Главная / География / Научно-исследовательский проект по географии "Открытие Южного полюса" (7 класс)

Научно-исследовательский проект по географии "Открытие Южного полюса" (7 класс)

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение

Лицей №3 г. Минеральные воды


Творческий проект
по географии


«Трагическая гибель Скотта и предпосылки путешествия Амундсена. История открытия Южного полюса»


hello_html_m3c0333eb.jpg



hello_html_m780bc21a.jpg








Работу выполнили:

учащиеся 7 «В» класса

Зайцев Егор

Журавлёва Анастася

Руководитель:

учитель географии

Калиничева Инна Ивановна

Декабрь 2014г.


Содержание


  1. Введение.


  1. Открытие Южного полюса- событие ХХ века. стр. 2-3.


  1. Южный полюс- до и после. История открытия Южного полюса. стр. 3-8.


  1. Начало пути. стр.8-11.


  1. Причины трагедии Скотта и предпосылки успеха Амундсена. стр.11-13.


  1. Научное значение экспедиций. стр.14-15.


  1. Триумф Амундсена. стр.15-16


8. Современные исследования Антарктиды . стр.16-18

9. Заключение.






















.






100 великих событий XX века


Двадцатый век вместил событий больше, чем несколько предыдущих. Великие открытия и творческие взлёты — с одной стороны, великие войны и преступления против человечества — с другой. Пока что взгляд на прошедшее столетие вряд ли может быть объективен. Сто событий — это сто штрихов, определивших новейшую человеческую историю. Некоторые из них все ещё хранятся в живой памяти...

В путь…

О Южном полюсе мечтали многие. Среди них — французский мореплаватель Жан-Батист Шарко, известный исследователь Арктики и Антарктики (он и погиб в 1936 г. во время очередной экспедиции в Гренландию). Мечтал о полюсном триумфе в Антарктиде и Нансен, намеревавшийся направиться в южные полярные моря на своём любимом «Фраме».

В 1909 г. англичанин Эрнст Шеклтон с товарищами проник в самое сердце материка и вынужден был повернуть к побережью всего в ста милях от полюса из-за острой нехватки продуктов.

А в октябре 1911 г., морозной антарктической весной, к Южному полюсу почти одно­временно устремились две экспедиции, норвежская и британская. Одной руководил Руал Амундсен (он уже зимовал на судне в антарктических юдах в конце XIX в. и успел прославиться в иэктике, преодолев на крошечном судёнышке Йоа» лабиринт Канадского архипелага в 1903—1906 гг.), второй — капитан I ранга, кавалер ордена Виктории Роберт Фолкон Скотт. Скотт был морским офицером, успевшим на своём веку покомандовать и крейсерами, и линкорами. В самом начале XX в. он провёл два года на антарктическом берегу, руководя исследо­вательской зимовкой. Возглавляемый им не­большой отряд сделал тогда попытку проникнуть в глубь континента, и за три месяца Скотт продвинулся почти на тысячу миль по направ­лению к полюсу. Едва возвратившись на родину, он начал готовиться к следующей экспедиции, и хотя отнюдь не был фанатиком полюса, страстное желание достичь этой точки быстро завладело его мыслями и сердцами его товарищей. Но когда их судно «Терра Нова» было уже на пути и Антарктиде, англичане узнали, что туда же на все> парах идёт «Фрам» с экспедицией Амундсена на борту и цель норвежцев — всё тот же единственный и неделимый Южный полюс.
(К слову сказать, в событиях тех дней принима­ли участие представители России. На «Фраме» вёл исследования молодой талантливый океанограф Александр Кучин, среди зимовщиков-англичан были Дмитрий Гирёв и конюх Антон Омельченко. Все трое, однако, не участвовали в рекордных походах.)
Поначалу Амундсен вовсе не собирался в Южное полушарие. Он одолжил у Нансена «Фрам» с тем, чтобы повторить его предыдущий дрейф и непременно достичь на лыжах Северного полюса. Но тут поступили сообщения о том, что амери­канцы Кук и Пири уже сделали это. Норвежец, желавший поддержать свой полярный престиж, мгновенно переменил планы и повернул «Фрам» в Южное полушарие. Таким образом, он бросил Скотту открытый вызов, и дальнейшее состязание шло уже под девизом: «Кто кого?»

История открытия Южного полюса

hello_html_552c5c0f.jpg

Южный полюс - до и после


«Имею честь уведомить Вас, отправляюсь в Антарктику – Амундсен»
Такую телеграмму отправил норвежский полярный исследователь Руал Амундсен начальнику английской экспедиции Роберту Скотту, и это было началом драмы, разыгравшейся в южных полярных широтах 100 лет назад….

В декабре 2011 года исполняется 100 лет одному из важных событий в ряду географических открытий ХХ века – впервые был достигнут Южный полюс.
Это удалось норвежской экспедиции Руала Амундсена и английской экспедиции Роберта Скотта.

Полюс был открыт Амундсеном 14 декабря 1911 года, а месяц спустя (18 января 1912 года) его достигла группа Скотта, погибшая на обратном пути к морю Росса.

Южный географический полюс, математическая точка, в которой воображаемая ось вращения Земли пересекает ее поверхность в Южном полушарии, находится не в центральной части материка Антарктиды, а ближе к ее тихоокеанскому побережью, в пределах Полярного плато на высоте 2800 м. Толщина льда здесь превышает 2000 м. Минимальное расстояние до берега ― 1276 км.

Солнце на полюсе полгода (с 23 сентября по 20―21 марта без учета рефракции) не заходит за горизонт и полгода не всходит над горизонтом,
но до середины мая и с начала августа наблюдаются астрономические сумерки, когда на небосклоне появляется заря. Климат в районе полюса очень суровый. Средняя температура воздуха на полюсе составляет -48,9 °С, минимальная ― -77,1 °С (в сентябре). Южный полюс не самая холодная точка в Антарктиде. Самая низкая температура на поверхности Земли (-89,2 ºС) зафиксирована 21 июля 1983 года на советской научной станции «Восток». В географической точке Южного полюса находится американская научная станция «Амундсен-Скотт».

Английский мореплаватель Джеймс Кук в 1772–75 годах дважды довольно близко (менее чем на 300 км) подходил к Антарктиде. В 1820 году русская экспедиция Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева на кораблях «Восток» и «Мирный» подходила к берегам Антарктиды почти вплотную. Были проведены большие научные работы в антарктических водах, исследованы течения, температуры воды, глубины, открыты 29 островов (Петра I, Александра I, Мордвинова и др.). Суда экспедиции обошли вокруг Антарктиды. В 1821–23 годах к Антарктиде подходили зверобои Палмер и Уэдделл.

В 1841 году английской экспедицией Джеймса Росса был открыт шельфовый ледник (ледник Росса, откуда начинались пути к полюсу). Его внешний край представляет собой ледяной обрыв высотой до 50 м (барьер Росса). Барьер омывается водами моря Росса. К концу XIX и началу ХХ века у берегов Антарктиды провели работы многие экспедиции, собравшие данные о глубинах, рельефе дна, донных отложениях, морской фауне. В 1901–04 годах английская экспедиция Скотта на судне «Дискавери» вела океанологические работы в море Росса. Участники экспедиции проникли вглубь Антарктиды до 77°59' ю. ш. В море Уэдделла в 1902–04 годы производила океанологические исследования английская экспедиция Брюса. Французская экспедиция Ж. Шарко на судах «Франс» и «Пуркуа-Па» вела в 1903–05 годах и 1908–10 годах океанографические исследования в море Беллинсгаузена.

В 1907–09 годах в море Росса зимовала английская экспедиция Э. Шеклтона (участником которой был и Р. Скотт), проведшая здесь океанологические и метеорологические исследования и совершившая поход на южный магнитный полюс.

Шеклтон сделал также попытку дойти до географического полюса.


9 января 1909 года он дошел до широты 88° 23' и, находясь в 179 милях от полюса, повернул назад из-за недостатка продовольствия. В качестве тягловой силы Шеклтон использовал низкорослых лошадей маньчжурской породы (Siberian pony), однако во время подъема на ледник Бирдмор пони поломали ноги, были застрелены и оставлены в качестве пищи для использования на обратном пути.

Впервые Южного полюса удалось достичь 14 декабря 1911 года норвежской экспедиции под руководством Руала Амундсена.
Первоначальной целью Амундсена был Северный полюс. Экспедиционное судно «Фрам» было предоставлено другим великим норвежцем Фритьофом Нансеном, совершившим на нем первый в истории дрейф через Северный Ледовитый океан (1893–1896). Однако, узнав, что Северный полюс покорен Робертом Пири, Амундсен принял решение идти к Южному полюсу, о чем и уведомил Скотта телеграммой.

14 января 1911 года «Фрам» прибыл к выбранному Амундсеном месту высадки экспедиции ― Китовой бухте. Она находится в восточной части ледяного барьера Росса, расположенного в тихоокеанском секторе Антарктики. С 10 февраля по 22 марта Амундсен занимался созданием промежуточных складов. 20 октября 1911 г. Амундсен с четырьмя спутниками на собаках выступил в поход на юг и 14 декабря был на Южном полюсе, а 26 января 1912 года вернулся в базовый лагерь. Вместе с Амундсеном на Южном полюсе были норвежцы Олаф Бьяланд, Гельмер Гансен, Сверре Гассель и Оскар Вистинг.

Экспедиция Роберта Скотта на судне «Терра-Нова» высадилась 5 января 1911 года на острове Росса, в западной части ледника Росса. С 25 января по 16 февраля организовывались склады. 1 ноября группа англичан во главе со Скоттом, сопровождаемая вспомогательными отрядами, вышла к полюсу. Последний вспомогательный отряд ушел обратно 4 января 1912 года, после чего Роберт Скотт и его товарищи Эдвард Уилсон, Лоуренс Отс, Генри Боуэрс и Эдгар Эванс пошли дальше, буксируя сани со снаряжением и провизией.

Достигнув полюса 18 января 1912 года, на обратном пути Скотт с товарищами погибли от голода и лишений.


Последняя запись в дневнике Скотта (It is a pity but I do not think I can write more – R.Scott – For God's sake look after our people – Жаль, но не думаю, что смогу еще писать – Р. Скотт – Ради Бога, не оставьте наших близких) относится к 29 марта.

Причины трагедии и предпосылки успеха

Причины трагического исхода экспедиции Скотта и предпосылки успешного похода Амундсена давно рассмотрены в различных литературных источниках, начиная от крайне эмоциональной по духу новеллы Стефана Цвейга «Борьба за Южный полюс» (на мой взгляд, весьма предвзятой) и кончая публикациями самого Амундсена и научными статьями, основывающимися на современных знаниях о климате Антарктиды.

Вкратце они состоят в следующем: у Амундсена имелись точный расчет сил и средств и жесткая установка на успех; у Скотта можно видеть отсутствие четкого плана действий и ошибку в выборе транспорта.


Как следствие, Скотт возвращался в феврале-марте, то есть в начале антарктической осени, с более низкими температурами и с метелями. Именно из-за сильнейшей восьмидневной метели, Скотт с товарищами не смогли пройти последние 11 миль до склада с продовольствием и погибли.

Не претендуя на исчерпывающий обзор причин и предпосылок, все же рассмотрим их чуть подробнее.

Начало пути.


Норвежская экспедиция оказалась в более выгодных условиях, чем английская. Место стоянки «Фрама» (базовый лагерь экспедиции Амундсена) располагался на 100 км ближе к полюсу, чем лагерь Скотта. В качестве транспортного средства использовались собачьи упряжки. Однако последующая дорога до полюса была не менее трудной, чем у англичан. Англичане шли по пути, разведанному Шеклтоном, зная место подъема на ледник Бирдмор; норвежцы же преодолевали ледник по неизведанному пути, поскольку маршрут Скотта был единогласно признан неприкосновенным.

Остров Росса располагался в 60 милях от ледяного барьера, путь до которого уже на первом этапе стоил участникам английской экспедиции огромных трудов и потерь.

Основные надежды Скотт возлагал на моторные сани и маньчжурских лошадок (пони).


Одни из трех специально изготовленных для экспедиции мотосаней провалились под лед. Оставшиеся моторные сани вышли из строя, пони проваливались в снег и гибли от холода. В результате Скотту с товарищами за 120 миль от полюса пришлось тянуть сани со снаряжением самим.

Важнейший вопрос – транспорт.
Амундсен был убежден, что собаки являются единственными подходящими ездовыми животными в снегах и льдах. «Они быстры, сильны, умны и способны двигаться в любых условиях дороги, где только может пройти сам человек». Одной из основ успеха послужило то, что при подготовке промежуточных продовольственных складов и на пути к полюсу, Амундсен учитывал и мясо собак, тащивших продовольствие.

«Так как эскимосская собака дает около 25 кг съедобного мяса, легко было рассчитать, что каждая собака, взятая нами на юг, означала уменьшение на 25 кг продовольствия, как на нартах, так и на складах. …

Я точно установил день, когда следует застрелить каждую собаку, то есть момент, когда она переставала служить нам средством передвижения и начинала служить продовольствием.


Этого расчета мы придерживались с точностью приблизительно одного дня и одной собаки». В поход вышли пятьдесят две собаки, на базу вернулись одиннадцать.

Скотт верил не в собак, а в пони, зная об успешном их использовании в экспедициях на Земле Франца-Иосифа и на Шпицбергене. «Пони тащит тот же груз что и десять собак, а пищи употребляет втрое меньше». Это верно; однако, пони нуждается в объемном корме в отличие от собак, питавшихся пеммиканом; кроме того, мясо погибшего пони нельзя скормить другим пони; собака, в отличие от пони, может идти по насту, не проваливаясь; наконец, собака, гораздо лучше, чем пони, переносит морозы и метели.

Ранее Скотт имел неудачный опыт использования собак и пришел к ошибочному выводу, что они непригодны для полярных путешествий.


Между тем все успешные экспедиции осуществлялись именно на собаках.

Участник полюсной группы Лоуренс Отс, отвечавший за лошадей, убедился, что собаки приспособлены к полярным условиям лучше, чем пони. Когда он заметил, как лошади слабеют от холода, голода и тяжелой работы, он стал настаивать, чтобы Скотт забивал на маршруте самых слабых животных и оставлял их туши в хранилищах на будущий сезон в качестве корма для собак, а если понадобится, то и для людей. Скотт отказался: ему претила мысль об убийстве животных.

Отрицательно относился Скотт и к убийству собак в отряде Амундсена, выступая против жестокого обращения с животными.


Кстати, та же участь постигла собак в походе Нансена к Северному полюсу и в переходе к Земле Франца-Иосифа в 1895 году, однако его никто не упрекал в жестокости. Это та высокая цена, которую приходится платить, чтобы достичь успеха, а часто – и чтобы выжить.

Мне не в меньшей степени жалко несчастных пони, которые сначала, в дороге, мучились от морской болезни, а затем, проваливаясь в снег и страдая от холода, тянули сани. Они были изначально обречены (Скотт прекрасно понимал это: в полюсной группе корма для пони взяли «в один конец») и погибли все до единого, причем 9 декабря были застрелены последние и… пошли на корм и собакам, и людям в группе Скотта. В дневнике Скотта при возвращении с полюса читаем: «Большое счастье, что наши рационы пополняются кониной (24 февраля)».

При подготовке продовольственных складов и в походе к полюсу использовались и мотосани (пока не вышли из строя из-за трещин в блоке цилиндров), и пони, и… все те же собаки. Запись в дневнике Скотта от 11 ноября: «Собаки работают великолепно». От 9 декабря: «Собаки бегут хорошо, несмотря на плохую дорогу».

Однако 11 декабря Скотт отправляет собак назад и остается без транспортных средств.


Смена, казалось бы, незыблемых принципов наводит на мысль, что у Скотта не было твердого, четкого плана действий. Например, только во время зимовки «Терра Нова» в Антарктиде некоторые участники маршрутных групп впервые в жизни встали на лыжи. А вот запись в дневнике от 11 декабря: «Везде… такой рыхлый снег, что при каждом шаге уходишь в него по колени…

Одно средство – лыжи, а мои упрямые соотечественники питают против них такое предубеждение, что не запаслись ими».


Весьма странное заявление для руководителя экспедиции – простая констатация факта.

Из приведенной ниже информации видно, насколько отличались темпы движения групп Амундсена и Скотта. Скотт стартовал на 13 дней позже Амундсена, на полюсе отставание составляло уже 22 дня. К месту последнего лагеря, ставшего могилой Скотта и товарищей, отставание составляло 2 месяца (это уже зима). Амундсен вернулся на базу всего за 41 день, что говорит об отличном физическом состоянии участников.

Старт с базы Полюс Итого Старт с полюса Конец маршрута Итого Всего
Амундсен 20.10.1911 14.12.1911 56 17.12.1912 26.1.1912 41 97
Скотт 1.11.1911 17.1.1912 78 19.1.1912 21.3.1912 62 140

Норвежцам лучше в холод.

Поиски складов с продовольствием
При подготовке продовольственных складов на предварительном этапе экспедиции Амундсен обезопасил себя от их поисков в случае плохой видимости на пути к полюсу и обратно. С этой целью от каждого склада протягивалась цепочка вешек на запад и восток, перпендикулярно направлению движения. Вешки располагались в 200 м друг от друга; длина цепочки достигала 8 км. Вешки были промаркированы таким образом, чтобы, найдя любую из них, можно было определить направление и расстояние до склада. Эти хлопоты полностью оправдали себя во время основного похода.

«Мы как раз встретили тогда ту погоду с туманом и метелью, на которую заранее рассчитывали, и эти приметные знаки не раз спасали нас».


Англичане складывали по пути ледяные гурии, что также помогало ориентироваться при возвращении, однако отсутствие перпендикулярно расположенных цепочек знаков иногда затрудняло поиски складов.

Обувь.


Испытав лыжную обувь во время поездки для устройства первого склада и выявив ее недостатки, норвежцы перешили свои сапоги, сделав их более удобными и, главное, просторными, что позволило избежать обморожений. Чуть позже этим занялись и англичане. Обморожения ног у группы Скотта на обратном пути связаны, скорее всего, с общим истощением.

История с керосином.


Очень показательна история с керосином, ускорившая роковую развязку в группе Скотта. Вот записи в дневнике Скотта.
24.02.1912: …До склада дошли… Запасы наши в порядке, только вот керосина мало.
26.02 Топлива ужасно мало…
2.03. … Дошли до склада… Первым делом мы нашли очень скудный запас горючего…При строжайшей экономии его едва может хватить до следующего склада, до которого 71 миля…

Вместо ожидаемого галлона (4,5 л) керосина Скотт обнаружил в канистре меньше кварты (1,13 л). Как выяснилось впоследствии, нехватка керосина на складах вовсе не была следствием неправильного расчета потребности в горючем. Это произошло оттого, что под влиянием низких температур кожаные прокладки в банках с керосином сжались, герметичность емкости нарушилась, и часть горючего улетучилась. С подобными керосиновыми утечками в условиях экстремально низких температур Амундсен столкнулся во время плавания через Северо-Западный проход и приложил все усилия, чтобы избежать этого в экспедиции к Южному полюсу.

Пятьдесят лет спустя на 86-м градусе южной широты была найдена герметично закрытая канистра с керосином, принадлежавшая Амундсену.
Ее содержимое сохранилось полностью.

Холодостойкость.


На мой взгляд, немаловажное значение имела исключительная способность норвежцев переносить низкие температуры, не теряя сил и сохраняя работоспособность. Это относится не только к экспедиции Амундсена. То же в качестве примера можно сказать и об экспедициях другого великого норвежца Фритьофа Нансена. В книге «»Фрам» в полярном море», в той ее части, где рассказывается о походе Нансена и Йохансена к Северному полюсу, читаем поразившие меня строки (помня о том, что жили они в брезентовой палатке, обогреваясь лишь за счет примуса и лишь во время приготовления пищи):

  • «21 марта. В 9 ч. утра было -42º С. Солнечная, прекрасная погода, превосходная для путешествия.

  • 29 марта. Вчера вечером температура поднялась до -34º С, и мы провели такую приятную ночь в спальном мешке, какой давно у нас не было.

  • 31 марта. Подул южный ветер, и температура поднялась. Сегодня было -30º С, что мы приветствуем как наступление лета».

В результате норвежцы двигались с расчетной скоростью в таких погодных условиях (например, во время метели по пути к полюсу), в которых англичане вынуждены были пережидать или по крайней мере сильно теряли темп.

А если бы Амундсена не было?

«Ужасное разочарование!.. Печальное будет возвращение… Прощайте, золотые грезы!» – это слова Скотта, произнесенные на полюсе. Осталась бы в живых группа Скотта, если бы не было «ужасного разочарования» и англичане были бы на полюсе первыми? Предположим, что Пири не дошел бы до Северного полюса к 1910 году. В этом случае Амундсен, безусловно, отправился бы на «Фраме» в новый дрейф в Северный Ледовитый океан со своей первоначальной целью – достичь Северного полюса. Мне кажется, что этот «виртуальный» вопрос заслуживает внимания. Существует мнение, что главной причиной гибели группы Скотта явилось тяжелое моральное состояние ее участников, а также сложные маршрутные и климатические условия. И если бы не гонка с Амундсеном.… Однако анализ произошедших событий позволяет сделать иной вывод.

Маршрутные условия группы Амундсена были не менее сложными. Преодолевая ледник при подъеме на Полярное плато, норвежцы столкнулись с гигантскими зонами трещин, чего не было у англичан. А жесткий график при возвращении (чередование 28- и 55-километровых дневных переходов вплоть до возвращения на базу) позволили Амундсену вернуться до наступления осени. Основной же причиной гибели группы Скотта является в первую очередь неправильный выбор транспортных средств, не соответствующий поставленной цели. Следствием этого была потеря темпа и – из-за более позднего возвращения – попадание в сложные климатические условия надвигающейся зимы (температура воздуха опускалась до -47 ºС). К этому обстоятельству добавилось переутомление и истощение участников.

В этих условиях увеличивается риск обморожений – и у всех были обморожены ноги.


Ситуация крайне обострилась еще и тем, что при возвращении погибли Эванс (17 февраля) и Отс (17 марта). Возвращение в таких условиях было за пределами человеческих возможностей. Реальных шансов спастись практически не было.

Научное значение экспедиций.


На оценке научных результатов экспедиций Амундсена и Скотта в определенной степени отразился драматизм событий. К тому же в зимовочном составе норвежской экспедиции не было научных сотрудников. Это иногда приводило к предвзятым мнениям о «ненаучности» экспедиции Амундсена.


Действительно, британская антарктическая экспедиция получила больше результатов по своей научной программе, чем экспедиция Амундсена. Однако оказалось, что наблюдения, сделанные группой Амундсена, позволяют распространить выводы английских исследователей на гораздо более обширные территории. Это касается геологического строения, рельефа, метеорологии. Именно наблюдения Амундсена внесли весомый вклад в современные принципы расчета бюджета массы льда антарктического ледникового покрова. Есть и другие примеры. Подлинный исследователь не станет оценивать, какая из экспедиций «более научная», он воспользуется результатами работ и тех и других.

Несмотря на «ужасное разочарование», при возвращении Скотт действовал активно, не теряя волю к жизни.


Страницы последней тетради дневника Скотта – впечатляющие свидетельства подлинного мужества и огромной силы воли.

Экспедиция Амундсена и поныне является образцом точнейшего расчёта сил и средств. Так, еще находясь в Норвегии и составляя план похода, он записал в 1910 году: «Возвращение после покорения Южного полюса в базовый лагерь – 23 января 1912 г.» Он вернулся 26 января.

Расчетное время в никем не пройденном ранее пути до полюса и обратно, 2500 км «самой трудной на земле дороги», с точностью до трех дней совпало с фактическим.


Даже в XXI веке такой точности расчетов можно позавидовать.

Руал Амундсен всю жизнь мечтал достичь Северного полюса, а открыл… Южный. Он погиб 18 июня 1928 году где-то в районе острова Медвежий, вылетев на спасение экспедиции У. Нобиле, дирижабль которого потерпел катастрофу, возвращаясь с Северного полюса.

На острове Росса, на его южной оконечности, установлен крест в память Роберта Скотта и его товарищей Эдварда Уилсона, Лоуренса Отса, Генри Боуэрса и Эдгара Эванса, на котором начертаны их имена и девиз: To strive, to seek, to find and not to yield – «Бороться и искать, найти и не сдаваться».

Едва весть о гибели пятерых англичан дошла до остального мира, история состязания двух экспе­диций получила громкий резонанс. Многие не только в Великобритании, но и в Норвегии, на родине Амундсена, задумались над моральной стороной его поступка. Несомненно, появление конкурента, дотоле скрывавшего свои истинные замыслы, его победа, обернувшаяся для Скотта поражением, не могли не сказаться на настроении несчастных англичан. Получив на полюсе страш­ной силы удар, они уже не могли не думать о том, как глянут в глаза друзьям, которые много месяцев подряд, страдая от недоедания, холода, полярной тьмы, проваливаясь в ледниковые трещины, теряя дорогу в пургу, не жалея себя, готовили их так и не состоявшийся успех...


Тела троих англичан погребены участниками поисковой партии в вечных снегах Антарктиды. Тела Эванса и Отса, несмотря на все усилия товарищей, так и не найдены. А на побережье материка рядом с базой британской экспедиции, на вершине высокого холма, обращенного к величественному ледяному Барьеру Росса, под­нялся трёхметровый крест, сделанный из австра­лийского эвкалипта.


На нём — надгробная надпись в память о пятерых погибших. И — заключительные слова стихотворения классика британской поэзии XIX в. Альфреда Теннисона «Улисс»: «То strive, to seek, to find and not to yield!* (что в переводе с английского означает: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»). Много позже, с выходом в свет романа Вениамина Каверина «Два капитана», именно эти слова стали жизненным девизом миллионов наших читателей, громким призывом для советских полярников разных поколений.
Простил ли себе Амундсен то, что случилось обжигающе-холодным летом 1911—1912 гг. в Антарктиде? Наверное, всё же не простил. Иначе не стал бы в последующие годы оправдываться перед мировым общественным мнением — ведь он был горд и самолюбив.


Если бы простил — кто знает, полетел бы он на верную смерть арктическим летом 1928 г.? Тогда, перед самым отлётом «Латама», Амундсен покон­чил со всеми земными делами. Распродал вещи, расплатился (чуть ли не впервые в жизни) с кредиторами и отправился спасать недруга. Через 1 ч 40 мин после старта самолёта связь с ним оборвалась — он погиб где-то в Баренцевом море. Несколько месяцев спустя волны прибили к северному побережью Норвегии один из поплавков «Латама».


Если бы Амундсен простил себя — не написал бы он, узнав о гибели Скотта и его спутников, поразительные по откровенности и силе слова: «Я пожертвовал бы славой, решительно всем, чтобы вернуть его к жизни. Мой триумф омрачён мыслью о его трагедии. Она преследует меня!»
Амундсен и Скотт, Скотт и Амундсен... Сегодня в той самой точке, которая принесла великую победу одному и смертельное поражение другому, ведёт научные исследования антарктическая стан­ция «Амундсен — Скотт». Южный полюс и мудрая географическая карта навеки соединили былых соперников, ушедших в бессмертие.








































Литература:


  1. Википедия. «Открытие Южного полюса».

  2. «Антарктида»- М. Ф.Орлов. ( старший научный сотрудник МГУ имени М.В. Ломоносова.) Изд. Москва. 2001год.

  3. «История открытия Южного полюса»- Р. Амундсен.. Изд. Москва ЖЗЛ- 1996г.

  4. «Путешествие к Южному полюсу»- Т. Амундсен — М.: Молодая гвардия, 2005. — Стр. 475.).

  5. Интернет- ресурсы.



17


Научно-исследовательский проект по географии "Открытие Южного полюса" (7 класс)
  • География
Описание:

Двадцатый век вместил событий больше, чем несколько предыдущих. Великие открытия и творческие взлёты — с одной стороны, великие войны и преступления против человечества — с другой. Пока что взгляд на прошедшее столетие вряд ли может быть объективен. Сто событий — это сто штрихов, определивших новейшую человеческую историю. Некоторые из них все ещё хранятся в живой памяти...

В путь… 

              О Южном полюсе мечтали многие. Среди них — французский мореплаватель Жан-Батист Шарко, известный исследователь Арктики и Антарктики (он и погиб в 1936 г. во время очередной экспедиции в Гренландию). Мечтал о полюсном триумфе в Антарктиде и Нансен, намеревавшийся направиться в южные полярные моря на своём любимом «Фраме».

               В 1909 г. англичанин Эрнст Шеклтон с товарищами проник в самое сердце материка и вынужден был повернуть к побережью всего в ста милях от полюса из-за острой нехватки продуктов.

               А в октябре 1911 г., морозной антарктической весной, к Южному полюсу почти одно­временно устремились две экспедиции, норвежская и британская. Одной руководил Руал Амундсен (он уже зимовал на судне в антарктических юдах в конце XIX в. и успел прославиться в иэктике, преодолев на крошечном судёнышке Йоа» лабиринт Канадского архипелага в 1903—1906 гг.), второй — капитан I ранга, кавалер ордена Виктории Роберт Фолкон Скотт. Скотт был морским офицером, успевшим на своём веку покомандовать и крейсерами, и линкорами. В самом начале XX в. он провёл два года на антарктическом берегу, руководя исследо­вательской зимовкой. Возглавляемый им не­большой отряд сделал тогда попытку проникнуть в глубь континента, и за три месяца Скотт продвинулся почти на тысячу миль по направ­лению к полюсу. Едва возвратившись на родину, он начал готовиться к следующей экспедиции, и хотя отнюдь не был фанатиком полюса, страстное желание достичь этой точки быстро завладело его мыслями и сердцами его товарищей. Но когда их судно «Терра Нова» было уже на пути и Антарктиде, англичане узнали, что туда же на все> парах идёт «Фрам» с экспедицией Амундсена на борту и цель норвежцев — всё тот же единственный и неделимый Южный полюс.
               (К слову сказать, в событиях тех дней принима­ли участие представители России. На «Фраме» вёл исследования молодой талантливый океанограф Александр Кучин, среди зимовщиков-англичан были Дмитрий Гирёв и конюх Антон Омельченко. Все трое, однако, не участвовали в рекордных походах.)
Поначалу Амундсен вовсе не собирался в Южное полушарие. Он одолжил у Нансена «Фрам» с тем, чтобы повторить его предыдущий дрейф и непременно достичь на лыжах Северного полюса. Но тут поступили сообщения о том, что амери­канцы Кук и Пири уже сделали это. Норвежец, желавший поддержать свой полярный престиж, мгновенно переменил планы и повернул «Фрам» в Южное полушарие. Таким образом, он бросил Скотту открытый вызов, и дальнейшее состязание шло уже под девизом: «Кто кого?»

Автор Калиничева Инна Ивановна
Дата добавления 09.01.2015
Раздел География
Подраздел
Просмотров 1687
Номер материала 48647
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓