Главная / ИЗО, МХК / материалы для урока по краеведению "Искусство Древнего Забайкалья"

материалы для урока по краеведению "Искусство Древнего Забайкалья"

hello_html_m3a7cc258.gifСюжеты и образы искусства Древнего Забайкалья


Верования

Коренными народами Забайкалья являются эвенки и буряты. Эвенки – один из древнейших народов в мире, их культуре около пяти тысяч лет. Раньше их называли тунгусами. Их занятия – оленеводство, охота. Буряты – скотоводы. Эвенки и буряты являлись шаманистами.

Шаманизм (от эвенкийского «шаман», «саман» возбужденный, исступленный человек) ранняя, языческая форма религии. Она вобрала в себя религиозно-философские представления людей каменного века, среди которых главным является обожествление сил природы и умерших предков (преимущественно шаманов). Это вера в духов. Шаманизм выработал целую систему обрядов и ритуальных действий, способных оказывать огромное влияние на психику верующего. Шаманы умело использовали изображе-ния богов и духов, обращения к ним, темноту или полусвет, благовония, молитвы, пение, поэзию, музыку, шаманскую атрибутику и другое. Наиболее ярко и эффектно это сочеталось в своеобразном драматическом представлении камлании.http://aleshin.info/uploads/1256041615_shaman.jpg

Коллективные обряды проводились на открытом воздухе, на вершине или у подножия гор, на берегу реки или озера, у родника, необыкновенной скалы или дерева, на месте захоронения шамана. Такие места отмечены каменными кучами «обо» и ленточками, повязанными на деревья.http://moymlm.ru/wp-content/uploads/2010/09/P1010003.jpg

Шаманистические воззрения и обряды не вытеснили более ранний пласт верований (охотничья магия, культы солнца и луны, тотемизм).

Тотемизм является одной из самых ранних форм религиозных верований на земле. В основе этих верований лежит культ (поклонение) животному, считающемуся родоначальником племени – волку, орлу, оленю, коню и другим животным.

Эти верования нашли отражение в первобытном искусстве Забайкалья.

Колдовство у Звериной скалы

«Кругом была тайга. Она расстилалась по сопкам, перебиралась через пади. Везде виднелись огромные сосны и кедры, все было перепутано буреломом, а из земли, точно змеи, торчали корневища и поросшие мохом пни. Местами могучие сосны сменялись низкорослым березняком. А там молодой кедровник сбегал в падь. И снова тайга на тысячи верст. Сквозь тайгу, извиваясь, текла небольшая речка. Она то разделялась на несколько проток, то суживалась и шумела на быстрине, то снова широко разливалась, образуя отмели и перекаты. Бурлила речная вода, а в ней стрелой проносились быстрые хариусы и юркие гольяны.

На крутом берегу реки расположилось становище таежных людей, охотников и рыболовов. Зимой они жили в другом месте, а с наступлением весны перебрались сюда, на берег таежной реки. Здесь поставили свои легкие берестяные чумы и стали ловить рыбу и охотиться. Другие племена, у которых были олени, откочевали на склоны горного хребта, на горные пастбища, где было меньше гнуса и легче людям и скоту. Но охотник живет там, где больше добычи,– в тайге.

Много зверя в тайге. Ломая могучей грудью кустарник, гордо закинув на спину рога, проходит великан-лось. На полянах пасутся олени: рогатые самцы, пугливые важенки, молодые, точно бархатные оленята. За оленями охотятся и волк, и рысь, и росомаха, и большой бурый медведь, с виду такой неуклюжий, а на деле ловкий и быстрый. Незаметно подкрадывается он к оленям, бросается на самого крупного, могучим ударом лапы ломает ему хребет и утаскивает.

Но тот год был на редкость неудачным. С конца весны подул суховей. Солнце жгло невыносимо. И в тайге стали мелеть ручьи, и родники вовсе пересохли. Высохли мелкие озера. В коричневом сухом иле гнила дохлая рыба. Пожелтела трава. По ночам тучами в невиданном количестве поднимался гнус. Тонко гудела мошкара. Люди спасались дымокурами. Но и дым плохо помогал. И зверь стал уходить из этих мест.

Надвигался голод. Недавно охотники обошли еще раз ловушки и тайные места, где на звериных тропах были спрятаны настороженные луки-самострелы. Ничего не попалось.

Вечером у костра было невесело. Люди глядели на пляшущее пламя, вздыхали, скупо обменивались словами. Стеной стояла черная тайга. Откуда-то доносился тоскливый волчий вой и еще какой-то стонущий звук. Люди пугливо вздрагивали и переглядывались:

Худо, хозяин ходит! Сердится!

«Хозяин», – так они называли лесного духа – владыку тайги и зверей.

Эти таежные охотники, ловкие и отважные люди, не боявшиеся схватиться врукопашную с медведем, больше всего страшились духов. Ночью этот страх удваивался. В темноте мохнатый пень, уродливо изогнутое дерево, крик зверя знакомое становилось незнакомым, пугающим. Этот страх мешал им спокойно жить, охотиться, ловить рыбу. Нужно было постоянно думать о духах. Сердить духов было очень опасно. Они могли разогнать зверей, распугать рыбу, увести в сторону выпущенную из лука стрелу, наслать болезнь. Приходилось упрашивать духов, приносить жертвы. Или шаманить – колдовать. Люди верили, что если человек знает нужные колдовские приемы, то он может даже одержать верх над духами и заставить их подчиниться. Но это, конечно было дано не каждому, а только немногим. Колдунам-шаманам.

Костер догорал. Перед тем как пойти к своему чуму, старейшина сказал: «Завтра пойдем к Звериной скале. Шаманить надо...»

Они шли гуськом друг за другом по иссушенному зноем лесу. Деревья стояли почти мертвые. Не слышно было птичьих голосов. Только изредка с сухим стуком падала сосновая шишка. Шуршала осыпавшаяся желтая хвоя.

К полудню спустились в широкую падь. Здесь воздух был посвежее, гуще и зеленее трава. В центре пади стояла огромная скала. Совсем одинокая. Она напоминала спину какого-то огромного зверя, наполовину зарывшегося в землю.

Люди приблизились к скале. Один из них вышел вперед. Это был коренастый старик с длинными спутанными волосами, с диким и хитрым выражением глаз. Шаман. Он развязал заплечную котомку и вынул ее содержимое: берестяной сосуд с медвежьим жиром, несколько комков красной минеральной краски-охры, плоскую каменную плитку с углублением посреди, каменный пест. Некоторое время шаман, что-то бормоча про себя, усиленно растирал краску, смешивая ее с жиром. Потом подошел поближе к скале и внимательно оглядел ее. С севера скала обрывалась почти вертикальной гладкой плоскостью. Здесь шаман остановился. Обмакнув палец в краску, он уверенным движением провел по камню линию, другую, третью. Охотники молча с удивлением и страхом следили за ним. На скале происходило чудо. Вот появился олень. Он нагнул голову и выставил рога. За ним идет кабан. Ниже – лань. А перед зверями шаман изобразил охотника, словно пересекающего им дорогу. В его руке лук, стрела целит прямо в сердце оленя.

Когда изображение было готово, шаман остатками краски вымазал себе руки и лицо. Затем он вытащил из той же сумки странной формы шапку (вверху из нее торчали два оленьих рога), бубен и, наконец, ожерелье, сделанное из медвежьих и кабаньих клыков. Все это были принадлежности шаманского дела. Шаман надел на себя шапку и ожерелье и слегка ударил в бубен. Охотники сели полукругом, лицом к изображениям на скале.

Шаман, подпрыгивая, пошел по кругу. Теперь он непрерывно бил в бубен. Но вот он запел заклинания. Он обращался к духу – хозяину тайги, уговаривал его послать людям для промысла зверей. Он обращался и к самим зверям: лесным, полевым, водяным. Близким и далеким. Он призывал их идти сюда. Все чаще и гулче стучал бубен, все громче и исступленнее, все требовательнее звучал голос шамана: «Лось! Ты могучий лось! Тебе велю – сюда иди. Ты, северный олень! Ты, младший брат лося, – тебе велю – иди сам и веди своих важенок. Идите, звери, к скале, а оттуда к реке... Идите... Идите...» Временами шаман выкликал таинственные слова, никому непонятные заклинания. Прошло много времени. Вдруг шаман остановился, точно прислушиваясь, но тотчас же снова ударил в бубен, теперь уже в другом ритме. Таинственно понизив голос, он говорил: «Ага, они идут, идут, далеко идут… вот, я вижу, идет сохатый. Иди, иди, сохатый, иди, мы ждем тебя. Мы тебе рады». Шаман изображал движения зверя. Вот он идет, могучий лось, раздвигая грудью кусты, вот протягивает голову, срывает ветку с дерева, снова идет.

Долго еще колдовал старый шаман. Наконец он кончил. В изнеможении растянулся на земле, отдыхая. Теперь и охотники приблизились к скале. Одобрительно переговариваясь, они рассматривали изображения зверей.

Лишь к ночи охотники вернулись в становище. Завтра на рассвете они отправятся на охоту. Они должны убить зверя. Они верили, что теперь уже не вернутся без добычи. Не зря ведь колдовал шаман. Им казалось, что уже сейчас, повинуясь колдовству шамана, медленно бредут в ночи звери, все ближе подвигаясь к их ловушкам и самострелам. Завтра зазвенят стрелы и вопьются в тела животных – недаром шаман нацелил стрелу охотника на скале в самое сердце оленя» [Рижский, М.И. Из глубины веков: рассказы археолога о Древнем Забайкалье / М.И. Рижский. – Иркутск : Восточно-Сибирское книжное издательство, 1965, с.85-90].



Археолог М.И.Рижский описал так называемый колдовской камень – скалу в виде зверя с рисунками. Найден он был в 1959 году в Шилкинском районе. Это писаница – древний наскальный рисунок. Рисунки выполнены охрой, представляют собой целую композицию. Изображение довольно хорошо сохранилось, отличается удивительной реальностью. Это замечательное произведение первобытного искусства.

Делал древний человек это не только ради красоты. Почти все древние рисунки были найдены в самых темных и удаленных местах. Ведь первобытное искусство в большинстве случаев было тесно связано с первобытной религией. Человек рисовал на камне не просто так, а с определенной колдовской целью. Так дело обстояло и с писаницей в Шилкинской тайге.

Древние люди верили в добрых и злых духов, в те времена уже существовали шаманы, и в глубокой тайге с бубном в руках колдун совершал магические культовые обряды, призывая добрых духов способствовать удачной охоте. Рисунки на скале также дополняли ритуалы колдовства.










1.2. Искусство Древнего Забайкалья


К I тысячелетию до н.э. относится большое количество наскальных рисунков – писаниц (петроглифов). «Полотном» для древних художников служили ровные участки скальной поверхности, пещеры и гроты. Рисунки выполнялись красной и желтой охрой – природной краской, которую смешивали с жиром. Иногда они представляли собой целые композиции. Чаще всего человек рисовал охрой круги и прямоугольники. Внутри или рядом наносились небольшие овальные пятна, кресты, сильно стилизованные звериные и человеческие фигуры. Фигурки людей иногда стоят в ряд, взявшись за руки. Ученые установили, что человекообразные фигурки на писаницах представляют на самом деле не людей, а духов предков, которые считались сверхъестественными покровителями племени или рода. Нанося на скалу ряды пятен и окружая их замкнутой линией – оградкой, древний художник совершал своего рода колдовской обряд. Пятна должны были изображать членов рода или семьи. Человек обводил их замкнутой линией – магической оградкой, произнося при этом соответствующее заклинание. Он верил, что это должно предохранить родных и близких ему людей от влияния злых духов. А в некоторых случаях пятна в магических оградках, по-видимому, изображали скот. Ведь скот теперь стал основой благосостояния степняка, и очень важно было уберечь и сохранить домашних животных от всякой «порчи». Нередко рядом с этими оградками наносились ряды человекообразных фигурок. Духи – покровители данного рода должны были помочь сохранить скот и людей. Похожие изображения духов предков – покровителей родов (так называемые «онгоны») были и у позднейших забайкальских племен – бурят и эвенков. рисунки

Очень часто на писаницах размещались образы хищных птиц с распростертыми, словно в полете, крыльями. Эти рисунки также несли свой сокровенный смысл. Несомненно, они также представляли какое-то сверхъестественное существо духа-покровителя. Недаром фигуры птиц нередко изображались рядом с оградками. Известно, что орел до самого недавнего прошлого играл особо важную роль в религиозных мифах и преданиях бурят. В этих сказаниях орел представлен как чудесный сверхъестественный предок и покровитель бурятских племен. Образ орла был излюбленным мотивом в бурятских узорах, вышивках (например, в узоре на шерстяных чулках). Причем во всех случаях птица изображалась именно в полете. Знаменитый советский археолог академик А. П. Окладников писал так: «Хищная птица, гордо парящая над всеми остальными рисунками и человечками, фигурами животных, расшифрована как носитель светлой небесной силы, как залог плодородия и счастья, как верховный покровитель скотоводческих племен».

На берегу реки Арей в Хилокском районе находится Шаман-Гора, сохранившая до наших дней много рисунков. Главный образ среди них – образ шамана, древнего хозяина этих мест. На Шаман-Горе много разных гротов и гротиков, в которых встречаются крупные фигуры шаманов с лучами-косами на голове. На соседней скале на вертикальной гранитной плоскости под защитным карнизом изображена сцена охоты на бизонов. Бизоны, крупные и сильные животные, сбились в кучу под натиском людей, вооруженных луками, рядом шаман, на голове его украшение в виде двух лучей, а под рукой бубен. D:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\НРК\2011_12_02\шаман гора.jpg

Петроглифы Шаман-Горы



В окрестностях Читы на Титовской сопке тоже есть наскальный рисунок, главным изображением которого является могучий шаман, превосходящий по росту обычных людей в несколько раз. Древний художник изображал и вполне реальных птиц, зверей, загадочные круги и прямоугольники.

В поселении Толбага обнаружена редчайшая находка – скульптурное изображение головы медведя. Оно выполнено из отростка позвонка шерстистого носорога. Для придания очертаний головы медведя древний скульптор сгладил гребень и отчленил глубокой выемкой характерную для медведя нижнюю губу. Об этом свидетельствуют и оставленные орудием следы «трения» в прорези пасти зверя. Работа производилась каменным орудием. плоск1

Шаман Гора.

Камень с петроглифами.





Скульптор сумел экономными приемами создать реалистическое изображение медвежьей головы. Особую живость выражению его морды придает приподнятый кверху кончик носа, смоделированный таким образом, что хорошо воспринимаются даже широкие ноздри принюхивающегося зверя. медведь

Поразительно точно изображена характерная для медведей оттопыренная нижняя губа (у других хищников губы плотно прижаты к зубам). Свойственные медведю маленькие глаза едва угадываются на скульптуре, но, тем не менее, виден законченный образ со всеми присущими ему особенностями и пропорциями.

С учетом возраста культурного горизонта толбагинская скульптура может быть определена как древнейшая скульптура Азии и одна из древнейших в мире.

В южном Забайкалье в конце II – первой половине I тысячелетия до н.э. жили племена, создавшие так называемую культуру плиточных могил. По характеру погребального обряда, обычаю ставить над захоронением оградку из крупных каменных плит, носителей данной культуры называют «плиточниками». В конструкции погребений иногда встречаются плиты с выбитыми на них различными изображениями. Это так называемые «оленные камни». Название свое они получили потому, что чаще всего на них выбивалось изображение оленей, а также различные предметы и знаки.http://museums75.ru/images/mogo2.jpg

Оленный камень

в Агинской степи



В этот период искусства развивается так называемый «звериный стиль». Изображения совершенны и выразительны. Понять смысл этих изображений археологам помогли мифы. У многих сибирских народностей еще в сравнительно недавнем прошлом бытовали мифы, связывавшие образ оленя или лося с солнцем.

Вот, например, миф, записанный у эвенков.http://oldchita.megalink.ru/archeolog/plate_thumb/deerstone.gif

«Давным-давно, в начале времен, солнце не ходило по небу. Оно всегда стояло на одном месте, на вершине самой высокой горы. И оттуда оно светило и обогревало землю и тайгу на ней, но также и небесную тайгу (потому что на небе есть своя тайга и в ней живут небесные звери, и птицы, и люди).

Но однажды из небесной тайги выбежал великий лось Хеглен. Точно вихрь промчался он на гору, схватил солнце и унес его в чащу леса. И вот на земле стало темно и холодно. И всем земным людям и зверям пришлось совсем худо, голодно и страшно. Приготовились помирать. Но не пал духом богатырь Маин. Он надел на ноги крылатые лыжи и понесся по следам Хеглена. А когда нашел его, то пустил в него стрелу из своего огромного лука. И Хеглен пал замертво. А славный богатырь Маин вернул солнце на место, и снова все ожило на земле. Но с тех пор каждый день небесный лось Хеглен чудесным образом оживает, и взбирается на великую гору, и похищает солнце. Он мчится с ним по всему небосводу и скрывается в чаще небесной тайги. И каждый раз богатырь Маин гонится за ним, настигает и убивает его и возвращает солнце. Оттого и бывает день и ночь» [1].

Но в другом варианте этого мифа вместо лося солнце уносит великий небесный олень с золотыми рогами. Образ оленя оказывается связанным с солнцем. Анализ древних мифов позволил археологам понять смысл изображений оленей на древних писаницах и надгробьях и в то же время прийти к важному выводу о том, что среди древних племен Сибири были широко распространены солнечные культы.

Созданные человеком наскальные изображения, керамика, скульптурное изображение головы медведя, «оленные камни» послужили основой искусства последующих исторических периодов.

? Вопросы и задания

  1. Какие религиозные верования были распространены на территории Древнего Забайкалья?

  2. Прочитайте главу «Колдовство у Звериной скалы» из книги М.И.Рижского «Из глубины веков». Как автор описывает рождение наскальной живописи, с чем оно связано?

  3. Прочитайте очерк Н.Кузакова «Оленный камень» из книги «Лунные колокола: легенды Забайкалья» (см. главу 9). Что рассказывают «оленные камни» о людях Забайкалья бронзового века?

Творческая мастерская

Напишите небольшое эссе «Искусство Древнего Забайкалья». Насколько правомерны утверждения ученых о «реализме» изобразительного искусства этого периода?

Темы рефератов, докладов, сообщений

«Особенности изобразительного искусства Древнего Забайкалья»; «Центры первобытного искусства на территории Забайкалья».


Литература для дополнительного чтения

  1. Константинов, М.В. Каменный век восточного региона Байкальской Азии / М.В. Константинов. – Улан-Удэ – Чита, 1994. – 145 с.

  2. Константинов, М. Следы ведут в древность. / М.Константинов // Чита. Город во времени / сост. и редактор И.Г.Куренная. – Чита: Стиль, 2001. – 350 с., ил.

  3. Кузаков, Н.Д. Лунные колокола: легенды Забайкалья / Н.Д. Кузаков. – Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1998. – 528 с.

  4. Рижский, М.И. Из глубины веков: рассказы археолога о Древнем Забайкалье / М.И. Рижский. – Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1965. 172 с.


материалы для урока по краеведению "Искусство Древнего Забайкалья"
  • ИЗО, МХК
Описание:

Материалы для подготовки урока  "Искусство Древнего Забайкалья" - первый раздел авторской программы "Художественная культура Забайкалья". Актуальность содержания данной программы обусловлена новым подходом к школьному образованию и определяется, прежде всего, тем, что в современной России происходит рост национального самосознания, повышается интерес к саоим культурным традициям. Поэтому необходимо делать акцент на познание учащимися своего жизненного пространства, его природной, социальной и культурной специфики, осознание процессов, происходящих в непосредственной близости от нас. Именно эти знания могут помочь каждому ученику активно и продуктивно взаимодействовать с окружающим миром, чувствовать себя в нем уверенно.

Автор Голубева Ирина Владимировна
Дата добавления 18.11.2014
Раздел ИЗО, МХК
Подраздел Конспекты
Просмотров 1443
Номер материала 1756
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓