиславского, в «Беседах в Общества любителей российской словесности» (М. 1871).

Исследования текстов Гоголя и его писем: статьи В. И. Шенрока в «Вестнике Европы», «Артисте», «Р. старине»; г-жи Е. С. Некрасовой в «Р. старине» и особенно комментарии г. Тихонравова в 10-м издании и в особом издании «Ревизора» (М. 1886).

О письмах есть информация в книге «Указатель к письмам Гоголя» г. Шенрока (2-е изд. М. 1888), необходимый при чтении их в издании Кулиша, где они пересыпаны глухими, произвольно взятыми буквами вместо имён и другими цензурными умолчаниями.

«Письма Гоголя к князю В. Ф. Одоевскому» (в «Р. архиве», 1864); «к Малиновскому» (там же, 1865); «к кн. П. А. Вяземскому» (там же, 1865, 1866, 1872); «к И. И. Дмитриеву и П. А. Плетневу» (там же, 1866); «к Жуковскому» (там же, 1871); «к М. П. Погодину» от 1833 (не 1834; там же, 1872; полнее, чем у Кулиша, V, 174); «Записка к С. Т. Аксакову» («Р. старина», 1871, IV); Письмо к актёру Сосницкому о «Ревизоре» 1846 г. (там же, 1872, VI); Письма Гоголя к Максимовичу, изданные С. И. Пономаревым и т. д.

Некоторые произведения Гоголя

Память

Курьёзы

4 марта 1952, к столетию со дня смерти Гоголя в сквере на Манежной площади Петербурга был установлен закладной камень, надпись на котором гласила[6]:

Здесь будет сооружен памятник великому русскому писателю Николаю Васильевичу Гоголю.

Закладной камень просуществовал в таком виде до 1999, когда на месте закладного камня был установлен фонтан[7]. В итоге для памятника было выбрано другое место на ул. Малой Конюшенной.[8]

Примечания

  1. ныне село в Миргородском районе Полтавской области Украины

  2. «Из всех лицеистов Гоголь был, кажется, всего дружнее с ним. „Нас сроднила глупость людская“, — говорит Гоголь в одном из своих писем. Действительно, Высоцкий отличался, подобно своему младшему товарищу, способностью подмечать смешные или пошлые стороны в характерах окружающих людей и зло подсмеиваться над ними. В лазарете, где он часто сидел вследствие болезни глаз, вокруг постели его собирался целый клуб, в котором сочинялись разные забавные анекдоты, передавались с комической стороны лицейские и городские происшествия. Вероятно, отчасти под его влиянием Гоголь стал вполне отрицательно относиться ко всему гимназическому начальству, начиная с директора», — сообщает Ф.Павленков в статье Н. В. Гоголь. Семья и школа

  3. Тень Гоголя (вопросы к Игорю Золотусскому). «Рамазанов пишет, что когда он готовился снимать посмертную маску, то его помощник, который месил гипс сказал ему: „Поторопитесь, показались явные признаки разложения“»

  4. [1]

  5. [2] (См. "Знакомство с Гоголем." Сочинения Г. П. Данилевского. Изд. 9-е. 1902. Т. XIV, стр. 92-100, а также выдержки из этих мемуаров в работе В.В.Вересаева "Гоголь в жизни").

  6. Газета «Коммерсантъ» № 214(1396) от 10.12.1997, "Невский проспект" подарил Гоголя Малой Конюшенной

  7. Прогулки по Петербургу. Манежная Площадь.

  8. Энциклопедия Санкт-Петербург. Гоголю Н. В., памятник

Название документа Семья Гоголя.doc

Семья

Яновские — старинный польский дворянский род. В томах "Польских гербов" фамилия Яновских упоминается с 1376 года. В Малороссии род ведет начало от Якова Яновского, жившего в половине XVII столетия. Сын его Иван и внук Демьян были священниками в лубенском полку. Сын последнего, дедушка Николая Васильевича Гоголя — Афанасий Демьянович обучался в киевской академии, служил войсковым писарем, был секунд-майором. Впервые фамилия деда писателя с прибавкой "Гоголь" появилась в "Дворянской грамоте", которую он получил 15 октября 1792 года.


В роду у Гоголя было много литературно одарённых людей. Его мама, Мария Ивановна, вела обширную переписку со многими писателями. А род Шостак, бабушки Гоголя со стороны матери — Марии Ильиничны, происходил из татар, род прабабушки Щербак — из русских. Предками гения были также Дорошенко, Скоропадские, чьи имена указал дед гения в документе 1788 года.


Кроме Николая у Василия и Марины Гоголей было пятеро детей — сын Иван (1810 — 1819), дочери Мария (1811 — 1844), Анна (1821 — 1893), Елизавета (1823 — 1864), Ольга (1825 — 1907). Родители Гоголя считались помещиками средней руки и имели 1000 десятин земли и 400 душ крепостных крестьян.


Василий Афанасьевич Гоголь (1780 — 1825)


Гоголь, Василий Афанасьевич — отец Н.В. Гоголя, талантливый рассказчик и писатель. Сын полкового писаря, Гоголь по происхождению, характеру, складу ума и литературной деятельности был типичный малоросс. Он числился на почтовой службе, в 1805 г. вышел в отставку с чином коллежского асессора и женился.


В начале 20-х годов он близко сошелся с бывшим министром юстиции Димитрием Прокофьевичем Трощинским, который жил на покое в селе Кибинцах и устроил здесь домашний театр. Гоголь был директором этого театра и актером. Он составлял для этого театра и комедии на малорусском языке. Известны две его комедии: "Собака-Вивця" и "Простак, или Хитрость женщины, перехитренная солдатом". Комедии написаны между 1822 и 1825 годами. Сюжеты заимствованы из народных сказок. Первая комедия не дошла до нас и известна в кратких пересказах. Вторая напечатана Кулишом в "Основе" (1862, II), причем Кулиш, в предисловии, сравнивает "Простака" Гоголя с "Москалем-Чаривником" Котляревского и отдает предпочтение первой пьесе. "Простак" отдельно был издан в 1872, 1878 и 1882 годы. Литература о Гоголе указана в "Покажчике" М. Комарова, 410. align=center>


Мария Ивановна Косяровская (1791-1868)


Мать Гоголя, происходила из помещичьей семьи. По преданию, она была первой красавицей на Полтавщине. Замуж за Василия Афанасьевича она вышла четырнадцати лет. Про свою семейную жизнь Мария Ивановна сообщает: "Жизнь моя была самая спокойная; характер у меня и у мужа был веселый. Мы были окружены добрыми соседями. Но иногда на меня находили мрачные мысли. Я предчувствовала несчастья, верила снам. Сначала меня беспокоила болезнь мужа. До женитьбы у него два года была лихорадка. Потом он был здоров, но мнителен...".


Мария Ивановна отличалась сильно повышенной впечатлительностью, религиозностью и суеверностью. Суеверен был и Василий Афанасьевич. Суеверием дышит его рассказ, как он женился на Марье Ивановне: будто бы во сне явилась ему божья матерь и показала на некое дитя. Позже в Марии Ивановне он и узнал это самое дитя.


Мария Ивановна Гоголь была крайне впечатлительна и подозрительна: бывали дни, недели, целые месяцы, когда впечатлительность доходила до крайних пределов, достигала почти болезненного состояния. Иногда она покупала совершенно ненужные вещи (даже в кредит), которые приходилось отдавать обратно. Шенрок, биограф Гоголя, говорит о ее "болезненной мечтательности" и о странной задумчивости, продолжавшейся часами, причем выражение лица резко изменялось.


Известно также, что мать Гоголя приписывала сыну весь технический прогресс, изобретение телеграфа, железных дорог и пр. и не было никакой возможности разубедить ее в этом.


Сестры Анна и Елизавета


Гоголь любил своих сестер, неловких, застенчивых провинциалок, и очень хотел, чтобы они получили хорошее воспитание. Он поместил их в Патриотический институт в Петербурге, где они учились за казенный счет. Сестры, как и следовало ожидать, оказались Патриотическим институтом изуродованными, не знали жизни, всего пугались. Гоголь, сильно привязанный к ним, все это видел и страдал.


По окончании института сестер содержать было не на что. Выручил Аксаков, ссудивший Гоголю две тысячи рублей... Аксаков получил их в свою очередь от капиталиста Бернадаки, который преклонялся пред талантом Гоголя. При переезде в Москву сестры доставили Николаю Васильевичу в дороге немало забот. Они кричали, плакали, капризничали, ссорились друг с другом. "Все это приводило Гоголя в отчаяние и за настоящее и за будущее их положение...


В дальнейшем старший сын сестры Елизаветы Васильевны — Николай Владимирович Быков был женат на Марине Александровне Пушкиной — родной внучке великого поэта. Так потомки Гоголей породнились с потомками Пушкиных.


Афанасий Демьянович Гоголь-Яновский (родился в 1738 г.)


Дед Гоголя. Был сыном священника, окончил духовную академию в Киеве и знал пять языков (русский, латинский, греческий, немецкий и польский). Служил в армии войсковым писарем и дослужился до чина секунд-майора (1794 — 1798 годы). В 1776 г. женился на дочери богатого украинского военного Татьяне Лизогуб, которую увёз против воли родителей. В 1777 году у них родился сын Василий — будущий отец Гоголя.


Впервые фамилия деда писателя с прибавкой "Гоголь" появилась в "Дворянской грамоте", которую он получил 15 октября 1792 года. В эту книгу записывали только коренных дворян, а не тех, кто приобрел это звание за военные, государственные заслуги или по нобилитации 1661 года.


Женщины и Гоголь

Гоголь, пожалуй, самый непонятный из всех русских писателей. Его не понимали современники, не понимали и некоторые более поздние исследователи. Еще в нежинском лицее ученики дали ему прозвище "таинственный карла". Если задуматься над причинами подобной репутации, то прежде всего приходит на ум, что "таинственность" Гоголя проистекала, должно быть, из противоречивости его суждений и взглядов. Противоречивость же эта объясняется тем, что он как огня боялся любой односторонности и, соответственно, полагал противоречия чертой самой действительности, самой жизни. "Односторонние люди и притом фанатики — язва для общества, беда той земле и государству, где в руках таких людей очутится какая-либо власть. У них нет никакого смирения христианского и сомнения в себе; они уверены, что весь свет врет и одни они только говорят правду" — так писал он А.П.Толстому в письме, посвященном театру.




Женский портрет. Рисунок Н.Гоголя. 1820-е


В развернувшейся в свое время ожесточенной полемике между "западниками" и "славянофилами" Гоголь не пожелал примкнуть ни к тому, ни к другому стану, ибо слишком ясно видел достоинства и недостатки тех и других. Он писал об этих спорах: "...все они говорят о двух разных сторонах одного и того же предмета". И снова многие сочли суждения его противоречивыми. Может быть, отчасти отсюда родилось и еще одно обвинение, которое постоянно предъявлялось Гоголю и при жизни, и впоследствии: обвинение в неискренности и ханжестве. Сомнения такого рода вызывали даже самые задушевные, самые лирические его произведения, такие, например, как "Авторская исповедь" или "Ночи на вилле". Странно, удивительно. Почему, когда мы читаем воспоминания декабристов или Тургенева, даже Боборыкина, Горького наконец, почему нам и в голову не приходит усомниться в правдивости авторов. Хотя правдивость последнего (скажем, в воспоминаниях о Толстом или о Чехове) как раз вполне могла бы вызвать сомнения. Когда же дело доходит до Гоголя, все почти уверены, что он притворяется, хитрит, ханжит, в лучшем случае — фантазирует. Близко знавший Гоголя С.Т.Аксаков писал: "Безграничной, безусловной доверенности в свою искренность Гоголь не имел до своей смерти".


На подобное недоверие к Гоголю со стороны исследователей мы и наталкиваемся сразу же при переходе непосредственно к нашей теме: как Гоголь относился к женщинам?




Женский портрет. Рисунок Н.Гоголя. 1820-е


Начнем с личной жизни, о которой известно очень и очень мало. В 1829 году Гоголь внезапно уезжает из Петербурга за границу. Исследователи ломают себе голову — почему? Зачем? Он достаточно ясно и романтически взволнованно пишет матери о причинах отъезда, но ему, как всегда, не верят. Публикатор и комментатор писем Гоголя Шенрок пишет: "Гоголь ссылается то на неудачу, то на любовь, то на болезнь, не заботясь даже о последовательности в объяснениях". А зачем нужна тут последовательность? Ему вторит протоиерей В.В.Зеньковский: Гоголь "...в объяснение этого поступка выдумывал потом всякие небылицы (о страстной любви и т.п.)". Между тем в письме ясно сказано, что влечет его в странствия некое существо; он просит мать: "Но ради Бога, не спрашивайте ея имени. Она слишком высока, высока!" И послана на жизненном пути, дабы "лишить меня покоя, расстроить шатко-созданный мир мой". Разве не естественно, не в стиле времени (вспомним хотя бы хронологически близкие письма Герцена к М.А.Захарьиной) представить себе, что юный провинциал-романтик, автор "Ганца Кюхельгартена" отчаянно влюбился в высокопоставленную светскую даму или девицу и в сердечном порыве очертя голову помчался вслед за ней за границу? Может быть, такой и должна быть первая любовь?


Прошли годы. В Петербурге Гоголь знакомится с семьей Виельгорских. Семья аристократическая, близкая ко двору. Мать, Луиза Карловна — подруга императрицы. Люди образованные и добрые, они сердечно приняли Гоголя, оценили его талант, уловили, по-видимому, "особость" "своеобычного молодого человека", как называет его П.В.Анненков в своих воспоминаниях. Особенно подружился Гоголь с младшей дочерью Виельгорских Анной Михайловной, прозванной в семье Нозинькой. Нозинька делится с ним своими стремлениями, сомнениями, надеждами, просит его советов по всем волнующим ее вопросам, во всех трудных или важных обстоятельствах. Случилось так, что Гоголь был в Риме в апреле-мае 1839 года, когда там на вилле княгини Зинаиды Волконской жил или, вернее, умирал от чахотки молодой Иосиф Виельгорский. Гоголь был последним, кто видел его живым, он проводил ночи у постели умирающего юноши и он же выехал навстречу матери его, Луизе Карловне, и первым сообщил ей горестную весть. Вполне возможно, что именно по просьбе семьи он описал последние дни жизни их любимого сына и брата ("Ночи на вилле"). Отрывок этот при жизни Гоголя никогда не печатался, но можно предположить, что рассказ этот, исполненный трагического лиризма, еще более сблизил Гоголя с семейством Виельгорских.


По утверждению Зеньковского, издатель писем и биограф Гоголя Шенрок "высказывал мысль на основании рассказов, которые не поддаются нашему анализу за их отсутствием, — что Гоголь делал предложение А.М.Виельгорской". Может быть, Гоголь в самом деле был влюблен в Нозиньку и на свое предложение получил отказ. При всем либерализме и простоте обращения Виельгорские все же вряд ли могли согласиться на брак дочери с небогатым и "худородным" малороссом. Такое родство могло к тому же не понравиться и императрице. Впоследствии Анна Михайловна вышла за Шаховского — фамилия говорила сама за себя, не чета Гоголю-Яновскому. Впрочем, мы уже говорили, что о личной жизни Гоголя почти ничего не известно.




А.О.Смирнова-Россет. 1834-1835. Петр Соколов.


Прошли еще годы. Гоголь познакомился и подружился с А.О.Смирновой-Россет. Когда-то одна из первых придворных красавиц, умница и очаровательница, Александра Осиповна была собеседницей и Жуковского, и Вяземского, и Пушкина. Последний так писал о ней в одном из стихотворений:



Она мила — скажу меж нами -


Придворных витязей гроза,


И можно с южными звездами


Сравнить, особенно стихами,


Ее черкесские глаза.


Она владеет ими смело,


Они горят огня живей...


Позднее Александре Осиповне пришлось покинуть двор и Петербург — муж ее Н.М.Смирнов был назначен губернатором Калуги. В "Выбранных местах из переписки с друзьями" Гоголь опубликовал в несколько переработанном виде некоторые свои письма к Александре Осиповне. Письма эти (как и другие из "Выбранных мест...") подвергались не раз осуждению и насмешкам. Даже такой деликатный человек, как И.С.Тургенев, и тот не удержался и вложил в уста Базарова следующие слова: "...я препакостно себя чувствую, точно начитался писем Гоголя к калужской губернаторше". Впрочем, Тургенев относился к герою "Отцов и детей" весьма двойственно и хотел лишь отразить настроения молодежи 60-х годов XIX в. (Тургенев, однако, ошибся: письмо к Александре Осиповне, о котором упоминает Базаров, датировано 6 июня 1846 г.; оно было изъято из книги Гоголя цензурой и напечатано под заглавием "Что такое губернаторша" только в 1860 году, в № 1 газеты "Современность и экономический листок". Базаров же ссылается на него в 1859 году).


Был ли Гоголь влюблен в Александру Осиповну? Многие в этом не сомневались, в частности Сергей Тимофеевич Аксаков. Он пишет: "Гоголь, несмотря на свою духовную высоту и чистоту, на свой строго монашеский образ жизни, сам того не ведая, был несколько неравнодушен к Смирновой, блестящий ум которой и живость были тогда еще очаровательны". Если и так, мудреного ничего нет — Александра Осиповна и в сорокалетнем возрасте, который считался в те времена старушечьим, была неотразима. Стоит прочитать письма Ивана Аксакова, человека умного и достаточно волевого, из которых довольно ясно видно, насколько была велика власть над ним Александры Осиповны. Но с Гоголем все было совсем по-другому. Если и была любовь, то совершенно иного рода, чисто духовная. Недаром одно из писем к Александре Осиповне (29 ноября 1842 г.) Гоголь подписывает так: "Любящий без памяти Вашу душу".


Итак, о личной жизни Гоголя известно немного. Попробуем теперь рассмотреть в свете интересующей нас темы его произведения.


Основная черта Гоголя как писателя — постоянное стремление к идеалу. С ранней молодости он воспринял это стремление от немецких романтиков. Потому и начал с романтической поэмы "Ганц Кюхельгартен". Стремление к идеалу, вера в его осуществление именно для России чувствуется почти во всех произведениях Гоголя. Еще в 1831 году опубликовал он в "Литературной газете" небольшую статью "Женщина". И вот что он там пишет: "Мы зреем и совершенствуемся; но когда? Когда глубже и совершеннее постигаем женщину". В "Мертвых душах" говорит он о "чудной русской девице, какой не сыскать нигде в мире, со всей дивной красотой женской души, вся из великодушного стремления и самоотвержения". Он старается убедить русских женщин в их высоком призвании, горячо, настойчиво доказывает, что женщина может положительно влиять на окружающих ее людей, на общество в целом. Он уверен даже, что для этого женщине не обязательно отличаться особым умом или знанием света. Достаточно красоты, "неопозоренного неоклеветанного имени" и чистоты душевной. Он утвержадет, что даже в делах государственных женщина может принести много пользы своим влиянием на мужа, служащего государству. "Душа жены — хранительный талисман для мужа, оберегающий его от нравственной заразы". А какой гимн красоте женщины пропел Гоголь в отрывке "Рим": "Все в ней венец создания".




Иллюстрация Василия Масютина к повести "Нос". 1922


Вершиной и воплощением идеала стала Улинька из второго тома "Мертвых душ". Ей отдает автор все лучшие свойства женщины: доброту, отзывчивость, готовность к самопожертвованию, на нее возлагает он все свои надежды на улучшение русского человека и тем самым на возвеличение России. Именно в ней, в чистой и прекрасной женщине, видит он пути к совершенству, что открываются перед Россией. К сожалению, образ Улиньки только намечен, он, как и весь второй том, неполон. Но достаточно и того, что сохранилось. Вспомним, например, как отнеслась Улинька к рассказу Чичикова о несчастном немце, которого обобрали плуты-чиновники: "Гнев отемнил прекрасный лоб ее". Улинька говорит, что бесчестные поступки "наводят на нее уныние". При этом стоит заметить, что Гоголь теперь уже гораздо меньше упоминает о красоте внешней. Его больше волнует внутренняя, душевная красота, и вот как описывает он внешность Улиньки: "Она была миловидней, чем красавица... стройней, воздушней классической женщины..."


Однако не стоит думать, будто Гоголь был всего лишь идеалистом. Во всем и всегда умел он различить "обе стороны медали". Оттого-то и казались некоторым противоречивыми его взгляды. И русскую женщину своего времени, ее положение в обществе, ее воспитание и характерные черты видел Гоголь, если можно так выразиться, всеохватно. Он верил в высокое предназначение русской женщины, она венец творения, она Улинька, то есть воплощение честности, доброты и чистоты. Все это так, но в то же время прекрасно видел Гоголь, насколько часто встречаются в жизни женщины, весьма далекие от его идеала. "О, как отвратительна действительность! Что она против мечты?" — восклицает художник Пискарев (а может быть, и автор) в "Невском проспекте".




Рисунок Гоголя из "Книги всякой всячины". 1820-е


Не кто иной, как Гоголь, создал незабываемые по своей яркости образы дамы просто приятной и дамы приятной во всех отношениях. Их диалог — кульминация глупости, пошлости и злобы. С какой яростью клеймят они ни в чем не повинную губернаторскую дочку: "Но каково же после этого, Анна Григорьевна, институтское воспитание! Ведь вот невинность!" — "Какая невинность! Я слышала, как она говорила такие речи, что, признаюсь, у меня не станет духа произнести их". Именно Гоголь нарисовал в "Невском проспекте" страшную картину гибели красоты "в когтях разврата". А дуреха Агафья Тихоновна из "Женитьбы", а не уступающая ей в глупости младшая сестрица Григория Григорьевича Сторченко (персонаж неоконченной повести "Иван Федорович Шпонька и его тетушка"), а неугомонная Агафья Федосеевна, та самая, что "откусила ухо у заседателя" ("Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем"), а бестолковая супруга Манилова из "Мертвых душ"... Словом, глупых, хитрых, сплетничающих женщин на страницах произведений Гоголя вполне достаточно.


Стоит отметить, однако, одну деталь: почти всегда в том же произведении или в том же цикле можно увидеть фигуру, полярно противоположную отрицательной. В "Сорочинской ярмарке" Хивре противостоит Параска, в "Ночи перед Рождеством" вероломной Солохе — милая своенравная Оксана, а наряду с дамами города N видим мы трогательно-наивную институтку, о которой даже прожженный плут Чичиков говорит: "Она теперь как дитя, все в ней просто, она скажет, что ей вздумается, засмеется, где захочет засмеяться".




Анна Андреевна и Мария Антоновна.

Рисунок Петра Боклевского. 1863


Следует еще добавить, что с особым вниманием относился Гоголь к женскому воспитанию. Этот вопрос чрезвычайно волновал его. Были тут и личные причины: он очень любил своих сестер, неловких, застенчивых провинциалок, и очень хотел, чтобы они получили хорошее воспитание. Он поместил их в Патриотический институт в Петербурге, где они учились за казенный счет. Вот тут-то и пришлось, видимо, Гоголю близко ознакомиться с состоянием женского образования и воспитания. С.Т.Аксаков свидетельствует, что Гоголь "очень жаловался на юродство институтского воспитания и говорил, что его сестры не умеют даже ходить по-человечески". Недаром с таким блестящим юмором описал он, как воспитана была супруга Манилова: "Манилова воспитана хорошо. А хорошее воспитание, как известно, получается в пансионах. А в пансионах, как известно, три главные предмета составляют основу человеческих добродетелей: французский язык, необходимый для счастия семейственной жизни; фортепьяно, для доставления приятных минут супругу, и наконец, собственно хозяйственная часть: вязание кошельков и других сюрпризов. Впрочем, бывают разные усовершенствования и изменения в методах, особенно в нынешнее время; все это более зависит от благоразумия и способностей самих содержательниц пансиона. В других пансионах бывает таким образом, что прежде фортепьяно, потом французский язык, а там уже хозяйственная часть. А иногда бывает и так, что прежде хозяйственная часть, то есть вязание сюрпризов, потом французский язык, а там уже фортепьяно. Разные бывают методы". Результаты такого воспитания Гоголь описывает с особой язвительностью: на кухне готовится "глупо и без толку", в кладовой пусто, ключница ворует, слуги нечистоплотны и пьют горькую, дворня бездельничает. "В доме есть много других занятий, кроме продолжительных поцелуев и сюрпризов", — замечает автор.


Гоголь отлично видел все дурные стороны русских женщин его времени, понимал, что в большой степени они были следствием их "юродивого" воспитания, но никакого "противоречия", никакой непоследовательности здесь нет. Горячо веря в будущее цветение России, не сомневаясь в "несметном богатстве русского духа", Гоголь видит осуществление и воплощение своего идеала именно в женщине, в русской женщине.


Великие депрессии

Н. В. Гоголь всю жизнь страдал маниакально-депрессивным психозом. В состоянии мании у великого писателя было много энергии, сил, творческих идей, которые он воплощал в своих ярких произведениях. Но проходило время и маятник качался в другую сторону — наступала черная полоса. В то время врачи не смогли поставить верный диагноз, а уж тем более назначить правильное лечение. Медики лечили Гоголя обертыванием в мокрую простыню, а духовный наставник — чрезвычайно строгим постом. Но данные методы не способны были облегчить душевные страдания больного.


Свой первый приступ Гоголь пережил в Риме в 1840 году, когда Гоголю был 31 год. Свое состояние он описывает так: "Солнце, небо — все мне неприятно. Моя бедная душа: ей здесь нет приюта. Я теперь больше гожусь для монастыря, чем для жизни светской". Проходит какое то время и состояние его меняется на противоположное, что ясно видно по строчкам из его писем в 1841 году: "Да, друг мой, я глубоко счастлив, я знаю и слышу дивные минуты, создание чудное творится и совершается в душе моей"; "Труд мой велик, мой подвиг — спасителен"; "О, верь словам моим. Властью высшей облечено отныне мое слово".


В 1842 году во время нового приступа депрессии, в одном из писем он пишет : "Мною овладела моя обыкновенная (уже обыкновенная) периодическая болезнь, во время которой я остаюсь почти в недвижном состоянии в комнате иногда на протяжении 2-3 недель. Голова моя одеревенела. Разорваны последние узы, связывающие меня со светом. Нет выше звания монаха".


В 1846 году состояние его настолько тяжелое, что повеситься или утопиться кажется единственным выходом, как бы похожим на лекарство. Со временем приступы учащаются и становятся тяжелее — в письме к Жуковскому он пишет: "Что это со мной? Старость или временное оцепенение сил? Или в самом деле 42 года для меня старость? От чего, зачем на меня напало такое оцепенение — этого я не могу понять. Если бы вы знали, какие со мной странные происходят перевороты, как сильно все растерзано внутри меня. Боже, сколько я пережил, сколько перестрадал".


Во время последнего приступа болезни (декабрь 1851 — февраль 1852 года) Николай Васильевич двое суток провел без пищи и воды стоя на коленях перед иконами. Опасаясь за судьбу второго тома "Мертвых душ", Гоголь пытается отдать его графу Толстому, но том отказывается, дабы у Гоголя не возникло чувство, что ему не доверяют. Но опасения Гоголя были оправданы. Мировая литература возможно лишилась великого произведения — 11-12 февраля он сжигает все рукописи второго тома. Вместе с рукописями исчезает смысл, не для чего становится жить. Последующие 10 дней он угасает, глядя пустыми и безжизненными глазами в пустоту и ни с кем ни разговаривая до самой смерти. По официальной версии Гоголь уморил себя голодом, поскольку будучи фанатичным христианином он не мог позволить себе сделать сознательно и открыто, что подтверждают строчки его писем: "Надобно ж умирать, а я уже готов, и умру:", "Как сладко умирать..."


Тайна исчезновения черепа Гоголя


Череп Гоголя был украден из гроба покойного в 1909 году. Детали этого преступления долгое время были государственной тайной, даже при советской власти, которая к этому вандализму отношения не имела. Только в эпоху Горбачева архивы КГБ, куда была отправлена эта информация, были частично открыты и стали достоянием историков.


Первые материалы о могиле Гоголя печатались в сборниках "Русский архив", позднее эта история стала предметом специального исследования краеведа Петра Паламарчука.




Могила Гоголя на Новодевичьем кладбище


В 1931 году, в рамках кампании по борьбе с религией, было принято решение о закрытии Даниловского монастыря в Москве, а заодно и кладбища на его территории. Оставшихся монахов выселяли, монастырь перестраивали под нужды приемника для беспризорных детей, а наиболее выдающиеся могилы переносили на главное кладбище СССР — Новодевичье.


Главной заботой работников НКВД, которые осуществляли эту акцию, были могилы поэта Николая Языкова и писателя Николая Гоголя. Для придания хоть какой-то декорации общественного согласия на совершения подобного вандализма, на кладбище в момент вскрытия могил были приглашены литераторы, среди которых известны имена писателей В.Лидина и В.Катаева.


С могилой Языкова проблем не было. А вот гроб Гоголя преподнес сюрприз.


Гроб классика находился в каменном склепе. На разрушение кладки и извлечение гроба ушла масса времени. Наконец гроб вытащили. Открыли крышку: вот так номер! Остов классика был одет в серый сюртук, который хорошо сохранился. Кости рук были сложены на груди, кости ног покоились в сапогах, а вот главной детали — черепа — не было!


Об этой чертовщине было немедленно доложено Сталину, который взял дело на особый контроль: всех свидетелей предупредили о жестокой каре за разглашение тайны.


На этом месте версии происходящего начинают противоречить друг другу. По одной, пропажа черепа никак не сконфузила писателей. Катаев захватил с собой на кладбище ножницы, которыми вырезал из полы гоголевского сюртука кусок ткани для того, чтобы позже сделать переплет для своего первого издания "Мертвых душ". Лидин также получил кусок ткани на память.


Из допроса монахов монастыря выяснилось, что накануне столетия со дня рождения Гоголя (1809-1852) в 1909 году, на кладбище проводилась реставрация могилы великого классика. Обновили ограду, укрепили свод подземного склепа: вот тут-то и появился на кладбище известный московский коллекционер, миллионер Бахрушин.


Бахрушины были известными капиталистами, скупщиками скота, суконщиками, исполнителями военных заказов. Алексей Бахрушин был весьма экстравагантной личностью тогдашней Москвы.


Ум, энергия, глубокая эрудиция сочетались в нем с цинизмом и безумным азартом собирателя. Он собирал театральные реликвии. Ради своей страсти он был готов буквально на все. Ему удалось скупить тысячи уникальных вещей. После революции Бахрушин был вынужден передать всю свою коллекцию народной власти. Ленин лично предложил назвать музей его именем и назначил директором.


И сегодня театральный музей имени Бахрушина, готический дворец напротив Павелецкого вокзала — самое грандиозное специализированное собрание Москвы. В музее насчитывается 1 миллион экспонатов. Библиотека музея насчитывает 60 тысяч томов. Рукописный фонд хранит редчайшие рукописи.


Этот-то пленник страсти и решился на святотатство. За хорошие деньги кто-то из могильщиков украл для Бахрушина бесценный раритет.


По слухам, череп Гоголя хранился в кожаном медицинском саквояже, среди анатомических медицинских инструментов. Так Бахрушин хотел обезопасить череп Гоголя в случае случайной находки: мало ли что держит в саквояже патологоанатом.


Смерть Бахрушина в 1929 году, видимо, навсегда унесла тайну нынешнего местонахождения черепа в могилу. Хотя фильм исподволь призывает и наши власти и наших историков поставить, наконец, точку в этой чертовщине.


С сегодняшним росийским менталитетом уже трудно понять, зачем, собственно, Советская власть решила засекретить историю, к которой не имела никакого отношения. Так или иначе, обезображенные останки Гоголя были опущены в новую могилу, над которой по распоряжению Сталина был поставлен парадный бюст, а прежний каменный крест и надгробная Голгофа были выброшены.


Хронология


1809, 20 марта (1 апреля) — Н. В. Гоголь родился в селе Сорочинцы Полтавской губeрнии в семье небогатого украинского помещика Василия Афанасьевича Гоголя-Яновского и Марии Ивановны, урождённой Косяровской. Детство провел в семье родителей в имении Васильевка Миргородского уезда.


1811 рождение его сестры Марии.


1812 рождение его брата Ивана.


1818-19 — Гоголь обучается в Полтавском военном училище.


1820-21 — берёт уроки у полтавского учителя Гавриила Сорочинского.


1821 — Николай принят в Нежинскую гимназию высших наук князя Безбородко. Рождение его сестры Анны. Ещё в гимназические годы Гоголь увлекается живописью, участвует в спектаклях, исполняя комические роли.


1823 — рождение его сестры Елизаветы.


1825 — смерть Василия Афанасьевича Гоголя. Рождение его сестры Ольги.


1825-27 — первые литературные опыты Гоголя: стихотворение "Новоселье", не сохранившаяся трагедия "Разбойники", повесть "Братья Твердиславичи", сатира "Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан"и др.


1827 — административное дело против четырёх преподавателей Нежинского лицея, обвинённых в пособничестве "вольнодумству".


1828 — окончание обучения в Нежинском лицее, отдых в родовом имении в Васильевке. Отъезд в Санкт-Петербург вместе в другом А.С.Данилевским.


1829 — под псевдонимом В.Алов издаёт "идиллию" в стихах "Ганц Кюхельгартен" (написанную в основном ещё в 1827г.), которая получает отрицательную оценку критики. Все нераспроданные экземпляры книги Гоголь сжигает. В июле того же года он уезжает за границу, посещает Любек, Травемюнде, Гамбург.


1829 — по возвращении в Петербург, после неудачной попытки поступить на сцену, Гоголь служит чиновником в департаменте государственного хозяйства и публичных зданий.


1830-31 — служба канцелярским чиновником в департаменте уделов.


В 1830г. Гоголь знакомится с В.А.Жуковским, П.А.Плетнёвым, а 20 мая 1831г. — с А.С.Пушкиным. В печати начинают появляться сочинения Гоголя: повесть "Басаврюк, или Вечер накануне Ивана Купала" (1831), отрывок "Женщина" — первое произведение, подписанное именем Гоголя (1831) и др. "Вечера на хуторе близ Диканьки" (1931-32) приносят Гоголю всеобщее признание.


1831 — февраль: зачисление младшим преподавателем истории в Патриотический институт.


1832 — Гоголь посещает Москву, где знакомится с М.П.Погодиным, С.Т.Аксаковым, М.Н.Загоскиным, М.С.Щепкиным. Также посещает и в Васильевку.


1833 — решает посвятить себя научной и педагогической деятельности.


1834 — назначен адъюнкт-профессором по кафедре всеобщей истории при Санкт-Петербургском университете. Одновременно он принимается за труды по истории Украины и всемирной истории. Исторические изыскания Гоголя способствовали формированию замысла "Тараса Бульбы", трагедии "Альфред" (неоконч.) и др., однако собственно научные его взгляды остались неосуществлёнными (Гоголь опубликовал лишь несколько статей, в том числе "План преподавания всеобщей истории" (1834), "Взгляд на составление Малороссии" (1834)).


1835 — Гоголь оставляет университет. Выходят сборники "Миргород", "Арабески".


1835-36 — работа над комедией "Владимир 3-й степени" (неоконч.; отдельные сцены переработаны в "Утро делового человека", "Тяжба", "Лакейская", "Отрывок"), первыми редакциями "Женитьбы" (опубл. 1842) и над "Ревизором", сюжет которого был подсказан Пушкиным. 19 апреля 1936г. в петербургском Александрийском театре состоится первое представление "Ревизора". В том же году "Ревизор" ставится в Москве с участием М.С.Щепкина. Сатирическая сила этого произведения была такова, что автор навлек на себя ожесточённые нападки реакционных кругов. Это и неудовлетворённость петербургской постановкой "Ревизора", низводившей социальную комедию до уровня водевиля, вызывают у писателя глубокую депрессию.


1836 — 19 апреля: первое представление "Ревизора" в Александринском театре в Санкт-Петербурге; 25 мая: премьера "Ревизора" на сцене Малого театра; июнь: отъезд Гоголя за границу. Путешествие в Германию и Швейцарию; ноябрь: прибытие в Париж.


1837 — февраль: известие о гибели А.С. Пушкина; март: отъезд из Парижа и направление в Рим.


1838 — пребывание в Риме. Общение с художниками. Попытки З.А. Волконской обратить Н. Гоголя в католичество. Установление дружбы с графом И.М. Вильегорским.


1839 — 21 мая: смерть графа И.М. Вильегорского; июнь — сентябрь: путешествие Гоголя во Францию и в Германию; сентябрь: отъезд в Россию; конец октября: после пребывания в Москве Гоголь приезжает в Санкт-Петербург; декабрь: возвращение в Москву.


1840 — май: отъезд из Москвы в сопровождении В. Панова и возвращение в Рим; сентябрь: посещение Вены, Венеции и возвращение в Рим через Флоренцию.


1841 — август: завершение работы над первым томом "Мёртвых душ". Возвращение в Россию; декабрь: запрещение цензурой публикации "Мёртвых душ".


1842 — апрель: разрешение цензурой Санкт-Петербурга публикации "Мёртвых душ"; май: поступление в продажу "Мёртвых душ". Возвращение в Рим и остановка в Гастейне; сентябрь: прибытие в Рим; 9 декабря: премьера "Женитьбы" в Санкт-Петербурге.


1843 — февраль: первая постановка "Женитьбы" и "Игроков". Выход из печати "Сочинений" Гоголя в четырёх томах; май — декабрь: пребывание Гоголя в Германии, затем в Ницце по приглашению А.О. Смирновой; ноябрь: завершение работы над первым вариантом продолжения "Мёртвых душ".


1844 — март: посещение Жуковского во Франкфурте. Смерть сестры Марии.


1845 — январь: поездка в Париж; февраль: возвращение во Франкфурт; июль: сожжение нового варианта второго тома "Мёртвых душ". Публикация переводов Луи Виардо во Франции; октябрь: возвращение в Рим.


1846 — июль: направление в Санкт-Петербург шести первых глав "Выбранных мест из переписки с друзьями"; октябрь: возвращение во Франкфурт; ноябрь: возвращение в Италию.


1847 — публикация "Выбранных мест из переписки с друзьями". Начало отношений, продолжавшихся шесть лет, со своим "духовником", отцом Матвеем Константиновским, с которым познакомился по рекомендации графа А.П. Толстого


1848 — январь: отъезд в Иерусалим; апрель — май: короткое пребывание на Святой земле и возвращение домой в Васильевку; сентябрь: отъезд в Санкт-Петербург; октябрь: пребывание в Москве.


1849 — июль: поездка по России, возвращение в Москву, проживание у графа Толстого, работа над вторым томом "Мёртвых душ".


1850 — июнь: отъезд в Васильевку; октябрь: посещение Одессы.


1851 — зима: пребывание в Одессе; март: возвращение в Васильевку; май: отъезд в Москву; 3 октября: бракосочетание сестры Елизаветы; 10 октября: получение разрешения цензуры на переиздание "Сочинений" Гоголя.


1852 — 4 февраля: последний визит отца Матвея; 11 февраля: сожжение третьего варианта второго тома "Мёртвых душ"; 21 февраля: смерть Н.В. Гоголя; 24 февраля: похороны Н.В. Гоголя в Москве.



Основные произведения


Сборники повестей: "Вечера на хуторе близ Диканьки", часть 1, 1831 ("Сорочинская ярмарка", "Вечер накануне Ивана Купала", опубл. 1830 под назв. "Басаврюк", "Майская ночь, или Утопленница", "Пропавшая грамота"), часть 2, 1832 ("Ночь перед Рождеством", "Страшная месть", "Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка", "Заколдованное место").


"Миргород", 1835 (часть 1 — "Старосветские помещики", "Тарас Бульба", нов. ред. 1839-41; часть 2 — "Вий", "Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем")


"Арабески", 1835 (повести "Невский проспект", "Записки сумасшедшего", "Портрет", 1-я ред.; главы из незаконченного романа "Гетьман"; статьи, в том числе "Несколько слов о Пушкине", "О малороссийских песнях" и др.)


Повести: "Нос" (1836), "Коляска" (1836), "Шинель" (1942).


Комедии: "Ревизор" (1836), "Театральный разъезд после представления новой комедии" (1842), "Женитьба" (1842), "Игроки" (1842).


Поэма (в прозе) "Мёртвые души" (т.1, 1842; т.2 уничтожен автором, частично опубл. 1855)


Книга "Выбранные места из переписки с друзьями" (1847)




О смерти


М. И. Давидов: "Тайна смерти Гоголя"


Доцент Пермской медицинской академии М. И. Давидов, которого наши читатели знают по публикациям о ранениях А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова, проанализировал 439 документов, изучая болезнь Гоголя.


- Михаил Иванович, еще при жизни писателя по Москве ходили слухи, что он страдает "сумасшествием". У него была шизофрения, как утверждают отдельные исследователи?


- Нет, шизофрении у Николая Васильевича не было. Но в течение последних 20 лет жизни он страдал, говоря языком современной медицины, маниакально-депрессивным психозом. При этом ни разу не осматривался психиатром, и о наличии у него психического заболевания врачи не догадывались, хотя близкие знакомые подозревали это. У писателя были периоды необычайно веселого настроения, так называемые гипомании. Они сменялись приступами жестокой тоски и апатии — депрессии.


Психическое заболевание протекало, маскируясь под различные соматические (телесные) болезни. Больного осматривали ведущие медицинские светила России и Европы: Ф. И. Иноземцев, И. Е. Дядьковский, П. Круккенберг, И. Г. Копп, К. Г. Карус, И. Л. Шенлейн и другие. Выставлялись мифические диагнозы: "спастический колит", "катар кишок", "поражение нервов желудочной области", "нервическая болезнь" и так далее. Естественно, лечение этих мнимых болезней эффекта не давало.


- До сих пор многие думают, что Гоголь умер воистину ужасно. У него якобы наступил летаргический сон, принятый окружающими за смерть. И он был похоронен заживо. А затем умер от недостатка кислорода в могиле.


- Это не более, чем слухи, ничего общего не имеющие с действительностью. Но регулярно попадающие на страницы газет и журналов. В появлении этих слухов частично виноват сам Николай Васильевич. При жизни он страдал тафефобией — страхом погребения заживо, поскольку с 1839 года, после перенесенного малярийного энцефалита, был подвержен обморокам с последующим продолжительным сном. И патологически боялся, что во время подобного состояния его могут принять за умершего.


Более 10 лет он не ложился в постель. Ночами дремал, сидя или полулежа в кресле или на диване. Не случайно в "Выбранных местах из переписки с друзьями" он написал: "Завещаю тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения".



Гоголь был похоронен 24 февраля 1852 года на погосте Данилова монастыря в Москве, а 31 мая 1931 года прах писателя перенесли на Новодевичье кладбище.


- В периодической печати встречаются утверждения, что при эксгумации вроде бы обнаружилось, что обшивка гроба как будто вся исцарапана и изорвана. Тело писателя неестественно скручено. На этом и базируется версия, что Гоголь умер уже в гробу.


- Чтобы понять ее несостоятельность, достаточно вдуматься в следующий факт. Эксгумация проводилась спустя почти 80 лет после захоронения. При таких сроках от тела остаются лишь костные структуры, не связанные друг с другом. А гроб и обивка изменяются настолько, что определить какое-либо "исцарапывание изнутри" совершенно невозможно.


- Есть и такая точка зрения. Гоголь покончил с собой, приняв незадолго до смерти ртутный яд...


- Да, действительно, некоторые литературоведы считают, что приблизительно за две недели до смерти Николай Васильевич принял пилюлю каломеля. А поскольку писатель голодал, она не выводилась из желудка и действовала как сильный ртутный яд, вызвав смертельное отравление.


Но для православного, глубоко верующего человека, каким был Гоголь, любая попытка самоубийства была страшным грехом. Кроме того, одна пилюля каломеля — распространенного ртутьсодержащего лекарства того времени — не могла принести вреда. Суждение, что у голодающего человека препараты длительно задерживаются в желудке, ошибочно. Даже при голодании лекарства под влиянием сокращения стенок желудка и кишечника передвигаются по пищеварительному каналу, изменяясь под влиянием желудочного и кишечного соков. Наконец, у больного отсутствовали симптомы ртутного отравления.


- Журналист Белышева выдвинула гипотезу, что писатель умер от брюшного типа, вспышка которого была в 1852 году в Москве. Именно от тифа умерла Екатерина Хомякова, которую во время болезни несколько раз навещал Гоголь.


- Возможность брюшного тифа у Гоголя обсуждалась на консилиуме, проведенном 20 февраля с участием шести известных московских докторов: профессоров А. И. Овера, А. Е. Эвениуса, И. В. Варвинского, С. И. Клименкова, врачей К. И Сокологорского и А. Т. Тарасенкова. Диагноз был категорически отвергнут, ибо признаков этого заболевания у Николая Васильевича действительно не было.


- К какому выводу пришел консилиум?


- Лечащий врач писателя А. И. Овер и профессор С. И. Клименков настояли на диагнозе "менингит" (воспаление мозговых оболочек). К этому мнению присоединились другие участники консилиума, за исключением опоздавшего Варвинского, который выставил диагноз "гастроэнтерит вследствие истощения". Однако объективных симптомов менингита у писателя не было: ни лихорадки, ни рвоты, ни напряжения затылочных мышц... Заключение консилиума оказалось ошибочным.


К тому моменту состояние писателя было уже тяжелым. Бросалось в глаза резко выраженное истощение и обезвоживание организма. Он находился в состоянии так называемого депрессивного ступора. Лежал на постели прямо в халате и сапогах. Отвернувшись лицом к стене, ни с кем не разговаривая, погруженным в себя, молча ожидая смерти. С ввалившимися щеками, запавшими глазами, тусклым взором, слабым ускоренным пульсом...


- Что же было причиной такого тяжелого состояния?


- Обострение его душевной болезни. Психотравмирующая ситуация — скоропостижная смерть Хомяковой в конце января — вызвала очередную депрессию. Жесточайшая тоска и уныние овладели Гоголем. Возникло острое нежелание жить, характерное для этой душевной болезни. Нечто подобное было у Гоголя в 1840, 1843, 1845 годах. Но тогда ему посчастливилось. Состояние депрессии самопроизвольно прошло.


С начала же февраля 1852 года Николай Васильевич практически полностью лишил себя пищи. Резко ограничил сон. Отказался от приема лекарств. Сжег практически готовый второй том "Мертвых душ". Стал уединяться, желая и в то же время со страхом ожидая смерти. Он свято верил в загробную жизнь. Поэтому, чтобы не оказаться в аду, ночи напролет изнурял себя молитвами, стоя на коленях перед образами. Великий пост начал на 10 дней раньше, чем полагалось по церковному календарю. По существу это был не пост, а полный голод, продолжавшийся три недели, до самой смерти писателя.


- Наука утверждает, что без пищи можно продержаться все 40 дней.


- Срок этот едва ли безоговорочно справедлив и для здоровых, крепких людей. Гоголь же был физически слабым, больным человеком. После перенесенного ранее малярийного энцефалита страдал булимией — патологически повышенным аппетитом. Много ел, преимущественно сытные мясные кушанья, но из-за обменных нарушений в организме совершенно не прибавлял в весе. До 1852 года посты он практически не соблюдал. А тут, кроме голодания, резко ограничил себя в жидкости. Что вместе с лишением пищи привело к развитию тяжелейшей алиментарной дистрофии.


- Как лечили Гоголя?


- Соответственно неверно поставленному диагнозу. Сразу после окончания консилиума, с 15 часов 20 февраля доктор Клименков принялся за лечение "менингита" теми несовершенными методами, что применялись в ХIХ веке. Больного насильно посадили в горячую ванну, а голову стали обливать ледяной водой. После этой процедуры писателя бил озноб, но его держали без одежды. Выполнили кровопускание, к носу больного приставили 8 пиявок, чтобы усилить носовое кровотечение. Обращение с пациентом было жестоким. На него грубо кричали. Гоголь пытался противиться процедурам, но его руки с силой заламывали, причиняя боль...


Состояние больного не только не улучшилось, но стало критическим. Ночью он впал в беспамятство. И в 8 часов утра 21 февраля, во сне, у писателя остановилось дыхание и кровообращение. Медицинских работников рядом не было. Дежурила сиделка.


Участники состоявшегося накануне консилиума стали собираться к 10 часам и вместо больного застали уже труп писателя, с лица которого скульптор Рамазанов снимал посмертную маску. Врачи явно не ожидали такого быстрого наступления смерти.


- Что стало ее причиной?


- Острая сердечно-сосудистая недостаточность, вызванная кровопусканием и шоковыми температурными воздействиями на страдавшего тяжелой алиментарной дистрофией больного. (Такие больные очень плохо переносят кровотечения, нередко совсем не большие. Резкая перемена тепла и холода также ослабляет сердечную деятельность). Дистрофия же возникла из-за длительного голодания. А оно было обусловлено депрессивной фазой маниакально-депрессивного психоза. Таким образом получается целая цепочка факторов.


- Врачи откровенно навредили?


- Они добросовестно заблуждались, поставив неверный диагноз и назначив нерациональное, ослабляющее больного лечение.


- Писателя можно было спасти?


- Насильственным кормлением высокопитательными продуктами, обильным питьем, подкожными вливаниями соляных растворов. Если бы это было сделано, его жизнь безусловно была бы сохранена. Кстати, самый молодой участник консилиума доктор А. Т. Тарасенков был уверен в необходимости насильственного кормления. Но по каким-то соображениям на этом не настоял и лишь пассивно наблюдал за неверными действиями Клименкова и Овера, позднее жестоко осудив их в своих воспоминаниях.


Сейчас подобных больных обязательно госпитализируют в психиатрическую больницу. Насильственно кормят высокопитательными смесями через желудочный зонд. Подкожно вводят солевые растворы. А также назначают антидепрессанты, которых во времена Гоголя еще не было.


Трагедия Николая Васильевича состояла в том, что его психическое заболевание при жизни так и не было распознано.



Письмо Николая Рамазанова о смерти Гоголя


"Кланяюсь Нестору Васильевичу и сообщаю крайне горестную весть...


Сего числа после обеда прилег я на диван почитать, как вдруг раздался звонок и слуга мой Терентий объявил, что приехал г. Аксаков и еще кто-то, и просят снять маску с Гоголя. Эта нечаянность так поразила меня, что я долго не мог опомниться. Хотя и вчера еще Островский бывши у меня говорил, что Гоголь крепко болен, но никто не ожидал такой развязки. В минуту эту я собрался, взяв с собою моего формовщика Баранова, отправился в дом Талызина, на Никитском бульваре, где у графа Толстого проживал Николай Васильевич. Первое, что я встретил, это была гробовая крыша малинового бархата /.../ В комнате нижнего этажа я нашел останки так рано взятого смертию.


В минуту закипел самовар, был разведен алебастр и лицо Гоголя было им покрыто. Когда я ощупывал ладонью корку алебастра — достаточно ли он разогрелся и окреп, то невольно вспомнил завещание (в письмах к друзьям), где Гоголь говорит, чтобы не предавали тело его земле, пока не появятся в теле все признаки разложения. После снятия маски можно было вполне убедиться, что опасения Гоголя были напрасны; он не оживет, это не летаргия, но вечный непробудный сон /.../


При уходе от тела Гоголя я наткнулся у крыльца на двоих безногих нищих, которые стояли на костылях на снегу. Подал я им и подумал: эти безногие бедняжки живут, а Гоголя уже нет!"


(Николай Рамазанов — Нестору Кукольнику, 22 февраля 1852 года).


Известный литературовед, главный редактор академического полного собрания сочинений Н.В. Гоголя, профессор РГГУ Юрий МАНН прокомментировал этот документ.


- Когда и при каких обстоятельствах стало известно это письмо?


- Впервые оно было опубликовано в сборнике М.Г. Данилевского, вышедшем в 1893 году в Харькове. Письмо было приведено не полностью, без указания адресата и потому оказалось вне внимания исследователей, изучавших обстоятельства смерти Гоголя. Года два назад я работал в рукописном отделе РНБ (бывшая библиотека имени Салтыкова-Щедрина), фонд 236, единица хранения 195, лист 1-2, где собирал материалы для второго тома биографии Гоголя. (Первый том — "Сквозь видный миру смех..." Жизнь Н.В. Гоголя. 1809-1835." — вышел в 1994 году). В числе других я обнаружил и этот документ.


- Почему же вы так долго молчали?


- Все это время я работал над книгой, где письмо будет опубликовано полностью. Предоставить фрагменты письма для публикации меня заставил тот факт, что к недавней печальной дате версия о том, что Гоголь был похоронен живым, снова пошла гулять по страницам газет.


- Что именно в этом письме свидетельствует, что Гоголя похоронили не живым?


- Начнем с фактов. Гоголя лечили лучшие врачи того времени. Если с точки зрения современной медицины и не все делалось так, как надо, все-таки это были не шарлатаны, не недоумки, и отличить мертвого от живого они, конечно же, могли. Кроме того, врачей соответствующим образом предупредил сам Гоголь, точнее, его завещание, где было сказано: "Находясь в полном присутствии памяти и здравого рассудка, излагаю здесь мою последнюю волю. Завещаю тела моего не погребать до тех пор, пока не появятся явные признаки разложения."


- Но в письме про эти признаки ничего нет...


- И не могло быть. Гоголь скончался в 8 часов утра, Рамазанов появился сразу после обеда. Он был замечательным скульптором, знал Гоголя лично и, конечно, со всем вниманием отнесся к порученному делу. Снятие маски с живого человека невозможно. Рамазанов убедился, что опасения Гоголя были напрасны, и с величайшим сожалением констатировал, что это сон вечный. Достоверность его вывода увеличивается тем, что внимание было соответствующим образом, то есть завещанием Гоголя, направлено. Отсюда категорический вывод.


- Почему же все-таки голова Гоголя оказалась повернутой?


- Бывает, что в гробу крышка под давлением смещается. При этом она касается черепа, и он поворачивается.


- И все же версия о том, что Гоголя похоронили живым, гуляет...


- Причина тому — обстоятельства жизни, характер, психологический облик. Сергей Тимофеевич Аксаков говорил, что нервы у Гоголя были вверх ногами. От него всего можно было ожидать. Надо еще учесть, что невольно произошло сопряжение двух тайн: "Мертвые души" должны были раскрыть тайну русской жизни, предназначение русского народа. Когда Гоголь умер, Тургенев сказал, что в этой смерти скрыта какая-то тайна. Как это часто бывает, высокая тайна жизни и творчества Гоголя была низведена на уровень дешевого беллетристического хода и мелодраматического эффекта, которые всегда впору массовой культуре.



"Нет ничего торжественнее смерти"


Смерть Екатерины Михайловны Хомяковой, последовавшая после непродолжительной болезни 26 января 1852 года, угнетающе подействовала на Гоголя. На утро после первой панихиды он сказал Хомякову: "Все для меня кончено!" Тогда же, по свидетельству Степана Петровича Шевырева, друга и душеприказчика Гоголя, он произнес перед гробом покойной и другие слова: "Ничего не может быть торжественнее смерти. Жизнь не была бы так прекрасна, если бы не было бы смерти".


Екатерина Михайловна была сестрой одного из ближайших друзей Гоголя, поэта Николая Языкова. Она скончалась тридцати пяти лет от роду, оставив семерых детей. Смерть эта так тяжело отозвалась в душе Гоголя, что он не нашел в себе сил пойти на похороны.


Екатерина Михайловна Хомякова происходила из старинного рода симбирских дворян Языковых. Рано оставшись без отца, она жила с матерью, которая вела уединенный образ жизни. Сергей Нилус в книге "Великое в малом" рассказывает, что Екатериной Михайловной в ранней молодости был увлечен Николай Александрович Мотовилов (служка Божией Матери и Серафимов, как он впоследствии себя называл). На вопрос о ней преподобного Серафима, Саровского чудотворца, Мотовилов отвечал: "Она хоть и не красавица в полном смысле этого слова, но очень миловидна. Но более всего меня в ней прельщает что-то благодатное, божественное, что просвечивается в лице ее". И далее на расспросы старца Мотовилов рассказывал: "Отец ее, Михаил Петрович Языков, рано оставил ее сиротой, пяти или шести лет, и она росла в уединении при больной своей матери, Екатерине Александровне, как в монастыре — всегда читывала ей утренние и вечерние молитвы, и так как мать ее была очень религиозна и богомольна, то у одра ее часто бывали и молебны, и всенощные. Воспитываясь более десяти лет при такой боголюбивой матери, и сама она стала как монастырка. Вот это-то мне в ней более всего и в особенности нравится".


Надежда видеть Екатерину Михайловну своей женой не покидала Мотовилова вплоть до мая 1832 года, когда он сделал предложение (несмотря на предсказание преподобного Серафима, что он женится на крестьянке) и получил окончательный отказ.


В 1836 году Екатерина Михайловна вышла замуж за Алексея Степановича Хомякова и вошла в круг его друзей. Среди них был и Гоголь, который вскоре стал с ней особенно дружен. Издатель "Русского Архива" Петр Иванович Бартенев, не раз встречавший его у Хомяковых, свидетельствует, что "по большей части он уходил беседовать с Екатериною Михайловною, достоинства которой необыкновенно ценил". Дочь Алексея Степановича Мария со слов отца передавала, что Гоголь, не любивший много говорить о своем пребывании в Святой Земле, одной Екатерине Михайловне рассказывал, что он там чувствовал.


Едва ли когда-нибудь можно будет до конца понять, почему смерть Екатерины Михайловны произвела такое сильное впечатление на Гоголя. Несомненно, что это было потрясение духовное. Нечто подобное произошло и в жизни Хомякова. Об этом мы можем судить по запискам Юрия Федоровича Самарина, которые священник отец Павел Флоренский называет документом величайшей биографической важности: "Это чуть ли не единственное свидетельство о внутренней жизни Хомякова, притом о наиболее тонких движениях его души, записанное другом и учеником и вовсе не предназначавшееся для печати". Остановимся на данном свидетельстве, чтобы уяснить, какое значение смерть жены имела для Хомякова.


"Узнав о кончине Екатерины Михайловны, — рассказывает Самарин, — я взял отпуск и, приехав в Москву, поспешил к нему (Хомякову. — В.В.). Когда я вошел в его кабинет, он встал, взял меня за обе руки и несколько времени не мог произнести ни одного слова. Скоро, однако, он овладел собою и рассказал мне подробно весь ход болезни и лечения. Смысл рассказа его был тот, что Екатерина Михайловна скончалась вопреки всем вероятностям вследствие необходимого стечения обстоятельств: он сам ясно понимал корень болезни и, зная твердо, какие средства должны были помочь, вопреки своей обыкновенной решительности усомнился употребить их. Два доктора, не узнав болезни, которой признаки, по его словам, были очевидны, впали в грубую ошибку и превратным лечением произвели болезнь новую, истощив все силы организма. Он все это видел и уступил им <...> Выслушав его, я заметил, что все кажется ему очевидным теперь, потому что несчастный исход болезни оправдал его опасения и вместе с тем изгладил из его памяти все остальные признаки, на которых он сам, вероятно, основывал надежду на выздоровление. <...> Тут он остановил меня, взяв меня за руку: "Вы меня не поняли: я вовсе не хотел сказать, что легко было спасти ее. Напротив, я вижу с сокрушительной ясностью, что она должна была умереть для меня, именно потому, что не было причины умереть. Удар был направлен не на нее, а на меня. Я знаю, что ей теперь лучше, чем было здесь, да я-то забывался в полноте своего счастья. Первым ударом я пренебрег; второй — такой, что его забыть нельзя". Голос его задрожал, и он опустил голову; через несколько минут он продолжал: "Я хочу вам рассказать, что со мною было. Тому назад несколько лет я пришел домой из церкви после причастия и, развернув Евангелие от Иоанна, я напал на последнюю беседу Спасителя с учениками после Тайной вечери. По мере того, как я читал, эти слова, из которых бьет живым ключом струя безграничной любви, доходили до меня все сильнее и сильнее, как будто кто-то произносил их рядом со мною. Дойдя до слов: "вы друзи мои есте", я перестал читать и долго вслушивался в них. Они проникали меня насквозь. На этом я заснул. На душе сделалось необыкновенно легко и светло. Какая-то сила подымала меня все выше и выше, потоки света лились сверху и обдавали меня; я чувствовал, что скоро раздастся голос. Трепет проникал по всем жилам. Но в одну минуту все прекратилось; я не могу передать вам, что со мною сделалось. Это было не привидение, а какая-то темная непроницаемая завеса, которая вдруг опустилась передо мною и разлучила меня с областью света. Что на ней было, я не мог разобрать; но в то же мгновение каким-то вихрем пронеслись в моей памяти все праздные минуты моей жизни, все мои бесплодные разговоры, мое суетное тщеславие, моя лень, мои привязанности к житейским дрязгам. Чего тут не было! Знакомые лица, с которыми Бог знает почему сходился и расходился, вкусные обеды, карты, бильярдная игра, множество таких вещей, о которых, по-видимому, никогда я не думаю и которыми, казалось мне, я нисколько не дорожу. Все это вместе слилось в какую-то безобразную массу, налегло на грудь и придавило меня к земле. Я проснулся с чувством сокрушительного стыда. В первый раз почувствовал я себя с головы до ног рабом жизненной суеты. Помните, в отрывках, кажется, Иоанна Лествичника эти слова: "Блажен, кто видел ангела; сто крат блаженнее, кто видел самого себя" (Точнее, не у преподобного Иоанна Лествичника, а у святого Исаака Сирина: "Кто сподобился увидеть самого себя, тот лучше сподобившегося видеть ангелов" (Аввы Исаака Сирина Слова подвижнические. Слово 41).). Долго я не мог оправиться после этого урока, но потом жизнь взяла свое. Трудно было не забыться в той полноте невозмутимого счастья, которым я пользовался. Вы не можете понять, что значит эта жизнь вдвоем. Вы слишком молоды, чтобы оценить ее". Тут он остановился и несколько времени молчал, потом прибавил: "Накануне ее кончины, когда уже доктора повесили головы и не оставалось никакой надежды на спасение, я бросился на колени перед образом в состоянии, близком к исступлению, и стал не то что молиться, а испрашивать ее от Бога. Мы все повторяем, что молитва всесильна, но сами не знаем ее силы, потому что редко случается молиться всею душой. Я почувствовал такую силу молитвы, какая могла бы растопить все, что кажется твердым и непроходимым препятствием: я почувствовал, что Божие всемогущество, как будто вызванное мною, идет навстречу моей молитве и что жизнь жены может быть мне дана. В эту минуту черная завеса опять на меня опустилась, повторилось, что уже было со мною в первый раз, и моя бессильная молитва упала на землю! Теперь вся прелесть жизни для меня утрачена. Радоваться жизни я не могу. <...> Остается исполнить мой урок. Теперь, благодаря Богу, не нужно будет самому себе напоминать о смерти, она пойдет со мной неразлучно до конца".


"Я записал, — продолжает Самарин, — этот рассказ от слова до слова, как он сохранился в моей памяти; но, перечитав его, я чувствую, что не в состоянии передать того спокойно сосредоточенного тона, которым он говорил со мной. Слова его произвели на меня глубокое впечатление именно потому, что именно в нем одном нельзя было предположить ни тени самообольщения. Не было в мире человека, которому до такой степени было противно и несвойственно увлекаться собственными ощущениями и уступить ясность сознания нервическому раздражению. Внутренняя жизнь его отличалась трезвостью, — это была преобладающая черта его благочестия. Он даже боялся умиления, зная, что человек слишком склонен вменять себе в заслугу каждое земное чувство, каждую пролитую слезу; и когда умиление на него находило, он нарочно сам себя обливал струею холодной насмешки, чтобы не давать душе своей испаряться в бесплодных порывах и все силы ее опять направить на дела. Что с ним действительно совершалось все, что он мне рассказал, что в эти две минуты его жизни самопознание его озарилось откровением свыше, — в этом я так же уверен, как и в том, что он сидел против меня, что он, а не кто другой говорил со мною.


Вся последующая его жизнь объясняется этим рассказом. Кончина Екатерины Михайловны произвела в ней решительный перелом. Даже те, которые не знали его очень близко, могли заметить, что с сей минуты у него остыла способность увлекаться чем бы то ни было, что прямо не относилось к его призванию. Он уже не давал себе воли ни в чем. По-видимому он сохранял свою прежнюю веселость и общительность, но память о жене и мысль о смерти не покидали его. <...> Жизнь его раздвоилась. Днем он работал, читал, говорил, занимался своими делами, отдавался каждому, кому до него было дело. Но когда наступала ночь и вокруг него все улегалось и умолкало, начиналась для него другая пора. <...> Раз я жил у него в Ивановском. К нему съехалось несколько человек гостей, так что все комнаты были заняты и он перенес мою постель к себе. После ужина, после долгих разговоров, оживленных его неистощимою веселостью, мы улеглись, погасили свечи, и я заснул. Далеко за полночь я проснулся от какого-то говора в комнате. Утренняя заря едва-едва освещала ее. Не шевелясь и не подавая голоса, я начал всматриваться и вслушиваться. Он стоял на коленях перед походной своей иконой, руки были сложены крестом на подушке стула, голова покоилась на руках. До слуха моего доходили сдержанные рыдания. Это продолжалось до утра. Разумеется, я притворился спящим. На другой день он вышел к нам веселый, бодрый, с обычным добродушным своим смехом. От человека, всюду его сопровождавшего, я слышал, что это повторялось почти каждую ночь..."


Мемуаристы отмечали, что в смерти Екатерины Михайловны Гоголь увидел как бы некое предвестие для себя. "Смерть моей жены и мое горе сильно его потрясли, — вспоминал Хомяков, — он говорил, что в ней для него снова умирают многие, которых он любил всей душою, особенно же Н.М. Языков".


После кончины Екатерины Михайловны Гоголь постоянно молился. "Между тем, как узнали мы после, — рассказывал Шевырев, — большую часть ночей проводил он в молитве, без сна". По словам первого биографа Гоголя Пантелеймона Кулиша, "во все время говенья и прежде того — может быть, со дня смерти г-жи Хомяковой — он проводил большую часть ночей без сна, в молитве".


Незадолго до своей кончины Гоголь на отдельном листке начертал крупным, как бы детским почерком: "Как поступить, чтобы признательно, благодарно и вечно помнить в сердце моем полученный урок? И страшная История Всех событий Евангельских..." Биографы гадают, что может означать эта запись. "К чему относились эти слова, — замечал Шевырев, — осталось тайной". Самарин утверждал, что они указывают на какое-то полученное Гоголем свыше откровение. Как знать, не идет ли здесь речь об уроке, сродни тому, который получил Хомяков?..


Владимир Воропаев

Название документа тарас бульба.doc

hello_html_3c7d341.jpg

Разрезное литературное лото

Тема: Н.В.Гоголь. Повесть «Тарас Бульба»

7 класс

hello_html_29049b88.jpg


ВОПРОС № 1

«В самом деле, она была жалка, как всякая женщина того удалого века…Она терпела оскорбления, даже побои; она видела из милости только оказываемые ласки… Молодость без наслаждения мелькнула перед нею, и её прекрасные свежие щёки и перси без лобызаний отцвели и покрылись преждевременными морщинами.»

О ком из героев идёт речь в данном отрывке?


ВОПРОС № 2


«Потребность любви вспыхнула в нём живо, когда он перешёл за восемнадцать лет. Женщина чаще стала представляться горячим мечтам его; он, слушая философские диспуты, видел её поминутно, свежую, черноокую, нежную.»

О ком из героев идёт речь в данном отрывке?





ВОПРОС № 3


«Он начал с того своё поприще, что в первый год ещё бежал. Его возвратили, высекли страшно и засадили за книгу. Четыре раза закапывал он свой букварь в землю, и четыре раза, отодравши его бесчеловечно, покупали ему новый.»

О ком из героев идёт речь в данном отрывке?



hello_html_74ae331e.jpg

ВОПРОС № 4


Какой эпизод изображён на этой картине? Как вы расцениваете поступки героев?


ВОПРОС № 5


«Всё было чисто, вымазано цветной глиною. На стенах - сабли, нагайки, сетки для птиц, невода и ружья, хитро обделанный рог для пороху, золотая уздечка на коня и путы с серебряными бляхами. Окна в светлице были маленькие, с круглыми тусклыми стёклами… На полках по углам стояли кувшины, бутыли и фляжки, зелёного и синего стекла, резные серебряные кубки…»

Чьё это жилище? Как оно характеризует хозяина?




ВОПРОС № 6


«Вся она представляла необыкновенное явление. Это было какое-то беспрерывное пиршество, бал, начавшийся шумно и потерявший свой конец.»

О чём пишет Н.В.Гоголь? Что (или кто) подразумевается под словом она?




ВОПРОС № 7


Кто из героев повести, по вашему мнению, здесь изображён?


hello_html_m24333049.jpg


ВОПРОС № 8


«Проход стал несколько шире, так что Андрию можно было пораспрямиться. Он с любопытством рассматривал сии земляные стены, напомнившие ему киевские пещеры… тут видны были углубления в стенах и стояли кое-где гробы; местами даже попадались просто человеческие кости, от сырости сделавшиеся мягкими и рассыпавшиеся в муку.»

Где оказался Андрий? Почему он туда попал?



ВОПРОС № 9


Кому из героев принадлежат следующие слова?

«-…нет у меня никого! Никого, никого! Кто сказал, что моя отчизна Украйна? Кто дал мне её в отчизны? Отчизна есть то, чего ищет душа наша, что милее для неё всего. Отчизна моя - ты! Вот моя отчизна!.. И всё, что ни есть, продам, отдам, погублю за такую отчизну!»

Как вы можете прокомментировать эти слова?


ВОПРОС № 10


Кто носит эти имена? Что вы можете сказать об этих людях?

Ностюган, Покрышка, Невылычкий, Демытрович, Кукубенко, Вервыхвист, Балабан, Бульбенко Остап, Вовтузенко, Черевыченко, Степан Гуська, Мыкола Густый, Метелыца, Мосий Шило, Иван Закрутыгуба и др.



ВОПРОС № 11


«Как ни велика была её бледность, но она не помрачила чудесной красы её; напротив, казалось, как будто придала ей что-то стремительное, неотразимо победоносное.»

О ком из героев повести идёт речь в данном отрывке?



ВОПРОС № 12


Кто из героев повести по вашему мнению здесь изображён?


hello_html_65cdafd3.jpg


ВОПРОС № 13


«Он учился охотнее и без напряжения, с каким обыкновенно принимается тяжёлый и сильный характер. Он … чаще являлся предводителем довольно опасного предприятия и иногда с помощью изобретательного ума своего умел увёртываться от наказания…»

О ком из героев идёт речь в данном отрывке?


ВОПРОС № 14


«Жители решились защищаться до последних сил и крайности и лучше хотели умереть на площадях и улицах перед своими порогами, чем пустить неприятеля в город».

О жителях какого города идёт речь в данном отрывке?

Кому из героев он более близок и почему?





ВОПРОС № 15


«Движимый состраданием он швырнул ему один хлеб, на который тот бросился, подобно бешеной собаке, изгрыз, искусал его и тут же, на улице, в страшных судорогах испустил дух от долгой привычки принимать пищу.» Прокомментируйте этот эпизод (какой момент в повествовании он занимает, кто из героев принимает в нём участие, почему умирает человек и т.п.)










ВОПРОС № 16


«Бешеную негу и упоенье он видел в битве: что-то пиршественное зрелось ему в те минуты, когда разгорится у человека голова, в глазах всё мелькает и мешается, летят головы, с громом падают на землю кони, а он несётся, как пьяный, в свисте пуль, в сабельном блеске, и наносит всем удары, и не слышит нанесённых.» О ком из героев идёт речь в данном отрывке?









ВОПРОС № 17


«Ничего в природе не могло быть лучше. Вся поверхность земли представлялася зелёно-золотым океаном, по которому брызнули миллионы разных цветов… Воздух был наполнен тысячью разных птичьих свистов.»

Что описывает Н.В.Гоголь? Какое значение в повести имеет это описание?




ВОПРОС № 18


«Ни разу не растерявшись и смутившись ни от какого случая, с хладнокровием, почти неестественным для двадцатидвухлетнего, он в один миг мог вымерять всю опасность и всё положение дела, тут же мог найти средство, как уклониться от неё, но уклониться с тем, чтобы верней преодолеть её.» О ком из героев идёт речь в данном отрывке?



ВОПРОС № 19


Кому из героев повести принадлежат эти слова?

«-Терпи, козак, - атаман будешь!»

«-Нет, братцы, так любить, как русская душа, - любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе, а…Нет, так любить никто не может!»

«-Что, паны? Есть ли ещё порох в пороховницах? Крепка ли ещё козацкая сила? Не гнутся ли ещё козаки?»

Какие черты привлекают вас в этом герое?


ВОПРОС № 20


«Он был в странном, небывалом положении: он чувствовал в первый раз в жизни беспокойство. Душа его была в лихорадочном состоянии. Он не был тот прежний, непреклонный, неколебимый, крепкий, как дуб; он был малодушен; он был теперь слаб. Он вздрагивал при каждом шорохе, при каждой новой жидовской фигуре, показывавшейся в конце улицы…»

О ком из героев идёт речь в данном отрывке? Какой момент повествования здесь изображён?



ВОПРОС № 21


«В тогдашний грубый век это составляло одно из занимательнейших зрелищ не только для черни, но и для высших классов. Множество старух, самых набожных, множество молодых девушек и женщин, самых трусливых, которым после всю ночь грезились окровавленные трупы, которые кричали спросонья так громко, как только может крикнуть пьяный гусар, не пропускали, однако же, случая полюбопытствовать.»

О каком зрелище идёт речь?



ВОПРОС № 22


«Но когда подвели его к последним смертным мукам, - казалось, как будто стала подаваться его сила. И повёл он очами вокруг себя: Боже, все неведомые, все чужие лица! Хоть бы кто-нибудь из близких присутствовал при его смерти!»

О каком герое рассказывается в этом фрагменте? Сбылось ли его желание?



ВОПРОС № 23


«Тут же стояло нагое дерево, вершину которого разбило громом. Притянули его железными цепями к древесному стволу, гвоздём прибили ему руки и, приподняв его повыше, чтобы отовсюду был виден .., принялись тут же раскладывать под деревом костёр.»

Какой момент повествования описан в данном фрагменте? Как проявил себя герой?


ВОПРОС № 24


«-Прощайте, товарищи! Вспоминайте меня и будущей же весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погуляйте! Что, взяли, чёртовы ляхи! Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся козак? Постойте же, придёт время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!» Кому из героев принадлежат эти слова? Когда они были сказаны?




ВОПРОС № 25


«-Чем бы не козак был? И станом высокий, и чернобровый, и лицо как у дворянина, и рука была крепка в бою! Пропал, пропал бесславно, как подлая собака!»

О ком были сказаны эти слова Тарасом Бульбой?


ВОПРОС № 26


К кому из героев обращены эти слова? Как они характеризуют героев?

«-Молчи ж, говорят тебе, чёртова детина! Что пользы знать тебе, как выбрался? Довольно того, что выбрался. Нашлись люди, которые тебя не выдали, - ну, и будет с тебя! Нам ещё немало ночей скакать вместе. Ты думаешь, что пошёл за простого козака? Нет, твою голову оценили в две тысячи червонных.»



4


Название документа Женщины в жизни Гоголя.doc

Тайны сердца


О личной жизни Гоголя известно очень и очень мало. В 1829 году Гоголь внезапно уезжает из Петербурга за границу. Исследователи ломают себе голову — почему? Зачем? Он достаточно ясно и романтически взволнованно пишет матери о причинах отъезда: "Но ради Бога, не спрашивайте ея имени. Она слишком высока, высока!" И послана на жизненном пути, дабы "лишить меня покоя, расстроить шатко-созданный мир мой". Разве не естественно, не в стиле времени представить себе, что юный провинциал-романтик отчаянно влюбился в высокопоставленную светскую даму или девицу и в сердечном порыве очертя голову помчался вслед за ней за границу? Может быть.


В Петербурге Гоголь познакомился и подружился с А.О.Смирновой-Россет. Когда-то одна из первых придворных красавиц, умница и очаровательница, Александра Осиповна была собеседницей и Жуковского, и Вяземского, и Пушкина. Позднее Александре Осиповне пришлось покинуть двор и Петербург — муж ее Н.М.Смирнов был назначен губернатором Калуги. В "Выбранных местах из переписки с друзьями" Гоголь опубликовал в несколько переработанном виде некоторые свои письма к Александре Осиповне. Письма эти подвергались не раз осуждению и насмешкам. Даже такой деликатный человек, как И.С.Тургенев, и тот не удержался и вложил в уста Базарова следующие слова: "...я препакостно себя чувствую, точно начитался писем Гоголя к калужской губернаторше".

Был ли Гоголь влюблен в Александру Осиповну? Многие в этом не сомневались, в частности Сергей Тимофеевич Аксаков. Он пишет: "Гоголь, несмотря на свою духовную высоту и чистоту, на свой строго монашеский образ жизни, сам того не ведая, был несколько неравнодушен к Смирновой, блестящий ум которой и живость были тогда еще очаровательны". Если и так, мудреного ничего нет — Александра Осиповна и в сорокалетнем возрасте, который считался в те времена старушечьим, была неотразима. Власть Александры Осиповны над многими мужчинами была велика. Но с Гоголем все было совсем по-другому. Если и была любовь, то совершенно иного рода, чисто духовная. Недаром одно из писем к Александре Осиповне Гоголь подписывает так: "Любящий без памяти Вашу душу".



Примерно в эти же годы Гоголь знакомится с семьей Виельгорских. Семья аристократическая, близкая ко двору. Мать, Луиза Карловна — подруга императрицы. Люди образованные и добрые, они сердечно приняли Гоголя, оценили его талант, уловили, по-видимому, "особость" "своеобычного молодого человека". Особенно подружился Гоголь с младшей дочерью Виельгорских Анной Михайловной, прозванной в семье Нозинькой. Нозинька делится с ним своими стремлениями, сомнениями, надеждами, просит его советов по всем волнующим ее вопросам, во всех трудных или важных обстоятельствах. Случилось так, что Гоголь был в Риме в то самое время, когда там жил или, вернее, умирал от чахотки молодой Иосиф Виельгорский. Гоголь был последним, кто видел его живым, он проводил ночи у постели умирающего юноши и он же выехал навстречу матери его, Луизе Карловне, и первым сообщил ей горестную весть. Вполне возможно, что именно эти трагические события еще более сблизили Гоголя с семейством Виельгорских. Весною 1850 Гоголь предпринимает первую и последнюю попытку устроить свою семейную жизнь — делает предложение Нозиньке, но получает отказ. При всем либерализме и простоте обращения Виельгорские все же вряд ли могли согласиться на брак дочери с небогатым и "худородным" малороссом. Такое родство могло к тому же не понравиться и императрице.

Название документа Место рождения_Семья.doc

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГОСТИНАЯ,

посвящённая 200-летию со Дня рождения Н.В.Гоголя



Рождение

Николай Васильевич Гоголь родился 20 марта (1 апреля по старому стилю) 1809 г. в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии. Детские годы будущий писатель провел в родном имении Васильевке, наведываясь вместе с родителями в окрестные места — Диканьку, принадлежавшую министру внутренних дел В. П. Кочубею, в Обуховку, где жил писатель В. В. Капнист, но особенно часто в Кибинцы.


Семья

Николай Васильевич происходил из старинного украинского казацкого рода. В роду у них было много одарённых людей.

Дед Гоголя, Афанасий Демьянович Гоголь-Яновский, был сыном священника, окончил духовную академию в Киеве и знал пять языков (русский, латинский, греческий, немецкий и польский). Служил в армии войсковым писарем и дослужился до чина секунд-майора. В 1776 г. женился на дочери богатого украинского военного Татьяне Лизогуб, которую увёз против воли родителей. В 1777 году у них родился сын Василий — будущий отец Гоголя.


Василий Афанасьевич был талантливым рассказчиком и писателем. Он числился на почтовой службе, в 1805 г. вышел в отставку с чином коллежского асессора и женился.

В начале 20-х годов он близко сошелся с бывшим министром юстиции и дальним родственником своей жены - Димитрием Прокофьевичем Трощинским, который жил на покое в селе Кибинцах и имел у себя домашний театр. Отец Гоголя был директором этого театра и актером. Кроме того, он сочинял комедии, заимствуя сюжеты из народных сказок. С Кибинцами, где помимо домашнего театра была ещё и обширная библиотека, связаны ранние художественные переживания будущего писателя.


Мать Гоголя, Мария Ивановна, происходила из помещичьей семьи. По преданию, она была первой красавицей на Полтавщине. Замуж за Василия Афанасьевича она вышла четырнадцати лет. Про свою семейную жизнь Мария Ивановна сообщает: "Жизнь моя была самая спокойная; характер у меня и у мужа был веселый. Мы были окружены добрыми соседями…» Мария Ивановна вела обширную переписку со многими писателями.

Мать Гоголя отличалась религиозностью и суеверностью, она была очень впечатлительна. Порой её впечатлительность доходила до крайних пределов, достигая почти болезненного состояния. Источником сильных впечатлений для маленького Гоголя служили исторические предания и библейские сюжеты, которые рассказывались матерью, в частности, пророчество о Страшном суде с напоминанием о неминуемом наказании грешников. С тех пор Гоголь, по выражению исследователя К. В. Мочульского, постоянно жил «под террором загробного воздаяния».


Родители Гоголя считались помещиками средней руки и имели 1000 десятин земли и 400 душ крепостных крестьян.

Кроме старшего сына Николая у Василия и Марины Гоголей было пятеро детей — сын Иван; дочери Мария, Анна, Елизавета, Ольга, которых Николай Гоголь очень любил и окружал своей заботой (особенно после смерти отца).




Название документа Нежинская гимназия.doc

Николаю Гоголю шёл одиннадцатый год, надо было продолжать учиться. В это время в Нежине открылось новое учебное заведение - Гимназия высших наук. Курс учения в этой гимназии продолжался 9 лет. В последних трёх классах гимназисты изучали университетские науки и назывались студентами. Говорили, что это лучшее учебное заведение на Украине, и отец мечтал устроить Никошу в эту гимназию.

Никоше сшили серый форменный мундирчик, новую шубу. Долго приводили в порядок четырёхместную коляску с зонтиком от дождя и солнца. Когда всё было готово, тронулись в путь. От Васильевки ехали через Миргород и Полтаву, по дороге заезжали к знакомым, подолгу останавливались на станциях отдохнуть, покормить лошадей.

«Прежде, давно, в лета моей юности, в лета невозвратно мелькнувшего моего детства, мне было весело подъезжать в первый раз к незнакомому месту: всё равно, была ли то деревушка, бедный уездный городишка, село ли, слободка, - любопытного много открывал в нём детский любопытный взгляд», - так писал много лет спустя Гоголь в «Мёртвых душах», вспоминая свои детские поездки.

Название документа Паломничество.doc

Паломничество

В письмах Гоголя с 1847 года уже нет прежнего высокомерного тона проповедничества и учительства; он увидел, что описывать русскую жизнь можно только посреди неё и изучая её. Зиму 1847-1848 Гоголь проводит в Неаполе, усиленно занимаясь чтением русской периодики, новинок беллетристики, исторических и фольклорных книг — "дабы окунуться покрепче в коренной русский дух".

Убежищем его осталось религиозное чувство: он решил, что не может продолжать работы, не исполнив давнишнего намерения поклониться Святому Гробу. В начале 1848 года Гоголь отплыл в Палестину.

Пребывание в Иерусалиме не произвело того действия, какого он ожидал. «Ещё никогда не был я так мало доволен состоянием сердца своего, как в Иерусалиме и после Иерусалима, — говорит он. — У Гроба Господня я был как будто затем, чтобы там на месте почувствовать, как много во мне холода сердечного, как много себялюбия и самолюбия».



Название документа Петербург.doc

Петербург

Окончив гимназию в 1828 г., Гоголь едет в Петербург. Здесь впервые ждало его жестокое разочарование: его скромные средства оказались в большом городе слишком незначительными; блестящие надежды не осуществлялись так скоро, как он ожидал. Его письма домой того времени смешаны из этого разочарования и туманного упования на лучшее будущее. В запасе у него было много характера и практической предприимчивости: он пробовал поступить на сцену, стать чиновником. Но в актёры его не приняли. В конце 1829 г. ему удается определиться на службу в департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. С апреля 1830 до марта 1831 г. служит в департаменте уделов (вначале писцом, потом помощником столоначальника). Пребывание в канцеляриях вызвало у Гоголя глубокое разочарование в "службе государственной", но зато снабдило богатым материалом для будущих произведений, запечатлевших чиновничий быт и функционирование государственной машины. Чем больше Гоголь тяготился своей службой, тем сильнее привлекало его литературное поприще.

Испытывая денежные затруднения, Гоголь делает первые литературные пробы: в начале 1829 г. появляется стихотворение "Италия", а весной того же года под псевдонимом "В. Алов" Гоголь печатает "идиллию в картинах" "Ганц Кюхельгартен", которая была написана ещё в Нежине и герою которой приданы те идеальные мечты и стремления, какими он сам был исполнен в последние годы нежинской жизни. Поэма вызвала резкие, насмешливые и снисходительно-сочувственные отзывы, что усилило тяжелое настроение Гоголя. Вскоре по выходе книжки в свет он сам уничтожил её тираж, когда критика отнеслась неблагосклонно к его произведению.

В эти годы Гоголь обнаружил, что Малороссия возбуждает живой интерес не только среди украинцев, но также и среди русских; испытанные неудачи обратили его поэтические мечтания к родной Украине, и отсюда возникли первые планы труда: это были планы «Вечеров на хуторе близ Диканьки». В письмах Гоголь осаждает мать просьбами о присылке ему сведений об украинских обычаях, преданиях, костюмах, а также о присылке «записок, ведённых предками какой-нибудь старинной фамилии, рукописей стародавних» и пр. Всё это был материал для будущих рассказов из украинского быта и преданий, которые стали первым началом его литературной славы.

В 1830 году завязываются первые литературные знакомства: барон Дельвиг, Пётр Александрович Плетнёв. В 1831 г. происходит сближение с кругом Жуковского и Пушкина, что оказало решительное влияние на дальнейшую судьбу Гоголя и на его литературную деятельность. Перед ним раскрывалась, наконец, перспектива широкой деятельности, о которой он мечтал, — но на поприще не служебном, а литературном.

Таким образом, Гоголь вошёл в круг лиц, стоявших во главе русской художественной литературы. Общество людей с широким литературным образованием вообще было полезно для юноши с весьма скудными познаниями, вынесенными из школы: его наблюдательность становится глубже, и с каждым новым произведением повышалось качество художественного творчества. У Жуковского Гоголь встречал избранный круг, частью литературный, частью аристократический; в последнем у него вскоре завязались отношения, сыгравшие в будущем немалую роль в его жизни, например, с Виельгорскими; у Балабиных он встретился с блестящей фрейлиной А. О. Росетти, впоследствии Смирновой. Горизонт его жизненных наблюдений расширялся, давнишние стремления получали почву, и высокое понятие Гоголя о своем предназначении становилось предельным самомнением: с одной стороны, его настроение становилось возвышенно идеалистичным, с другой, возникли и предпосылки для религиозных исканий, какими отмечены последние годы его жизни.

Эта пора была самою деятельной эпохой его творчества. Его первым крупным литературным делом, положившим начало его славе, были «Вечера на хуторе близ Диканьки», вышедшие в Петербурге в 1831 и 1832 годах двумя частями.

Известно, какое впечатление произвели на Пушкина эти рассказы, изображавшие невиданным прежде образом картины украинского быта, блиставшие весёлостью и тонким юмором. Следующими сборниками были сначала «Арабески», потом «Миргород», оба вышедшие в 1835 году. Литературная слава Гоголя стала бесспорной.

Он вырос и в глазах его ближайшего круга, угадавшем в нём великую силу, которой предстоит совершить переворот в ходе нашей литературы.

С конца 1833 года он увлёкся мыслью столь же несбыточной, как были его прежние планы относительно службы: ему казалось, что он может выступить на учёное поприще. Вскоре ему предложена была кафедра в Петербургском университете, конечно, благодаря влиянию его высоких литературных друзей. Он действительно занял эту кафедру; раз или два ему удалось прочесть эффектную лекцию, но затем задача оказалась ему не по силам, и он сам отказался от профессуры в 1835 году. Преподавание в университете было, конечно, большой самонадеянностью; но вина его была не так велика, если вспомнить, что планы Гоголя не казались странными ни его друзьям, в числе которых были Погодин и Максимович, сами профессора, ни министерству просвещения, которое сочло возможным дать профессуру молодому человеку, кончившему с грехом пополам курс гимназии; так невысок был ещё весь уровень тогдашней университетской науки.


Гоголь и Пушкин

20 мая 1831 происходит знакомство Гоголя с А. С. Пушкиным в доме П. А. Плетнева. Личность Пушкина произвела на Гоголя чрезвычайное впечатление и навсегда осталась для него предметом поклонения. Служение искусству становилось для него высоким и строгим нравственным долгом, требования которого он старался исполнять свято. Известно, что основной сюжет, «Мёртвых душ», как и сюжет «Ревизора» был сообщён Гоголю Пушкиным. Ещё в октябре 1835г. Гоголь писал Пушкину: «Начал писать «Мёртвых душ». Сюжет растянулся на предлинный роман и, кажется, будет сильно смешон. Но теперь остановил его на третьей главе. Ищу хорошего ябедника, с которым бы можно коротко сойтиться. Мне хочется в этом романе показать хотя с одного боку всю Русь. Сделайте милость, дайте какой-нибудь сюжет, хоть какой-нибудь смешной или не смешной, но русский чисто анекдот. Рука дрожит написать тем временем комедию.» Но конечно, и в том и другом случае все создание, начиная от плана и до последних частностей, было плодом собственного творчества Гоголя: анекдот, который мог быть рассказан в нескольких строках, превращался в богатое художественное произведение.

Сохранившиеся рукописи Гоголя указывают, что он работал над своими произведениями чрезвычайно тщательно: по тому, что уцелело из этих рукописей, видно, как произведение в его известной нам, законченной форме вырастало постепенно из первоначального очерка, все более осложняясь подробностями и достигая, наконец, удивительной художественной полноты и жизненности. Процесс работы над произведениями тянулся иногда целые годы.

Работа над «Мёртвыми душами» сразу же приобрела широкий размах. В Петербурге несколько глав были прочитаны Пушкину, вызвав у него и одобрение, и одновременно гнетущее чувство.

Гоголь находился в Риме, когда получил потрясшее его известие о гибели Пушкина. Это было в феврале 1837 г., в разгар работы над "Мертвыми душами". «…никакой вести нельзя было получить хуже из России. Всё наслаждение моей жизни, всё моё высшее наслаждение исчезло вместе с ним. Ничего не предпринимал я без его совета. Ни одна строка не писалась без того, чтобы я не воображал его перед собою». В приступе "невыразимой тоски" и горечи Гоголь ощущает "нынешний труд" как "священное завещание" поэта.



За границей

Утомлённый усиленными работами последних лет и нравственными тревогами, каких стоил ему «Ревизор», Гоголь решился отдохнуть вдали от этой толпы общества, под другим небом. В июне 1836 г. Гоголь уезжает из Петербурга в Германию (в общей сложности он прожил за границей около 12 лет). Конец лета и осень проводит в Швейцарии, где принимается за продолжение "Мертвых душ".

В 1837 году Гоголь пишет Погодину из Рима: «Я живу около года в чужой земле, вижу прекрасные небеса, мир, богатый искусствами и человеком. Но разве перо моё принялось описывать предметы, могущие поразить всякого? Ни одной строки не мог посвятить я чуждому. Непреодолимою цепью прикован я к своему, и наш бедный, неяркий мир наш, наши курные избы, обнажённые пространства предпочёл я лучшим небесам, приветливее глядевшим на меня. И я ли после этого могу не любить моей отчизны? Но ехать, выносить надменную гордость безмозглого класса людей, которые будут передо мною дуться и даже мне пакостить. Нет, слуга покорный. В чужой земле я готов всё перенести, готов нищенски протянуть руку, если дойдёт до этого дело. Но в своей - никогда.»

Ещё в 1840 году Николай Васильевич Гоголь начал работу над главной книгой своей жизни. В мае 1842 г. первый том поэмы "Похождения Чичикова, или Мертвые души" вышел в свет. После первых, кратких, но весьма похвальных отзывов инициативу перехватили хулители Гоголя, обвинявшие его в карикатурности, фарсе и клевете на действительность. Позднее со статьей, граничившей с доносом, выступил Н.А.Полевой.


Вся эта полемика проходила в отсутствие Гоголя, находящегося за границей. Гоголь писал П.А.Плетнёву в 1842 году: «Дело клонится к тому, чтобы вырвать у меня последний кусок хлеба, выработанный семью годами самоотверженья, отчужденья от мира и всех его выгод, другого я ничего не могу предпринять для моего существованья. Усиливающееся болезненное моё расположение и недуги лишают меня даже возможности продолжать далее начатый труд. Светлых минут у меня не много, а теперь просто у меня отымаются руки».

Трехлетие с 1842 по 1845 год — период напряженной и трудной работы над 2-м томом "Мертвых душ".

Гоголя торопят. В журнале «Москвитянин» напечатали, что два тома уже написаны, третий пишется, а всё сочинение выйдет в течение года. И это тогда, когда работа над первым томом ещё только подходила к концу.

Гоголь писал С.П.Шевырёву из Рима в 1843 году: «Ещё раз я должен повторить, что сочинение моё гораздо важнее и значительнее, чем можно предполагать по его началу. И если над первою частью, которая оглянула едва десятую долю того, что должна оглянуть вторая часть, просидел я почти пять лет…рассуди сам, сколько должен просидеть я над второй»;


В начале 1845 г. Гоголь переживает душевный кризис. Начинается полоса лечения и консультаций с различными медицинскими знаменитостями, переездов с одного курорта на другой: то в Берлин, то в Дрезден, то в Карлсбад. В конце июня или в начале июля 1845 г., в состоянии резкого обострения болезни, Гоголь сжигает рукопись 2-го тома.

Впоследствии в "Четырех письмах к разным лицам по поводу "Мертвых душ" — ("Выбранные места") Гоголь объяснил этот шаг так: «Затем сожжён второй том «Мёртвых душ», что так было нужно… Нужно прежде умереть, для того чтобы воскреснуть».

«Как только пламя унесло последние листы моей книги, её содержание вдруг воскреснуло в очищенном и светлом виде, подобно фениксу из костра, и я вдруг увидел, в каком ещё беспорядке было то, что я считал уже порядочным и стройным»; «…бывает время, когда нельзя иначе устремить общество или даже всё поколение к прекрасному, пока не покажешь всю глубину его настоящей мерзости; бывает время, что даже вовсе не следует говорить о высоком и прекрасном, не показавши тут же ясно, как день, путей и дорог к нему для всякого. Последнее обстоятельство было мало и слабо развито во втором томе «Мёртвых душ», а оно должно было быть едва ли не главное; а потому он сожжён».



В 1847 г. в Петербурге были опубликованы "Выбранные места из переписки с друзьями". Книга выполняла двоякую функцию — и объяснения, почему до сих пор не написан 2-й том, и некоторой его компенсации: Гоголь переходил к изложению своих главных идей — сомнение в действенной, учительской функции художественной литературы, утопическая программа выполнения своего долга всеми "сословиями" и "званиями", от крестьянина до высших чиновников и царя.


Выход "Выбранных мест" навлек на их автора настоящую критическую бурю. Все эти отклики настигли писателя в дороге: в мае 1847 г. он из Неаполя направился в Париж, затем в Германию. Гоголь не может прийти в себя от полученных "ударов": "Здоровье мое... потряслось от этой для меня сокрушительной истории по поводу моей книги... Дивлюсь, сам, как я еще остался жив".

Зиму 1847-1848 Гоголь проводит в Неаполе, усиленно занимаясь чтением русской периодики, новинок беллетристики, исторических и фольклорных книг — "дабы окунуться покрепче в коренной русский дух". В то же время он готовится к давно задуманному паломничеству к святым местам. В январе 1848 морским путем направляется в Иерусалим. Пребывание в Иерусалиме не произвело того действия, какого он ожидал. «Ещё никогда не был я так мало доволен состоянием сердца своего, как в Иерусалиме и после Иерусалима, — говорит он. — У Гроба Господня я был как будто затем, чтобы там на месте почувствовать, как много во мне холода сердечного, как много себялюбия и самолюбия».

В апреле 1848 после паломничества в Святую землю Гоголь окончательно возвращается в Россию, где большую часть времени проводит в Москве, бывает наездами в Петербурге, а также в родных местах — Малороссии.


В середине октября Гоголь живет в Москве. В 1849-1850, Гоголь читает отдельные главы 2-го тома "Мертвых душ" своим друзьям. Всеобщее одобрение и восторг воодушевляют писателя, который работает теперь с удвоенной энергией.


В октябре 1850 Гоголь приезжает в Одессу. Состояние его улучшается; он деятелен, бодр, весел; охотно сходится с актерами одесской труппы, которым он дает уроки чтения комедийных произв., с Л. С. Пушкиным, с местными литераторами. В марте 1851 г. покидает Одессу и, проведя весну и раннее лето в родных местах, в июне возвращается в Москву. Следует новый круг чтений 2-го тома поэмы; всего было прочитано до 7 глав. В октябре присутствует на "Ревизоре" в Малом театре и остается доволен спектаклем.

Название документа Тургенев о Гоголе.doc

Тургенев о Гоголе

После смерти Гоголя Т. написал некролог, которого не пропустила петербургская цензура, потому что, как выразился известный Мусин-Пушкин, «о таком писателе преступно отзываться столь восторженно». Единственно для того, чтобы показать, что и «холодный» Петербург взволнован великою потерею, Т. отослал статейку в Москву, В. И. Боткину, и тот ее напечатал в «Москов. Вед.». В этом усмотрели «бунт», и автор «Записок Охотника» был водворен на съезжую, где пробыл целый месяц. Затем он был выслан в свою деревню и только благодаря усиленным хлопотам гр. Алексея Толстого года через два вновь получил право жить в столицах.

Название документа гоголь-газета.doc

200-летию со Дня рождения Н.В.Гоголя посвящается

hello_html_mf7727dc.png

ГОГОЛЬ

Николай Васильевич

(1809 - 1852)


Родился 20 марта (1 апреля) 1809 в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии

Умер 21 февраля (4 марта) 1852 года в Москве.










Литературную известность Гоголю принес сборник «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1831-1832), насыщенный украинским этнографическим материалом, романтическими настроениями, лиризмом и юмором.

Повести из сборников «Миргород» и «Арабески» (оба— 1835) открывают реалистический период творчества Гоголя.

Тема униженности «маленького человека» наиболее полно воплотилась в повести «Шинель» (1842), с которой связано становление натуральной школы. Гротескное начало «петербургских повестей» («Нос», «Портрет») получило развитие в комедии «Ревизор» (постановка 1836) как фантасмагория чиновничье-бюрократического мира. В поэме-романе «Мертвые души» (1-й том — 1842) сатирическое осмеяние помещичьей России соединилось с пафосом духовного преображения человека. Религиозно-публицистическая книга «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847) вызвала критическое письмо В. Г. Белинского. В 1852 Гоголь сжег рукопись второго тома «Мертвых душ». Гоголь оказал решающее влияние на утверждение гуманистических и демократических принципов в русской литературе.











Семья. Детские годы.

Будущий классик русской литературы происходил из помещичьей семьи среднего достатка: у Гоголей было около 400 душ крепостных и свыше 1000 десятин земли. Предки писателя со стороны отца были потомственными священниками, однако дед писателя Афанасий Демьянович оставил духовное поприще и поступил на службу в гетманскую канцелярию; именно он прибавил к своей фамилии Яновский другую — Гоголь, что должно было продемонстрировать происхождение рода от известного в украинской истории 17 века полковника Евстафия (Остапа) Гоголя (факт этот не находит достаточного подтверждения). Отец, Василий Афанасьевич, служил при Малороссийском почтамте. Мать, Марья Ивановна, происходившая из помещичьей семьи Косяровских, слыла первой красавицей на Полтавщине; замуж за Василия Афанасьевича она вышла четырнадцати лет. В семье, помимо Николая, было еще пятеро детей. Детские годы будущий писатель провел в родном имении Васильевке (другое название Яновщина), наведываясь вместе с родителями в окрестные места — Диканьку, принадлежавшую министру внутренних дел В. П. Кочубею, в Обуховку, где жил писатель В. В. Капнист, но особенно часто в Кибинцы, имение бывшего министра, дальнего родственника Гоголя со стороны матери — Д. П. Трощинского. С Кибинцами, где была обширная библиотека и домашний театр, связаны ранние художественные переживания будущего писателя. Другим источником сильных впечатлений мальчика служили исторические предания и библейские сюжеты, в частности, рассказываемое матерью пророчество о Страшном суде с напоминанием о неминуемом наказании грешников. С тех пор Гоголь, по выражению исследователя К. В. Мочульского, постоянно жил «под террором загробного воздаяния».



«Задумываться о будущем я начал рано...».

Годы учения.

Вначале Николай учился в Полтавском уездном училище (1818-1819), потом брал частные уроки у полтавского учителя Гавриила Сорочинского, проживая у него на квартире, а в мае 1821 поступил в только что основанную Нежинскую гимназию высших наук. Учился Гоголь довольно средне, зато отличался в гимназическом театре — как актер и декоратор. К гимназическому периоду относятся первые литературные опыты в стихах и в прозе, преимущественно «в лирическом и сурьезном роде», но также и в комическом духе, например, сатира «Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан» (не сохранилась). Больше всего, однако, Гоголя занимает в это время мысль о государственной службе на поприще юстиции; такое решение возникло не без влияния профессора Н. Г. Белоусова, преподававшего естественное право и уволенного впоследствии из гимназии по обвинению в «вольнодумстве» (во время расследования Гоголь давал показания в его пользу).








Переезд в Петербург.

По окончании гимназии Гоголь в декабре 1828 вместе с одним из своих ближайших друзей А. С. Данилевским приезжает в Петербург, где его подстерегает ряд ударов и разочарований: не удается получить желаемого места; поэма «Ганц Кюхельгартен», написанная, очевидно, еще в гимназическую пору и изданная в 1829 (под псевдонимом В. Алов) встречает убийственные отклики рецензентов (Гоголь тотчас же скупает почти весь тираж книги и предает его огню); к этому, возможно, прибавились любовные переживания, о которых он говорил в письме к матери (от 24 июля 1829). Все это заставляет Гоголя внезапно уехать из Петербурга в Германию.

По возвращении в Россию (в сентябре того же года) Гоголю наконец удается определиться на службу — вначале в Департамент государственного хозяйства и публичных зданий, а затем в Департамент уделов. Чиновничья деятельность не приносит Гоголю удовлетворения; зато новые его публикации (повесть «Бисаврюк, или Вечер накануне Ивана Купала», статьи и эссе) обращают на него все большее внимание. Писатель завязывает обширные литературные знакомства, в частности, с В. А. Жуковским, П. А. Плетневым, который у себя дома в мае 1831 представил Гоголя А. С. Пушкину.










«Вечера на хуторе близ Диканьки»

Осенью 1831 года выходит 1-я часть сборника повестей из украинской жизни «Вечера на хуторе близ Диканьки» (в следующем году появилась 2-я часть), восторженно встреченная Пушкиным: «Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия!...». Вместе с тем «веселость» гоголевской книги обнаруживала различные оттенки — от беззаботного подтрунивания до мрачного комизма, близкого к черному юмору. При всей полноте и искренности чувств гоголевских персонажей мир, в котором они живут, трагически конфликтен: происходит расторжение природных и родственных связей, в естественный порядок вещей вторгаются таинственные ирреальные силы (фантастическое опирается главным образом на народную демонологию). Уже в «Вечерах...» проявилось необыкновенное искусство Гоголя создавать цельный, законченный и живущий по собственным законам художественный космос.















«Миргородский» и «петербургский» циклы.

1835 год необычаен по творческой интенсивности и широте гоголевских замыслов. В этот год выходят следующие два сборника прозаических произведений — «Арабески» и «Миргород» (оба в двух частях).

«Миргород» и «Арабески» обозначили новые художественные миры на карте гоголевской вселенной. Тематически близкий к «Вечерам...» («малороссийская» жизнь), миргородский цикл, объединивший повести «Старосветские помещики», «Тарас Бульба», «Вий», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», обнаруживает резкое изменение ракурса и изобразительного масштаба: вместо сильных и резких характеристик — пошлость и безликость обывателей; вместо поэтических и глубоких чувств — вялотекущие, почти рефлекторные движения. Обыкновенность современной жизни оттенялась колоритностью и экстравагантностью прошлого, однако тем разительнее проявлялась в нем, в этом прошлом, глубокая внутренняя конфликтность (например, в «Тарасе Бульбе» — столкновение индивидуализирующегося любовного чувства с общинными интересами). Мир же «петербургских повестей» из «Арабесок» («Невский проспект», «Записки сумасшедшего», «Портрет»; к ним примыкают опубликованные позже, соответственно в 1836 и 1842, «Нос» и «Шинель») — это мир современного города с его острыми социальными и этическими коллизиями, изломами характеров, тревожной и призрачной атмосферой.








«Ревизор»


Наивысшей степени гоголевское обобщение достигает в «Ревизоре», в котором «сборный город» как бы имитировал жизнедеятельность любого более крупного социального объединения, вплоть до государства, Российской империи, или даже человечества в целом. Вместо традиционного активного двигателя интриги — плута или авантюриста — в эпицентр коллизии поставлен непроизвольный обманщик (мнимый ревизор Хлестаков), что придало всему происходящему дополнительное, гротескное освещение, усиленное до предела заключительной «немой сценой». Освобожденная от конкретных деталей «наказания порока», передающая прежде всего сам эффект всеобщего потрясения (который подчеркивался символической длительностью момента окаменения), эта сцена открывала возможность самых разных толкований, включая и эсхатологическое — как напоминание о неминуемом Страшном суде.

«Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» (фрагмент)

Из комедии «Ревизор»

Главная книга

В июне 1836 Гоголь (снова вместе с Данилевским) уезжает за границу, где он провел в общей сложности более 12 лет, если не считать двух приездов в Россию — в 1839-40 и в 1841-42. Писатель жил в Германии, Швейцарии, Франции, Австрии, Чехии, но дольше всего в Италии, продолжая работу над «Мертвыми душами», сюжет которых (как и «Ревизора») был подсказан ему Пушкиным. Свойственная Гоголю обобщенность масштаба получала теперь пространственное выражение: по мере развития чичиковской аферы (покупка «ревизских душ» умерших людей) русская жизнь должна была раскрыться многообразно — не только со стороны «низменных рядов ее», но и в более высоких, значительных проявлениях. Одновременно раскрывалась и вся глубина ключевого мотива поэмы: понятие «мертвая душа» и вытекавшая отсюда антитеза «живой» — «мертвый» из сферы конкретного словоупотребления (умерший крестьянин, «ревизская душа») передвигались в сферу переносной и символической семантики. Возникала проблема омертвления и оживления человеческой души, и в связи с этим — общества в целом, русского мира прежде всего, но через него и всего современного человечества. Со сложностью замысла связана жанровая специфика «Мертвых душ» (обозначение «поэма» указывало на символический смысл произведения, особую роль повествователя и позитивного авторского идеала).

«Птица-тройка» (из поэмы «Мертвые души»)

У Ноздрева (из поэмы «Мертвые души»)

Второй том «Мертвых душ». «Выбранные места из переписки с друзьями»

После выхода первого тома (1842) работа над вторым томом (начатым еще в 1840) протекала особенно напряженно и мучительно. Летом 1845 в тяжелом душевном состоянии Гоголь сжигает рукопись этого тома, объясняя позднее свое решение именно тем, что «пути и дороги» к идеалу, возрождению человеческого духа не получили достаточно правдивого и убедительного выражения. Как бы компенсируя давно обещанный второй том и предвосхищая общее движение смысла поэмы, Гоголь в «Выбранных местах из переписки с друзьями» (1847) обратился к более прямому, публицистическому разъяснению своих идей. С особенной силой была подчеркнута в этой книге необходимость внутреннего христианского воспитания и перевоспитания всех и каждого, без чего невозможны никакие общественные улучшения. Одновременно Гоголь работает и над трудами теологического характера, самый значительный из которых — «Размышления о Божественной литургии» (опубликован посмертно в 1857).

В апреле 1848, после паломничества в Святую землю к гробу Господню, Гоголь окончательно возвращается на родину. Многие месяцы 1848 и 1850-51 он проводит в Одессе и Малороссии, осенью 1848 наведывается в Петербург, в 1850 и 1851 посещает Оптину пустынь, но большую часть времени живет в Москве.

К началу 1852 была заново создана редакция второго тома, главы из которой Гоголь читал ближайшим друзьям — А. О. Смирновой-Россет, С. П. Шевыреву, М. П. Погодину, С. Т. Аксакову и членам его семьи и другим. Неодобрительно отнесся к произведению ржевский протоиерей отец Матвей (Константиновский), чья проповедь ригоризма и неустанного нравственного самоусовершенствования во многом определяла умонастроение Гоголя в последний период его жизни.

В ночь с 11 на 12 февраля в доме на Никитском бульваре, где Гоголь жил у графа А. П. Толстого, в состоянии глубокого душевного кризиса писатель сжигает новую редакцию второго тома. Через несколько дней, утром 21 февраля он умирает.

Похороны писателя состоялись при огромном стечении народа на кладбище Свято-Данилова монастыря (в 1931 останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище).

«Четырехмерная проза»

Портрет работы Иванова

В исторической перспективе гоголевское творчество раскрывалось постепенно, обнажая с ходом времени все более глубокие свои уровни. Для непосредственных его продолжателей, представителей так называемый натуральной школы, первостепенное значение имели социальные мотивы, снятие всяческих запретов на тему и материал, бытовая конкретность, а также гуманистический пафос в обрисовке «маленького человека». На рубеже 19 и 20 столетий с особенной силой раскрылась христианская философско-нравственная проблематика гоголевских произведений, впоследствии восприятие творчества Гоголя дополнилось еще ощущением особой сложности и иррациональности его художественного мира и провидческой смелостью и нетрадиционностью его изобразительной манеры. «Проза Гоголя по меньшей мере четырехмерна. Его можно сравнить с его современником математиком Лобачевским, который взорвал Евклидов мир...» (В. Набоков). Все это обусловило огромную и все возрастающую роль Гоголя в современной мировой культуре.

ГОГОЛЬ Н. В. (статья Н. Пиксанова из «Нового энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона», 1911 – 1916)

История культуры


Ю. В. Манн


Название документа цитаты Гоголя.doc

«…герои мои потому близки душе, что они из души; все мои последние сочинения - история моей собственной души»

«Мне бы скорее простили, если бы я выставил картинных извергов; но пошлости не простили мне. Русского человека испугала его ничтожность более, нежели все его пороки и недостатки. Явление замечательное! Испуг прекрасный! В ком такое сильное отвращение от ничтожного, в том, верно, заключено всё то, что противоположно ничтожному.»

«Первая часть, несмотря на все свои несовершенства, главное дело сделала: она поселила во всех отвращение от моих героев и от их ничтожности; она разнесла некоторую мне нужную тоску от самих себя».

«Затем сожжён второй том «Мёртвых душ», что так было нужно… Нужно прежде умереть, для того чтобы воскреснуть».

«Как только пламя унесло последние листы моей книги, её содержание вдруг воскреснуло в очищенном и светлом виде, подобно фениксу из костра, и я вдруг увидел, в каком ещё беспорядке было то, что я считал уже порядочным и стройным».

«…бывает время, когда нельзя иначе устремить общество или даже всё поколение к прекрасному, пока не покажешь всю глубину его настоящей мерзости; бывает время, что даже вовсе не следует говорить о высоком и прекрасном, не показавши тут же ясно, как день, путей и дорог к нему для всякого. Последнее обстоятельство было мало и слабо развито во втором томе «Мёртвых душ», а оно должно было быть едва ли не главное; а потому он сожжён».

«Но ничуть не уменьшается моя надежда. Тот, кто горем, недугами и препятствиями ускорил развитие сил и мыслей моих, без которых я бы и не замыслил своего труда, кто выработал большую половину его в голове моей, тот даст силу совершить и остальную - положить на бумагу. Дряхлею телом, но не духом. В духе, напротив, всё крепнет и становится твёрже…»


Пушкину, октябрь, 1835г. «Начал писать «Мёртвых душ». Сюжет растянулся на предлинный роман и, кажется, будет сильно смешон. Но теперь остановил его на третьей главе. Ищу хорошего ябедника, с которым бы можно коротко сойтиться. Мне хочется в этом романе показать хотя с одного боку всю Русь. Сделайте милость, дайте какой-нибудь сюжет, хоть какой-нибудь смешной или не смешной, но русский чисто анекдот. Рука дрожит написать тем временем комедию.»

Н.Я.Прокоповичу. Париж, 1837г. «Мне страшно вспомнить обо всех своих мараньях. Они вроде грозных обвинителей являются глазам моим. Забвенья, долгого забвенья просит душа. И если бы появилась такая моль, которая бы съела внезапно все экземпляры «Ревизора», а с ними «Арабески», «Вечера» и всю прочую чепуху, и обо мне, в течение долгого времени, ни печатно, ни изустно не произносил никто ни слова, - я бы благодарил судьбу. Одна только слава по смерти… знакома душе неподдельного поэта. А современная слава не стоит копейки».

Гоголь о смерти Пушкина (Рим, март, 1837) «…никакой вести нельзя было получить хуже из России. Всё наслаждение моей жизни, всё моё высшее наслаждение исчезло вместе с ним. Ничего не предпринимал я без его совета. Ни одна строка не писалась без того, чтобы я не воображал его перед собою»

М.П.Погодину (Рим, 1837) «Я живу около года в чужой земле, вижу прекрасные небеса, мир, богатый искусствами и человеком. Но разве перо моё принялось описывать предметы, могущие поразить всякого? Ни одной строки не мог посвятить я чуждому. Непреодолимою цепью прикован я к своему, и наш бедный, неяркий мир наш, наши курные избы, обнажённые пространства предпочёл я лучшим небесам, приветливее глядевшим на меня. И я ли после этого могу не любить моей отчизны? Но ехать, выносить надменную гордость безмозглого класса людей, которые будут передо мною дуться и даже мне пакостить. Нет, слуга покорный. В чужой земле я готов всё перенести, готов нищенски протянуть руку, если дойдёт до этого дело. Но в своей - никогда.»

П.А.Плетнёву, Москва, 1842. «Дело клонится к тому, чтобы вырвать у меня последний кусок хлеба, выработанный семью годами самоотверженья, отчужденья от мира и всех его выгод, другого я ничего не могу предпринять для моего существованья. Усиливающееся болезненное моё расположение и недуги лишают меня даже возможности продолжать далее начатый труд. Светлых минут у меня не много, а теперь просто у меня отымаются руки».

С.П.Шевырёву, Рим, 1843. «…никакая сила не может заставить меня произвести, а тем более выдать вещь, которой незрелость и слабость я уже вижу сам; я могу умереть с голода, но не выдам безрассудного, необдуманного творения… Есть голос, повелевающий нам, пред которым ничтожен наш жалкий рассудок, есть много того, что может только почувствоваться глубиною души в минуту слёз и молитв, а не в минуты житейских расчётов». «Ещё раз я должен повторить, что сочинение моё гораздо важнее и значительнее, чем можно предполагать по его началу. И если над первою частью, которая оглянула едва десятую долю того, что должна оглянуть вторая часть, просидел я почти пять лет…рассуди сам, сколько должен просидеть я над второй».

Презентация по литературе "Николай Васильевич Гоголь. Жизнь и творчество" (9 класс)
  • Русский язык и литература
Описание:

Презентация посвящена жизни и творчеству Николая Васильевича Гоголя. В ней рассказывается о месте рождения писателя, главных жизненных вехах (обучение в Нежинской гимназии высших наук, переезд в Петербург, сердечные тайны, паломничество в Иерусалим, знакомство с А.С.Пушкиным, история болезни, работа над поэмой "Мёртвые души"). Содержатся цитаты из писем Гоголя, "Выбранных мест из переписки с друзьями". Презентация имеет музыкальное сопровождение, что значительно оживляет рассказ учителя. Создавалась к литературной гостиной, посвящённой юбилею писателю, но может с успехом использоваться и на обычном уроке.

Автор Цедрик Елена Станиславовна
Дата добавления 04.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 2186
Номер материала 30255
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓