Главная / Иностранные языки / Научно-исследовательская работа "Немцы Оренбуржья"

Научно-исследовательская работа "Немцы Оренбуржья"


МБОУ «Сакмарская средняя общеобразовательная школа»













Научно-исследовательская работа на тему:

«Немцы Оренбуржья»







Выполнила: Шкуренко Юлия ученица 10 «А» класса

Руководитель: Мажарцева Светлана Владимировна,

учитель немецкого языка















с. Сакмара, 2014 г.


СОДЕРЖАНИЕ






1.Введение……………………………………………………………………….3

2.История заселения оренбургских земель немецкими колониями……4

3.Вклад немецкого населения в развитие экономики и культуры Оренбуржья…………………………………………………............................16

4.Практическая работа№1…………………………………………………...17

5.Практическая работа№2…………………………………………………..20

6.Практическая работа №3

7.Заключение……………………………………………………………………23

8.Приложение………………………………………………………………….24

9.Список использованной литературы…………………………………….28





























ВВЕДЕНИЕ


Актуальность исследования

События последнего десятилетия XX века, главным из которых является распад СССР и появление новых государств на постсоветском пространстве, решительным образом повлияли на подходы ученых к изучению этнической истории народов, ранее проживавших в Советском Союзе.

Возрождение национального самосознания в условиях глобальной гумманизации общества привело к возрастанию значимости малочисленных народов, а также этнических групп, диаспор, землячеств. Национальные проблемы в многонациональной стране всегда имели и будут иметь актуальное значение. В многонациональной России одним из главных условий стабильности и целостности являются добрые межнациональные отношения, внимание к каждому народу, к его национальным запросам.

Судьба российских немцев на протяжении нескольких столетий неразрывно связана с историей Российского государства, со всеми переплетениями ее драматических и славных страниц. Культура российских немцев выделяется своими особенностями. Она одновременно объединяет в себе не только культуру целого ряда народов России, но также и двух крупнейших государств России и Германии. Российско-германские отношения воздействовали на судьбы многих народов мира, особенно на судьбу российских немцев, которые не раз становились заложниками международной обстановки. Последняя мировая война привела к тому, что тема российских немцев на несколько десятилетий оказалась закрытой как для литературы, публицистики, так и для науки. Но даже такой незначительный по времени период привел к негативным последствиям и с общечеловеческой, и с научной точки зрения: из памяти двух поколений была изъята история значительной части населения страны. Восстановление исторической картины судьбы российских немцев важно и с этической стороны. Прошлое немцев России – это история репрессированного народа, реабилитация которого состоит не только в самом факте ее признания, но и в написании правдивой истории этноса, внесшего большой вклад в развитие российской экономики, культуры, науки. Российские граждане немецкой национальности, прибывшие в Оренбургский край в конце XIX – начале XX веков из Екатеринославской, Таврической, Одесской губерний, оказались

здесь в несколько иных условиях, чем прежде: резкоконтинентальный суровый климат, преимущественно аграрный уклад хозяйства, большое влияние казачества на все сферы общественной жизни края, а, главное, многонациональный состав населения, тремительно увеличивающийся вследствие государственной переселенческой политики. Изучение исторического опыта совместного проживания народов, их этнической истории, духовной культуры поможет сохранить и развить этническую самобытность многонационального населения Оренбургской области, будет способствовать избранию более рациональной и эффективной модели российской национальной политики. Ведь в настоящее время вопросы обеспечения национального согласия, гармонизации межнациональных отношений приобретают первостепенное значение. От степени их решения зависит этнополитическая стабильность не только в оренбургском регионе, но и во всей России.

Предметом данного исследования является историческая судьба немцев и меннонитов, населяющих Оренбургский край в конце XIX – XX вв.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца XIX столетия – со времени основания дочерних колоний – до наших дней.

Территориальные рамки исследования очерчены границами современной Оренбургской области, т.к. большая часть немецких колонистов заселилась именно в этих пределах. К тому же более половины изучаемого периода (с 1934 г.) административно-территориальное устройство Оренбуржья существует в современных границах.
































Главная цель работы – изучить историю заселения земель Оренбуржья немецкими колониями, дать объективную оценку её места и роли в истории Оренбургского края.

Задачи:

1.Причины, механизм и последствия массовой колонизации оренбургских земель немцами и меннонитами – выходцами из западных губерний.

2.Вклад немецкого населения в развитие экономики и культуры Оренбургской области.

3.Узнать о жизни немцев в Оренбуржье сегодня.


































История заселения оренбургских земель немецкими колониями


Земли Оренбургской губернии были отведены для заселения иностранными колонистами еще в Манифесте Императрицы Екатерины II от 22 июля 1763 года: «В Оренбургской губернии по реке Самаре, в сорока верстах от Оренбурга и вниз реки Самары... по реке Волге, до устья речки Иргиза и вверх по Иргизу, к поселению несколько тысяч семей, весьма плодородные и выгодные земли имеются». В то время территория Оренбургского края простиралась от Волги до Ишима, от Камы до Аральского моря.

Нас же, исходя из целей данной работы, интересует история заселения немцев в пределах современной Оренбургской области, тем более что понятие «оренбургские немцы» закрепилось уже после административно–территориальной реорганизации в 1934г. В Оренбургской области компактные места проживания немцев находятся в Александровском, Переволоцком, Красногвардейском, Беляевском, Соль-Илецком и Акбулакском районах.

Рассмотрим причины, побудившие их переселяться на эти земли, и условия водворения.

Массовому заселению немецких колонистов в Оренбуржье в конце XIX века предшествовало несколько неудачных попыток, предпринятых Оренбургским военным губернатором П.К. Эссеном, привлечь иностранцев (1817–1825 гг.).

После восшествия на престол император Александр I 25 августа 1817 года подтвердил изданные при Павле I в 1804 году Правила о принятии и поселении иностранных колонистов на помещичьих землях. Препровождая данный указ губернаторам малонаселенных губерний, министр внутренних дел просил довести его до сведения помещиков и владельцев земель и внушить им «весьма важную пользу, какую от такового населения они приобретут через лучшее обработание земли, через заведение разных иностранных рукоделий и через верное получение оброка или других доходов». Изучив мнения местных помещиков, Оренбургский губернатор доложил, что никто не изъявил желания принять колонистов на свою землю.

Влиятельный оренбургский землевладелец Тимашев удостоил Эссена письменным ответом, в котором подробно изложил «превеликие неудобства» к поселению колонистов. По его мнению, степные земли удобны только для скотоводства, а близлежащие к лесам все почти заселены. «Превеликими неудобствами» помещик также считал отдаленность в переселении и путевые издержки, суровость климата, дороговизну в приготовлении строений из-за дефицита леса. Одна крестьянская изба из соснового леса стоила около 300 рублей, а для колонистов «надобно иметь две, как привыкшим жить чисто и хорошо». По грубым подсчетам Тимашева, колонистский двор вместе с избами, конюшней и прочими строениями будет стоить более тысячи рублей. В разряд «неудобств» помещик относил и отсутствие огородных овощей,

«до коих иностранцы, как известно, большие охотники», а в Оренбуржье ничего кроме капусты не росло. Как видно из письма Тимашева, ему были хорошо известны добродетели колонистов. И не понаслышке – с 1810 года у него в имении находился немец Филипп Тринак из колонии Усть-Грязнуха Саратовской губернии. Саратовская Контора опекунства иностранных с 1775 года, согласно императорскому указу, не способных к хлебопашеству колонистов отпускала на заработки в другие губернии. Им выдавался «плакатный паспорт» на 1 год, который затем подлежал продлению или изъятию. На таких условиях проживал у Тимашева Тринак. Этот «хорошего поведения... хорошего искусства в механическом деле по наблюдению за неисправностью мельниц» колонист так приглянулся оренбургскому помещику, что он через своих уполномоченных просит продлить сроки паспорта на 3 года, затем на 1год, на 5 лет. Тимашев даже соглашается заплатить за Тринака общине в Саратовской губернии все повинности, лишь бы немедленно уволили его «на свободное здесь проживание».

В 1820 году П.К. Эссен снова попытался пригласить в губернию иностранных колонистов, но теперь уже на казенные земли.

Во время инспекторской поездки П.К. Эссен узнал о ссыльном саратовском колонисте Антоне Ролгейзере, который с 1807 года служил при Донгузском форпосте, следил за казенным строением и продавал сено проезжающим из Илецкой Защиты в Оренбург солевозцам. За добропорядочное поведение А. Ролгейзера, уже успевшего к тому времени обзавестись семейством, освободили от ссылки и приписали мастеровым Илецкого соляного промысла. По предложению губернатора Ролгейзер пообещал вызвать из саратовских колонистов несколько семейств для совместного с ним поселения, так как «в тамошнем месте оказывается уже для них недостаток в пахотных землях».

В связи с тем, что земли, на которые Эссен намеревался поселить колонистов, принадлежали Илецкому соляному промыслу, к делу был подключен Департамент горных и соляных дел. Директор департамента в письме министру финансов 21 октября 1820 года полагал, что переселение на соляной тракт колонистов заслуживает особого внимания, так как, во-первых, они будут обеспечивать солевозцев в пути следования продовольствием и кровом, и, во-вторых, промысел получит свободных мастеровых ремесленников и трудолюбивых хозяев. По мнению директора

департамента, «изобретения и усовершенствования колонистов в домозаведении, хлебопашестве, скотоводстве и в других сельских упражнениях послужат примером для солевозцев». После четырехлетней переписки между Илецким Соляным Правлением, Оренбургским генерал-губернатором, Саратовской Конторой опекунства иностранных поселенцев и различными министерствами было решено переселить при форпостах Донгузском и Елшанском 40 семейств саратовских колонистов, «отведя им из земель Илецкого Соляного Промысла нужное для хлебопашества и скотоводства количество земли, на общих узаконениях о водворении в Россию колонистов на казенных землях, и предоставив им все права и преимущества, дарованные колонистам». Кроме того, с подачи Комитета Министров 3 мая 1825 года императором были утверждены трехлетние льготы для переселенцев, как в платеже казенных податей, так и в исправлении всех повинностей.

Однако организация переселения не была продумана, и поэтому первая попытка колонизации потерпела неудачу. Летом 1825 года 41 семейство прибыло из Саратовской губернии на земли Илецкого соляного промысла. Большая часть колонистов посчитала отведенные земли при Донгузском и Елшанском форпостах непригодными к заселению и просила, чтоб им дозволено было поселиться при устье реки Донгуз. Но так как в царском указе были означены только два места для поселения, колонистам в их просьбе было отказано. Переселенцы направили жалобу Оренбургскому генерал-губернатору на поверенного их, что они обмануты им в описании мест, при которых они должны заселяться. Однако управляющий Илецким Соляным Правлением Струков не был согласен с требованием переселенцев и считал, что на этих землях «удобства для земледелия и скотоводства пре-

вышают неудобства, лишь леса мало». По его мнению, саратовские колонисты не знакомы со способами степного хлебопашества и скотоводства, и вторая причина, их испугавшая, – приграничное положение земель с Киргизской степью. Струков докладывал, что «все семейства и особо женский пол обуяты страхом в предположении, что могут достаться в добычу воровским киргизским партиям».

Опасаясь набегов киргизов, колонисты просились перезимовать в Оренбурге или в окрестных селениях. Но уже осенью никого из них в Оренбурге не обнаружили, все они вернулись в прежние саратовские колонии. 3 апреля 1826 года Комитет Министров, рассматривая дело о самовольно вернувшихся из Оренбургской губернии колонистах, решил «не принуждать их к переселению на земли Илецкого Соляного Промысла и причислить по-прежнему к Саратовским колониям; селиться же там предоставить другим желающим». Но больше желающих не было.

Постоянное стремление колонистов к поиску лучших земель, лучшей доли очень точно охарактеризовал выходец из саратовских колонистов депутат I Государственной Думы Яков Дитц: «Люди, бросившие отчизну, оставившие могилы предков своих и перешедшие в далекую Россию, чтобы найти там свое счастье, действительно, не дорожили насиженным местом и видели свою родину там, где им было хорошо. Эта особенность характера проходит красной нитью через всю историю колонистов». Эти слова в полной мере относятся к меннонитам, общины которых за свою историю сменили несколько мест компактного проживания (Голландия, германские земли, Польша, Россия, Северная и Южная Америка) и ныне существуют практически на всех континентах. Однако кроме чисто религиозных и этнических причин миграции, не на последнем месте у меннонитов была экономическая выгода, ибо «они умеют одинаково твердо держать руку, как на Библии, так и на кошельке».

В конце XIX – начале XX вв. на территории современной Оренбургской области появились четыре дочерних поселения колонистов: три меннонитских и одно лютеранско-католическое. Каждое из них имело свои особенности переселения. Рассмотрим их в хронологическом порядке по времени прибытия колонистов.

Первое поселение колонистов на территории современной Оренбургской области было основано меннонитами в 1890 году и получило название Ново-Самарское, т.к. до 20-х гг. XX в. Бузулукский уезд относился к Самарской губернии. Старо-Самарские колонии (ныне это Новоузенский и Николаевский районы Самарской области) заселялись в 50-60 гг. XIX в. и являются, по всей вероятности, последним примером переселения меннонитов (несчитая Волынь) из-за границы в Россию. Условия их водворения оставались такими же, как и ранее в Екатеринославской, Таври-

ческой, Херсонской губерниях. При въезде в Россию они платили по 350 талеров, которые на месте им возвращались на обустройство. Семья получала 65 десятин земли. Колонисты селились наказенных землях.

Совершенно иные условия переселения наблюдаются через 30 лет в Ново-Самарских колониях. Причинами массового переселения колонистов из материнских колоний Юга России стали процессы обезземеливания, об опасности которых предупреждал в 1860 г. чиновник особых поручений Крокус, занимавшийся вопросами миграции в Министерстве государственных имуществ: «Не следует упускать из виду, что у нас еще нет пролетариата, что в более развившихся европейских государствах его в свое

время не было, что этот класс и у них развился постепенно и что поэтому нужно противодействовать наплыву такого рода людей не только массами, но и отдельными семействами. Уже из водворенных в последнее время менонистов многие нуждаются в капиталах... начинают уже быть бременем для общества». «Ничто так не связывает человека с интересами государства,

- продолжал Крокус, - как владение недвижимою собственностью... только те семейства, которые не находят работы, предаются разврату и делаются тяжелым для общества и государства бременем».

Процесс обезземеливания (или по Крокусу – пролетаризация) начался в колониях Таврической, Херсонской, Екатеринославской губерний еще в 1860-1870 гг. Этому способствовала принятая в меннонитских обществах система наследования, когда земельный надел и имущество не делились между сыновьями, а переходили одному из них. В среднем в семьях меннонитов было по 8 детей. Именно эти безземельные и стали дрожжами недовольства и первыми кандидатами... на выделение и выселение из колоний. К середине XIX века они уже составляли в некоторых меннонитских колониях до 56% семей.

К этому времени правительство уже прекратило бесплатную раздачу наделов, и единственным выходом из ситуации было создание новых колоний на арендованной или купленной земле. Постоянный рост арендной платы и цен на землю (за период только с 1882 по 1907 гг. цены на юге России поднялись с 30 до 300 руб. за десятину, а полное хозяйство колониста в 60 десятин вздорожало за полвека с 3 до 25 тыс. руб.) заставил общины об-

ратить свой взгляд на Восток, где цены на землю были в несколько раз меньше.

В сентябре 1890 года земельными комиссиями поселян-собственников Гальбштадтской и Гнаденфельдской волостей Бердянского уезда Таврической губернии были приобретены смежные земли в Юмуран-Табынской и Тоцкой волостях Бузулукского уезда Самарской губернии. В общей сложности было закуплено 20 388 десятин земли, принадлежащей ранее самарскому купцу И.М. Плешанову, кандидату прав А.Н. Хардину и

бузулукскому купцу Ф.Ф. Красикову. С учетом всех расходов окончательная цена установлена в среднем по 34 руб. за десятину. Общая сумма сделки составил 644 417 рублей.

Часть стоимости всей земли была оплачена сразу: 125000 рублей – задаток и 52 330 рублей 85 копеек – при заключении договора. Оставшуюся сумму материнская община обязалась выплатить в течение 3 лет, для чего в Донском и Дворянском аграрных банках был взят кредит на срок 43 ½ лет.

В год покупки земли было составлено «Положение о заселении Самарской губернии Бузулукского уезда». Все переселенческие мероприятия проводились в строгом соответствии с этим положением, поэтому его необходимо рассматривать, как основной (и единственный сохранившийся) документ по заселению немцами Ново-Самарской дочерней колонии. В положении предусматривалось переселение двух категорий колонистов: вольно-покупателей и безземельных. Первые привлекались потому, что у

общины не было средств, чтобы полностью уплатить за землю, а они, как люди состоятельные, должны были сразу же внести почти половину суммы. Приобретение земли безземельными осуществлялось на льготах: треть стоимости участка они выплачивали общине без процентов в течение 10 лет; 2/3 с процентами – Донскому и Дворянскому аграрным банкам в течение 43 ½ лет. В положении подчеркивалось, что эти граждане и их родители долж-

ны быть действительно безземельными или иметь незначительный участок в материнской колонии. Всего предусматривалось переселить 60 семей вольнопокупателей из расчета 80 десятин на семью, остальная земля отводилась безземельным по 40 десятин.

Положением также регламентировалось расположение и размер колоний, обязанности колонистов. Они были направлены на улучшение землепользования и повышение культуры земледелия. Так, в одной колонии должно было поселиться 30 семейств, имеющих 40 десятин земли. На двор и огород отводилась 1 десятина. Ширина двора устанавливалась в 40 сажень. При заселении рекомендовалось избегать расположения колонии с востока на

запад. Владелец, имеющий 80 десятин, обязан был посадить лес на полдесятины, а владелец 40 десятин - 1/4 десятины. Посадку леса переселенцы должны были закончить в течение 10 лет, по желанию и раньше.

Чтобы население вновь образованных колоний могло обеспечивать землёй своих потомков, из общей площади землепользования исключались 1400 десятин, которые считались общинной арендной землёй. В эти земли вошли водяная мельница на реке Ток и каменоломня на правом берегу этой реки. Доход от арендованной земли пополнял общую кассу, а затем использовался для покупки земли безземельным членам общества. Таким образом, материнские колонии позаботились об обеспечении землёй потомков переселенцев.

В первом же 1890 году на купленных землях в Бузулукском уезде Самарской губернии были основаны 3 колонии – Каменец, Плешаново и Красиково. Здесь поселились меннониты из числа вольнопокупателей. Безземельные семейства стали селиться только в 1891 году. В течение 1891 - 1892 гг. здесь были основаны ещё 13 колоний: Богомазово, Ишалка, Долинск, Донской, Клинок, Юговка, Калтан, Луговск, Подольск, Кутерля, Аненское, Владимировка, Равнополь. В 16 колониях поселились 424 меннонитских семьи.1 По сведениям Самарского губернатора, на 1903год в Бузулукском уезде существовало 19 поселений немецких колонистов с населением в 2720 человек, в их владении находилось 20 443 десятины земли; казенных земель в распоряжении поселенцев не было.

Каждая волостная земельная комиссия из губерний юга России приобретала землю самостоятельно, поэтому условия заселения разных дочерних колоний несколько отличаются. Земельная комиссия меннонитов Хортицкой волости Александровского уезда Екатеринославской губернии, закупила в 1893 году 14 тысяч десятин земли в Оренбургской губернии у помещиков Деевых в среднем по 28 рублей за десятину. Безземельным гражданам отводилось так же по 40 десятин. Они получали по 200 рублей

подъемных и на 2 года освобождались от уплаты долга материнским колониям.

В 1894 году были образованы первые пять колоний. Долгое время у них не было названий, и они именовались по номерам: №1 (Хортица), № 2 (Петровка), № 3 (Сыпай, затем - Канцеровка), № 4 (Каменка), № 5 (Деевка). В следующем 1895 году была основана колония № 6 (Николаевка) и ещё через год, в 1896-м, – № 7(Федоровка) и № 8 (Романовка). У этого поселения нет официального названия, но большинство исследователей называют его «Деевским».

Через год, в 1893 – 1894 гг., земельная комиссия меннонитов Молочанской волости Бердянского уезда Таврической губернии закупила у помещиков Шихобалова и Субботина 11 000 десятин земли для основания 8 сёл по 30-40 дворов в каждом. Здесь в 1895 году были заселены семь колоний: Карагуйская, Черно-Озерная, Клубниковская, Кубанская, Камышевская, Степановская, Алисовская. В 1897 году основано восьмое село – Зеленовская. Некоторые исследователи называют это поселение «Моло-

чанским», хотя в последующие годы на этих землях селились колонисты из Пришибской волости Таврической губернии, а по соседству в 1899 г. Хортицкой волостью Екатеринославской губернии была куплена земля ещё для шести колоний. В 1900 - 1901 гг. здесь возникли Долиновка (№ 9), Родничное (№ 10), Добровка (№11), Кичкасс (№12), Суворовка (№ 13) и Претория (№ 14).

Всего к началу XX века в смежных Абрамовской и Кипчакской волостях Оренбургского уезда Оренбургской губернии (Деевское и Молочанское поселения) было основано 22 поселка меннонитов, в которых в 1902 году, по нашим подсчетам, проживало не менее 3300 человек. В 1905 году эти колонии входили в одну волость – Бурзян-Кипчакскую и в списке населенных мест, входящих в район 3-го земского участка Оренбургского уезда, значились уже 23 колонии, последняя из них – Сабангул. Судя по архивным документам, Сабангул был основан в промежутке между 1901 и 1905 гг. По данным К.Э. Линдемана, к 1916 году в этих новых поселениях уже насчитывалось 800 хозяйств с населением 2265 мужчин и 2289 женщин. Несмотря на то, что колонисты Деевского и Молочанского поселений приехали из разных волостей и даже губерний юга России, в хозяйственном, культурном, религиозном отношениях они были одной большой колони-

ей, которая затем выделилась в самостоятельную Уранскую волость, а в 30-х годах – самостоятельный Кичкасский район.

Год, предшествующий заселению колонистов, оказался для Оренбургской губернии неурожайным. Оренбургский губернатор В.И. Ершов в отчете за 1893г. докладывал: «Значительная часть хлебных посевов пострадала от града, мороза, засухи и вредных для полевой растительности животных и насекомых... Более всего в этом отношении пострадал Оренбургский уезд, так что... в пяти волостях... получился полный неурожай».

В своем отчете губернатор, сопоставляя результаты среднего в губернии урожая за последнее десятилетие, приходит к выводу, что за этот период времени хорошие урожаи были в Оренбургской губернии довольно редко и что в деле хлебопашества местное население чаще всего терпит убытки. Однако губернатор прекрасно понимал, что не всё зависит от погодных условий и добавляет: «В таком упадке экономического благосостояния весьма немаловажное значение имеет также и самое отношение сельских хозяев в деле эксплуатации производительных сил почвы. Недостаток в уменьи пользоваться природными богатствами служит причиною значительного во многих местах истощения почвенного слоя, а отсутствие знания и надлежащего усердия в обработке земли ставят громадное большинство местных поселян относительно результатов их сельскохозяйственной деятельности в полную зависимость от чисто естественных – атмосферических, почвенных и т.п. причин, обусловливающих столь часто повторяющиеся в Оренбургской губернии недороды хлебов». Эту не новую мысль губернатора доказали колонисты.

В первый после переселения год колонисты не старались вспахать всю землю, засевали только «мягкую» (так русские из соседних сел называли ранее вспаханную землю), оставляя целину на следующий год, т.к. надо было строить жилища к зиме. А часть пашни арендовали в ближайших селах, что позволяло им заготовить необходимое количество хлеба. В письме-воспоминании первые жители колонии № 4 (Каменка) Якоб Гейде, Якоб Тевс и Герман Нейфельд пишут: «После окончания полевых работ приступили к разметке села, где каждый по жребию получал номер участка. На нем семья строила своё временное жильё - шалаши, землянки. Позже стали строить дома из самана.

Первый урожай был хорош, но из-за ранних заморозков мы не успели его полностью убрать. Материнская колония помогала нам деньгами, одеждой, семенным зерном, лошадьми».

По воспоминаниям П. Дика, в близлежащих русских деревнях водяные мельницы давали только грубый размол. Муку тонкого размола можно было получить в Оренбурге, куда в первые годы освоения целины и возили зерно меннониты Деевского и Молочанского поселений. У владельца паровой мельницы Оберлендера колонисты могли брать муку в кредит до нового урожая. В конце 1890-х гг. в колониях появились свои первые мельницы.

На реке Уран водяные мельницы построили Якоб Фризен из села Степановки и Генрих Янцен из Долиновки. «Мельницы-каторги», где размельчение зерна шло посредством конного привода, появились в Николаевке, Деевке, Каменке. В 1900 г. в Кубанке была построена мельница, работающая от локомобиля. Но все эти предприятия были маломощными и не могли удовлетворить потребности населения в переработке зерна. В 1906 г. «каторгу» в Деевке переоборудовали в паровую. Она была оснащена валиками и мучными ситами для разного размола. В том же году в колониях меннонитов по инициативе Якоба Вибе и Петера Коопа был создан семенной фонд на случай засухи.

К 1912 году, когда дочерние колонии стали самостоятельными, перерабатывающие предприятия были открыты практически в каждом селе: мельницы, кузницы, маслобойни, сыроварни. Они обслуживали не только колонистов, но и крестьян соседних русских, башкирских, татарских сел.

Переселение в Оренбуржье немцев католического и лютеранского вероисповедания носило менее организованный характер,чем меннонитов, и менее массовый. Колонии лютеран и католиков основывались примерно в это же время, т.е. в 1890-е годы, и, в основном, в окрестностях Оренбурга. Эти населенные пункты представляли собой небольшие хутора с числом жителей от нескольких человек до нескольких десятков. К 1898 году в Оренбургском уезде насчитывалось 11 лютеранских, 6 католических и 10 смешанных хуторов. Самым большим был хутор Мещерякова (Фриденсталь) у Перовского поселка Богуславской станицы, в нем жили 96 немцев-лютеран. На двух смешанных хуторах Пашкова в Дмитровской волости и Меркурьева у Павловской станицы проживало соответственно 68 и 38 человек, в остальных было гораздо меньше. Некоторые хутора основывались на арендованных землях и были временными. После окончания срока аренды колонисты переселялись на новые земли. Так, в 1898 году жители хутора Михайловского Дмитровской волости переехали на хутор Григорьевка на землю Пашкова той же волости. Кроме Оренбургского уезда хутора немецких колонистов в начале XX века находились в Орском уезде: хутор Султакай (167 человек) и хутор Фейтенсеймерский (67 человек) и в Троицком уезде: колония на арендованной земле у Верхнеувельского поселка в числе 94 жителей.

В немецких колониях Оренбургского уезда к 1903 году, по нашим подсчетам, проживало около 3500 меннонитов и около 1300 католиков и лютеран. Количество жителей в колониях постоянно увеличивалось, т.к. в эти поселения прибывали безземельные переселенцы из западных губерний. Немецкое население неменнонитских колоний было очень разобщено и в силу территориального фактора (их хутора располагались в разных частях уезда чересполосно с русскими, башкирскими, татарскими, украинскими селами), и в силу религиозного фактора (в немецких хуторах проживали не только лютеране и католики, а также евангелические сепаратисты, баптисты).

По данным Е.Я. Нейфельд, к 1915 г. в Оренбургском уезде было 55 колоний и хуторов католиков и лютеран, 22 колонии и один хутор меннонитов. В целом в Оренбуржье, включая Ново-Самарское поселение, было около 10 тысяч немцев крестьян. В течение двух десятилетий они освоили 106 853 десятины земли, которая преимущественно была целинной.

После 1917 года несколько раз изменялось административно-территориальное деление Оренбуржья, в результате чего немецкие колонии оказывались в разных волостях и даже уездах. Например, в 1925 году 41 хутор лютеран и католиков относился к 2 уездам (Оренбургскому и Каширинскому) и 9 волостям. Лишь Деевско-Молочанское меннонитское поселение после создания в 1918 году Уранской волости территориально и административно являлось одной большой колонией. Уровень экономического развития немецких хозяйств Уранской волости, несмотря на отрицательное влияние I мировой войны, был достаточно высок. На 5663 человека (это примерно 800 хозяйств) приходилось 3890 коров и телят, 3592 лошади, 1599 свиней, 2071 овца. Почвообрабатывающей и хлебоуборочной

техникой хозяйства также были неплохо обеспечены.

За 25 лет на степных землях немецкие колонисты создали развитое по тем временам сельскохозяйственное производство, огородничество, наладили кузнечное и слесарное дело, торговлю.

За это время в немецких поселениях произошла качественная эволюция социально-экономических отношений. Если в первые годы после переселения все без исключения хозяйства были обеспечены землей, то к 1917 году примерно половина семейств были безземельными. Например, в колонии Петровка 30 из 62 семей не имели земли3, а некоторые колонисты владели участками по 80-100 десятин. Экономический кризис не наступал по

двум причинам:

- желающим отводились участки на запасных землях (так были образованы две новых колонии Любимовка и Погорное);

- безземельные могли заниматься торговлей, кузнечным, мельничным, сыроваренным делом. С развитием крестьянских хозяйств эти сферы деятельности с каждым годом получали все большее распространение.

Главной причиной переселения меннонитов в Россию были религиозные гонения. Миграция внутри страны, образование дочерних колоний на Южном Урале, в Средней Азии и Сибири было вызвано земельным кризисом на Украине и в Центральной части России. Немецкие колонисты попали в русло переселенческой политики правительства после отмены крепостного права в 1861 году, когда десятки тысяч крестьян устремились на восток.

Приобретая землю за немалые деньги, колонисты приложили максимум усилий для того, чтобы хозяйство как можно быстрее окрепло, стал приносить прибыль. В самые трудные первые годы меннониты опирались на помощь материнских колоний. С Украины везли они семенной материал, элитные породы скота, сельскохозяйственный инвентарь. Связь была настолько тесной, что более 20 лет оренбургские колонисты были приписаны к своим прежним обществам на Украине, которые руководили всей работой дочерних колоний.

























Вклад немецкого населения в развитие экономики и куль-

туры Оренбургской области


В Оренбуржье прибывали не только безземельные граждане, но и зажиточные колонисты, которые сразу приобретали огромные наделы земли (80 и более десятин), строили мельницы, маслобойни, сыроварни, кузницы. На обустройство своих селений и подъем хозяйства меннонитам требовалось 2-3 года. За короткое время в степной зоне были созданы образцовые аграрные предприятия. Таким образом, немецкие и меннонитские колонисты

несли на новые земли более высокую культуру земледелия, новые ремесла, современную технологию переработки сельскохо-зяйственной продукции. Это имело большое значение для дальнейшего экономического развития Оренбургского края, улучшало землепользование на новых землях.

Выдающиеся немецкие деятели, чья биография была тесно связана с Оренбургским краем: начальник штаба Оренбургского казачьего войска П.П. Бирк (1836 – 1900), первый директор Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса Г.Ф. Генс (1787–1845), исследователь Оренбургского края и Казахстана К.И. Герн (1816–1882), писатель В.И. Даль (1801–1872), около 8 лет прожил в Оренбурге, работая в Минестерстве внутренних дел, оренбургский губернатор и наказной атаман Оренбургского казачьего войска Е.И.Зенгбуш (1823–1878) ,Е. Е. Гофман – оренбургский купец, создатель торгового дома «Гофман», основатель династии оренбургских предпринимателей, предприниматель А.Ф. Грене, построивший в Оренбурге первое промышленное предприятие, Фёдор Фёдорович фон Таубе (1857—1911) — Оренбургский губернатор, командир Отдельного корпуса жандармов и другие.

















Практическая часть №1

Оренбургская область – один из многонациональных регионов России. На территории нашей области проживают представители более 100 национальностей, и она, в свою очередь, стала для них «родным» домом.

Культурный комплекс «Национальная деревня» - это модель мира и согласия.

Идея строительства культурного комплекса была предложена экс-губернатором Оренбургской области А.А. Чернышевым в октябре 2004 года, и вот, буквально в сравнительно короткие сроки, на проспекте Гагарина вырос культурный комплекс «Национальная деревня», который стал любимым местом отдыха жителей и гостей города, центром проведения различных культурных мероприятий, площадкой для выступлений национальных творческих коллективов. По «деревенским улочкам» и возле чудесного фонтана Дружбы, переливающегося по вечерам всеми цветами радуги, гуляют родители с детьми, назначают свидания влюблённые, встречаются друзья. Сюда приезжают молодожёны, чтобы возложить цветы и сделать памятные фотографии.

Культурный комплекс «Национальная деревня» - своеобразный музей под открытым небом, ставший символом дружбы, любви и единения народов Оренбургского края.

Идея строительства культурного комплекса была предложена экс-губернатором Оренбургской области А.А. Чернышевым в октябре 2004 года, и вот, буквально в сравнительно короткие сроки, на проспекте Гагарина вырос культурный комплекс «Национальная деревня», который стал любимым местом отдыха жителей и гостей города, центром проведения различных культурных мероприятий, площадкой для выступлений национальных творческих коллективов. По «деревенским улочкам» и возле чудесного фонтана Дружбы, переливающегося по вечерам всеми цветами радуги, гуляют родители с детьми, назначают свидания влюблённые, встречаются друзья. Сюда приезжают молодожёны, чтобы возложить цветы и сделать памятные фотографии.

На сегодняшний день количество немцев в регионе составляет около 20 тысяч. По этому показателю Оренбуржье занимает первое место в Приволжском федеральном округе и десятое в России.

Постройки немецкого подворья выдержаны в двух стилях. В облике основного дома узнаётся архитектура Германии, а здание музея представляет собой образец жилища оренбургских меннонитов, где под одной крышей объединены жилые и хозяйственные помещения. Интерьеры также приближены к традиционным – столовая со старинным буфетом и подлинной утварью, гостиная с множеством старинных фотографий и текстиля, сакральная комната, где хранятся католические и лютеранские молитвенники, спальня. Старинная Библия – один из экспонатов немецкого подворья в национально-культурном комплексе.

Российские немцы проживают во всех субъектах РФ, где существует более 400 центров встреч российских немцев: немецких национально-культурных автономий, центров немецкой культуры, молодежных организаций и др., которые объединяют три федеральные структуры – Федеральная национально-культурная автономия российских немцев, Международный союз немецкой культуры и Немецкое молодежное объединение.

В Оренбургской области открыты и успешно функционируют 11 центров немецкой культуры. Объединяет их деятельность областная общественная организация немцев «Видергебурт» (руководитель Райзих Леонид Леонидович).

В Оренбурге проводятся Дни немецкой культуры, День немецкой семьи. Торжественно отмечаются Пасха, День благодарения, Рождественские праздники. Ежегодно открывается межрегиональный летний лингвистический лагерь для детей. Работают курсы по изучению немецкого языка. Насчитывается 14 творческих кружков.

Оренбургская областная общественная организация немцев «Видергебург» («Возрождение») была образована в 1989 году. Ее первым председателем был М.М. Гейде. Тогда нельзя было назвать ее точного местоположения, так как адрес кочевал от ДКиС «Газовик» до клуба «Аленушка». Но в 1999 году на средства, которые выделила Германия, был построен, практически единственный в России, областной центр немецкой культуры. Его открытие было приурочено к празднованию «Дней немецкой культуры», на которые съехались творческие коллективы со всей Росии.

Оренбургская областная общественная организация немцев «Возрождение» ведет активную деятельность. Главная ее задача - сохранить немецкую культуру в Оренбургской области. На ее территории расположены еще 8 подобных центров немецкой культуры: в Орске, Бугуруслане, Соль-Илецке, в Переволоцком районе, в Красногвардейском районе, в Акбулакском районе.

Основная деятельность организации направлена на изучение немецкого языка и немецкой культуры.

hello_html_56d37c1f.jpghello_html_m2e76ce11.jpg























Практическая часть №2



В конце 19 века, а точнее,1892 года немцы переселялись из Одессы в Оренбургский край. По преданиям, их привлекла сюда земля, и не просто земля, а огромные необжитые степные просторы с тучным черноземами.

В Сакмарском районе существуют немецкие колонии: 2-я Вознесенка, с. Егорьевка, Петровка, Херсоновка. Все эти земли заселены лютеранами-переселенцами из Одесской губернии.

В Оренбургской области, Сакмарском районе, с. Сакмара живет русский чистокровный немец-Остер Отто Адольфович.

Его предки так же в 19 веке переселились из Одессы в Оренбургские края. Облюбовали его предки живописное безлюдное место на реке Каргалка, где простирались бескрайние степи. Паши, сей, разводи скот. Так они и сделали – вырыли землянки на первое время, обосновались и стали хозяйничать на новом хуторе. Так они назывались на украинский манер свое поселение, которое получило официальное название – село Егорьевка. Через несколько лет трудолюбивые немцы отстроились, развели скот и стали жить своим хозяйством. Жили крепко, добротно.

Рассказывает Отто о своей семье: « Мой прапрадед умер здесь, в селе Егорьевка 5 декабря 1916 года в возрасте 66 лет, а прапрабабушка – 22 февраля 1927 года в возрасте 78 лет. Их сын, мой прадед Остер Иван Иванович был старшим ребенком в большой семье Остер. Когда семья переехала в Оренбуржье, ему было около 20 лет. Он женился здесь на моей прабабушке Розе Гинтер, и здесь, в Егорьевке у них один за другим родились 10 детей: Катарина, Христиан, Розалия, Элизабет, Иван, Адольф, Каролина, Ева, Анна, Полина. Моего прадеда, как и его отца, звали Иваном. И был он так же трудолюбив и основателен.

Кроме земледелия и скотоводства занимался он сапожничеством. По воспоминаниям родственников работу делал аккуратно, добротно, все село обращалось к нему с ремонтом обуви.

Когда произошла Великая Октябрьская Социалистическая революция, а за ней Гражданская война, особых изменений в жизни моих предков не произошло. Эти кровавые события обошли их стороной.

Наступил зловещий 1937 год. Первым пострадал Христиан – сын моего прадеда, а затем забрали и его. Оба они осуждены как враги народа и расстреляны.

И еще есть страшная страница в истории моей семьи, которая связана с Великой Отечественной войной. Когда началась всеобщая мобилизация, она не коснулась немецкого населения, так как немцев считали потенциальными врагами, и им была уготована другая судьба.

Постановлением ГКО немцы были призваны в трудармию – мужчины в возрасте от 15 до 55 лет и женщины в возрасте от 16 до 45 лет. В Егорьевке мужчин забирать начали еще в 1941 году, а первую партию женщин в количестве 28 человек забрали 22 октября 1942 года. Среди них была родная сестра моей бабушки Остер Екатерина Ивановна.

Домой стали возвращать только начиная с 1948 года. Из мужчин моей семьи в трудармии были два родных брата моей бабушки – Остер Иван Иванович и Остер Адольф Иванович, а также мой родной дедушка Цайгер Карл Густавович (1907 г.р.). Его судьба сложилась трагически, 2 февраля 1944 года он умер в г. Коркино Челябинской области, заболев на тяжелой работе в угольных шахтах. Моя бабушка Цайгер Ева Ивановна (30.06,1907 г.р.) во время войны осталась в Егорьевке. От трудармии ее спасло то, что на руках у нее была грудная дочка Роза, родившаяся 5 ноября 1941 года. Всю войну она проработала на полевых работах, в животноводстве в колхозе, впрочем, послевоенная жизнь была такой же тяжелой, а труд – изнурительным. Она умерла 1 ноября 1983 года в возрасте 76 лет.

В конце тяжелого 20 века произошли события, изменившие судьбы многих моих родственников – началась массовая миграция немцев на историческую родину в Германию. Ну ,а мы, те, кто остался от большой семьи Остер – россияне, имеющие немецкие корни, продолжаем жить на своей земле, веря в то, что Россия станет великой страной и преодолеет все трудности, выпавшие на ее долю»





























Практическая часть №3



Так же в с. Сакмаре живет еще один потомок русских немцев - учитель английского языка МБОУ «Сакмарская СОШ» – Кофтун Ольга Вячеславовна.

Ее отец, Бопп Вячеслав Кондратьевич - родился 22 июня 1953 в городе Кизил в Пермской области.

Его отец Бопп Кондрат Филлипович был репрессированным немцем, работал на рудниках. Отец был чистокровным немцем, знал немецкий в совершенстве, профессионально занимался музыкой. Он работал в оркестре и играл на фортепиано, мандолине, гитаре, флейте. Очень мечтал вернуться на родину предков.

Мать Шеленева Зинаида Тимофеевна русская женщина, которая всю свою жизнь посвятила детям, а позднее внукам. Вышла замуж в 16 лет и прожила с мужем более 60 лет.

В семье было 4 детей. Вячеслав Кондратьевич третий ребенок. Кроме него два брата и сестра.

В 90-е годы все переехали жить в Германию по программе «Восстановление семьи», но Вячеслав Кондратьевич не переехал по семейным обстоятельствам. Навещает родственников, немного знает немецкий язык.



hello_html_405380e2.png













ЗАКЛЮЧЕНИЕ



В истории немцев Оренбуржья как в капле воды отражается сложная, противоречивая история российских немцев, история межнациональных отношений в России за последнее столетие. Важность кропотливого исследования этих проблем подтверждается и в наши дни, когда политические и военные конфликты вспыхивают на основе национальной вражды. Мы видим, насколько сейчас сложны межнациональные отношения на Северном Кавказе, в Сирии, Ливии, на Украине. Вновь и вновь политики разыгрывают кровавую национальную карту, стравливают нации и народы. Человечеству еще предстоит пройти тернистый путь понимания своего единства, общности и обрести на этой основе истинное величие и силу. Важно не упустить уже имеющиеся созидательные тенденции, правильно оценить уроки истории. На примере исторической судьбы немцев Оренбуржья эти уроки видны особенно ярко. Заселение немцами Оренбуржья с самого начала исключало взаимную ассимиляцию, что порой происходило с другими нациями. Эта невозможность ассимиляции заключалась в том, что большинство немецкоязычных переселенцев составляли меннониты, поэтому религиозный фактор имел здесь особое значение. Вековая обособленность привела меннонитов к идее «особой нации» со своим языком, культурой, религией.

Таким образом, немецкий вопрос в России на сегодня, как бы не существует. Не потому, что решен, а потому, что отпала необходимость его решения. Живущие в России немцы являются равноправными гражданами страны. Хотя и без особых льгот (как в царской империи), но и без каких-либо притеснений и ограничений (как в Советском Союзе). Несмотря на сложности переживаемого периода, немцы, оставшиеся в России, нашли в себе силы и мужество сохраниться как нация. У российских немцев сегодня есть все условия развиваться в рамках национально культурной автономии, которая может быть в далекой перспективе вырастет до национально-территориального образования. В России уже создано несколько национальных немецких районов: Азовский – в Омской области и Гальбштадтский – в Алтайском крае.











Приложение I

Динамика численности немецкого населения на территории Оренбургской области:

1867 г. – 650 чел. (на всей территории Оренбургской губернии)

1915 г. – около 10 тыс. чел.

1930г. – 14,2 тыс. чел.

1939 г. – 18,6 тыс. чел.

1959 г. – 34,6 тыс. чел.

1970 г. – 40,2 тыс. чел.

1979 г. – 43,3 тыс. чел.

1989 г. – 47,6 тыс. чел.

2010г. - 14 тыс.чел.

Большие надежды возлагались на созданный 12 апреля 1989 года в Оренбурге областной немецкий национально-культурный центр. Но эта организация не приостановила массовый отток немцев в Германию. Позднее многие из ее учредителей и сами эмигрировали.

Переломным для эмиграции стал 1990 год. Когда после падения Берлинской стены и объединения ФРГ и ГДР тысячи советских немцев устремились в Германию. В 1990 году из Оренбургской области в ФРГ выехало максимальное количество немцев -7488 человек, а всего с 1989 по 1999 год Оренбуржье покинуло более 40 тысяч немцев. Что ожидает оставшихся 5-7 тысяч? Сейчас процесс эмиграции стабилизировался, так как количество эмигрантов в Германию примерно равняется количеству иммигрантов из Средней Азии и Казахстана. Специалисты считают, что на нынешнем уровне немецкое население сохранится на территории Оренбуржья.
















Приложение II



Модель мира и согласия - Уникальный культурный комплекс «Национальная деревня»

hello_html_a5f9faf.jpghello_html_7e7282a3.jpg



В национальной деревне, в немецком подворье нам провели экскурсию.



Часы « Кригер» выпуск 1850 года. Вышли из строя 1977 году и попытки их отремонтировать бесполезны.

hello_html_m3cd945c.jpg





Сакральная комната, где хранятся католические и лютеранские молитвенники.

hello_html_4b71f95a.jpghello_html_mb1719c2.jpg



Остер Отто Адольфович-16 октября 1936 г. с. Егорьевка, Сакмарский район, Оренбургская область. Чистокровный немец.



В свои годы Отто Адольфович выглядит прекрасно. Задавая вопрос о том, как в свои годы он так молод внутренне и внешне, он отвечал без всяких раздумий : « Жизнь – это движение. Нужно двигаться всегда, не переставая!»

Так же Отто занимается пчеловодством, он может стоять на голове в свои 77 лет.

Заключительной и веселой ноткой было то, что мы узнали, что Отто играет на гармони. Выучился он сам. Поет очень красиво, а играет лучше любого знаменитого гармониста.



hello_html_m4f4f92e2.jpghello_html_m242b0a62.jpg





hello_html_5cd76cb0.jpghello_html_f208608.jpg











Бопп Вячеслав Кондратьевич - родился 22 июня 1953 в городе Кизил в Пермской области.

Мать Шеленева Зинаида Тимофеевна русская женщина, которая всю свою жизнь посвятила детям, а позднее внукам. Вышла замуж в 16 лет и прожила с мужем более 60 лет.

В семье было 4 детей. Вячеслав Кондратьевич третий ребенок. Кроме него два брата и сестра.



hello_html_m23eadc49.pnghello_html_m32f79269.png



hello_html_66f9d618.png












Список используемой литературы

1. www.rusdeutsch.ru – Русские немцы.

2. www.jdr.ru – Немецкий портал.

3. http://www.de-web.ru/ - Германия. Все о Германии.

4. http://ru.wikipedia.org/wiki/ - Германия – Википедия.

5.http://www.orenburg.ru/town/sight/cultural_complex_of_the_quot_national_village_quot/ - Сайт национальной деревни.

6.http://www.orenburg.ru/town/sight/cultural_complex_of_the_quot_national_village_quot/german_farmstead/ - Сайт национальной деревни «Немецкое подворье».

7. http://ru.wikipedia.org/wiki/II – Екатерина 2. Википедия.

8. http://ru.wikipedia.org/wiki/%CF%B8%F2%F0_I – Петр 1. Википедия.

9. http://guide.travel.ru/germany/sites/ - Достопримечательности Германии.

10. http://omskrusdeutsch.ru/ - Информационный портал Российских немцев г. Омска.

11. http://dierusslanddeutschen.ru/ - Новостной портал Российских немцев.

12. http://to-name.ru/biography/petr-1.htm - Биография Петра 1

13. Kalender der Russlanddeutschen – Календарь Российских немцев.

14. ЛОО «Международный союз немецкой культуры». Оренбургская общественная организация немцев «Видергебург» («Возрождение»)

15. http://www.observer.materik.ru/observer/N02_92/2_14.HTM- история Российских немцев.

16. http://ru.wikipedia.org/wiki/ - Российские немцы. Википедия.

17. http://www.dissercat.com/content/rossiiskie-nemtsy-v-istorii-orenburzhya-konets-xix-nachalo-khkh-vv - Диссертация. Российские немцы.

18. http://www.orenport.ru/ - Портал образовательного сообщества Оренбуржья.




30


Научно-исследовательская работа "Немцы Оренбуржья"
  • Иностранные языки
Описание:

   

     Возрождение национального самосознания в условиях глобальной гумманизации общества привело к возрастанию значимости малочисленных народов, а также этнических групп, диаспор, землячеств. Национальные проблемы в многонациональной стране всегда имели и будут иметь актуальное значение. В многонациональной России одним из главных условий стабильности и целостности являются добрые межнациональные отношения, внимание к каждому народу, к его национальным запросам.

Судьба российских немцев на протяжении нескольких столетий неразрывно связана с историей Российского государства, со всеми переплетениями ее драматических и славных страниц. Культура российских немцев выделяется своими особенностями. Она одновременно объединяет в себе не только культуру целого ряда народов России, но также и двух крупнейших государств России и Германии.  

Автор Мажарцева Светлана Владимировна
Дата добавления 02.01.2015
Раздел Иностранные языки
Подраздел
Просмотров 1107
Номер материала 20885
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓