Главная / Русский язык и литература / Отзыв на роман Томаса Манна

Отзыв на роман Томаса Манна

С очень большим предубеждением взялась я читать кирпич "Будденброков". Тысяча страниц семейной саги про немецких бюргеров ХIХ века, кто меня может упрекнуть? После 20 страниц я взяла чистый лист бумаги А4 и нарисовала дерево из всех участников первого ужина в доме консула. И что? Пока герои медленно, с наслаждением, любуясь природой за окном, портьерами, ламбрекенами, шурша панталонами и пеньюарами, перемещались из столовой в ландшафтную, началась вторая часть романа - и треть персонажей на моем аккуратно нарисованном дереве умерла. "Черт побери",- подумала я...

А потом случилось волшебство, которое я могу объяснить только талантом Томаса Манна: жизнь бюргеров меня захватила настолько, что к финалу стало просто не оторваться, было радостно и было горько. И я не скажу, что сюжет стал развиваться быстрее, ничуть такого не бывало. Четыре поколения: люди рождаются и умирают. А в промежутке пытаются достичь целей, тщательно следуют установленным рамкам: от цвета обоев и напомаженных усов до объяснений в любви и прощания с умирающими членами семьи; ищут, настойчиво и мучительно, оправдание своему существованию. Только к концу этой книги, когда я поняла, что девочке Тони уже лет 50, меня словно ушатом воды окатило: вот она, жизнь любого из нас, какой бы сложной личностью мы ни были или ни казались себе, укладывается в несколько сотен страниц, от рождения до смерти. Сейчас ты еще мечтаешь о любви, и для тебя открыт весь мир, а завтра - ты способен только тешить себя воспоминаниями о былых страстях.

Прочитать "Будденброков" было нелёгкой задачей – не потому что текст как-то особенно сложен (напротив, почти прозрачен), не потому что много страниц (когда это было препятствием?), не потому что скучно (совершенно неподходящее слово для специально культивируемой размеренности). Просто я задыхалась в этом чересчур вещественном мире под ворохом кружевных салфеточек, нарядных обивок у стульев, резных деревяшек, позолоченных подсвечников, посеребренных набалдашников трости, занавесочек, тарелочек, капорчиков, бакенбард. Ей богу, какой-нибудь Роб-Грийе или тот же Перек хоть немного, да подсмотрел у Манна в описании вещей до последних деталей. И с удивлением вскидываешь голову, когда понимаешь, что в этом скопище материальных благ есть ещё и люди. И они-то как раз вполне получают удовольствие от плюшек, плам-пудингов, позолоты и пеньюаров. Даже завидно немного, что они точно знают, что им нужно для счастья – такая-то репутация, дорогая тарелка и шелковая простыня. А ты мучаешься, как дурак, бьёшься всю жизнь в поисках этого самого смысла жизни, когда вот он тут, перед тобой, на тарелочке... Да что уж там, как раз эта самая тарелочка и есть, если она, конечно, из тончайшего китайского фарфора.

И насколько же смешны, жалки и трогательны герои, цепляющиеся за незначительные детали своего прошлого. Смеешься над ними, смеешься, а потом вспоминаешь, какие засушенные розочки хранишь в своей шкатулке воспоминаний, и пронзает тебя такое болезненное ощущение узнавания, что скулы сводит, и понимаешь - нет между тобой и Будденброками пропасти в пару сотен лет. Нет. И не будет.

На самом деле, это, конечно, не смешно, и счастье не в паштете из гусиной печени. Манн это тоже показывает весьма наглядно. При всём уважении к монументальности "Будденброков" – роман построен весьма просто (хотя для первой вещи и этот результат очень неплох) и после новелл-загадок говорит с читателем открытым текстом. Вот семья приезжает в дом разорившегося семейства бюргеров, являясь точно такой же семьёй бюргеров. Вот ребёнок подводит черту под фамильной "летописью" и в слезах говорит, что дальше ничего не будет. Вот деньги утекают сквозь пальцы, а члены семьи исчезают один за другим. И только вечно голодная и тощая полуродственница Клотильда безропотно сносит все насмешки и методично пожирает всё вокруг, как время уничтожает ценности семейства Будденброков. И ценности в данном случае не материальные, а идеологические. Вспомните, как потряс Томаса Шопенгауэр. Потряс, приоткрыл щёлочку в иной мир, дивный совершенно по-другому... И как за ночь эта щёлочка со свежим воздухом затянулась опять болотной жижей и ряской филистерства.

Анализировать простые, как пять копеек, характеры Будденброков — занятие неблагодарное. Тут и анализ не требуется, достаточно лишь пару раз увидеть их на страницах романа, и всё становится понятно. И хоть есть среди них персонажи "небудденброчьей" породы, автор всё равно не даёт им шанса двигаться дальше. Отчаянный материализм и накопление " бабла "— тупик, и выход из него найти можно, только подумав своим умом. А как тут думать, если привычки и традиции полностью атрофировали собственное мышление? Коготок увяз в прошлом, а развитие мира на месте не стоит. Пришлось всей птичке пропасть.

Томас Манн, создатель «Будденброков», после написания романа признавался: «есть нечто необычное в своеволии произведения». Изначально рассказ о старшем поколении преуспевающего рода немецких коммерсантов задумывался как краткая предыстория, ограниченная скупым перечнем предков. Какое счастье, что роман «восстал» против своего автора и разросся до размеров семейной саги, повествующей не только об упадке и гибели рода Будденброков, но и жизни более давних счастливых поколений! Было крайне любопытно наблюдать за буднями, бытом, жизненными перипетиями, счастливыми минутами и скорбными событиями, павшими на долю сплоченного бюргерского семейства на протяжении ста лет.

Отзыв на роман Томаса Манна
  • Русский язык и литература
Описание:

                  С очень большим предубеждением взялась я читать кирпич "Будденброков".  Тысяча страниц семейной саги про немецких бюргеров ХIХ века, кто меня может упрекнуть? После 20 страниц я взяла чистый лист бумаги А4 и нарисовала дерево из всех участников первого ужина в доме консула. И что?  Пока герои медленно, с наслаждением, любуясь природой за окном, портьерами, ламбрекенами, шурша панталонами и пеньюарами, перемещались из столовой в ландшафтную, началась вторая часть романа - и треть персонажей на моем аккуратно нарисованном дереве умерла. "Черт побери",-  подумала я...

                  А потом случилось волшебство, которое я могу объяснить только талантом Томаса Манна: жизнь бюргеров меня захватила настолько, что к финалу стало просто не оторваться, было радостно и было горько. И я не скажу, что сюжет стал развиваться быстрее, ничуть такого не бывало. Четыре поколения: люди рождаются и умирают. А в промежутке пытаются достичь целей, тщательно следуют установленным рамкам: от цвета обоев и напомаженных усов до объяснений в любви и прощания с умирающими членами семьи; ищут, настойчиво и мучительно, оправдание своему существованию. Только к концу этой книги, когда я поняла, что девочке Тони уже лет 50, меня словно ушатом воды окатило: вот она, жизнь любого из нас, какой бы сложной личностью мы ни были или ни казались себе, укладывается в несколько сотен страниц, от рождения до смерти. Сейчас ты еще мечтаешь о любви, и для тебя открыт весь мир, а завтра - ты способен только тешить себя воспоминаниями о былых страстях.

                  Прочитать "Будденброков" было нелёгкой задачей – не потому что текст как-то особенно сложен (напротив, почти прозрачен), не потому что много страниц (когда это было препятствием?), не потому что скучно (совершенно неподходящее слово для специально культивируемой размеренности). Просто я задыхалась в этом чересчур вещественном мире под ворохом кружевных салфеточек, нарядных обивок у стульев, резных деревяшек, позолоченных подсвечников, посеребренных набалдашников трости, занавесочек, тарелочек, капорчиков, бакенбард. Ей богу, какой-нибудь Роб-Грийе или тот же Перек хоть немного, да подсмотрел у Манна в описании вещей до последних деталей. И с удивлением вскидываешь голову, когда понимаешь, что в этом скопище материальных благ есть ещё и люди. И они-то как раз вполне получают удовольствие от плюшек, плам-пудингов, позолоты и пеньюаров. Даже завидно немного, что они точно знают, что им нужно для счастья – такая-то репутация, дорогая тарелка и шелковая простыня. А ты мучаешься, как дурак, бьёшься всю жизнь в поисках этого самого смысла жизни, когда вот он тут, перед тобой, на тарелочке... Да что уж там, как раз эта самая тарелочка и есть, если она, конечно, из тончайшего китайского фарфора.

                  И насколько же смешны, жалки и трогательны герои, цепляющиеся за незначительные детали своего прошлого. Смеешься над ними, смеешься, а потом вспоминаешь, какие засушенные розочки хранишь в своей шкатулке воспоминаний, и пронзает тебя такое болезненное ощущение узнавания, что скулы сводит, и понимаешь - нет между тобой и Будденброками пропасти в пару сотен лет. Нет. И не будет.

                   На самом деле, это, конечно, не смешно, и счастье не в паштете из гусиной печени. Манн это тоже показывает весьма наглядно. При всём уважении к монументальности "Будденброков" – роман построен весьма просто (хотя для первой вещи и этот результат очень неплох) и после новелл-загадок говорит с читателем открытым текстом. Вот семья приезжает в дом разорившегося семейства бюргеров, являясь точно такой же семьёй бюргеров. Вот ребёнок подводит черту под фамильной "летописью" и в слезах говорит, что дальше ничего не будет. Вот деньги утекают сквозь пальцы, а члены семьи исчезают один за другим. И только вечно голодная и тощая полуродственница Клотильда безропотно сносит все насмешки и методично пожирает всё вокруг, как время уничтожает ценности семейства Будденброков. И ценности в данном случае не материальные, а идеологические. Вспомните, как потряс Томаса Шопенгауэр. Потряс, приоткрыл щёлочку в иной мир, дивный совершенно по-другому... И как за ночь эта щёлочка со свежим воздухом затянулась опять болотной жижей и ряской филистерства.

Анализировать простые, как пять копеек, характеры Будденброков — занятие неблагодарное. Тут и анализ не требуется, достаточно лишь пару раз увидеть их на страницах романа, и всё становится понятно. И хоть есть среди них персонажи "небудденброчьей" породы, автор всё равно не даёт им шанса двигаться дальше. Отчаянный материализм и накопление " бабла "— тупик, и выход из него найти можно, только подумав своим умом. А как тут думать, если привычки и традиции полностью атрофировали собственное мышление? Коготок увяз в прошлом, а развитие мира на месте не стоит. Пришлось всей птичке пропасть.

             Томас Манн, создатель «Будденброков», после написания романа признавался: «есть нечто необычное в своеволии произведения». Изначально рассказ о старшем поколении преуспевающего рода немецких коммерсантов задумывался как краткая предыстория, ограниченная скупым перечнем предков. Какое счастье, что роман «восстал» против своего автора и разросся до размеров семейной саги, повествующей не только об упадке и гибели рода Будденброков, но и жизни более давних счастливых поколений! Было крайне любопытно наблюдать за буднями, бытом, жизненными перипетиями, счастливыми минутами и скорбными событиями, павшими на долю сплоченного бюргерского семейства на протяжении ста лет.

Автор Кунавина Виктория Валерьевна
Дата добавления 08.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 313
Номер материала 44782
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓