Главная / История / Осакаровцы в боях за освобождение Украины и Белоруссии

Осакаровцы в боях за освобождение Украины и Белоруссии

Осакаровцы в боях за освобождение

Украины и Беларуссии


Летом и осенью 1944 г. завершилось  полное освобождение территории Украины от немецко-фашистских захватчиков. 28 октября 1944 г. последние оккупированные гитлеровцами территории Украины были освобождены советскими войсками. 23 июня 2015 года исполняется 71 – год со дня начала операции «Багратион» - крупнейшей наступательной операции по освобождению Белоруссии в истории Второй Мировой войны

 Судьбы этих мужественных людей разные. У каждого был свой путь к исполнению воинского долга перед Родиной. Они до конца войны шли по фронтовым дорогам, наращивая свой боевой счет с врагом. Но всех их объединяет одно – бессмертие. На Втором Белорусском фронте в 4-й артиллерийской бригаде в пулеметном расчете бил фашистов красноармеец Терентьев Александр Владимирович. Как вспоминает сам ветеран: операция «Багратион» по своим масштабам, технике и кровопролитию была одной из самых крупных. Какие силы были задействованы, шли в наступление не думали о смерти. Было желание мстить, мстить ненавистному врагу за разрушенные и сожженные города и деревни, погибших воинов, за расстрелянных, повешенных, заживо сгоревших советских людей. За форсирование реки Неман и овладение городом Гродно ветеран был награжден медалью «За боевые заслуги». 

Кулаков Алексей Карпович: - Враг цеплялся, оборонялся крепко, но инициатива была нашей. Дошли до Днепра, стали в обороне, готовили переправы для живой силы и техники, валили деревья. Беспокоило одно:  казалось, что технических средств маловато. Но оказалось, что танки и артиллерия были рядом, укрытые в земляных капонирах и замаскированные сверху ветками. Был приказ Сталина: к годовщине ноябрьской революции освободить Киев. Началась переправа, немец освещал Днепр световыми ракетами, батареи противника давали прицельные залпы, каждый квадрат водной глади был пристрелян. Тонули плоты, гибли товарищи, но, стиснув зубы, мы шли упорно вперед. Переправился со своим минометным взводом на правый берег, заняли оборону. Пошло далее наступление Ясногородка – Дымлер, тактические укрепления фашистов. Я был корректировщиком, ночью пробрался на небольшую высотку (холм) на нейтральной территории, днем замечал огневые точки противника и передавал на командный пункт координаты. Немцы меня заметили или предположили, что на холме находится наблюдательный пункт, открыли артиллерийский огонь. Снарядом, разорвавшимся рядом, меня засыпало землей. Пошла кровь из ушей и носа, потерял сознание. Сколько пробыл без памяти, не помню. Сквозь забытье слышу: рядом проходят солдаты и наша речь: «Зачем будем тревожить, хорошая у него могилка на холме». Оказалось, про меня говорили. Несколько часов назад видели, как меня накрыл фашистский снаряд. Но старший среди них откопал меня, прощупал пульс, и меня унесли в расположение. В медсанбат я не стал обращаться, не хотел покидать часть, в которой воевал с самого начала. Отлежался пару дней и снова в бой. Уже в мирное время контузия о себе напомнила. В Киев вошли 6 ноября, прошлись по Крещатику, потом на Житомир. За бои по освобождению Киева был награжден орденом Красного Знамени. О зверствах и том ужасе. Что творили фашисты знаю не по наслышке. Освободили немецкий концлагерь, в котором находились мирные жители и военнопленные, даже и не освободили, он был уже пуст. Но следы уничтожения людей фашисты за собой не успели убрать. Это был не просто лагерь, а лагерь смерти. Представьте себе в специальных бараках обувь в кучах, в стопки сложена одежда, в тюках человеческий волос, а в мешках бумажных пепел от сожженных людей, нелюди готовили на удобрения.

Берембетов Демеукул Берембетович участвовал в боевых действиях в составе 7-го эксплуатационного железнодорожного полка по освобождению Белоруссии. Один из немногих, награжденных юбилейной медалью «60 лет освобождения Белоруссии».

Из воспоминаний Андреева Тимофея Ивановича: - На Белорусском фронте был водителем автомашины, закрепленной за орудийным расчетом. Машина была американская – фирмы «Студебеккер». На всю жизнь запомнился этот случай. Я стоял невдалеке от машины и разговаривал с товарищем. Подбегает командир, указывает на три далеких дерева:  «Видите деревья?»  «Вижу», – отвечаю. «Там невдалеке отрытые  окопы, в них орудийные расчеты. Надо доставить туда орудия. Есть сведения, что фашисты собираются проводить контратаку, с применением танков». Завел машину и погнал на передовую. Во второй машине гнали второе орудие. Выехав на открытое пространство перед передним краем, сразу попали под минометный обстрел. Минометчики у немцев были грамотные. Мины ложились в притык с машинами. Не доехав до окопов, в машину товарища попало два снаряда, она раскололась на две части и загорелась. Я выжал газ до «железки» и сумел подъехать к окопам. Солдаты быстро отцепили орудие и крикнули:  «Жми!» Весь вспотевший, развернулся и, гоня машину на полной скорости, начал петлять по полю из стороны в сторону, фрицы огонь из минометов не прекращают, меня тоже пытаются накрыть, при резком повороте видел, где я только что проехал, столбы взметнувшейся земли. Когда я приехал в расположение, командир удивился - кабина над моей головой была изрезана осколками, и даже пилотку пробил осколок. «В рубашке родился», - подбадривали потом бойцы. 

В 106-й стрелковой дивизии форсировал Днепр Котов Степан Федорович. За отличное выполнение задания командования, мужество и героизм дивизия получила название «Днепропетровская». Степан Федорович находился с группой солдат на задании, провели разведку боем, захватили передовые окопы противника и взяли в плен немецкого офицера, командира батальона, который был ранен в ногу. Доставленный пленный дал ценные сведения. Командование наградило Котова медалью «За отвагу». 

Кисляков Иван Леонтьевич начинал воевать в партизанском отряде в Белоруссии, сначала простым разведчиком, потом начальником разведки. Большая честь и огромная ответственность быть разведчиком, и Иван Леонтьевич с честью выполнял свои боевые задания, участвовал в знаменитой «рельсовой войне», был награжден медалью «За боевые заслуги». 

Из воспоминаний Долгова Федора Федоровича: - После разгрома войск противника на Орловско-Курской дуге наши части, в том числе мой 125-й пушечный артиллерийский полк, в составе Центрального фронта с упорными боями начали освобождать территорию Воронежской области, земли Украины и Белоруссии, гоня немцев на запад. Сильные бои были под Черниговым, при форсировании реки Днепр. Немецкие войска, несмотря на огромные понесенные потери в живой силе и технике, не хотели оставлять занятые территории, но благодаря стойкости и мужеству советских воинов были вынуждены отходить назад. За боевые действия при форсировании реки Днепр был награжден орденом Красной Звезды. Во время боя засек минометную батарею противника, передал координаты на командный пункт и наши 122 мм пушки разнесли их в пух и прах.  

Удивительна военная судьба жителя совхоза «Маржанкульский» ефрейтора Акильбекова Камита, служившего в 62-м артиллерийском полку орудийным номером. С начала войны ушел на фронт, дошел до Берлина, освобождал Украину. Личный состав части, в которой Камит проходил службу, за мужество и героизм в борьбе с фашистами получил ряд благодарностей от Верховного Главнокомандующего Сталина: за форсирование реки Десна, за освобождение городов Ямполя и Тернополя, преодоление Карпат, освобождение городов Ужгорода и Мукачево. А сам герой-артиллерист за освобождение Украины был награжден орденом Славы III степени и медалью «За отвагу». 

Свою третью и пятую медали «За отвагу» командир артиллерийского расчета Греченюк Владимир Ильич получил за освобождение города Сталино (ныне Донецк) и   освобождение Минска. Всего же у отважного воина 5 медалей «За отвагу», пять!!! На многомиллионную Красную Армию таких награждений было несколько. 

Из воспоминаний Медведева Николая Иосифовича: - В 1944 году проходил службу в 219-м полку НКВД. В период освобождения Белоруссии, во время операции «Багратион», на освобожденных территориях зачищали населенные пункты, выявляли старост, полицаев, власовцев, разбирались с небольшими группами противника, попавшими в окружение. Запомнился такой случай. Весной 1944 года сильные бои были за Бобруйском. Моя рота заступила в суточный наряд по патрулированию прифронтовой зоны. Я был назначен старшим наряда и с двумя солдатами получил приказ патрулировать по определенному квадрату, туда входило четыре деревни, проверять документы и производить личный досмотр всех военных и гражданских лиц. Подозрительных и не имеющих документов доставлять в деревню «Нижняя Толба» где находится отдел «СМЕРШа» - военная контрразведка Красной Армии называлась «смерть шпионам».

Во время патрулирования заметил двоих военных, которые шли в сторону переднего края через наш квадрат. Мы к ним. Остановили, смотрим: один в форме капитана Красной Армии, второй со знаками различия старшего сержанта. Ведут себя спокойно, удостоверения личности и другие документы в полном порядке. ( Это только в современных фильмах показывают как рассекречивают немецких разведчиков: мол у них в красноармейских книжках скрепки не ржавые, а никелированные, сапоги подбиты немецкими гвоздями другой формы, а в наши папиросы «Беломорканал» набивают свой душистый табак. Но согласитесь, немецкая разведшкола адмирала Канариса являлась одной из лучших в мире, и разведчики у них не такие дилетанты,  как их принято показывать, и работать грамотно и профессионально они умеют.  (Прим. автора.) Как пояснил капитан, представившись Савельевым, идут в свою часть на передовую из штаба дивизии. Но что-то все равно не то, внутренний голос подсказывал - еще раз проверить. Даю команду: «Товарищ капитан, пройдемте с нами до деревни, там уточним детали вашего маршрута». И тут капитан взорвался: «В чем дело, сержант?» Я был в звании сержанта. Краем глаза увидел, как побледнел второй, рука которого автоматически потянулась к ППШ. Но  мои  не растерялись, наставили на них автоматы. «Эге, думаю, чутье не подвело». Я так вежливо к капитану – «таков порядок, в деревне, камендатуре запишут ваш маршрут и можете следовать дальше». В общем привели мы их по тихому, в отделение «Смерша» и сдали контрразведчикам, они так до последнего и не поняли.

Впоследствии  выяснилось: «Савельев», офицер немецкой армейской разведки, выполнил не один десяток заданий командования в нашем тылу, в командирском ремне у него чекисты нашли сведения о наших частях, стягивающихся к передовым позициям. «Старший сержант» – помощник, играл роль «вестового». За проявленные бдительность и смекалку меня наградили орденом Красной Звезды. 

Из Центрального архива Министерства обороны СССР, наградные листы на Ермакова Александра Николаевича. В приказе 956-го стрелкового полка значится: «От имени Президиума Верховного Совета СССР наградить медалью «За отвагу» стрелка пешей разведки – красноармейца Ермакова А.Н. за то, что в боях под Харьковым, участвуя в захвате пленного, проявил смелость и отвагу, боевое задание выполнено. В наградном листе к приказу по войскам 53-й армии за №774 награжден орденом Красного Знамени за то, что 1 октября форсировал реку Днепр, презирая страх, одним из первых перебрался на правый берег Днепра со своей разведгруппой, захватил плацдарм и удерживал его до подхода основных сил. В наградном листе к приказу № 10 229-й стрелковой дивизии, наградить орденом Славы III степени за то, «что, выполняя боевое задание достать контрольного пленного в ночь с 12 на 13 февраля 1944 года, разведчик Ермаков А.Н., действуя в составе группы разведчиков при захвате пленного, лично участвовал в дерзком захвате пленного в траншее противника и доставил пленного с помощью группы разведчиков в штаб полка». 

В наградном листе к приказу по 299-й стрелковой дивизии награжден орденом Красной Звезды за то, «что 4 марта 1944 года, действуя в составе разведгруппы в боевом задании по захвату контрольного пленного в районе деревни Григорьевка, действуя исключительно смело, товарищ Ермаков приблизился к немецкому пулеметчику и вместе со старшим группы и вторым разведчиком бросился на пытавшегося бежать немецкого пулеметчика и взял в плен. При отходе группы с пленным, товарищ Ермаков прикрывал огнем из своего автомата, несмотря на ураганный огонь противника до тех пор, пока не убедился что задача выполнена».  У разведчика полковой разведки Ермакова Александра Николаевича более 30 доставленных из за линии фронта «языков».

Слава Вам, воины – освободители! Ваш подвиг будет жить вечно в наших сердцах!

Осакаровцы в боях за освобождение Украины и Белоруссии
  • История
Описание:

Осакаровцы в боях за освобождение

Украины и Беларуссии

Летом и осенью 1944 г. завершилось полное освобождение территории Украины от немецко-фашистских захватчиков. 28 октября 1944 г. последние оккупированные гитлеровцами территории Украины были освобождены советскими войсками. 23 июня 2015 года исполняется 71 – год со дня начала операции «Багратион» - крупнейшей наступательной операции по освобождению Белоруссии в истории Второй Мировой войны

Судьбы этих мужественных людей разные. У каждого был свой путь к исполнению воинского долга перед Родиной. Они до конца войны шли по фронтовым дорогам, наращивая свой боевой счет с врагом. Но всех их объединяет одно – бессмертие. На Втором Белорусском фронте в 4-й артиллерийской бригаде в пулеметном расчете бил фашистов красноармеец Терентьев Александр Владимирович. Как вспоминает сам ветеран: операция

Автор Бикейкина Ирина Рудольфовна
Дата добавления 18.02.2016
Раздел История
Подраздел Конспекты
Просмотров 214
Номер материала MA-064930
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓