Главная / Русский язык и литература / Методическая предметная разработка по образовательной области "Словесность" - (предмет: литература). Тема: "Авторский замысел романа М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита""

Методическая предметная разработка по образовательной области "Словесность" - (предмет: литература). Тема: "Авторский замысел романа М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита""

Тема: Авторский замысел романа М.А. Булгакова

«Мастер и Маргарита»

Содержание

Введение…………………………………………………………………….3

Глава 1. Название, эпиграф, жанр и композиция романа………………..6

Глава 2. Проблема человека в романе «Мастер и Маргарита» и ее преемственность в произведениях русских писателей-классиков...…………….………………………………………………………...10

2.1. Современный московский мир…………………………………..10

2.2. Древний Ершалаимский мир. Трагедии и фарсы (модель урока)…………………………………………………………………………………12

2.3. Мотив ГПУ – НКВД в романе М. Булгакова………………….17

Глава 3. Пасха в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»………20

Глава 4. Отношение к религии М.А. Булгакова в жизни и в романе……………………………………………………………………………….…21

Глава 5. Истинные и мнимые ценности в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»…………………………………………………………….…..22

5.1. «Рукописи не горят…»…………………………………………..25

Глава 6. «Он заслужил покой»………………………………………….…28

Заключение………………………………………………………………... 32

Литература………………………………………………………………….33

Приложение………………………………………………………………...35














Введение

Отрекись от Него – и громом

Не расколется небосвод…

Только свет из грешного дома

Может быть, навсегда уйдет

И заметишь ты это едва ли:

Все заботы да суета…

Мы не раз уже предавали

И стыдились верить в Христа.

Но глядит Он из дальней дали,

Весь изъявлен и весь в крови

Дети, дети Моей печали,

Дети, дети Моей любви.


Надежда Павлович

«Наши дети»

Булгаковский роман «Мастер и Маргарита» неоднократно даже опытными и высококвалифицированными читателями признавался и запутанным, и развлекательным, предлагающим столько ключей к пониманию, что неизбежно обречена любая цель распутать его значение. Однако, отдавая должное исследовательской интуиции и изобретательности и давно воспринимая роман как генератор идей и интерпретаций, нельзя не отметить один любопытный факт: часть загадок романа создана самими исследователями. Одни не смогли или не захотели проверить свои концепции «медленным чтением», другие увлеклись «красивой» гипотезой и вступили в противоречие с текстом, а некоторые ко времени написания своих работ просто не располагали ранними редакциями романа. Вместе с тем, роман необыкновенно отзывчив на различные литературоведческие версии, и это обстоятельство, обогащая наше восприятие, оборачивается в то же время определенной опасностью исследовательского произвола, как сознательного, так и невольного. Эта книга – большой фельетон, в котором нет положительного героя, (и в этом она сродни «Ревизору»). Не надо идеализировать никого – ни Иешуа, ни Мастера, ни Маргариту, ни профессора Понырева. Не в том смысле, что это не идеал с точки зрения читателя. Важнее то, что отношение самого Булгакова к этим персонажам далеко не возвышенное.

Сам Михаил Афанасьевич Булгаков, человек мучительной, но и счастливой судьбы. Писатель прошел огонь и кровь революции и Гражданской войны, пережил крушение мира, к которому принадлежал от рождения, он страдал и заблуждался, падал духом и пытался примириться с новой властью. Умирая в страданиях, просил сберечь роман со словами «Пусть знают!» - говорил Булгаков. А для чего знать? Неужели лишь для того, чтобы убедиться в беспросветности и бессмысленности жизни?

Очень интересным представляется восприятие романа верующим православным человеком, который посчитает чтение этого произведения грехом, ведь главным героем романа является сатана.

Осмыслить философско-религиозные идеи романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита» мы сможем, привлекая к работе труды диакона Андрея Кураева. Он очень тщательно и досконально изучил роман, предложил нам свой взгляд на эту книгу. Написал труд, представляющий собой религиоведческое исследование.

Подобные отзывы мы можем увидеть в статьях протоиерея, историка церкви Льва Лебедева и преподавателя Московской Духовной академии Михаила Дунаева.1 В рамках православной точки зрения учитывается религиозно-этическое содержание произведения, его нравственное воздействие на читателя.

Научная критика иные аспекты романа: его структуру, генеалогию «шифры», хотя и здесь чаще учитываются качество и степень влияния романа на читателя. Роман после своего опубликования в 1966-1967 гг. снискал такую популярность, прежде всего потому, что знакомил многих своих читателей со Священным Писанием и даже получил расхожее название «Библия шестидесятников». Универсальный принцип обращения Булгакова с евангельскими текстами состоит в том, что писатель постоянно сохраняет двойственность: Евангелия одновременно и опровергаются и подтверждаются.

А вот духовные родственники Булгакова – белая церковная интеллигенция – смогла прочитать его роман как произведение христианское. Стоит также заметить, что православная Анна Ахматова, выслушав из уст автора «Мастера и Маргариту», не прервала своего общения с Булгаковым. Более того – Фаине Раневской она говорила, что это гениально, он гений!»2 Положительной была и реакция великого литературоведа Михаила Бахтина.3 Они знали, что есть зло страшнее и долговечнее, чем советская власть.

Книга Булгакова присутствует в высокой культуре России, в обязательной школьной программе. Когда узнаешь историю романа, его рождение через муки, испытания, становится сложнее работать. Появляются вопросы: кто такой Иешуа? И вообще любовь ли это? Не все так однозначно.

Поэтому считаю необходимым донести до учащихся духовный замысел романа, основанный на исследовании художественного произведения в контексте христианской культуры.

Цель – понять замысел писателя; заметить и осмыслить переклички линий романа. Дать учащимся правильную точку зрения, которая помогла бы им не только читать и анализировать литературу, но и разбираться в жизни.

Реализация данной цели вызвала необходимость постановки и решения следующих задач:

- рассказать о значении романа, его судьбе; показать особенности жанра и композиции;

- уяснить нравственные уроки Булгакова, главной ценности, о которой говорит писатель;

- выявление христианской составляющей в русской литературе; научиться находить в человеке доброе, не замечая плохого;

- выявление влияния традиционных (христианских) источников на творчество М.Булгакова;

- проведение сравнительного анализа с произведениями русских писателей-классиков.



















Глава 1. Название, эпиграф, жанр и композиция романа.

Известно, что заглавие художественного текста (как и эпиграф) представляет собой один из существенных элементов композиции со своей поэтикой. Заглавие – это имя произведения. «Мастер и Маргарита» напоминает нам о знаменитых в мировой литературе «Ромео и Джульетте», «Тристане и Изольде», «Дафнисе и Хлое» и настраивает читателя на любовную тему указанных героев. Являясь эквивалентом текста, название заявляет его основные темы и их трагическое решение.1 Однако если вдуматься в смысл названия, то оно еще говорит о творчестве. В Древней Руси мастером называли человека, достигшего высокого искусства в своем деле, ремесле. Вместе с тем мастера имели имена собственные: Данила – мастер, Левша. Булгаковский мастер безымянен. Только особое чутье (и знание глобальных философских наработок) могло подвигнуть автора уберечь от разглашения собственного имени героя и одарить его загадочным: мастер. Сама идея нетленности, всепобеждающей силы мастерства, и особенности мастерства слова, - одна из фундаментальных идей романа «Мастер и Маргарита».

Андрей Кураев в своей статье «Мастер и Маргарита»: за Христа или против? пишет, что слово мастер нужно прочитать на иврите. В европейском языке оно имеет значение «закрытие». У Булгакова Мастер – это замена имени, отказ от имени. Имя не нужно, когда жизнь человека (персонажа) сводится к некоей одной, важнейшей его функции. Человек растворяется в этой функции. И по ходу булгаковского повествования Мастер растворяется в написанном им романе и в своей зависимости от Воланда.2

Роман задумывался как «роман о дьяволе» - об этом свидетельствуют и перечни предполагаемых названий в черновиках («Черный маг», «Консультант с копытом», «Великий канцлер», «Вот и я» <фраза, с которой в опере предстает перед Фаустом Мефистофель>, «Шляпа с пером», «Черный богослов», «Подкова иностранца», «Копыто консультанта», «Евангелие Воланда», «Князь тьмы» и другие). Об этом писатель сообщил в письме правительству 28 марта 1930 года: «И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе…» Однако в ходе работы замысел претерпел глобальные трансформации, и исходное балансирование между сатирическим (в духе «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова) и фантастическим завершилось изменением общей авторской стратегии и смысловых перспектив романа. Последнее отразилось на смене заглавия произведения, которое в окончательном варианте вывело на первый план двух персонажей – Маргариту и ее безымянного возлюбленного, отсутствовавших на стадии замысла произведения и появившихся у Булгакова впервые в 1931 году.

Все же название не могло в полной мере отразить замысел романа. Обостренное отношение Булгакова к крушению в России религии – как целого пласта культурной, духовной, нравственной жизни1, побудило его предпослать тексту эпиграф, который заявляет еще одну тему романа добра и зла.

В качестве эпиграфа Булгаков выбрал слова из бессмертного произведения Гёте. «Ты кто?» — спрашивает Фауст. И Мефистофель отвечает: «Часть силы той, что без числа творит добро, всему желая зла».

И этот выбор вряд ли случаен: философское проникновение в тайны бытия волновало Михаила Афанасьевича Булгакова нисколько не меньше, чем великого автора «Фауста». Эпиграф из Гете – прямая отсылка к философской проблематики известного текста мировой культуры. К «Фаусту» восходит и образ одного из главных героев романа – Воланда (у Гете – Мефистофеля) как силы зла творящей добро. Мефистофель своими ухищрениями и кознями подталкивает Фауста к преодолению земных соблазнов и постижению сокровенных смыслов бытия. Булгаковский Воланд лишен традиционного облика Князя тьмы, жаждующего зла, и осуществляет как акты возмездия за «конкретное зло», так и акты воздаяния, творя, таким образом, отсутствующий в земном бытии нравственный закон.

Тема, заявленная эпиграфом, экспонируется в тексте через мотивную структуру московского сюжета.

Добродетельная сторона деяний Воланда побудила исследователей говорить о дуализме Булгакова и гностических корнях его романа, в котором дьявольские силы едва ли не равновелики божьим.2

Из совпадений с «Фаустом» следует отметить время действия: история Иешуа приурочена к Пасхе, при принципиальном для Булгакова параллелизме событий московский сюжет так же, как ершалаимский, развивается в предпасхальную неделю. К Гете могут быть возведены и имя главной героини романа – Маргарита, - и указание на то, что в своей неземной ипостаси мастер может стать «новым» Фаустом, и т.д.

Любопытно, что, как обычно у Булгакова, эпиграф пародийно обыгран в тексте: «Да кто же он, наконец, такой? – в возбуждении, потрясая кулаками, спросил Иван».3 В христианском понимании не сатана творит добро, а бог ради спасения человеческой души попускает дьявола действовать на человека (и то только до определенной меры) и сам обращает все его происки ко благому. Следовательно, читатель – христианин, к которому и был обращен роман Булгакова, увидев эту «визитную карточку» (эпиграф), сразу же почувствует подвох … понимая, что если речь идет от лица Мефистофеля, то от этой речи нельзя ожидать правды.4

Роман можно назвать бытовым (воспроизведены картины московского быта двадцатых – тридцатых годов), и фантастическим, и философским, и автобиографическим, и любовно-лирическим, и сатирическим. Роман многожанров и многопланов. Все тесно переплетено, как в жизни.

Композиция романа «Мастер и Маргарита» обусловлена решением Булгакова выстроить свое произведение как «текст в тексте», «роман в романе». Эту формулу следует понимать как построение произведения из нескольких автономных частей, наделенных при этом различными художественными кодами. Композиция «текст в тексте» избрана Булгаковым именно для того, чтобы подчеркнуть повторяемость самого значительного и необратимого события истории: осуждения невиновного человека, присвоения права отнять у него жизнь, запоздалости любого раскаяния и мысли о бремени ответственности за каждый свой поступок. Две сюжетные линии романа – московская и ершалаимская – выстраивается как параллельные, не случайно исследователи выделяют пары, триады и даже тетрады героев.1

Итак, «Мастер и Маргарита» - двойной роман. Оба «романа противопоставлены» друг другу, и появление главного действующего лица романа Мастера о Понтии Пилате – Иешуа – в романе о Мастере невозможно, так как он повествует нам о времени самого писателя, эпохе, символом которой был Воланд – сатана. Добро же в реальной жизни могло быть только относительным, частичным. В ином случае существования его становилось невозможным. Поэтому-то Мастер и Маргарита, воплощение добра в романе о Мастере, и вынуждены вступать в «союз» с Воландом, то есть идти на компромиссы с совестью, лгать, чтобы сохранить любовь и истину о Христе, открывшуюся Мастеру. Это и объясняет двойственность персонажей. Святость и добро порой сочетаются в их образах со злом, ложью и предательством. Так, Маргарита выступает не только в качестве ведьмы, устраивающей разгром в квартире критика Латунского: она утешает плачущего ребенка, что в народных легендах свойственно или святой, или самой Пречистой Деве. Мастер же, восстанавливая в своем романе о Понтии Пилате ход событий, происшедших в Ершалаиме «четырнадцатого числа весеннего месяца нисана»125, является, безусловно, личностью талантливой и незаурядной, но сломленной преследованиями – отрекается от творчества, предавая открывшуюся ему истину. Единственный ученик Мастера, поэт Иван Бездомный бросает писать стихи по совету учителя, но все-таки случившееся с ним потом считает только тяжким наваждением, болезнью.

Добро – как отмечает А. Кураев, - первично и самодостаточно. С онтологической точки зрения оно имеет опору в Боге, а не в сатане. С гносиологической же точки зрения добро обладает достаточной силой убедительности для человеческой совести, чтобы не нуждаться в помощи и рекомендациях зла.2

Добро в романе о Мастере хоть и не абсолютно, но реально. Иначе изображено в нем зло: оно представлено как реальное, порожденное государственным строем, и сверхъестественное, библейское. Воланд и его свита появляются на страницах романа с целью разоблачить зло реальное. Булгаков наделяет их функциями судей, чтобы высмеять общественную жизнь, литературную атмосферу и показать относительность власти.

Таким образом, название, эпиграф, жанр и композиция романа, - подтверждают тезис: главная идея романа - высшее назначение искусства, призванного утвердить добро и противостоять злу. Своим романом М. Булгаков утверждает приоритет простых человеческих чувств над любой социальной иерархией. Писатель верил, что только опираясь на живое воплощение этих гуманистических понятий человечество может создать действительно справедливое общество. Для того, чтобы человек состоялся как личность, то есть существо способное воспринимать уважение к моральному закону, он должен развивать в себе доброе начало и подавить злое. И все здесь зависит от самого человека. Добро и зло у М.Булгакова творятся человеческими руками, а не Богом или дьяволом.






























Глава 2. Проблема человека в романе «Мастер и Маргарита» и ее преемственность в произведениях русских писателей-классиков.

2.1. Современный московский мир.

В «Мастере и Маргарите» живет глубокая вера в непреложные нравственные законы. Проблемы, поднятые в произведении раскрыты во всем блеске авторского мастерства. Они присутствуют в обрисовке каждого из центральных героев.

- Что же лежит в основе человеческого поведения – стечение обстоятельств, ряд случайностей, предопределение или следование избранным идеалам, идеям? Кто управляет человеческой жизнью?

Обратившись к событиям московских глав, поразмыслим о сущности спора странного иностранца с деятелями МАССОЛИТа у Патриарших прудов. Московские обыватели не верят в чудо, настаивая на пошло-привычном измерении жизни, так как Берлиоз «к необыкновенным обстоятельствам… не привык», в реальное существование Христа не верит. Воланд, вполне презрительно относясь к возможностям людей не отрицает божественного начала и заданности человеческих усилий противопоставляет чудо: «…ежели бога нет, то спрашивается, кто же управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле?». На чьей стороне в этом споре автор романа? Обозревая события в Москве, направляемые Воландом и его свитой, мы убеждаемся в правоте мага, ничтожности московского люда, падкого на мелочные ценности и не верящего ни в Бога ни в черта.1

Мир Москвы Булгаков рисует как неподвижность, неспособность к трагическим встречным движениям. Эта статичность московского круга подталкивала Булгакова к гоголевскому стилю. Создавая киносценарий по «Мертвым душам», Булгаков постоянно динамизирует и раскрывает рамки гоголевского повествования. Сознание москвичей ориентировано лишь на привычные обстоятельства и комически пытается «фантастическое» приспособить к реальному. Перенесение Лиходеева в Ялту изумляет сослуживцев: «Да смешно говорить! – пронзительно закричал Римский. – разговаривал или не разговаривал, а не может сейчас в Ялте! Это смешно!

- Он пьян…- сказал Варенуха.

- Кто пьян? – спросил Римский, и опять оба уставились друг на друга».

Гоголевский стиль в этом диалоге очевиден, и он необходим, поскольку Булгаков описывает неподвижный мир, не впитывающий ничего, кроме известных обстоятельств: «За двадцать лет своей деятельности в театре Варенуха видал всякие виды, но тут он почувствовал, что ум его застилается как бы пеленою, и он ничего не сумел произнести, кроме житейской и при том совершенно нелепой фразы: «Этого не может быть!»». Как это напоминает реакцию Коробочки на предложения Чичикова. Гоголевский стиль в московских главах «Мастера и Маргариты» присутствует неизбежно, так как система повторов некоторых ситуаций библейских глав создает эффект снижения. Например, страдания Степы Лиходеева в седьмой главе «Нехорошая квартира» несколько напоминает головную боль Пилата, но в описании их проступает не духовность, а животность.

Суета и корысть общества попрошаек в девятой главе «Коровьевские шутки» описаны совершенно в гоголевских тонах. Мелочный алогизм (отрицание логического мышления как средства достижения истины) «претензий на жилплощадь покойного Берлиоза напоминает сцены «Ревизора» и «Мертвых душ».

В московских главах действие приобретает бессвязно-лихорадочный шумный темп буффонады. Так, где отсутствует внутренняя жизнь человека, кипение суеты становится хаотичным. Хватательный инстинкт мещанства, вещизм московской публики разоблачены М. Булгаковым с помощью гоголевского приема снижающей гиперболы.

Вся сцена в варьете – сниженная вариация арии Мефистофеля из оперы Ш. Гуно «Фауст» («Сатана там правит бал, люди гибнут за металл…»). Так Булгаков вместо поэтической вакханалии Гунна дает омерзительную лихорадку пошлости.

Эксцентричность сатиры Булгакова побуждает вспомнить, что гоголевская традиция пришла к нему через Салтыкова – Щедрина и Чехова. Это особенно заметно в семнадцатой главе, где Москва заражена скандалом и стремиться к нему, как любая бессобытийная жизнь. После трагического реквиема шестнадцатой главы это суетливое аллегро особенно комично. Драматизм происходящего в Москве не воспринимается как беда, так же как мы спокойно смеемся над «Смертью чиновника» Чехова. Перед нами не люди, а заводные куклы, которые могут исполнять лишь заданную партию, но ориентироваться в событиях, осознавать их не способны. Кукольность, бесчеловечность заметна в таких персонажах, как Семплеяров, Майгель, как и во многих других.

Идеология романа – грустная, и ее не скроешь…

Современники видели в романе Булгакова, прежде всего, злую пародию на советское общество и подчеркивали в первую очередь влияние на Булгакова Грибоедова, Гоголя и Достоевского. В романе Булгакова множество лиц, конкретные прототипы которых узнаваемы, что с очевидностью выяснено Б. Соколовым в «Булгаковской энциклопедии»1. Разумеется, при всей характерности таких лиц, как Берлиоз или Бенгальский, в каждом из них проступает тип. Однако, вечные типы (Иешуа, Пилат, Воланд), разрывающие оковы времени, несут в себе влияние Пушкина. Гоголевская традиция, безусловно, присутствует в «Мастере и Маргарите» и сказывается в мотиве оборотней. Достаточно вспомнить Бегемота или превращение «нижнего жильца» Николая Ивановича в борова. Булгаков действительно близок к Гоголю в оценке язычества. В романе коммунистическая Москва представлена как шаг назад от христианства, возвращение к культу вещей и бесов, духов и призраков. (Соколов 1998) Нигде нельзя нащупать твердого бытия, нигде нельзя увидеть человеческого лика. Эта призрачность родилась от лживости.

Пороки представлены как искажение человеческого существа, а не основа жизни. И потому не тоска, не отчаянье, а сокрушающий зло смех – итог булгаковской картины Москвы никак не подтверждает утверждение Га-Ноцри, что злых людей нет на свете. Персонажи из московской жизни находятся как бы вне добра и зла, в них самих нет места этической оценки себя и жизни. Мир Москвы у Булгакова не абсолютно механичен и мертв, как в «Мертвых душах», где картина губернского города подтверждалась «Повестью о капитане Копейкине».

- Если жизнь соткана из случайностей, можно ли ручаться за будущее, отвечать за других? Существуют ли какие-то неизменные нравственные критерии, или они изменчивы и человеком движет страх перед силой и смертью, жажда власти и богатства?


2.2.Древний Ершалаимский мир. Трагедии и фарсы (модель урока).

«Евангельские» главы – своеобразный идейный центр романа. Хотя Булгаков дистанцируется от канонических Евангелий и поведение его и Иешуа лишь отдаленно напоминает действия Иисуса Христа, при внимательном чтении становится различимой пронизанность текста романа новозаветными реалиями.

Цель: показать роль ершалаимских глав в структуре романа. В целом они занимают не столь большое по объему место. Однако именно эти главы и лица оказываются мерилом всего происходящего в Москве и самого Воланда. Почему он лишь свидетель, а не участник событий ершалаимских глав? Этот вопрос ведет к созданию проблемной ситуации, концентрирующейся вокруг дилеммы: «Всевластно ли зло?».

У учащихся на материале московских глав могло сложится впечатление, что зло могущественнее добра. Пошлость обывателей, издевательские проказы свиты Воланда, легкость с которой «черный маг» овладевает городом и расправляется с ним, несчастье Мастера, Маргариты, Ивана Бездомного, как людей, в которых душа еще жива, - все это говорит о всевластии зла. Булгаков не позволяет читателю сделать выводы, исходя из одного пласта жизни, одной исторической эмоциональной ситуации. Автор романа сталкивает современные и библейские сцены, сиюминутность и вечность, трагедии и фарсы, анекдот и миф. На этом перекрестке контрастов возникают иные выводы.

Ученики в анализе глав (например, смерть Берлиоза и смерть Иуды) убеждаются в разности авторского отношения к событиям. Библейские сюжеты охарактеризованы как высокая трагедия, где все знаменательно, где даже в падших есть поэзия чувства. Московский мир, за исключением Мастера, Маргариты, Ивана, пошл, бездушен и потому достоин лишь фарса.

Стараясь ответить на центральный вопрос урока: «Всевластно ли зло?», ученики по собственному выбору объединяются в группы, ведя работу по следующим вопросам и заданиям.

Первая группа работает над материалом, связанным с Понтием Пилатом.

1. Почему Пилат хочет спасти Иешуа и предает его казни?

2. Как изменился Пилат после казни Иешуа? В чем выразилось его раскаяние?

3. Как гроза меняет жизнь Пилата и Мастера?

Вторая группа обдумывает судьбу Иуды из Кириафа.

  1. Как мотивирует предательство Иуды Евангелие и как оно объяснено в романе Булгакова?

  2. Прав ли Афраний, говоря, что Иуду вдохновляет лишь страсть к деньгам? Почему Афраний скрывает от Пилата истинные обстоятельства убийства Иуды?

  3. Сравните сцены прихода Андрия к полячке и его гибели в «Тарасе Бульбе» с встречей Иуды и Низы и его смертью, последние мгновения жизни Иуды и дон Гуана (Пушкин «Каменный гость»).

Зачем Булгаков придает своему герою сходство с «рыцарями любви» в произведениях Пушкина и Гоголя?

Третья группа размышляет над вопросами, связанными с образами Иешуа и Левия Матвея.

  1. Почему Иешуа отказался выпить перед смертью напиток, который мог облегчить страдания, и сказал, «что в числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость»?

  2. Зачем Булгаков дает увидеть казнь глазами Левия Матвея?

  3. Почему Левий проклинает Бога и отказывается от благодеяния Пилата?

  4. Почему Иешуа никого не винит в своей смерти и утешает Пилата в мире духов?

  5. Сравните сцены смерти Иешуа и Мастера (главы 16, 25, 30). В чем различно их отношения к страданию и к людям?

Когда группа готова к ответам, выводы обсуждаются всем классом и учитель вносит свои дополнения.

Вторая глава романа, «Понтий Пилат», разрывает круг обыденности и переносит читателя в пространство вечности. Здесь оживает пушкинский замысел трагедии о Христе. В пространстве вечности решаются те же мучительные вопросы о сущности человека. В поединке совести и страха пред общественным мнением, который идет в душе прокуратора, обнаруживается справедливость слов Иешуа. Пилат, доведенный болью до состояния затравленного животного, в разговоре с оборванцем, оказывается способным если не понять, то почувствовать вселенскую значимость происходящего и страстно пытается спасти Иешуа от казни. Эта попытка подсказана не только тем, что Иешуа дарует ему облегчение физических страданий, но и пробудившейся совестью. Присутствие Га-Ноцри требует от прокуратора бескорыстия, справедливости, отказа от привычных представлений и действий. Однако спасти Иешуа можно, лишь освободясь от страха за себя. Поведение и самочувствие, по Булгакову, прямо зависят от веры в добрые начала человека. Арестант осмеливается говорить не о личной слабости прокуратора, но о ложности всей системы: «всякая власть является насилием над людьми, и … настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть». Прокуратор приказывает развязать Га-Ноцри и тем самым подтверждает мысль Иешуа: «Злых людей нет на свете».

При всем несходстве ситуации поединок Иешуа и Пилата, их спор о добре и зле напоминает трагедию Пушкина «Моцарт и Сальери». Доверчивость Моцарта, его музыка казнят Сальери, как Пилата обезоруживает искренность Иешуа. Вера Моцарта в то, что «гений и злодейство - две вещи несовместные», сродни рассуждениям Га-Ноцри о добрых людях. Пилат так же притянут, привязан к Иешуа, как Сальери к Моцарту. И не выдерживая этой странной любви, и которая зовет их перемениться, и Пилат, и Сальери решается на казнь высокого, чтобы не выпить яд самим, но, умертвляя добро, лишаются покоя. Задуманная Пушкиным трагедия о Христе написана Булгаковым.

Интересно сопоставить освещение ершалаимских и московских глав.

В третьей главе неполноту московского мира Булгаков подчеркивает присутствием луны, «еще не золотой, а белой». В Ершалаиме бушевало солнце, от которого у Пилата «загорелся мозг». Неистовый огонь солнца и отраженный свет луны разделяют жизнь подлинную и мнимую. Свет луны обманчив, о чем настойчиво писал Пушкин в «Евгении Онегине». «Печальная» и «вдохновительная» «богиня тайн и вздохов нежных» становится природной спутницей мечтателей, отдающихся иллюзиям: Татьяны и Ленского. Для «холодного» Онегина существует лишь «глупая луна». Характерно, что после посещения дома Онегина и отрезвления луна Татьяне уже не светит. В финале четвертой главы романа «Евгений Онегин» упоминается, но речь здесь не идет, как в пушкинском романе, о высоких заблуждениях сентиментализма и романтизма. Пушкинский мир опошлен в московских главах. «Хриплый рев полонеза из оперы «Евгений Онегин»» и «вездесущий оркестр, под аккомпанемент которого тяжелый бас пел о своей любви к Татьяне», демонстрируют далекость происходящего от страстей пушкинских героев. Потрясение, которое испытал Бездомный, увидев, как точно сбываются предсказания Воланда, готово превратиться в пошлое преследование мошенника, возможно, подстроившего смерть. Внешне это преследование Воланда, с целью его разоблачения. Но в Бездомном присутствует и смутная попытка разглядеть истину в происшествии. И потому мотив света так важен в этой главе. Бездомный начинает прозревать, и луна стала золотой. Но московский быт не доступен и этому яркому свету: «Один лунный луч, просочившись сквозь пыльное, годами не вытираемое окно, скупо освещал тот угол, где в пыли и в паутине висела забытая икона,…». Также и Бездомный хотел «пробиться» сквозь «паутину» московского общества, победить зло, однако в одиночку, ему это не удается. Да и мог ли он это сделать? Как пишет Андрей Кураев: «Я убежден, что Бездомный, к сожалению, стал моим официальным коллегой, то есть он философ, а не историк. Потому что за те 7 лет, которые прошли от встречи на Патриарших прудах до эпилога, из неграмотного рабкора, ничего не знающего ни о Канте, ни о Филоне Александрийском, стать профессором истории невозможно ни при каком режиме».1 Читатель обнаруживает и знаки того, что Иван – ученик, не достигший уровня учителя, получивший благословление мастера на продолжение романа о Пилате, но лишенный дальнейшего духовного наставничества, Иван Николаевич Понырев ведет себя как человек, которому истина только приоткрылась. Этого достаточно, чтобы «профанного» мира, но недостаточно для пути в бессмертие.2

Булгаков говорил: «Советский строй хороший, но глупый, как бывают люди с хорошим характером, но неумные…»3. В его изображении «дурак» приблизился, не теряя современного вида, к народному понятию Ивана-Дурака, который еще свой истинный ум покажет.

В «Мастере и Маргарите» жизнь застигнута в ее «минуты роковые». Мир дан в поединке добра и жестокости, искренности и притворства, трепетности и равнодушия. Этот поединок идет в главах романа, написанного мастером, и в реальной жизни Москвы. Главы романа мастера наследуют пушкинский драматизм. Роман Булгакова многолюден, но в нем присутствует типологическое сходство ситуаций и персонажей ершалаимского и московского круга, о чем неоднократно писали исследователи. Эти проекции лиц и событий лишь подчеркивают контраст растерянной суетливости советского общества и величавости библейских сцен. Снижение уровня, содержание человеческих конфликтов, очевидно для читателя. Роман Булгакова строится как совмещение комедии и трагедии. Тонкая ирония ершалаимского круга превращается в московских главах в откровенный фарс, хотя история мастера, Маргариты, Ивана Бездомного сохраняет драматизм борьбы человека со злом и напряжение сложной психологической жизни. Естественно, что ершалаимские главы отмечены благородством пушкинского стиля. Описывая во второй главе романа хитросплетения Пилата в разговоре с иудейским первосвященником Каифой, Булгаков иронизирует над большим искусством намеренной игры прокуратора, которая не отменяет трагических прозрений: ««Бессмертие… пришло бессмертие…» Чье бессмертие пришло? Этого не понял прокуратор, но мысль об этом загадочном бессмертии заставила его похолодеть на солнцепеке». Сопоставляя грозу в Ершалаиме и Москве, мы замечаем, что природная стихия не подчинена историческим и социальным трансформациям. И в библейских, и в современных сценах, гроза вызывает страх у людей неправедных и спасительна для тех, в ком жива душа. Гроза в Ершалаиме предстает как очистительная стихия: «становилось все темнее. Туча залила уже полнеба, стремясь к Ершалаиму, белые кипящие облака, неслись впереди напоенные черной влагой и огнем тучи» (глава 16). Гроза и в 25 главе романа прорисована как борение мрака и света. Грохот катастрофы сопровождает грозу, рождающуюся как эхо природы в ответ на смерть Иешуа. Добро в Иешуа не побеждено никакими мучениями.

Мастер умирает не так покорно, как Иешуа: «Отравитель… - успел еще крикнуть Мастер. Он хотел схватить нож со стола, чтобы ударить Азазелло им, но рука его беспомощно соскользнула со скатерти, все окружавшее Мастера в подвале окрасилось в черный цвет и вовсе пропало». И опять является гроза, как символистический отзвук преступления, и природный протест против тьмы, как очистительная буря, несущая возрождение.

Вот мастер и Маргарита уже подняты к иной жизни и летят над Москвой. Катастрофа грозы у Булгакова ведет к возрождению жизни, тьму сменяет свет.

«Грозу унесло без следа, и, аркой перекинувшись через всю Москву, стояла в небе разноцветная радуга, пила воду из Москвы-реки». Булгаков здесь становится поэтом. Это одушевление веры. Писатель, создавая роман о спасительности веры в доброе начало жизни, не боится сделать законом мира пушкинскую победу света над тьмой. Когда Пилат призывает Афрания, чтобы отомстить Иуде за предательство, «солнце вернулось в Ершалаим … Фонтан совсем ожил…, голуби выбрались на песок…».

Пушкинские и гоголевские стили сопрягаются у Булгакова и тогда, когда речь идет о смерти Иуды из Кериафа. Афраний, который представляет Пилату Иуду, как человека у которого одна страсть – деньги, сам знает, что это не так. Он знает, что Иуда любит Низу, и именно ее делает пособницей убийства. Афраний знает, что Иуде деньги нужны были для исполнения его мечты. Однако Афраний щадит Пилата и не связывает преступление Иуды с любовью.

Автор же подчеркивает эту связь. Как пушкинский Гуан в «Каменном госте» перед смертью произносит имя Анны то ли с сожалением о несбывшейся любви, то ли с упреком судьбе, которая отнимает жизнь именно тогда, когда Гуан действительно любит, так Булгаков почти с теми же интонациями заставляет Иуду прошептать имя Низы. Любовь к ней, а не страсть к деньгам руководит им. Деньги он готов был отдать убийцам за сохранение жизни. И Булгаков описывает поиски Иудой Низы, как путь Андрия к полячке в «Тарасе Бульбе», и с горьким участием рисует тело мертвого Иуды, напоминающего облик убитого отцом Андрия: «В тени оно представлялось смотрящему белым, как мел, и каким-то одухотворенно красивым».1

Но только ли ершалаимские главы романа утверждают, что добро не может быть вытравлено из мира? Заканчивая этим вопросом урок, предполагаем выполнить на выбор одно из домашних заданий.

  1. Почему Иван Бездомный из бесталанного поэта превратился в ученика мастера? Какова цена его прозрения?

  2. Какие ошибки или преступления и во имя чего совершила Маргарита? Чем героиня Булгакова отличается от Маргариты «Фауста» Гете?

  3. Справедлив ли приговор Левия Матвея мастеру: «Он не заслужил света, он заслужил покой». Исполнен ли этот приговор?

  4. Почему Воланд со своей свитой исчез в провале?

  5. Изменилась ли Москва с уходом Воланда игры прокуратора

2.3. Мотив ГПУ – НКВД в романе М. Булгакова

По мере развертывания романа для читателя очевидным становится существование в булгаковской Москве некоей организации (прототипа ГПУ), власть которой распространяется на всю столицу. Булгаков менял и регламент разрешенного и правила игры, предписанные художнику в тоталитарном государстве. ГПУ изображено как тень «без лица и названья», как растворенная в обществе властная структура (НКВД). Учреждение предпочитает надевать маску, его название заменено обозначениями «позвонить туда», «им», явиться «куда следует» или умолчаниями. Безымянны и следователи.

Лексика втянута в словесный маскарад: слово «арест» подменяется фразой «у меня к вам дело», «на минутку» или «надо расписаться».

Представители тайной канцелярии у Булгакова – люди неопределимой профессии и достаточно пространной внешностью.

При всей «непроявленности» ведомство отличается чрезвычайной осведомленностью. Каждый готов поверить, что окружен всеслышащими ушами, что любой шаг «там» известен. Даже во время полета на шабаш Николай Иванович, услышав фразу Наташи: «Да ну тебя к черту с твоими бумагами!», - «моляще орал»: «Услышит кто-нибудь».2

О деятельности ГПУ говорится следующим образом: «его быстро разъяснят», «все выяснили», «все расшифровалось», «все это разъяснится, и очень быстро».3 Однако функции неназываемой организации не ограничивается безобидным разъяснением: она обладает властью над жизнью людей. Именно с описанием ее действий и связаны в романе мотивы ареста, обыска, ссылки, страха, доносов, заточения. Положение людей, живущих в описываемом мире, двойственно. В них взращена уверенность, что нельзя доверять даже близким, ибо любой может быть связан с тайным ведомством. Например, предположение Маргариты, что «Наташа подкуплена».1

Эпоха породила тысячи осведомителей, исполнявших свой революционный долг. На веку Булгакова произошло и утверждение и доблести доносчика: в 1937 году Сталин распорядился поставить памятник Павлику Морозову.

Доносчик у Булгакова – фигура массовая и вместе с тем сложная. Тема доноса представлена историей Иуды, желанием «изоблачить злодеев» Варенухи, ничтожностью поступка Алоизия Могарыча, гражданского поведения Ивана Бездомного, намеревающегося арестовать «консультанта».

Другой пласт, связанный с этой организацией, - аресты, тюрьмы и стоящая за ними тема насилия над личностью и лишения свободы, как «самого драгоценного дара», которым награжден человек. Ей приданы разные формы – от подробных описаний обыска и ареста до прямых названий мест заключения: «Взять бы этого Канта да в Соловки!».

Порой деятельность ГПУ представлена Булгаковым в откровенно пародийном аспекте. Маскарад сыщиков, стерегущих квартиру под видом водопроводчиков; их снаряжение (отмычки, черные маузеры, тонкие шелковые сети, ампулы с хлороформом). «Хорошо» подготовленная операция заканчивается полным посрамлением ГПУ под издевательские реплики кота.

Интерес к персонам, осуществляющим власть на высших ее этажах, - характерная черта Булгакова, о которой свидетельствуют сохранившиеся дневники писателя и многочисленные скрытые и явные отсылки в его творчестве.

В романе нет имен, табуировано и имя Сталина. Он угадывается в облике Воланда, да и в тосте Понтия Пилата – «за тебя, Кесарь, отец римлян, самый дорогой и лучший из людей!»2 Поколение Булгакова прошло через страх. Сам Булгаков осознавал, что страх важнейшая примета тоталитарного режима, подразумевающая вынужденность жизни в неприемлемых для личности условиях.

Булгаков сознательно, порой демонстративно подчеркивает автобиографичность образа Мастера. Обстановка травли, полное отрешение от литературной и общественной жизни, отсутствие средств к существованию, постоянное ожидание ареста, статьи-доносы, преданность и самоотверженность любимой женщины – все это пережили и сам Булгаков и его герой.

Много страдала и возлюбленная Мастера; вот и ей тоже подарена легкая и быстрая смерть («внезапно побледнела, схватилась за сердце и … упала на пол») – быстрая смерть и быстрый покой рядом с дорогим человеком. Это финал романа, но еще за семь лет до его окончания Булгаков написал Елене Сергеевне, своей Маргарите на экземпляре книги «Дьяволиада»: «…ты совершишь со мной последний полет».1

Кончились часы жизни, начались часы смерти.

Из Союза писателей отправились в крематорий, встречу с которым он тоже пусть и своеобразно, но предсказал в одном из писем. «Печка уже давно сделалась моей излюбленной редакцией. Мне нравится она за то, что она, ничего не бракуя, одинаково охотно поглощает и квитанции из прачечной, и начала писем, и даже, о позор, позор, стихи».2

Теперь она поглотила его…

Судьба Мастера-Булгакова закономерна. В стране «победившего социализма» нет места свободе творчества, есть лишь запланированный «социальный заказ». Мастеру нет места в этом мире – ни как писателю, ни как мыслителю, ни как человеку.

При всем своем беспощадном реализме и прорывающееся местами глубокой печали эта книга светлая и поэтичная; высказанные в ней вера, любовь и надежда способны развеять любой мрак. Булгаков пишет о духовном выживании русского человека. Человек здесь не унижен, не растоптан силами зла, он и на дне тоталитарной бездны сумел выстоять, понял и принял жестокую педагогику жизни. Конечно же, это книга прощание с жизнью и людьми, реквием самому себе, и потому автор так долго не расставался с ней. Но и грусть Булгакова светла и человечна. Человек – духовная величина – вот главное и спасительное открытие русского христианства в ХХ веке.1

Достоевский говорил, что основная идея и цель высокого гуманистического искусства, русской классики – «восстановление погибшего человека». Это главная тема романа «Мастер и Маргарита». Сохранилась запись интереснейшей булгаковской мысли: «мы должны оценить человека во всей совокупности его существа, человека как человека, даже если он грешен, несимпатичен, озлоблен или заносчив. Нужно искать сердцевину, самое глубокое средоточие человеческого в этом человеке». Ведь это, в сущности, великий завет Достоевского, всей русской классической литературы от Пушкина до Чехова – «при полном реализме найти в человеке человека». И помочь погибающему, изверившемуся, разрушенному человеку, возродить его к новой жизни.

Михаил Булгаков всегда был верен этому завету.3




Глава 3.Пасха в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».


Есть ли пасхальная тема у Булгакова? Московская православная Пасха нигде в романе не упоминается. Но события ведут к ней.

Когда Воланд покидает Москву, писатель отмечает, что в этом городе были христианские церкви: с Воробьиных гор нечисть сверху вниз взирает на Москву и «на пряничные башни девичьего монастыря» (гл. 31).

В романе постоянно подчеркивается, что Москва залита светом весеннего полнолуния, неоднократно упоминается о мае. И действие романа разворачивается на пространстве от среды до воскресной ночи – формула православной поздней Пасхи. В эпилоге вполне прямо намекается на это: «Каждый год, лишь только наступает праздничное полнолуние …».

Роман начинается с Великой Среды: атеистический синедрион (Берлиоз и Бездомный) решает, как еще раз побольше уязвить Христа. В Страстную среду жена изливает миро (благовонное масло) на голову Иисуса.

В московскую среду голова Берлиоза катится по маслу, пролитому другой женой (Аннушкой) на трамвайные пути.

Сеанс в варьете приходится «на службу 12 евангелий» - вечер Великого Четверга, когда во всех храмах читаются евангельские рассказы о страданиях Христа. Издевательства Воланда над москвичами (которые сами, впрочем, предпочли быть в варьете, а не в храме) идут в те часы, когда христиане переживают евангельский рассказ об издевательствах над Христом. В эти часы этого дня как раз очень ясные деления: где собираются русские люди, а где «совки». Именно последние в своем «храме культуры» оказались беззащитными перед Воландом.

Утром в Страстную пятницу апостолы стояли за линией оцепления, с ужасом наблюдая за голгофской казнью. Утро же этой Страстной пятницы москвичи проводят тоже в окружении милиции, но это оцепление ограждает очередь «халявщиков», давящихся за билетами в варьете.

Шествие с гробом безголового Берлиоза оказывается атеистическим суррогатом пятничного хода с Плащаницей.

Бал у сатаны идет с Пятницы на Субботу. Маргарита дважды купается в кровавом бассейне. В древней Церкви именно в ночь на Великую Субботу оглашенные принимали крещение – в образ смерти и воскресения Спасителя… 1

Но до Пасхи дело не доходит: Воланд не может остаться в Москве Пасхальной: «- Мессир! Суббота. Солнце склоняется. Нам пора». И из Пасхи же убегает Мастер и Маргарита.

Воланд, конечно, не считает свои силы ограниченными, но есть в романе две сцены, которые намекают, что и у него есть весьма могущественный противник: образ креста и крестное знамение (крестящиеся буфетчик и кухарка).

Этот намек Булгаков и делает упоминанием о реакции нечистой силы на крестное знамение. Эти детали тем более выразительны, что в окончательном тексте романа церковная тематика полностью отсутствует. Крестное знамение, да иконка, за которую прячется Иван Бездомный – вот и все признаки существования Церкви в булгаковской Москве.1

В романе нет даже упоминания о Боге. Бог именно Своим отсутствием становится важнейшим персонажем: только в Москву, которая забыла о Боге, отреклась от Него и взорвала Храм Христа, и мог заявиться «знатный иностранец». Однако в Москве были люди, в вере и памяти которых оставался незримый Храм – Храм, построенный во времени. И даже их тайной, домашней пасхальной молитвы оказалось достаточно для воссоздания Храма Христа Спасителя.

Задумываясь об истоках наших трагических судеб в минувшем столетии, Булгаков видит главную причину: потерянный Дом и утраченного Бога.

В романе явно или скрыто, по-разному страдают все: и Мастер, и Маргарита Николаевна, и Берлиоз, и Поплавский, и Латунский, и Алоизий Могарыч, и Лиходеев и т.д. Один из персонажей вообще называется – Бездомный, фамилия которого, очевидно, должна подчеркнуть его потерянность между добром и злом.

И сам Воланд - тоже ведь живет на чужой «жилплощади».

В «древних главах» Иешуа Га-Ноцри – «бродяга» и «один на свете». Эта бездомность - состояние души, утратившей привычную опору в мире.2

Прежний Бог был воплощен именно в Доме, во всем национальном образе жизни. Он был как воздух, которым дышали. И Вера была у человека.

Булгаков в своем романе подводит нас к мысли о том, что воскресение Бога должно произойти в самом человеке.


Глава 4. Отношение к религии М.А. Булгакова в жизни и в романе.

Следует, конечно, учитывать, что отношение к вере в разные годы жизни Булгакова было различным. Его дед был священником, отец профессором Духовной семинарии, специалистом по западным вероучениям и масонству, активным членом Религиозно – философского общества имени В. Соловьева.

Еще в ранней молодости Булгаков склонялся к безверию. После смерти отца атмосфера в семье стала совершенно светской. Но в то же время не принимает полного богоотрицания, свойственного атеистической пропаганде тех лет. Хотя в некоторых случаях крайне неуважительно относится к церкви, священникам, религиозным обрядам. Однако в общем выражение его отношения к религии было достаточно сдержанным. И только в романе «Мастер и Маргарита» автор раскрыл свое воображение полностью.

Не только культурная, религиозная традиции, семейная атмосфера сказались на мировосприятии Булгакова, но и его индивидуально – психологические особенности.

Одной из причин с перовой женой (Татьяной Николаевной) было ее откровенно враждебное отношение к религии.1 Третья же его жена – Елена Сергеевна Булгакова – вспоминала: «Верил ли он? Верил, но, конечно, не по-церковному, а по своему. Во всяком случае, когда болел, верил – за это я могу поручиться».2

О вере в Бога свидетельствуют записи Булгакова в дневниках, письмах и черновых набросках к главам романа: «Помоги, Господи, кончить роман». 3

Имеется предание, что последней печалью умирающего Булгакова был роман о Мастере. Свои несогласия, сатиризмы, отрицания Булгаков вкладывал в уста своих персонажей. Но свою веру он им не доверил.

Православная Русь оказалась на положении безземельного странника в Советском Союзе. Ее земные храмы взрывались и закрывались, но все же Булгаков верил в возрождение России, в ее народ и поэтому посвятил им свой роман … «Чтобы знали … чтобы знали…». И нужно отметить, что Булгаков не ошибся.

Есть

Глава 5. Истинные и мнимые ценности в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

При прочтении романа в контексте христианской культурной традиции вскрываются такие факты, которые ставят под сомнение само понятие истины, за которую могли бы пострадать герои.

Булгаков в своем романе развивает традицию, близкую идеям гностиков. Гностицизм легко допускал в своих текстах смешение понятий, образов и представлений, восходящих к самым разным истокам: христианству и иудаизму, платонизму и первобытной культуре, пифагорейству и зороастризму и т.д. Если для христиан знание исходит, прежде всего, из веры в Бога, то для гностиков из веры в себя, в свой разум. У христиан высшее знание добра и зла – удел Бога. Для гностиков зло естественно. Если в христианском учении Бог дал свободу выбора между добром и злом, то гностиками зло признается как бы двигателем человека. Иисус для них – просто учитель, человек.

В рамках данного подхода «Воланд оказывается носителем высшей справедливости»,4 но на деле преступления москвичей и наказания, налагаемые на них самозваным судией, все же оказываются несоразмерны. При всем могуществе Воланда Булгаков придает ему конкретно-человеческие черты, как и Иешуа. Воланда обманывают его подручные, как и обычный человек, он чувствует боль, у него некстати перед балом болит нога, он устал от вакханалии жертв порока на балу, он даже благороден в своем отвращении к пошлости и великодушен к страдальцам. Однако, Воланд, разоблачающий и наказывающий зло, не верит в добрую природу человека, так что при внимательном чтении булгаковского текста вряд ли можно сделать вывод, будто «Воланд - самый обаятельный персонаж романа».1 Если бы Воланд внушал лишь отвращение - непонятен был бы триумф зла в том мире, в котором жил Булгаков (да и мы тоже).4 Иешуа и Воланд, свет и тьма не только противопоставлены в романе, но и неразрывно связаны как две стороны мира: «Что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?» Этот вопрос – обращение к читателям. Значимость и существование мира мы воспринимаем именно в опыте нравственного выбора. Только имея точку опоры в мире, можно быть свободным. Каждый делает свой свободный выбор, за который он отвечает. Роман можно рассматривать как Евангелие, и в то же время как пародию на него.

Много персонажей проходят перед нами в произведении Булгакова. Но есть среди них один, становящийся все заметнее в своей тихой незаметности Рассмотрим в данном аспекте образ Иешуа. «Образ Иешуа вопреки восторженным заверениям образованцев, не есть икона. Это не тот Лик, в который верит сам Булгаков…», - пишет А. Кураев.2 Образ любимого и положительного героя не набрасывают такими штрихами: «Иешуа заискивающе улыбнулся…», «Иешуа испугался и сказал умильно: только ты не бей меня сильно, а то меня уже два раза били сегодня». Так в чем же сила Иешуа? Прежде всего он всегда в состоянии духовного порыва «навстречу». Самое первое движение его в романе выражает его главную черту: «Человек со связанными руками несколько подался вперед и начал говорить:

- Добрый человек! Поверь мне…».

Таков первый духовный жест Иешуа. Пусть связаны у него руки, но внутренне он свободнее всех. «Беда в том, - говорит он Пилату, - что ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей». Лучше не скажешь о причине «зла»: и в прокураторе и в любом вообще человеке…3 Движение навстречу – сущность добра; уход в себя, замкнутость – вот что открывает дорогу злу. Истина для Иешуа – это то, что есть на самом деле, она ему дороже собственной жизни. Весь природный аккомпанемент: вольная ласточка, беспощадное солнце, песня воды в фонтане, всепроникающий аромат роз свидетельствует о естественности истин Иешуа и неправоте Пилата, прикоснувшегося к ним и в страхе отступившего.

Иешуа, таким образом, утверждает, что истина – это вся эмпирическая реальность. Это все, что случается с человеком, все, что он испытывает телом, чувствами, разумом.

Но в человеке могут быть истинные и ложные мысли, положительные и отрицательные эмоции, добрые и злые желания. А в словах Иешуа нет критерий для их различия. Если они есть, значит, они тоже – истина. Как отмечает Д.В. Макаров: «Такое представление об истине приводит к страшным искажениям в общественной нравственности».1 Общечеловеческие ценности, выработанные человечеством и отраженные в его культуре, не могут быть смешаны с сиюминутными благами: богатством, властью, плотскими удовольствиями.

Маргарита занимает в романе особое место: во имя спасения своего возлюбленного она вынуждена пойти на сговор с дьяволом.

Истинная любовь всегда жертвенна, всегда героична. Недаром о ней создано столько легенд, недаром о ней столько пишут поэты. Истины любви покорны все преграды. Силою любви скульптор Пигмалион оживил созданную им статую – Галатею. Силою любви отбивают у болезни любимых, выносят из горя, спасают от смерти…

Все были тронуты милосердием Маргариты, когда она просила Воланда почти требовала, чтобы Фриде перестали подавать тот платок. Этой просьбы от нее никто не ожидал. Воланд думал, что она будет просить о Мастере, но для этой женщины есть нечто, что выше любви. Любовь к Мастеру сочетается к героине с ненавистью к его гонителям. Но даже ненависть не в состоянии подавить в ней милосердие.

Образ главной героини романа привлекал внимание многих исследователей, в том числе и искателей прототипов. К сегодняшнему дню названо по меньшей мере пять прототипов героини, среди них даже те, кто не имел отношение к биографии Булгакова. Биографически и психологически наиболее убедительным представляется решение в пользу вдовы писателя, поддержанное друзьями семьи и почти всеми исследователями «Мастера и Маргариты».

Ряд исследователей видят в Маргарите, спутнице мастера по переходу в высшие пространства бытия, воплощение теологемы Софии – Вечной женственности, возводимой ими то прямо к философии гностиков, то к учению Г. Сковороды и мистике Владимира Соловьева.2 Другие усматривают персонификацию «алхимической королевы», проходящей на балу сатаны инициацию, а также проекции на мистерии Изиды.3

Впрочем, Булгаков нередко столь ярко выписывал своих персонажей, что читатели принимали характерность за положительность. Но это не так. Не стоит романтизировать Маргариту и лик ведьмы возносить на одну ступень со светлыми Мадоннами русской классики…

Андрей Кураев в своей работе пишет, что Маргарита – отнюдь не «ангел хранитель» и не «добрый гений» Мастера.1 Маргарита – не Муза.2 Она лишь слушает уже написанный роман. В жизни мастера Маргарита появляется, когда роман уже почти закончен. Именно она подталкивает его к самоубийственному поступку – отдать рукопись в советские издательства.

Мастер – литератор. Его произведение публикуется в составе больших романов, персонажами которых является он сам. Предмет творчества мастера: Страстная неделя в Иерусалиме. Изначально у Булгакова все было очевидно: автор «романа о Пилате» - Воланд. Но по мере переработки романа «исполнителем» рукописи становится человек – Мастер. Но Мастер творчески активен и самостоятелен лишь в литературном оформлении, а не в сути. При этом двух Мастеров в романе никогда не было: когда Мастером был Воланд, любовник Маргариты назывался «поэтом». И по ходу булгаковского повествования Мастер растворяется в написанном им романе и в своей зависимости от Воланда.

Отношение Мастера с Воландом – это классические отношения человека – творца с демоном: человек свой талант отдает духу.

5.1. «Рукописи не горят…»

То, что сам Булгаков в «романе о Пилате» видел «евангелие сатаны», мы уже знаем. Но как об этом может узнать читатель? Подсказку можно найти в знаменитой фразе «рукописи не горят». В устах Воланда - это четкая претензия на то, что инспирированная им рукопись должна заменить собою церковные Евангелия или по крайней мере встать с ними вровень. Если В.А. Чеботарева не сомневается в том, что за афоризмом стоит автор, что здесь выражена «вера Булгакова в силу искусства, торжество истины, в то, что «рукописи не горят»»,3 то Г. Круговой всерьез усматривает в этой фразе подвох дьявола, который под видом рукописи Мастера ловко подсовывает свой, дьявольский, манускрипт.4 Заметим только, что нам ближе то понимание роли дьявольской силы в романе Булгакова, которое высказал Б.Ф. Егоров в статье «Булгаков и Гоголь. Тема борьбы со злом». Бесспорно одно: Булгаков здесь с Воландом согласен.5 Цитата пусть и не текстуальная, но смысловая. Видимо, рамки наблюдения следует расширить, и тогда окажется, что история известного афоризма гораздо обширнее и во времени и в пространстве. Здесь мы также обнаруживаем перекличку – вольную или не осознанную с давней мифологемой, знакомой русской культуре на протяжении не одного столетия. Мотив испытания огнем встречается и в апокрифах, и в русских духовных стихах, в том числе и самых старинных. Особенно любим он был раскольниками. Ведь «для русского сознания середины XVII века праведник шел в огонь не для гибели. Поп Лазарь на соборе даже предлагал никонианам пройти с ним вместе через огонь, то есть судится божьим судом. Предполагалось, что правый выйдет из огня невредимым».1 Это представление распространилось и на книги; их погружение в огонь рассматривалось своеобразное испытание. В доказательство истинности старообрядческой веры дьякон Федор Иванов («соузник» протопопа Аввакума) сообщал о его поездке в Афон: пытались сжечь старые русские книги, однако они в огне не горели. Примечательно также, что в переписке Аввакума с его сторонниками один из самых ярых его противников – гонитель старой веры именуется не иначе, как Понтий Пилат. В свете этих фактов становится понятнее, какие рукописи не горят и почему они не горят.

Перечень отголосков этой традиции в русской литературе можно расширить и в другую сторону, и тогда, вслед за соратниками Аввакума, вслед за Гоголем и наряду с Булгаковым, уместно вспомнить Анну Ахматову, у которой в стихотворении «Сон» читаем:2


И вот пишу, как прежде, без помарок,

Мои стихи в сожженную тетрадь.


Распространенное верование говорит, что не разрушается то, что сохраняет Бог, в том числе истинные книги, содержащие правильное понимание библейских сюжетов. Теперь же Воланд выступает в роли и хранителя рукописей и определителя их достоверности.

Таким образом, имеются все основания говорить об архетипе, существовавшем в народнопоэтическом сознании на протяжении веков, прежде чем он обрел новую жизнь в романе Булгакова, воплотившись в афоризм: «Рукописи не горят».

Сатана заинтересован в этом антиевангелии. Это не только расправа с его врагом (Христом церковной веры и молитвы), но и косвенное возвеличивание сатаны. Сам Воланд никак не упоминается в романе Мастера. Но через это молчание и достигается нужный Воланду эффект: это все люди, я тут не при чем, я просто очевидец, летал себе мимо, примус починял… И, как подобает антиевангелию, оно появляется в скверне: из-под задницы кота («Кот моментально вскочил со стула, и все увидели, что он сидел на толстой пачке рукописей»).

Любовь и творчество – вот что может противостоять вечно существующему злу. С любовью и творчеством связаны и понятия добра, прощения, понимания, ответственности истины, гармонии. Во имя любви Маргарита совершает подвиг, преодолевая страх и слабость, побеждая обстоятельства, ничего не требуя для себя. Образ Мастера позволяет Булгакову поставить проблему ответственности творца за свой талант. Мастер наделен способностью «угадать» истину, прозреть сквозь толщу веков образ подлинной человечности. Его дар может спасти людей от беспамятства, от забытой ими способности творить добро. Но Мастер, сочинив роман, не выдержал борьбы за него, отказался от своего творения, не принял подвига.

Маргарита дорожит романом больше, чем Мастер. Силой своей любви Маргарита спасает Мастера и его роман. С темой творчества и темой Маргариты связаны истинные ценности, утверждаемые автором романа: свободой личности, милосердие, честность, правда, вера любовь.




































Глава 6. «Он заслужил покой…»

На некоторые из причин, по которым Мастер «не заслужил света», в разное время обратили внимание Л. Яновская, В. Лакшин, М. Чудакова, Н. Утехин, О. Запальская, В. Котельников и другие исследователи, предлагая «ответы» чаще этического, религиозно-этического плана. «Ответы» должны вытекать из анализа разных уровней, «зон» романа.

Мастер не заслужил света потому, что это противоречило бы:

- христианским требованиям («зона героев»),

- философской концепции мира в романе («зона автора»),

- жанровой природе романа («зона жанра»),

- эстетическим реалиям ХХ века («зона эпохи»).

Разумеется, такое разделение довольно условно и диктуется прежде всего учебно-методическими целями.

Обратимся к причинам религиозно-этическим, христианским. Они находятся в «зоне героев», вытекают из романных судеб героев, как если бы герои жили «сами по себе», по своей воле, а не по авторской. Но это самый распространенный подход, особенно в школе.

С христианской точки зрения Мастер не заслужил света, поскольку и за смертным порогом продолжал оставаться слишком земным. Он не преодолел в себе человеческого телесного начала. Это выразилось в частности, в том, что Мастер оглядывается назад, на свою земную грешную любовь – Маргариту, он хотел бы с нею делить будущую неземную жизнь. Классический прецедент в мировой литературе известен: Данте в «Божественной комедии» тем, кто был предан земной любви, отказал в свете, поместил в Ад или Чистилище. По христианским представлениям земные заботы, печали и радости не должны отягощать покидающего грешную землю. Ситуация в романе аналогична библейской: Мастер также «оглядывается на свое прошлое. Но Булгаков распорядился судьбой своего героя иначе: он не оправдывает Мастера полностью, но сочувствует ему.

Критики справедливо упрекают Мастера в унынии. Уныние, отчаяние также греховны, и не только по христианским нормам. Мастер отказывается от открывшийся в его романе истины, он признается: «У меня больше нет никаких мечтаний и вдохновения тоже нет…, ничто меня вокруг не интересует, кроме нее (Маргариты)… Меня сломали, мне скучно, и я хочу в подвал… Он мне ненавистен, этот роман… Я слишком многое испытал из-за него».1 Сожжение романа – это своего рода самоубийство.

Верил ли Мастер, стремился ли он, как герой поэмы Данте, к благостному свету? Роман не дает оснований для утвердительного ответа.

Причина – отсутствие веры и стремления к свету – важнейшая, и она связана в частности, с концепцией образа Иешуа в романе. Хотя автор и не отказывается от божественной ипостаси Иешуа, он (Иешуа) предстает перед читателем прежде всего нравственно прекрасным человеком, незаслуженно пострадавшим. В романе нет воскресения Иешуа, он и не похож на того, кто должен воскреснуть. Мастер «угадал» то, что произошло две тысячи лет назад, когда в мир пришел Иешуа, но с точки зрения верующего человека он угадал не все. Ему открылась истина, как историческая правда, как притягательный в нравственном отношении образ, но не полная истина настоящего христианина.

Третья глава романа носит название «Седьмое доказательство». Речь идет о доказательствах бытия Бога.

Для Канта Бог не «нравственный закон», а Законодатель этого закона. В существовании нравственности Кант видел проявление Бога. Бог – выше нравственного опыта человека. Человеческий нравственный опыт есть просвет в мире обыденной несвободы, позволяющий увидеть Нечто гораздо лишь более высокое. Само существование нравственности есть лишь указатель на существование человеческой свободы.

Основное в кантовской конструкции – обнажение логической необходимой связи между человеческой свободой и существованием Бога. 1Воланд не одобрил этого доказательства. Ему вообще не по нраву человеческая свобода. Вся история проявления Воланда в Москве – это обнажение коренной несвободы людей. Да и как быть этой свободе у тех людей, которые сами прервали связь с миром Высокой Свободы? Автором этой узнаваемой картины оказывался … сатана. Это и есть «доведение до абсурда». Булгаков со всей возможной очевидностью показал реальность сатаны.

Истина неотделима от Бога. В современном обществе понятие об истине не отличается определенностью. Это скорее категория поиска, чем обладания. Она определяется духом времени.

Чтобы понять любое доказательство, нужно иметь культуру мышления, а она у всех разная.

Странный «покой» в романе Булгакова – это своего рода «соглашение», попытка не противопоставлять «свет» и «тень» в искусственно-созданных формах мира, как и в реальном земном.

И конечно, высшей ценностью для автора романа является творчество. При решении судьбы Мастера любовь и творчество уравновесили на чаше весов отсутствие веры; не «перевешивали» ни Рай, ни Ад. Понадобилось компромиссное решение – наградить – наказать Мастера «покоем». В этом решении прочитывается одобрение высшей земной правды – правды творчества и любви. Но опять же надо сказать, что это одобрение в финале оборачивается своей неожиданной стороной.

Мы помним, что о покое – награде Левий Матвей сообщает «печальным голосом». О. Запальская оценивая судьбу Мастера как религиозный критик, считает, что «покой» - это не награда, это беда Мастера, который отказался сделать выбор между добром и злом, светом и тьмою.1

Отсюда, естественно, и печаль Левия Матвея. Но «печальный голос» - не авторский голос. Можно утверждать, что в центре романа все-таки не проблема выбора, о которой пишет О. Запальская, а проблема трагически необходимой неразрывности добра и зла. «Свет» (горний покой) был бы немотивированным не только с религиозно-этической, философско-концептуальной точек зрения. Конечно, Булгаков и его герой не тождественны друг другу, автор порой иронизирует над своим героем, и тем не менее исповедальность, автобиографичность романа вне сомнения.

Кроме «зоны героев», «зоны автора», «зоны жанра», есть еще «зоны эпохи» - эстетические реалии нового времени. В ХХ веке особенно идея достигнутого, остановившегося времени, счастья – награды не бесспорна. Наверное, действительно с эстетической точки зрения нет категории более скучной, чем вечное блаженство. Сравните – И. Бродский: «.. ибо за Раем ничего нет, ничего не происходит. И потому можно сказать, что Рай – тупик». Роман М. Булгакова создан в соответствии с известной тенденцией в искусстве ХХ века – секуляризацией евангельских мотивов и образов, «демистификацией» культуры, тенденцией, берущей свое начало в ренессансный период.

Роман М. Булгакова создан в эпоху, для которой, по словам С.Н. Булгакова, характерно разделение, разлад церковной жизни и жизни культурной, и контекст этой эпохи несомненно оказал влияние на автора «Мастера и Маргариты».2

Андрей Кураев в своей работе «Фантазия и правда «Кода да Винчи»» отмечает, что Воланд описывает будущую жизнь Мастера и Маргариты в доме («кесарев» дар) со старым слугой, с прогулками, со свечами и гусиным пером по вечерам, с музыкой Шуберта (инструмент замаскированной пытки).3

Но на деле-то он подсовывает Мастеру не фаустовский идеал, а вагнеровский. И этот статично-книжный вагнеровский рай точно не будет радовать Мастера. Воланд дарит Мастеру «счастье» с чужого плеча. Оно ему будет жать и натирать душу. Облик «вечного дома» указывает на то, что смерть в «Мастере и Маргарите», как обычно в романтизме выступает избавительницей от земных страданий. В ключевое для данного эпизода понятие «вечный дом», прочитывающееся как обретение бездомны гонимым героем вечного пристанища, вкладывается еще одно значение, привносящее тему полной безнадежности. В русской традиции существует прямая связь между понятиями «дом» и «последний приют» - гроб именуется домовиной.

Зачеркивая слова о затухающей памяти в последнем абзаце 32-й главы, Булгаков сохранил единство самосознания своего героя после его физической смерти, вплотную смыкаясь с христианской трактовкой бессмертия. Проблема смерти и бессмертия встала вплотную перед умирающим писателем в 1939 году, и Булгаков решал ее не только в чисто художественном и философско-религиозном плане, но максимально приблизил к автобиографическому пласту романа.

Следуя литературной традиции и изображая финал судеб многих персонажей «Мастера и Маргариты», эпилог, однако, является, скорее, не завершением романа, а сообщением о том, что произошло после единственного события, которое город признал реальным, - после исчезновения Мастера и Маргариты. Это сопоставимо с библейской притчей о Лоте и гибели Содома и Гоморы, то есть с гибелью города после выхода из него праведников. Таким образом, доминирующий образ эпилога – бесконечное кружение – обретает социально-метафорический смысл: с его помощью создается «рассказ о мире, который погиб, сам того не ведая».

«Покой» у Булгакова – телесно – душевный, эмпирический; он потому и обманный, что не божественный. Любовь и творчество, хотя они и очень высоко ценятся Булгаковым, не являются универсальными, вечными ценностями и не могут служить достаточным основанием для того, чтобы войти в действительный, истинный «покой» - место пребывания Бога.

Заключительными мотивами здесь являются мотивы «свободы» и «бездны». И свобода тут – не традиционная спутница божественного покоя, а абстрактная, эмоционально-ситуативная. «Свобода» связана с «бездной» - космическим холодом, мраком. Автор романа о Пилате, как и его герой, должен уйти в «бездну», в сферу Воланда.

Булгаков оставляет за пределами романа «покой» в христианском понимании, он утверждает покой-мечту.




















Заключение

Итак, исследование поэтики романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» в контексте русской христианской традиции (включившее в себя анализ смысла названия, эпиграфа, структуры романа, образной системы и других элементов поэтики) позволило приблизиться к главной проблеме романа – авторскому замыслу писателя. Булгаков создавал роман-пародию. Роману чужды аллюзии, за которыми скрывается политический или какой-либо иной намек на злободневные обстоятельства. Речь идет не об исторических повторениях одной эпохи в другой, а о бесконечном и беспрерывном историческом воплощении сакральных сюжетов, принадлежащих не времени, но вечности. В данном случае речь о гибели целой многовековой культуры. Булгаков, в сущности, создает универсальный авторский миф о гибели России в целом.

На страницах романа обсуждается важные и глубокие религиозно - философские вопросы - о смысле жизни, об основных ценностях, о человеческой свободе.

Автор утверждает приоритет простых человеческих чувств над любой социальной иерархией. Писатель верит, что, только опираясь на живое воплощение этих гуманистических понятий, человечество может создать действительно справедливое общество.

Булгаков рассматривает добро как свойство, изначально присущее человеческой природе, как впрочем, и зло. Для того чтобы человек состоялся как личность, то есть существо способное воспринимать уважение к моральному закону, он должен развить в себе доброе начало и подавить злое. И все здесь зависит от самого человека. Добро и зло у М. Булгакова творятся человеческими руками, а не богом или дьяволом.

Человечество вместо нравственного совершенствования погружается в бездуховность и распущенность. Люди оказываются нестойкими к соблазнам, проявляют непомерные амбиции и потребности.

Противостояние добра и зла всегда вызывало интерес у людей. Эту проблему пытались осмыслить многие философы, деятели церкви, поэты и прозаики. Особый интерес данная проблема вызывала у человечества в переломные эпохи, когда происходила ломка старых устоев, законов и порядков, а также в годы кровавых войн. Не стал исключением и ХХI век, породивший немало сложных и драматических явлений в духовных исканиях общества.

Александр Солженицын писал, что весь смысл и груз православной жизни – это свободная воля. Линия между добром и злом проходит через сердце каждого человека, а выборы, из которых складывается наша жизнь, и есть то, что мы собой представляем.1

Цели и задачи, которые были поставлены в нашем исследовании, достигнуты. Однако остается много неизученных сторон в романе, которые еще будут изучаться.

Библиографический список

1. Агеносов В.В. Русская литература ХХ века. 11 класс: учебник / под ред. В.В. Агеносова. Ч.1. – М.: 2002.- С.477.

2. Белобровцева И., Кульюс С. Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Комментарий. - М.: Книжный Клуб, 2007. - С.122, 126, 134, 142.

3. Булгаков М. М.: 1989-1990. Собр. Соч. в 5 т. Т. 5. - С. 219, 236.

4. Галинская И. Ключи даны: Шифры Михаилы Булгакова // Булгаков М.А. Мастер и Маргарита. М.: 1989. - С. 270-301.

5. Дунаев М.М. О романе М.Ф. Булгакова Мастер и Маргарита.- М.: 2005. - С.23.

6. Егорова Н.В. Универсальные поурочные разработки по литературе. 11 класс. II полугодие. 4-е изд., испр. и доп. –М.: ВАКО, 2006. –С.31.

7. Егоров Б.Ф. Исследования по древней и новой литературе. - Л., 1987. - С.90-95.

8. Ишимбаева Г.Г. Русская фаустина ХХ века. М.: 2002. - С.106.

9. Кураев А. Фантазия и правда «Кода да Винчи» / диакон Андрей Кураев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2007. - С.46, 50, 76,82-83, 102,128-129,153.

10. Круглов Г. Михаил Булгаков. Современные толкования. К 100-летию со дня рождения. Сборник обзоров.- М., 1991. - С.97.

11. Макаров Д.В. Русская литература конца XIX – первой половины XX века в контексте христианской культурной традиции. – Ульяновск: УИПКПРО, УлГТУ, 2006. - С.72, 92.

12. Соколов Б.В. Булгаков М. Энциклопедия. - М.: 2003, -С. 31, 324, 546.

13. Соколов Б.В. Энциклопедия булгаковская. М.: ЛОКИД – МИФ. 1997.- С. 132, 160.97. - С. 160.

14. Чудакова М. Жизнеописание М.А. Булгакова - М.: 1988, - С. 387, 484.


Журналы и газеты.

1. Акимов В.М. Свет художника или Михаил Булгаков против Дьяволиады. - М.: 1995. Народное образование.- С.7, 8, 46.

2. Бэлза 1991. Партитуры Михаила Булгакова // Вопросы литературы. - № 5. - С. 55.

3. Запальская О. Выбор и покой // Выбор. – М.: 1998. - №3.- С.360.

4. Киреев Р. Булгаков «Ты совершишь со мной последний полет». Наука и религия. -№3, 2000. - С.13.

5. Крючков Владимир. Название «Мастер и Маргарита» как эквивалент текста романа М.А. Булгакова. Литература. - 2003. - №12. - С.4.

6. Крючков В.П. «Он не заслужил света, он заслужил покой…», комментарий к «Мастеру и Маргарите» Литература в школе.- 1998.- №2. - С.55,60.

7. Маранцман В.Г. Проблемный анализ романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Литература в школе.- 2002.- №5 - С.23, 27.

8. Медриш Д.Н. У истоков поэтического образа. Русская речь. - М.: Просвещение 1998 № 1. - С.97.

9. Минаков А.В. Символика романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». - М.: Паруса, 1998. - С.167.

10. Оберемко В. Аргументы и факты № 50, 2008. С. 38.

11. Палиевский П.В. Наши духовные ценности. Литература в школе. -№7.- 2002. - С.14.

12. Сахаров В.И. Михаил Булгаков в жизни и творчестве. - М.: Русское слово, 2002.- С. 104.

13. Чеботарева В.А. О гоголевских традициях в прозе М. Булгакова // Русская литература. 1994. - № 1. - С.175.

14. Яновская Л. Треугольник Воланда. Октябрь. – 1991. - №5. - С.183.


































Приложение

Вопросы и задания по роману М.А. Булгакова

«Мастер и Маргарита».



  1. Проследите основные сюжетные линии в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита», составьте хронологически последовательно рассказ о следующих его героях (с элементами их характеристики): а) Мастер; б) Маргарита; в) Иешуа Га-Ноцри; г) Понтий Пилат; д) Воланд

Что дают в художественном отношении отступления от хронологической последовательности, параллельное изображение событий разных эпох, смещение границ исторических событий?

  1. Найдите аналогии между персонажами 30-х годов I века и 30-х годов ХХ века.

  2. Попытайтесь выявить параллели в изображении Ершалаима 30-х годов I века и Москвы 30-х годов ХХ века: а) в их общем описании; б) в проявлениях вечных сил природы (солнца, луны, туч, грозы, молний); в) в выдвижении на первый план вечных вопросов человеческого бытия (алчности, трагизма, человеческого существования, зависимости от высших сил); г) в расстановке образов – персонажей.

  3. Определите проблематику романа: о чем он, о каких вечных проблемах вечного бытия?

  4. Сопоставьте – в форме устного рассказа – эпизоды суда и казни Иисуса Христа по Евангелию ( Матфей, гл. 27, 28; Иоанн, гл. 18, 19) и аналогичные эпизоды в романе Булгакова (гл. II и XVI). Как писатель с фактическим материалом из Евангелия, в чем проявилось его авторское начало и как в связи с этим изменились характеры действующих лиц (Иисуса – Иешуа, Понтия Пилата, Левия), их внутренне содержание в связи с диктуемой авторским замыслом направленностью повествования?

  5. Примите участие в комментированном классном чтении начала II главы романа (анализ характеров, преобладающие настроения, детали, передающие внутреннее состояние действующих лиц, их социальное положение; детали, позволяющие прогнозировать поведение действующих лиц в дальнейшем).

Подготовьте самостоятельно комментирование последующего текста главы и примите участие в его обсуждении.

  1. Примите участие в беседе по философским и нравственным проблемам, поднятым в ответах Иешуа и вопросах Пилата: что есть истина (обратитесь к картине Н.Н. Ге с таким же названием), о природе добра и зла, о власти и ее границах.

  2. Проведите наблюдение над лексикой синтаксисом, ритмической, звуковой организацией текста II и XVI глав романа.

  3. Примите участи в инсценировании суда над Иешуа в крытой колоннаде дворца Ирода Великого, используя для элементов импровизации Нагорную проповедь Иисуса Христа, его слова о подати и динарии, притчи и другие высказывания.

  4. Подготовьте сообщение по роману «Мастер и Маргарита»:

а) литературный шарж в романе;

б) полилог (разговор между двумя и более лицами) в романе;

г) способы его введения, синонимия глаголов речи в полилоге, выражение в нем авторской позиции, отношения автора к говорящему и предмету их речи, художественный эффект полилога.

Завершающим этапом изучения произведения является просмотр театрального спектакля или кинофильма по роману «Мастер и Маргарита». Предлагаю телевизионный многосерийный фильм в постановке Владимира Бортко. Мастер – Александр Галибин. Маргарита – Анна Ковальчук.

В беседе о просмотренном фильме идет разговор о судьбе романа, о том, как различное сценическое интерпретирование может углубить авторский замысел или наоборот, навредить ему. Можно предложить учащимся для устных и письменных ответов серию вопросов.

- Насколько органично для романа и фильма название «Мастер и Маргарита»?

- Почему предыдущие редакции произведения были озаглавлены иначе: «Черный маг», «Консультант с копытом» и т.д.?

- Отчего в самом произведении так часто упоминается будто бы созданный Мастером «роман о Понтии Пилате»?

- Кто же главные герои книги? Кто из персонажей ее больше всего похож (не похож) на своих кинодвойников?

Основные темы для письменного высказывания после фильма сформулировать следующим образом: «Такими ли я представлял(а) себе героев романа «Мастер и Маргарита»?», «Роман и фильм «Мастер и Маргарита»» (для прочитавших вовремя) и «Впечатления от фильма и встреча с Романо» (если писали после просмотра).

Большое внимание нужно уделить творческой (в том числе литературно-творческой) деятельности учащихся.

Написать сочинение с элементами анализа произведений Булгакова и использованием других материалов на одну из тем:

  1. «Образ основоположника христианства в романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита»;

  2. «Мои представления о смысле и целях человеческой жизни после прочтения романа Булгакова «Мастер и Маргарита»»;

  3. «Вечные тайны истоков добра и зла, добрых и злых людей (размышления при чтении II главы романа Булгакова «Мастер и Маргарита»»;

  4. ««…Не будет власти ни кесарей, ни какой – либо иной власти». – Мои мысли об этом смелом выражении Иешуа Га-Ноцри»;

  5. «Образ – символ луны в романе «Мастер и Маргарита»»;

  6. ««Иуда Искариот» Л. Андреева и «Мастер и Маргарита» М. Булгакова» (сопоставительный анализ, принципы использования Евангельского текста);

  7. Понтий Пилат в романах М. Булгакова и Ч. Айтматова (сравните позицию Понтия Пилата при осуждении Иешуа Га-Ноцри в романе Булгакова «Мастер и Маргарита» с позицией того же Понтия Пилата при осуждении «бродяги-провидца Иисуса Назаретянина» в романе Айтматова «Плаха» (ч.II, гл. 2-я). Кто по вашему мнению, ближе к истине и на чем основано ваше заключение? Чем вызвана эта разница в изображении Пилата: как она связана с идейным содержанием романов, с отношением авторов к евангельскому сюжету, с их пониманием добра и зла?);

  8. «Дьявольские силы в произведениях А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя и М.А. Булгакова» (сюжеты и идейно-художественное содержание).



Тест по роману М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»


  1. В чем проявляется своеобразие композиции романа?

а) кольцевая композиция

б) хронологический порядок развития событий

в) параллельное развитие трех сюжетных линий

г) параллельное развитие двух сюжетных линий

2. В чем состоит специфика системы образов романа «Мастер и Маргарита»?

а) в основу положен принцип двойничества

б) персонажи объединены общей идеей произведения

в) герои образуют своеобразные триады их представителей библейского мира

г) система образов построена по принципу антитезы

3. «Я, Иешуа, говорил о том, что рухнет храм старой веры и создастся храм Истины». В чем смысл этого изречения?

а) Иешуа - новый царь Иудейский, воздвигнувший новый Храм

б) речь идет не о вере, а об Истине

в) автор передает смысл библейской притчи

4. Почему Иешуа представлен в книге как бродяга.

а) соответствие библейскому сюжету

б) автор стремился противопоставить характер Иешуа библейскому образу

в) автор подчеркивает внутреннюю свободу героя, противопоставленную иерархическому миру

г) автор стремится показать Иешуа бедняком

5. Соотнесите имена героев, составляющих триады из представителей древнего мира, современной автору Москвы и потустороннего мира ( или персонажей, проникающих в оба этих реальных мира).

Гелла; Азазелло; Воланд; барон Майгель; Бегемот; Левий Матвей; Маргарита; Алоизий Магарыч; Тузбубен; профессор Стравинский; Банта; Иван Бездомный; Александр Рюхин; Иуда; Арчибальд Арчибальдович; Наташа; Низа; Марк Крысобой; Пилат.

а) герои обладают властью в своем мире, но все же бессильны перед человеческим выбором

б) красота и ее служба силам тьмы

в) герои выполняют функцию палачей

г) предатель, несущий справедливое наказание

д) образ ученика – последователя

е) верный друг, безотказный помощник

6. Почему не образуется подобный ряд для образа Маргариты?

а) в романе нет традиционного любовного треугольника

б) образ Маргариты уникален, не требует параллелей

в) исторически не было параллелей в библейском и потустороннем мире

В классе ученики выбирают тему, составляют планы к своему сочинению, а заканчивают свою работу дома.



Тезисный план сочинения на тему

«Тема ответственности в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»»



I. Введение

- Сложность и многообразие идейной проблематики романа «Мастер и Маргарита»: христианская проблематика, проблема отношений человека и власти, проблема свободы и ответственности.

II. Основная часть

Тема ответственности решается в двух планах: в сегодняшнем и в вечном:

  1. «Московский» мир романа:

    1. Герои, лишенные чувства ответственности, равнодушные ко всему, кроме собственной персоны:

- за что ответил Берлиоз (воинствующий атеизм Берлиоза, его самоуверенность, компромисс с властью и с собственной совестью);

- наказание «мелкого» зла – воздаяние за пакости людям, обделенным нравственностью (Никанор Иванович, Степа Лиходеев, критики Латунский и Лаврович);

- проблема добра и зла в романе (воздает людям «по делам их» Воланд со своей шайкой).

1.2. Герои, способные принять на себя ответственность:

- Иванушка Бездомный, пообещавший «никогда больше не писать», переосмысливший свою жизнь;

- Мастер, ощущающий груз ответственности за свое творчество и за свою любовь;

- Маргарита, самоотверженно борющаяся за Мастера и его роман; наделенная высшим чувством ответственности (эпизод прощения Фриды на балу у Воланда).

2. «Ершалаимский» мир романа:

2.1. Понтий Пилат, обреченный на муки совести за свою слабость (когда решалась судьба Иешуа, он «умыл руки»). Пилат искупает свою вину в вечности.

2.2. Иешуа, воплощающий наивысшую степень ответственности, взявший на себя все грехи человечества.

2.3. Особенности трактовки образа Иуды (его московский двойник – Алоизий Могарыч).

3. Постановка Булгаковым сложнейших философских проблем и «объемное» изображение, метод «проекции», позволяющий осознать проблему ответственности одну из вечных и непреходящих.

III. Заключение

Тема ответственности в других произведениях Булгакова: ответственность ученого за свое дело – профессора Персикова в «Роковых яйцах» и профессора Преображенского в «Собачьем сердце»; ответственность человека за свою семью, за своих друзей, подчиненных, за свою страну – Най-Турс, Турбины и их друзья в «Белой гвардии».

Автобиографический аспект проблемы ответственности: ответственность самого Булгакова за свое творчество.














11 Егорова Н.В. Универсальные поурочные разработки по литературе. 11 класс. II полугодие. 4-е изд., испр. и доп. –М.: ВАКО, 2006. - С.31.

22 Соколов Б. Булгаков. Энциклопедия. М., 2003,- С. 31

33 Там же. - С.324

11 Крючков Владимир. Название «Мастер и Маргарита» как эквивалент текста романа М.А. Булгакова. Литература. - 2003. - №12. - С.4.

22 Кураев А. Фантазия и правда «Кода да Винчи» / диакон Андрей Кураев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2007. -С.50.


11 Яновская Л. Треугольник Воланда. Октябрь. – 1991. - №5. - С.183.

22 Бэлза 1991. Партитуры Михаила Булгакова // Вопросы литературы. № 5.- С. 55.

33 Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Комментарий / И. Белобровцева, С.Кульюс. – М.: Книжный Клуб 36.6, 2007. – С.142.

44 Макаров Д.В. Русская литература конца XIX – первой половины XX века в контексте христианской культурной традиции. – Ульяновск: УИПКПРО, УлГТУ, 2006. - С.72.


11 Соколов Б.В. Энциклопедия булгаковская. М.: ЛОКИД – МИФ, 1997. - С. 132.

22 Кураев А. Фантазия и правда «Кода да Винчи» / диакон Андрей Кураев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2007. -С.76.


11 Маранцман В.Г. Проблемный анализ романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Литература в школе.- 2002.- №5. - С.23.


11 Соколов Б.В. Энциклопедия булгаковская. М.: ЛОКИД – МИФ, 1997. - С. 160.


11 Кураев А. Фантазия и правда «Кода да Винчи» / диакон Андрей Кураев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2007. - С.153.

22 Белобровцева И., Кульюс С. Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Комментарий. - М.: Книжный Клуб, 2007. - С.122.

33 Палиевский П.В. Наши духовные ценности. Литература в школе. 2002. - №7.- С.14.

11 Маранцман В.Г. Проблемный анализ романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Литература в школе.- 2002.- №5. - С.27.

22 М.Булгаков. М.: 1989-1990. Собр. Соч. в 5 т. Т. 5. - С. 236.

33 Белобровцева И., Кульюс С. Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Комментарий. М.: Книжный Клуб, 2007. - С.126.


11 М.Булгаков. М.: 1989-1990. Собр. Соч. в 5 т. Т. 5. - С. 219.

22 Белобровцева И., Кульюс С. Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Комментарий. М.: Книжный Клуб, 2007. - С.134.


11 Киреев Р. Булгаков «Ты совершишь со мной последний полет». Наука и религия. 2000. -№3.- С.13.

22 Там же. - С.20-21.

13 Акимов В.М. Свет художника или Михаил Булгаков против Дьяволиады. М., 1995. Народное образование. - С.8.

3

11 Сахаров В.И. Михаил Булгаков в жизни и творчестве. М,. Русское слово, 2002. - С. 104.


11 Кураев А. Фантазия и правда «Кода да Винчи» / диакон Андрей Кураев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2007.- С.82-83.

22Акимов В.М. Свет художника или Михаил Булгаков против Дьяволиады. М., 1995. Народное образование. - С.7.



11 Чудакова М. Жизнеописание М.А. Булгакова - М., 1988, - С. 387.

22 Цит. по: Соколов Б. Булгаков. Энциклопедия. - М., 2003, - С.546.

33 См.: Чудакова М. Жизнеописание М.А. Булгакова - М., 1988, - С. 484.

44 Ишимбаева Г.Г. Русская фаустина ХХ века. М., 2002.- С.106.

11 Дунаев М.М. О романе М.Ф. Булгакова Мастер и Маргарита. М.,2005. - С.23.

22 Кураев А. Фантазия и правда «Кода да Винчи» / диакон Андрей Кураев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2007. - С.102.

33 Акимов В.М. Свет художника или Михаил Булгаков против дьяволиады. – М: Народное образование, 1995. - С.46.


11 Макаров Д.В. Русская литература конца XIX – первой половины XX века в контексте христианской культурной традиции. – Ульяновск: УИПКПРО, УлГТУ, 2006. -С.92.

22 Галинская И. Ключи даны: Шифры Михаилы Булгакова // Булгаков М.А. Мастер и Маргарита. -М.: 1989. - С. 270-301.

33 Минаков А.В. Символика романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». - М.: Паруса, 1998. -С.167.


11 Кураев А. Фантазия и правда «Кода да Винчи» / диакон Андрей Кураев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2007.- С.119.

22 См. например, Русская литература ХХ века. 11 класс: учебник / под ред. В.В. Агеносова. Ч.1. – М., 2002. - С.477.

33 Чеботарева В.А. О гоголевских традициях в прозе М. Булгакова // Русская литература. 1994. № 1. - С.175

44 Круглов Г. Михаил Булгаков. Современные толкования. К 100-летию со дня рождения. Сборник обзоров. - М.: 1991.- С.97.

55 Егоров Б.Ф. Исследования по древне и новой литературе. - Л., 1987. - С.90-95.

11 Медриш Д.Н. У истоков поэтического образа. Русская речь. - М.: Просвещение 1998 № 1. - С.97

22 Там же. С.98.


11 Крючков В.П. «Он не заслужил света, он заслужил покой…», комментарий к «Мастеру и Маргарите» Литература в школе.- 1998.- №2. -С.55.

11 Кураев А. Фантазия и правда «Кода да Винчи» / диакон Андрей Кураев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2007. - С.46.


11 Запальская О. Выбор и покой // Выбор. – М., 1998. - №3.- С.360.

22 Кураев А. Фантазия и правда «Кода да Винчи» / диакон Андрей Кураев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2007. С.128.

33 В.П. Крючков В.П. «Он не заслужил света, он заслужил покой…» Литература в школе №2. 1998. С.60


11 Оберемко В. Аргументы и факты. - № 50, 2008.- С. 38

Методическая предметная разработка по образовательной области "Словесность" - (предмет: литература). Тема: "Авторский замысел романа М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита""
  • Русский язык и литература
Описание:

Булгаковский роман «Мастер и Маргарита» неоднократно даже опытными и высококвалифицированными читателями признавался и запутанным, и развлекательным, предлагающим столько ключей к пониманию, что неизбежно обречена любая цель распутать его значение. Однако, отдавая должное исследовательской интуиции и изобретательности и давно воспринимая роман как генератор идей и интерпретаций, нельзя не отметить один любопытный факт: часть загадок романа создана самими исследователями. Одни не смогли или не захотели проверить свои концепции «медленным чтением», другие увлеклись «красивой» гипотезой и вступили в противоречие с текстом, а некоторые ко времени написания своих работ просто не располагали ранними редакциями романа. Вместе с тем, роман необыкновенно отзывчив на различные литературоведческие версии, и это обстоятельство, обогащая наше восприятие, оборачивается в то же время определенной опасностью исследовательского произвола, как сознательного, так и невольного. Эта книга – большой фельетон, в котором нет положительного героя, (и в этом она сродни «Ревизору»).

Автор Тихонова Елена Николаевна
Дата добавления 21.06.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другое
Просмотров 847
Номер материала 60110
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓