Главная / Русский язык и литература / Литературная гостиная, посвященная творчеству Н.Ф.Дмитриева

Литературная гостиная, посвященная творчеству Н.Ф.Дмитриева

Литературная гостиная, посвященная

жизни и творчеству Н.Ф.Дмитриева

(9-10-е классы)


Цель:

-познакомить с творчеством поэта-земляка;

- расширить представление учащихся о личности поэта;

- развивать умение вслушиваться и всматриваться в слово художественного произведения;

- воспитать на примере творчества Н. Дмитриева любовь к литературе и родному Подмосковью.


Оборудование урока:

Потрет Н. Ф. Дмитриева, сборники стихотворений, иллюстрации

MP3 проигрыватель

На доске проекция:

Николай Фёдорович Дмитриев

ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ПОЭТ
(25.01.1953-13.06.2005)

Лауреат премий:

- Лучшая книга года. Поэзия. 1975 г.
(издательство "Молодая гвардия")

- Премия "Конкурс имени Островского". 1978 г.;
- Премия Ленинского комсомола. 1981 г.;
Премия имени Александра Невского "России верные сыны". 2003 г.;
- Премия имени А.А.Дельвига. 2005 г.
(посмертно, учредитель - "Литературная газета").
Член Союза Писателей СССР с 1977 года.

hello_html_75699683.jpg


Ход урока:

Звучит песня "Над моей дорогой" в исполнении трио "Яблонька"

Вступительное слово учителя:

Имя Николая Дмитриева все чаще и чаще стало звучать в школе, а знаем ли мы – кто он? Каким был? Как жил? О чем мечтал? О чем писал и о чем печалился? Сегодня урок литературы мне хотелось бы начать со слов одного из друзей русского поэта Николая Дмитриева - Владимира Крупина:

" Печальны и светлы мои мысли о Николае Дмитриеве. Как же получилось, что такой большой русский поэт был при жизни мало известен в России? То, что сам он не хотел известности, это я свидетельствую: покажите мне скромнейшего из скромных, я скажу: нет, Дмитриев был ещё скромнее. Да, Дмитриева издавали, но даже советские тиражи поэтических сборников были ничтожны в соизмеримости с именем такого поэта.

1-ый ученик (материал был подготовлен заранее):

Николай Фёдорович Дмитриев родился 25 января 1953 года в деревне Архангельское Рузского района Московской области в семье сельских учителей. Здесь, в этой деревне, прошли детские и юношеские годы поэта.
"В девятом классе сложились первые стихи. Отправил их в районную газету. Через несколько дней, веря и не веря глазам, читал свою первую публикацию...На моё счастье, редактор был профессиональный поэт... Он начал печатать меня часто, правя почти каждую строчку". Посещает литературное объединение при Рузской районной газете, которым руководил Юрий Макарович Леднёв. В 1966 году умер отец Николая Дмитриева - Фёдор Дмитриевич Дмитриев. Фёдор Дмитриевич в годы войны с 1941 по 1944 командовал расчетом 45-мм артиллерийского орудия. В Чехословакии получил сквозное огнестрельное ранение. По возвращении с фронта работал преподавателем в средней школе. Во время войны Фёдор Дмитриевич был награждён многими орденами и медалями.
В 1969 году поэт поступил в Орехово-Зуевский педагогический институт. Начал посещать литературное объединение "Основа" при редакции "Орехово-Зуевской правды", которым руководил Владислав Бахревский.
В 1973 году окончил Орехово-Зуевский педагогический институт. Работал сельским учителем, сначала в Рождественской школе, потом в Покровской Рузского района. Письмо к Римме Казаковой. В ответе поэтессы были и такие слова: "Мне очень повезло: редко судьба дарует нам радость оказаться у истоков рождения подлинного дарования".
1974 год - знакомство с поэтом Николаем Старшиновым, редактором альманаха "Поэзия" в издательстве "Молодая гвардия". Рекомендован для участия в VI Совещании молодых писателей, по итогам которого была выпущена первая книга "Я - от мира сего" и получены рекомендации для вступления в Союз писателей СССР. Началась дружба с Н.К.Старшиновым, который много помогал и поддерживал молодого поэта.
В 1976 году умерла мать Николая Дмитриева - Клавдия Фёдоровна Дмитриева. Клавдия Фёдоровна всю свою жизнь работала преподавателем в средней школе....Смерть отца. Смерть матери. "Пронзила необратимость времени. Перестали удаваться в стихах бодрые концовки. Девизом стало: "Где больней - там и главней...".

На экране телевизора – кадры документального фильма о Н. Дмитриеве.

2-ой ученик:

Он всем нам доказал, что можно в любые времена писать свободно и обо всём, что тревожит душу. Доказал в свои двадцать с небольшим лет, выпустив ещё в 1975 году первую книгу «Я – от мира сего», а вскоре став и лауреатом третьей по значимости литературной Государственной премии России. Без всяких «паровозиков» и прочих литературных ремесленнических приспособлений. Он и был – от мира сего, до кончика своих пальцев, до последней своей строчки. Не менялся ни во времени, ни в славе своей, ни в привязанностях. Став первой юной советской поэтической звездой семидесятых годов ещё в двадцать два года, он отвернулся от своей звёздной славы, будто её и не было, будто премии в то время давали запросто всем талантливым и юным поэтам и писателям. Вот уж кто никогда не походил ни внешне, ни внутренне на некоего писательского лауреата. Да и уважение старших, от Николая Старшинова до Юрия Кузнецова, он завоевал не поведением своим, не литературными доспехами, а единственно – стихами. Родился зимой 1953 года, на Николу, в Подмосковье, в Рузском районе, окончил школу, институт, работал учителем литературы в Балашихе. И к пятидесяти годам выпустил восемь поэтических книг. С зимним Николой и прожил всю свою жизнь, с ним и умер, слегка пережив своё пятидесятилетие.

Напомню: я – зимний Никола,
Полжизни стихи бормочу,
Толкаю судьбы своей коло,
По замяти коло качу.
Не шибко счастливое коло.
Да разве другое найти!
Ну вот и старайся, Никола,
Стихи бормочи и – кати!

       Выходит 3-ий ученик:

Вот и бормотал назло всем недругам и завистникам свои лучшие земные стихи в далеко не самое поэтическое время. Мне кажется, он писал свои лучшие стихи и в двадцать, и в тридцать, и в сорок, и в пятьдесят лет. У него не было срывов и провалов, его лирическая одержимость всегда была органична и проста. Вдали от литературных свар, свой среди своих, поэт из своего народа, он не любил похвальбу в свой адрес. Впрочем, о нём много и не писали. Хотя признавали его самые разные поэты. И левые, и правые. Когда-то, когда ему ещё было двадцать два года, в предисловии к первой книжке «Я – от мира сего», вышедшей в издательстве «Молодая гвардия» в серии «Молодые голоса», Римма Казакова писала: «Стихи Дмитриева… напоминают неброский пейзаж средней полосы России. Эти ситцевые, чуть выгоревшие на солнце краски не поражают воображения, но в лицо этих холмов, то заплаканное, то улыбающееся, можно смотреть всю жизнь». Сказано по-женски красиво, но неточно. Поэзия Николая Дмитриева всегда была образна, неожиданна и выразительна. И могла поразить воображение, как поражают воображение, изысканные наличники на деревенских окнах, коньки на избах, цветастые платки. Как поражают воображение всего мира русский танец и русская песня. Несомненно, в своих поэтических истоках Николай Дмитриев фольклорен, но это не стилизованная книжная фольклорность.. Это язык той же улицы и того же посёлка, где жил и трудился Николай Дмитриев. Он – осколок своего времени, пятидесятых годов двадцатого века. Вот и фольклор его как бы замыкал весь русский национальный фольклор, был последним его живым проявлением в письменной литературе… Поражает всегда точность поэтической детали… И всегда тонкая элегичность, пришедшая откуда-то из дворянской поэзии девятнадцатого века или же из народных русских песен и плачей.

Я ж смирно разрабатывать остался
Тончайший элегический мотив.
Хотелось очень грусть свою прославить
И этакое что-нибудь ввернуть,
Как будто можно так слова расставить,
Что юность и любимую вернуть…

hello_html_m60ab334d.jpg

      Первый ученик:

Как писал хорошо его знавший и высоко ценивший, знаток русской поэзии Владимир Славецкий: «Конец 70-х – начало 80-х, "Дмитриевский" период характеризуется преобладанием задушевности, трогательности, открытого лиризма, образности, восходящей к "большому" национальному стилю, сложившемуся в девятнадцатом столетии…» Владимир Славецкий прав: тихо и неприметно, но Николай Дмитриев вёл своих сверстников в русло русского золотого поэтического века, как бы не замечая ни критиков, прошедших мимо него (увы, даже Вадим Кожинов не обратил на него своё внимание), ни литературных начальников, проповедующих большой советский стиль, ни модных поэтов-шестидесятников.
       Но не был он и этаким угрюмым деревенщиком, певцом родового угла и развалившейся избы, скорее, наоборот, деревенская разруха в семидесятые годы уже достигшая своего апогея и ставшая необратимой, как результат, повлёкшая за собой и разрушение всей нынешней России, наводила на него печаль, и он отворачивался от неё, искал живую жизнь. Скорее, он был в плену русского поэтического мифа и при обожаемой им конкретности поэтических деталей в центр любого своего стиха ставил миф и о прошедшем, и о настоящем. Дело другое, что миф этот был печальным и грустным, миф о потерянном русском рае.
    Второй ученик:  

В общем-то Николая Дмитриева стали считать поэтом уровня его тёзки Николая Рубцова, хотя и совсем другим, не похожим на него ни поэтикой, ни традициями, ни видением мира. Если выделить в его поэтическом характере главное, то все , знавшие Николая Федоровича, отмечают и подчеркивают лирическое простодушие поэта. Это и черта его характера, и главенствующая линия в поэзии – элегическое простодушие.

Мне так по душе простодушье!
Оно для иных – как порок,
А мне без него просто душно
На хитросплетеньях дорог.

Николай Дмитриев больше любил Николая Рубцова и Юрия Кузнецова, которого чуть ли не боготворил, но, к счастью, почти не попадал под его магическое влияние.
Третий ученик:

Дмитриев был простым настоящим поэтом. Простодушным виртуозом стиха. Мастером русского лиризма. Он ничем никогда не выделялся из толпы своих сверстников. Его можно было не заметить где-нибудь на литературных сборищах среди многочисленных графоманов… до тех пор, пока он не начинал читать свои стихи. В своём простодушии он как-то умело обходил и всех наших литературных «комиссаров в пыльных шлемах», никогда не подлаживаясь под их генеральные указания.
       Слово учителя:

из воспоминаний Владимира Бондаренко. (Из статьи о Н. Дмитриеве. Книга «Николай Дмитриев. Зимний Никола»):" …И вдруг Коли Дмитриева не стало. Я даже почувствовал какой-то нелепый упрёк к нему, почему и зачем ушёл, когда мог ещё так много сделать. Ушёл в самое своё творческое время. Ушёл, не исписавшись, недолюбив, не озлобившись на жизнь. Ушёл так же внезапно, как и взлетел в начале семидесятых. Тридцать лет яркого непрерывного творчества, которое так не хотели видеть ни чиновники, ни завистники, ни чужаки".
     Первый ученик:  

Никогда не касавшийся пафосных тем и чуравшийся любой политики, в последние годы своей жизни Николай Дмитриев, как и многие другие крупнейшие мастера русской литературы – Василий Белов, Валентин Распутин, Николай Тряпкин, Татьяна Глушкова, осознанно идёт в литературу протеста. Но и в этой литературе, в протестной поэзии у него своя простодушная нота. Он держит ответ перед своей землёй и своими родными, которые дали ему жизнь на шестой части планеты под названием Русь.
       ...Когда Николай Дмитриев простодушным чутьём своим предчувствовал крушение и страны, и народа, и унижение народа, он явно взбунтовался. Его стихи последнего периода – свидетельство народного отчаяния, что бы ни писала прикормленная пресса нынче о благополучии народа. Коля Дмитриев, как мало кто другой из поэтов, знал русскую провинцию, и для него открывались сердца и души таких же, как он, простых людей. Так послушайте же мнение простодушных: «Москва похожа на Париж / Времён фашистской оккупации». Его новый герой уже способен взяться за оружие, дабы спасти страну свою и народ свой от новых разрушителей:

Когда подул хороший ровный ветер,
Он рассчитал начала и концы.
И пал пустил – широк, трескуч и светел –
На новые буржуйские дворцы».

       ...Он начал простодушной лирикой, закончил простодушным бунтом и, отчаявшись, простодушно ушёл в мир иной.
…Пришло время потерь, разочарований, разлук. Время той самой эпохи той самой эпохи одиночества, когда и друзья перестают понимать, и любимая уходит, не оставляя никакой надежды, и жизнь становится невыносимо плоской.
       Незачем ехать в родную деревню, там всё чужое, ушли в мир иной родители, а с ними стал не нужен и отцовский дом. Он не хотел ни отпевать, ни поминать свою разрушенную сельскую идиллию. Он не хотел примириться с её уходом, ибо понимал, что, несмотря на все наши космические достижения, корни любой нации, любой культуры – в земле. И зачем люди сами разоряют свои корни? Его вопросы главные – только к себе и своим соплеменникам. Зачем винить чужих, если сами не в силах перенести своё прошлое в будущее?
      Первый ученик:

Ушли родители, исчезла деревня, оставила любимая. Росла лишь усталость и горечь разочарования, вот так простодушно и незаметно на Россию накатывала катастрофичность, зафиксированная поэтическими летописцами конца двадцатого века. Восьмидесятые годы – это годы постоянных потерь, годы загубленной любви, загубленной силы, испитое и избитое время…
       Смертная тема в годы разрухи и раздора накрывает и Николая Дмитриева, но он не спешит идти ей навстречу. В его опустошённой, обезлюбленной душе новый прилив энергии даёт сама тема сопротивления. Вдруг просыпаются любовь и ярость, волевой напор и звенящее слово. Он описывает и жизнь, и природу, и людей, как будто освещает их багряным огнём слова.
 Слово учителя:

Николай Федорович очень любил музыку, очень её чувствовал. «Слов меньше, чем звуков, – говорил он. – Мелодий больше, чем стихотворных размеров». Стихи его, я уверена, будут ещё и ещё пeрелагаться на музыку. Не может не привлечь композиторов та гармония звуков дмитриевского стиха, та мелодия души, которая заключена в них. Так было с Рубцовым. Начиналось с одной-двух песен на его слова, а теперь и представить нельзя нашей жизни без рубцовских песен.
Дмитриев никогда не мнил себя поэтом. Он не мог не писать, вот и всё. Он слышал в себе слова и их записывал. Это была награда ему за чистоту души. А душу он сохранил совершенно детскую, ангельскую. «Не исчезай, моё село… ты будто Слово о полку в одном бесценном экземпляре».
Это поэт Николай Дмитриев говорил о России. Она у нас тоже «в одном бесценном экземпляре». Но в ней был и остался поэт Николай Дмитриев. А это тоже один из залогов её бессмертия"

Звучит песня "Не исчезай мое село" в исполнении В.В.Жигунова

Слово учителя: на этом наш урок окончен. Надеюсь, каждый, уходя с этого урока, унес в своей душе теплоту строк поэта, благодарность за творчество.

hello_html_59eb325a.jpg



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ и ИСТОЧНИКИ:

Школьная библиотека,

Библиотека семейного чтения им. Н. Дмитриева

РЕСУРСЫ ИНТЕРНЕТ.









Литературная гостиная, посвященная творчеству Н.Ф.Дмитриева
  • Русский язык и литература
Описание:

Литературная гостиная познакомит детей с творчеством замечательного русского поэта Николая Федоровича Дмитриева. Н.Ф.Дмитриев родился в 1953 году в селе Архангельском Рузского района Московской области, в краю великолепной природы.

Имя Николая Дмитриева все чаще и чаще стало звучать в школе, а знаем ли мы – кто он? Каким был? Как жил? О чем мечтал? О чем писал и о чем печалился? Сегодня урок литературы мне хотелось бы начать со слов одного из друзей русского поэта Николая Дмитриева  -  Владимира Крупина:

 

" Печальны и светлы мои мысли о Николае Дмитриеве. Как же получилось, что такой большой русский поэт был при жизни мало известен в России? То, что сам он не хотел известности, это я свидетельствую: покажите мне скромнейшего из скромных, я скажу: нет, Дмитриев был ещё скромнее. Да, Дмитриева издавали, но даже советские тиражи поэтических сборников были ничтожны в соизмеримости с именем такого поэта.

Автор Тарасова Елена Евгеньевна
Дата добавления 29.12.2014
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 482
Номер материала 15583
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓