Главная / Русский язык и литература / Курсовая работа по теме: «ПРОЕКТ «ВОЕННОЕ ДЕТСТВО» КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТНЫХ И ПРЕДМЕТНЫХ УУД»

Курсовая работа по теме: «ПРОЕКТ «ВОЕННОЕ ДЕТСТВО» КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТНЫХ И ПРЕДМЕТНЫХ УУД»


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Тверской государственный университет»


Институт непрерывного образования












Курсовая работа по теме:

«ПРОЕКТ «ВОЕННОЕ ДЕТСТВО» КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТНЫХ И ПРЕДМЕТНЫХ УУД»







Выполнила:

учитель русского языка и литературы

МБОУ «Бибиревская оош»

Западнодвинского района

Тверской обл.

Полончук О.Г.


Научный руководитель: к.фил. наук, доцент Бабий С.Н.








Тверь 2014


Оглавление


Введение………………………………………………………………….

с. 3-4

Паспорт проектной работы………………………………………………

с. 5-7

Подготовительный этап………………………………………………….

с. 8

Глава 1. Военное детство старожилов деревни Бибирево

с. 9

    1. «Война прошла по нашим судьбам» (из воспоминаний

Полончук З.В……………………………………………………………..

с. 9-13

1.2 «Нелегкая досталась доля» (из воспоминаний Вороновой М.И.).

с. 15-19

1.3 «За правое дело» (из воспоминаний Наумова В.П.)……………...

с. 20-27

1.4 «Страшные годы» (из воспоминаний Назаровой Е.М.)…………...

с. 28-31

1.5 «Детство, опаленное войной» (из воспоминаний Матченковой В.П.)……………………………………………………………………….

С. 32-34

1.6 «Судьба моей бабушки» (из воспоминаний Григорьевой Н.А.)…..

С. 35-38

1.7 «Я никому не желаю войны!» (Из воспоминаний

Тихоновой Р.А.)………………………………………………………......

с. 39-41

Заключение………………………………………………………………..

с. 42-44

Список литературы и Интернет-ресурсов………………………………

с. 45

Приложение 1 Фотографии публикаций в газете «Авангард»……….

с. 46
















Актуальность


Четыре страшных года длилась Великая Отечественная война: с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года. Долгие 1418 дней и ночей шли к победе советские люди, куя победу на фронте и в тылу. Вряд ли найдется в нашей стране семья, которую обошла эта страшная трагедия. Прошла она своим молохом и по судьбам наших односельчан.

Каждый год становится всё меньше и меньше тех, кто имел непосредственное отношение к военным действиям, тех, кто участвовал в боях, трудился на благо Победы в тылу. Но живы ещё другие свидетели войны. Это те люди, кто  в Великую Отечественную войну были детьми, нашими сверстниками.

     У детей войны разные судьбы, но всех их объединяет общая трагедия, невосполнимая потеря прекрасного мира детства. Не в срок повзрослевшие, не по годам мудрые и невероятно стойкие маленькие герои противостояли войне. Их патриотизм во время Великой Отечественной войны, трудовые подвиги и отчаянная храбрость навсегда останутся в памяти нашего народа.

Сегодня многие Ветераны войны - это и есть те ребята, которые пережили годы бомбежек, голода и страха... Со слезами на глазах они вспоминают свое военное детство, и, несмотря на то, что некоторые моменты уже стерлись из памяти, тот период они запомнили на всю жизнь и вряд ли забудут. Они могут рассказать нам про свою войну, какой они её знают и помнят.  Работая над данной темой, мы поняли  самое главное, что все уходит в прошлое: страдания людей, разруха, голод в военные и послевоенные годы. Наше поколение имеет возможность прикоснуться к Великой Отечественной войне, слушая рассказы не только о боевых, но и о трудовых подвигах в воспоминаниях живых свидетелей того времени. Это мы и хотим показать в своей работе.

     Людям, потерявшим детство, нашим землякам, мы посвящаем свой исследовательский  проект.




Обоснование проблемы

Тема детей и войны является одной из самых малоисследованных в истории. И это не случайно: сражение, битвы и ратные подвиги испокон веку считались уделом взрослых мужчин. Детям предназначалось иное: учиться, играть, а ещё  помогать по дому. Война – это страшное зло, искалечившее не только жизни взрослых людей, но и лишившее детства самую юную часть населения нашей страны.

В наше время уже почти не осталось участников войны. С каждым годом уменьшается количество очевидцев военных событий.

Святой обязанностью современных поколений является сохранение воспоминаний очевидцев войны и передача их следующим поколениям.


Идеей создания данного проекта послужила общешкольная работа по подготовке к празднованию 9 мая 2010 году 65-ой годовщины Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками.
















2. Паспорт проектной работы «Военное детство»

Тип проекта:

  • информационный,

  • творческий,

  • межпредметный,

  • групповой,

  • разновозрастной (учителя и учащиеся),

  • среднесрочный


Генеральная цель проекта:

Собрать и систематизировать материал о старожилах деревни Бибирево, на долю которых выпало военное детство. Выявить влияние событий Великой Отечественной войны на жизнь и быт детей.


Обучающие цели:

  • Изучить деятельность и образ жизни детей военного времени

  • Формировать умения и навыки написания биографического очерка, сочинения-интервью.

Развивающая цель:

  • Развивать творческий потенциал

Воспитательная цель:

  • Способствовать воспитанию чувства гражданственности, патриотизма, любви к Родине, ответственности за ее будущее, уважения и сострадания к пожилым людям


База реализации проекта: МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «БИБИРЕВСКАЯ ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА»

Состав участников: группа учащихся 7 – 9 классов, учителя русского языка и литературы Раваева Н.А., Полончук О.Г.

Время работы: январь-май 2010 года.

Режим работы: уроки русского языка, классные часы, внеурочное время.


Предполагаемый продукт проекта: создание альбома и презентации «Военное детство», публикации в СМИ.


Ожидаемые результаты проекта:

Через осуществление проекта школа предполагает воспитать в будущем гражданине России:

- чувство гражданственности и патриотизма, гордости за свою Родину;

- чувство личной ответственности за все происходящее в окружающем мире, потребность быть деятельным соучастником в общественной, учебной, трудовой и досуговой сферах деятельности.


Методы исследования:

  • Интервьюирования;

  • Аналитический;

  • Соцопрос;

  • Работа с документами и периодической печатью;


Методика, шаги, мероприятия

На первом этапе учащиеся школы должны узнать об оккупации района немецко-фашистскими захватчиками и освобождению его советскими войсками в январе 1942-го года (из газетных публикаций и на классном часе, проведенном совместно с работником библиотеки); через соцопрос выявить участников войны и очевидцев военных действий, проживающих в нашей деревне.

На втором этапе оказать участникам войны адресную помощь, провести встречи за круглым столом в школе и на дому старожилов деревни, которые готовы поделиться воспоминаниями о своем военном детстве с учащимися школы. Записать рассказы очевидцев.

На третьем этапе обработать полученную информацию, написать сочинения разных публицистических жанров: эссе, очерк, интервью.

На четвертом этапе выступить с защитой данного проекта на конкурсе социальных проектов в Западнодвинской СОШ №1, опубликовать собранные материалы в районной газете «Авангард»


Осуществление проектной деятельности

Этап I. Подготовительный (январь 2010г.)

Выдвижение идеи. Определение темы. Уточнение целей и задач.

Этап II. Организация деятельности (январь).

Деление учащихся на рабочие группы и распределение в них ролей. Определение источников информации. Группы получают задание.


группы

Задание

К кому обращена деятельность

1.


Организовать встречу с очевидцами войны для других учащихся, собрать публикации об очевидцах войны из газеты «Авангард» (если есть), составить вопросы для интервьюирования, написать сочинения, оказать адресную помощь.

В.П. Наумов

2.


З.И. Полончук

3.


Е.М. Назарова

4.


М.И. Воронова,

М.И. Новикова

5.


В.Н. Матченкова,

Р.А. Тихонова

6.


Н.А. Григорьева


Этап III. Осуществление деятельности (февраль-апрель)

Этап IV. Презентация результатов (защита данного проекта на конкурсе социальных проектов) (май).

Опубликование материалов, собранных учащимися и учителями, в районной газете «Авангард»




Подготовительный этап


Из публикаций в газете «Авангард», которые изучались самостоятельно и на классных часах, а также из рассказа библиотекаря Громовой Е.С. учащиеся школы узнали:

3 сентября 1941 года территория Западнодвинского района была оккупирована фашистскими захватчиками.

В Западнодвинском районе был создан партизанский отряд.

Восемь жителей Западнодвинского района стали Героями Советского Союза.

19 января деревня Бибирево была освобождена от немецко0фашистских захватчиков.

21 января войска левого крыла Северо-Западного фронта (3-ая и 4-ая ударные армии) освободили территорию района.





















Глава 1. Военное детство старожилов деревни Бибирево

. 1.1 «Война прошла по их судьбам»


Полончук Зинаида Васильевна, 1932 г.р.


hello_html_m3d815ab9.jpg

Рис.1 Полончук З.В. с внуками


69 лет отделяют поколение современных мальчишек и девчонок от поколения наших бабушек и дедушек (уже даже прабабушек и прадедушек), от грозных событий 41-го, когда на русскую землю вероломно напал враг.

Гул фашистских самолетов, бомбежки, огни пожарищ, смерть близких и родных… Через какие ужасы только не пришлось пройти нашему народу, шаг за шагом куя Великую Победу!

Безжалостно летит время. С каждым годом становится все меньше и меньше очевидцев тех страшных событий 1941 – 45 г.г. В преддверии годовщины Великой Победы учащиеся нашей школы встречаются с людьми, чье детство было омрачено пороховым дымом, взрывом бомб, похоронками…Слушают и записывают их рассказы.

Когда началась война, моей бабушке, Полончук Зинаиде Васильевне, было 9 лет. Сейчас бабушка тяжело больна, но ее память свято хранит воспоминания военного детства. Бабушка – прекрасная рассказчица, и я, уже не в первый раз, прошу ее рассказать о далеких военных событиях, а сегодня хочу еще и записать ее воспоминания. Слушать бабушкин рассказ ко мне присоединяется младший брат Ваня. Для него почти все, что рассказывает бабушка, ново, поэтому я иногда задаю бабушке вопросы, на которые сам уже знаю (или почти знаю ответ). Делаю это для того, чтобы бабушка не пропустила ничего важного и интересного, чтобы ее рассказ был ясен и понятен Ване.

Бабушка, как пришла война в твое родное Сергеевское? Расскажи, если помнишь.

Это день я запомнила на всю жизнь. Воскресенье. Замечательный июньский день. Помню голубое-голубое небо над Сергеевским, а на земле – желтый ковер из одуванчиков. Вся деревня покрыта желтым ковром. Женщины мужчины, дети – все высыпали на улицу. Кто во дворе хлопочет, а кто просто присел на завалинку или облокотился на плетень и отдыхает. Взрослые разговаривают, дети играют. Вдруг появляется запыленный прохожий с рюкзаком. Проходя через деревню, он зло бросает: «Ну, что смеетесь? Не знаете, что ли, что война началась?» Признаться, эта новость не очень расстроила односельчан. Деревня была глухая, ни радио, ни телевизора не было, многие жители не умели ни читать, ни писать. «Ну и что, что война? – говорят между собой мужики. – Это не у нас, это далеко где-то. Разбили в Германскую врага, и тут разобьют». А дед Николай грамотный был, газету районную читал. Задумался он что-то, молчит, бороду почесывает. Через некоторое время прибежала почтальонка из Улина и, плача, подтвердила страшную новость и еще сказала, что скоро всех мужчин на фронт заберут. На другой день поехал дед Николай в район узнать что к чему. Вернулся и говорит: «Положение серьезное. Все воевать будем. Мобилизация уже началась. Сушите, бабоньки, сухари своим мужикам да котомки готовьте, хотя бы на первое время». Как завыли тут бабы! Плач до самого вечера стоял в Сергеевском. А через неделю стали забирать мужиков. Сергеевское – станция, так мужчины, которым пришла повестка, садились на поезд и ехали прямо на фронт. Скоро деревня опустела.

Бабушка, а из вашей семьи забрали кого-нибудь на фронт?

Отец мой и старший брат Михаил в ту пору работали по вербовке около Ржева на торфяных разработках, их оттуда сразу и мобилизовали. Мишке только 16 исполнилось, но он был высокий и сильный парень. Дома в Сергеевском осталась мать с семерыми детьми - мал мала меньше. Самой маленькой Галине было девять месяцев. От отца было всего одно письмо. В нем он сообщал, что его и Михаила отправили строить оборонительные сооружения под Ржевом. Больше о судьбе отца ничего узнать не удалось. Похоронку мать не получала, но была уверена, что отец погиб во время бомбежки под Ржевом.

А какова судьба Михаила?

Брат мой, как мы узнали впоследствии, попал в плен. В 43-ем был освобожден венграми из концлагеря, воевал до конца войны, а затем был определен на срочную службу. Домой вернулся весной 47-ого. Мы уже и не надеялись его когда-либо увидеть.

Бабушка, а как вы узнавали новости с фронта?

Новости все узнавали из газет. Наш сосед Семен Карзов – мужчина почти слепой от золотухи, носил очки с толстыми стеклами, и на фронт его не взяли – всегда внимательно читал районную газету и все новости рассказывал односельчанам. А потом вдруг загудела земля. Мы поняли, что уже совсем близко, в районе Ильино, идут бои. Оставшихся в деревне мужчин забрали сражаться на Ильинский фронт. Надо сказать, что некоторые женщины, чьи мужья и сыновья далеко воевали, завидовали тем, чьи родственники воевали близко. «Вам хорошо, ваши-то близко, можно и навестить», - говорили они.

Да вот только из всех солдат, воевавших под с.Ильино, всего лишь один домой вернулся – семнадцатилетний Коля Федоров. Вернулся без глаза и пальцев на одной руке. Позже мы узнали, какие жестокие бои шли за это село.

Бабушка замолкает, какое-то время сидит, поникнув головой; видно, вспоминает своих односельчан, тех, кого уже так и не суждено было увидеть сергеевцам, но память о которых навсегда осталась в сердцах родственников, соседей. Ее молчание нарушает Ваня:

- Бабушка, а страшно было в войну?

- Конечно! Не дай Бог никому пережить такого, что пережили мы.

- Бабушка, а расскажи о самом страшном, - просит внук.

Бабушка на минуту задумывается и продолжает свой рассказ.

- Когда в село пришли фашисты, почти все жители Сергеевского переселились в барский дом за речку и жили там коммуной, немногие остались в селе. А в наш дом пришли враги, посмотрели, что у матери семеро детей мал мала меньше, а домишко хиленький, на подпорках потолок держится, и говорят: «Ой, плехо, плехо, киндер мнего! Живи, матка, с киндер, живи». Дом стоял на окраине деревни, но все равно было страшно, мы боялись и носа показать лишний раз на улицу. И вот как-то поздним ноябрьским вечером в окно кто-то постучался. Мать открыла дверь, и в дом вошел истощенный мужчина. Он объяснил, что отстал в бою от своих товарищей, попросил еды и ночлега. Мать пожалела его, впустила в дом, накормила, чем могла, отправила спать на печку. Конечно, она понимала, что если фашисты узнают о ее помощи русскому бойцу, то всей семье несдобровать. Но по-другому поступить не могла. А утром прибегают соседские ребята и сообщают, что к нашему дому направляются немцы и впереди всех идет дед Яшка. Этот дед Яшка был предателем. Как только фашисты пришли в Сергеевское, он стал перед ними выслуживаться: высмотрит, у кого свинья пожирнее, у кого куры есть, и докладывает немцам. Те придут, все отберут. Мать, услышав про нежданных гостей, схватила в сенях ведро с глиной, дала его русскому бойцу и приказала лезть наверх, трубу замазывать. И вот дед Яшка, этот стервятник, (он и правда был на него похож: маленькие зеленые глазки, горбатый нос) зашел в сени, а с ним еще два немца. Осмотрелся дед и говорит: «Что, на виселицу, мать, захотела? Кого прячешь в доме?» - и смотрит из сеней на чердак. «Никого у меня нет, никого не прячу», - запротестовала мать. «А там кто?» - дед указал на чердак. И тогда мать, как могла, стала знаками объяснять, что это ее муж устал воевать и вернулся домой с войны, ведь у него столько много детей, надо их растить, жене по хозяйству помогать, вот и труба печная вся развалилась, дым в избу идет. А тут и дети, подученные матерью, стали поддакивать: «Папка пришел, папка пришел!» Немцы вроде бы поверили. Дед Яшка не стал спорить, видно, боялся суда односельчан. После ухода немцев мать села на лавку и заплакала. Мы, дети, не понимали, почему она плачет, думали, папку вспомнила. Нам даже весело было, как ловко мы обвели врагов. Партизан, понимая, какой опасности подвергает всех нас, ушел той же ночью. А через день-два и немцы, что стояли в селе, уехали. Правда, на их место другие явились.

Но на этом случае не закончились наши семейные неприятности, связанные с «участием» деда-стервятника.

В старом амбаре на нашем дворе немцы устроили оружейный склад. Вот как-то утром проснулась я и услыхала шум за окном. Подошла к окну, вижу, немцы бегают, по двору, руками машут, что-то кричат, а среди них дед Яков стоит и на моего старшего брата, тринадцатилетнего Бориса, рукой указывает. Вышли мы во двор и узнали в чем дело. Оказывается, пропал карабин со склада, и дед Яшка сказал фашистам, что, кроме нашего Бориса, больше некому было взять. Схватили немцы Бориса и повели в штаб. У нас в деревне жила немка, на которой во время первой Германской войны женился русский солдат и увез ее из Германии. Елена Станиславовна работала в школе учителем, немецкий язык преподавала. Мать бросилась к ней: «Елена Станиславовна, выручай! Поговори с ними, может, тебя послушают». Та сразу прибежала, заступилась за Бориса, сказала, что он мальчик смирный, не мог украсть карабин. Заступился за Бориса и председатель колхоза Никанор. Очень хороший человек был. Немцы назначили его старостой. Дядя Никанор никому вреда не делал, наоборот, из запасов германских солдат подкармливал голодных сергеевских ребятишек, помогал, как мог, всем жителям села. Но судьба его сложилась плохо: когда русские войска прогоняли немцев, то расстреляли дядю Никанора, заподозрив в измене. А деда Яшку по какой-то случайности не тронули. Ему повезло. Правда, он сам умер вскоре после окончания войны. Никто его в селе не любил, так и жил изгоем. Вот ведь как бывает…

Ну а что касается Бориса, немцы сказали, что, если к вечеру оружие не найдется, Борис будет расстрелян. Мы точно знали, что Борис не брал карабин, следовательно, и вернуть его не мог. Сколько слез было пролито в тот день! Мы, можно сказать, оплакивали брата еще живого. Это был очень страшный день для всей нашей семьи. Все с ужасом ждали вечера.

Но под вечер карабин нашелся. Оказывается, один немецкий солдат решил прогуляться по лесу и захватил оружие, никому ничего не сказав. К нашей огромной радости, Бориса отпустили.

«И из-за такой нелепой случайности мог погибнуть человек – даже не боец, а мальчишка, мой ровесник!» - слушая бабушкин рассказ, думаю я. Бабушка на время замолкает, видно про себя вспоминает былое, горе и радости своей большой семьи. Через некоторое время я прошу ее:

- Бабушка, расскажи про карателей, Ваня этого еще не слышал.

Бабашка, очнувшись от своих дум, продолжает рассказ:

- В Сергеевском, за весь период оккупации, немцы не убили ни одного человека. Другим сёлам района повезло меньше...

Прибыли карательные отряды, состоящие главным образом из финнов, стали жечь деревни. Каждый вечер жители Сергеевского видели красное зарево. По на­правлению определяли, какая деревня сегодня горит, скорбили о погибших и обез­доленных. Каратели сожгли Селяны, Семёновское, Кочевицы, Щиборово... Не ща­дили ни взрослых, ни детей. Поджигали дома вместе с людьми. А тех, кто выскаки­вал, расстреливали.

Ужас царил в Сергеевском. Оплакивая гибель безвинных людей, сергеевчане боялись, что и их постигнет та же участь. Женщины и подростки Сергеевского хо­дили на места пожарищ захоранивать останки погибших.

Увиденное ими не поддается описанию... Откуда только брались силы всё это пережить!?

В Селянах жила наша хорошая знакомая тётя Катя. У нее было пятеро детей. В тот час, когда пришли каратели, она с одним из сыновей находилась в лесу - заготавливала дрова. Когда пришла из лесу, обнаружила, что фашисты сожгли дом, и в огне погибли чет­веро её детей. Разве передашь словами горе матери?..

Из всех людей, находившихся в деревне, выжил только один дед, благодаря смекалке и сообразительности: залез в русскую печку и закрылся щитом. Сидел так тихо, что враги его не нашли, а когда пламя утихло - вылез. Вот ведь какие чудеса случаются в жизни.

Я знаю, что бабушка еще очень много может рассказать о войне: о том, как прогнали немцев, с каким трудом пережили первые послевоенные зимы, как пришел с войны брат Михаил, как работали люди в Сергеевском, поднимая хозяйство, налаживая свою жизнь… Но я понимаю, что бабушка сегодня очень устала, длинный рассказ ее утомил. Мы с Ваней благодарим ее, и я спешу записать услышанное.


Над материалом работал:

ученик 8 класса

Полончук Егор

Руководитель:

учитель русского языка и

литературы

Полончук О.Г.
















    1. Нелегкая досталась доля

(Из воспоминаний Вороновой Марии Ивановны)


hello_html_6983e0ac.jpg

Рис.2 Учащиеся школы на встрече с Вороновой М.


Готовясь к празднованию 65-ой годовщины Великой Победы русского народа над немецко-фашистскими захватчиками, наш класс встречается с людьми, которым пришлось пережить все тяготы военных лет. 19 января, в годовщину Дня освобождения Западнодвинского района, в школу пришла Воронова Мария Ивановна – бывший учитель математики, отработавшая в нашей школе 25 лет, - чтобы рассказать о своем военном детстве.

Мария Ивановна начала свой рассказ с пожелания, чтобы мы берегли себя. «Нет ничего дороже своего здоровья и здоровья своих близких, - сказала бывшая учительница. – Берегите себя, ребятки!» Со слезами на глазах наша гостья начала свой рассказ.

«Я окончила второй класс, когда началась война. Жили мы тогда в маленькой деревушке Заовражье (возле деревни Грядцы) Торопецкого района.

Шел второй месяц войны. Из сводок новостей мы знали, что немцев задержали на Двине. Шли жестокие бои в районе Грядец. Мужчин в деревне почти не осталось, только подростки, старики да больные. Все, кто мог держать оружие, сражались на фронте или ушли в партизаны. Однако и в нашей маленькой деревне находились смутьяны, которые пытались убедить других, что немцы – наши освободители и с их приходом мы лучше заживем. Но немногие им верили. Жители деревни со страхом ждали прихода врагов, старались уберечь нажитое: выкапывали ямы и сносили туда зерно, продукты, одежду.

Наш дом находился на перекрестке, поэтому я могла наблюдать за всем, что происходило, из окон собственного дома. Помню наступление фашистов. Сначала через деревню проехали отступающие части нашей армии. Советские бойцы ехали стоя на машинах-полуторках, по пятьдесят человек на каждой. Останавливались на перекрестке. Бойцы были безоружные, голодные, грязные, оборванные. Пачками вытряхивали из-за пазухи вшей …. Женщины, дети подносили им продукты, воду, чтобы попить и умыться. Солдаты молча и виновато смотрели на жителей деревни.

А через два дня пошли действующие части немецкой армии. Начищенная техника сотрясала землю, так сверкала на солнце, что глазам было больно на нее смотреть. Немецкие солдаты смеялись, играли на губных гармошках.

Многие жители нашей деревни бросили свои дома и переселились в деревню Подсосонье, находившуюся в двух километрах от дороги. Но пробыли мы на выселках недолго: хлеба нет, одежды нет, денег нет. Как жить? Когда грома боев не стало слышно, многие вернулись домой. В том числе и наша семья. Надо сказать, что в то лето у нас гостила моя тетя из Риги со своим маленьким сыном Эдиком. Ее муж, офицер, был на фронте. По возвращении в родную деревню неделю было тихо. А потом пришел самый страшный день в моей жизни.

Как-то утром мать и тетя ушли на поле собирать оставшийся картофель, а я болела и осталась дома нянчить младших детей. И в это время в деревню пришел отряд фашистов. Враги стали шнырять по домам и искать «военные вещи», и если такие находили, тут же в наказание поджигали дома: считали, что жители каким-то образом связаны с партизанами. А это всего-навсего заовражеские мальчишки сносили домой из многочисленных окопов возле Грядец каски, пустые гильзы, патроны… Да что мы могли объяснить врагам?

Пришел один фашист и в наш дом. Вещей, каким-то образом связанных с войной, в нашем доме не было, но немец стал рыться в чемоданах моей тети. Сначала он нашел там деньги – пачки красных довоенных десяток – и стал рассовывать купюры по карманам, а потом добрался и до документов. В это время мать и тетя вернулись. Тетя шепчет моей матери: «Катя, нас сейчас расстреляют. Он нашел документы, сейчас прочитает, узнает, что я жена полковника, и всем нам конец». А немец взял документы и, не рассматривая их, положил на полку, сверху поставил автомат и продолжил досмотр в другой комнате. Мама шепнула мне, чтобы я как-нибудь вытащила документы. Я сделала вид, что собираю раскиданные вещи и раскладываю их по местам, а сама вместе с вещами вытащила документы и отдала их тете. Та, не раздумывая, схватив своего маленького сына Эдика, мою младшую сестренку и убежала с ними в лес. После окончания войны в газете «Красная звезда» написали о том, как я спасла от расстрела семью советского офицера. В газете мой смелый поступок был назван подвигом. Но это все было потом… А в тот день нам еще многое пришлось пережить.

Спустя некоторое время, немцы приказали всем жителям деревни собраться на площади. Мать, почувствовав недоброе, дала нам другой приказ: убегать в лес, что мы и сделали. Едва добежав до леса, мы услышали выстрелы. Как узнали позже, фашисты с помощью переводчика объяснили жителям деревни, что они будут наказаны за связь с партизанами. Каратели построили всех мужчин в возрасте от 16 до 60 лети расстреляли их на глазах у жителей деревни. Всего погибло 18 человек. Невозможно передать горе родных и близких расстрелянных. В тот день каратели сожгли в нашей деревне 6 домов. Когда все стихло, мы вернулись в деревню. Похоронили односельчан без гробов в общей могиле.

Через некоторое время запылала соседняя деревня Сувидово, куда поехали фашисты, забрав лошадей. Почти все жители Сувидова, уже предупрежденные о зверствах врагов, ушли в лес, но были такие, кто и остался. Фашисты спалили всю деревню, расстреляли оставшихся жителей, не пожалев ни детей, ни женщин, ни стариков.

Жили мы в оккупации до 19 января 1942-го года. Как сейчас помню то морозное утро. Уже несколько дней до нас доходил грохот ближнего боя, но о положении дел на фронте мы толком ничего не знали. По тому как фашисты засуетились, мы сразу поняли, что враги отступают. Они уже не были похожи на тех бравых триумфаторов, какими вступили на русскую землю! На них жалко было смотреть: летние пилотки, тонкие ботинки. До полусмерти голодные, обмороженные, фашисты под натиском Советской армии с позором бежали с русской земли без своей начищенной боевой техники».


Нам интересно узнать, как складывалась жизнь Марии Ивановны после освобождения района и в не менее трудные послевоенные годы. Мы просим нашу гостью рассказать об этом. Она продолжает свой рассказ.

«Это были голодные годы. Постоянно хотелось есть – это, пожалуй, самые яркие воспоминания того времени. Люди буквально распухали и умирали от голода. В нашей деревне находился госпиталь, куда привозили больных из близлежащих деревень, так сколько только людей умерло там! На меня тоже было страшно смотреть – так я исхудала. Соседка говорила, что я вся позеленела и обросла мхом. Ей, наверно, было виднее… А я и правда не знаю, как выжила наша семья. Наверное, очень старались выжить. Вязали варежки для пленных немцев. Связать двадцать пар – была норма на одного человека, которая позволяла получить 10 кг муки. Мать, сестра, я – все вязали вечерами и ночами и получили 30 кг муки – неслыханное богатство! Что мы делали с этой мукой? Разводили и ели! Больше в эту «похлебку» нечего было добавить. Но когда пришла весна, стало немного полегче: растаяли поля и мы ходили добывать так называемые «трофеи» - мерзлую, наполовину гнилую картошку. Из нее дома пекли лепешки.

Позже стали сеять лен. У каждого человека была норма, сколько льна поднять, поставить в копна, связать в снопы. У меня, одиннадцатилетней девчонки, тоже была своя норма. Снопы складывали в телеги, на себе перевозили на гумно, сушили в ригах, затем опять на себе везли на поле, расстилали…

Запомнилось мне, как мы носили в Западную Двину полные корзины ягод, чтобы продать их у поезда. Потом занимали очередь за хлебом и стояли до вечера. Иногда хлеба не доставалось.

В Грядцах закончила 5, 6, 7 классы. Была единственной девочкой в классе среди двенадцати мальчиков.

Потом поступила в педучилище в Торопце. Даже спустя три года после войны мы, девчонки, мечтали об одном: вдоволь наесться настоящего хлеба. Именно настоящего – без мякины и картошки! Не жидкого, а рыхлого и ароматного! Моя мечта сбылась, когда распахали целинные земли, и в Центральную часть России пошли вагоны с хлебом. Сейчас, когда у меня есть все необходимые продукты, под полом лежат запасы овощей с огорода, в банках стоят консервированные овощи, мне самой трудно даже представить, какой голод мы пережили. Думаю, что справиться с общей бедой нам помогла забота друг о друге».

Мария Ивановна заканчивает свой рассказ добрыми пожеланиями, чтобы мы жили счастливо, чтобы нам никогда не довелось испытать все то, что выпало на долю ее поколения.


Над материалом работали:

ученицы 8 класса

Голубева Мария и Громова Милена

Руководитель:

учитель русского языка и

литературы

Полончук О.Г.






    1. За правое дело

(Материал о бывшем директоре совхоза Викторе Павловиче Наумове, 1938 г.р.)


hello_html_m77fb5536.jpg

Рис. 3 Наумов Виктор Павлович на встрече с учащимися школы


Виктор Павлович Наумов

Краткие биографические сведения

19 января 1938 года – родился в деревне Пятиверстица Западнодвинского района Тверской обл.

1955 год – закончил Староторопскую среднюю школу.

1955 – 1958 годы – бригадир в колхозе им. Калинина.

1958 – 1963 годы – учеба в Великолукском институте на агрономическом факультете.

1963 – 1964 годы – управляющий отделением в опытно-производственном хозяйстве «Победа» Ржевского района.

1964 – 1969 годы – главный агроном совхоза «Староторопский».

1969 – 1992 годы – директор совхоза «Бибиревский».

1992 – 2001 годы – мастер леса Западнодвинского лесхоза.

С 2001 года – пенсионер.

Жила до Великой Отечественной войны в деревне Пятиверстица (Ильинский с/с) большая и дружная семья Наумовых. Семерых детей растили Павел Наумович и Анна Лазаревна: пятерых сыновей и двух дочерей. Самым старшим в семье был дед, бывший царский матрос, воочию видевший Владимира Ильича Ленина. Самым младшим – Виктор, 1938 г.р., в будущем Наумов Виктор Павлович – почетный житель д. Бибирево, отработавший 23 года директором совхоза «Бибиревский», а потом еще 10 лет мастером леса Западнодвинского лесхоза. На долю Виктора Павловича выпали все тяготы военного детства: голод, разруха, нищета, потери близких людей. Нашему собеседнику тяжело вспоминать прошлое, но он находит в себе силы и продолжает свой рассказ, чтобы мальчишки и девчонки 21 века, собравшиеся сегодня у него в гостях, узнали и прочувствовали, через что пришлось пройти поколению наших дедов и прадедов ради безоблачного детства, счастливой жизни будущих поколений. Виктор Павлович сопровождает свой рассказ показом фотографий из семейного альбома.

Когда началась война, нашему собеседнику было всего 3,5 года. Он не помнит, как уходили на фронт отец и старший брат Александр. По словам рассказчика, он помнит себя и все события своей жизни с того страшного момента, когда в родное село пришли оккупанты. Этот момент детский ум хорошо запечатлел, будто сфотографировал.

Немцы въехали в деревню на открытых машинах, поднимая столбы пыли. Были пьяные, стреляли в воздух. Население Пятиверстицы в страхе попряталось по домам, боясь и носа показать на улицу. Расположились фашисты в деревне Ильино (там находилось гетто), и до жителей близлежащих деревень доходили слухи об их издевательствах над евреями.

В Пятиверстицу враги часто заезжали за пропитанием. Немцам было не догнать кур, разгуливавших по дворам, так они из автоматов стреляли по птицам. Только и слышно: «Матка, яйко!» «Нет, нет ничего», - машут руками хозяйки, тогда непрошенные гости сами в хлев заходили и брали кладки с гнезд. В хлеве Наумовых закололи кинжалом поросенка. Коров грузили в грузовики и увозили. Местное население быстро смекнуло что к чему, и хозяева угнали крупный рогатый скот далеко в лес, а братья Наумовы по очереди пасли стадо. Деревенские женщины украдкой в темное время суток бегали в лес с ведрами доить коров. Многие спасли своих кормилиц таким образом.

Часто враги с геодезической вышки обстреливали лес около Пятиверстицы: в окрестностях деревни были небольшие отряды, состоящие из партизан-окруженцев (русских солдат, которые отстали во время боев от действующей армии во время боев под с.Ильино).

Однажды, когда тринадцатилетний Иван Наумов пас деревенских коров, ему на голову упала шишка. Подросток, не обратив сначала на это внимания, продолжал свое дело, как вдруг почувствовал новый удар, и надо сказать, более сильный. После третьего он поднял голову вверх и увидел на елке человека. Незнакомец расспросил о положении дел в деревне, о численности неприятеля, о боевой технике, находящейся в распоряжении оккупантов… На все вопросы Иван дал подробные ответы, так как догадался, что перед ним русский партизан.

Перед расставанием мужчина попросил Ивана, чтобы тот передал матери просьбу испечь хлеба для голодных бойцов. Анна Лазаревна на кленовых листьях, как было заведено в деревне, испекла несколько буханок, и вечером за хлебом пришли русские бойцы, все они были вооружены. Их посещение запомнилось всем членам семьи Наумовых. Детская память Виктора Павловича запечатлела эпизод: он, трехлетний мальчик, лежит на лавке, стоящей возле стены; очень болит нога: на месте лопнувшей мозоли образовался нарыв. К нему подходит ночной гость, дует на больное место, гладит по голове и успокаивает словами: «Не переживай, до свадьбы все заживет!»

С того вечера партизаны регулярно стали приходить в дом Наумовых за хлебом. Но теперь хлеб пекли все жители деревни, у кого была такая возможность, и приносили Анне Лазаревне. Мать передавала его бойцам. К сожалению, это продолжалось недолго: немцы вычислили партизан (а может быть, нашелся предатель).

Как-то вечером, Анна Лазаревна, поджидая русских бойцов, увидела из окон в блеске луны тени, которые окружали дом. Приглядевшись, она поняла, что это были фашисты. Мать задернула шторы. Трудно передать словами, что пережила в ту ночь семья. Жители деревни были наслышаны о том, как свирепствуют фашисты, узнав, что кто-то из местных жителей помогает партизанам. Совсем недавно на хуторе Ковали немцы спровоцировали женщину: полицай, переодевшись в форму советского бойца, пришел к хозяйке и попросил у нее продуктов. Женщина с радостью вынесла все, что у нее было. Фашисты, подославшие предателя, тут же взорвали дом и сожгли его дотла. Мимо пепелища часто приходилось проходить жителям Пятиверстицы. Сожженный дом будто напоминал им, что такое может быть с каждой семьей. И мать, и дед в ту страшную октябрьскую ночь просили Бога об одном: чтобы партизаны не пришли, иначе всем грозила неминуемая смерть. И чудо случилось. Может случайно, а может быть, проявив бдительность и заметив врага, партизаны в ту ночь не пришли. После этой неудавшейся, к счастью для наших бойцов, операции, пункт помощи пришлось сменить.

А через некоторое время оккупанты устроили настоящую облаву на партизан: с пулеметами прочесали лес. Чем закончилась эта операция, жители Пятиверстицы так и не узнали, но после этого партизаны перестали приходить в село, и в лесу их никто не встречал.

В детской памяти Виктора Павловича отпечатался еще один случай, связанный с пребыванием оккупантов на русской земле. Как-то к дому подъехали на мотоциклах немцы, приказали всем выйти из дому и построиться по росту. Рассказчик признался, что ему не было страшно, но он не понимал, почему рыдает и причитает мать, почему у деда, бывшего матроса, трясутся губы и по щеке катится слеза… А хохочущие фашисты достали фотоаппараты и стали фотографировать оборванных и чумазых ребятишек, растерявшихся взрослых. Вдоволь потешившись, враги сели и уехали, предварительно дав ребятам по горошине сахарина. Потом Наумовы узнали, что эти снимки оккупанты делали для гитлеровской Германии: показать населению, в какой, мол, нищете живут русские.

Часто над деревней пролетали самолеты. Пятиверстицкие ребятишки научились по звуку различать русские и фашистские. Услышав протяжный вой вражеского самолета, Анна Лазаревна приказывала детям прятаться, потому что немецкие летчики строчили из пулеметов по домам мирных жителей, были погибшие среди местного населения. Однажды фашистский самолет сбросил несколько бомб на деревню и близлежащий лес. И сейчас в Пятиверстице можно увидеть воронки, заросшие чернобыльником.

Ясно помнит Виктор Павлович, как прогнали немцев. Морозный январь. Уже несколько дней поблизости идут ожесточенные бои. Залпы канонады. Всполохи над лесом. И вдруг – мертвая тишина. Сначала она даже испугала население Пятиверстицы. А потом до жителей деревни, ничего не знавших о положении дел на фронте, дошла радостная весть: со стороны Королевщины наступают наши! Немцы драпают в южном направлении!

И вот наконец первые русских солдаты в деревне. Неописуема радость всех местных жителей, но радость Наумовых была еще сильнее: ведь Александр Наумов, старший сын Павла Наумовича и Анны Лазаревны, участвовавший в освобождении родного района, был среди них. И вот вечером Александр вместе с товарищами пришел в родной дом. Виктор Павлович помнит, как старший брат радовался встрече с матерью, с младшими братьями и сестрами, самых маленьких, Виктора и Михаила, брал на руки, подкидывал под потолок…

Мать накрыла на стол. Александр и его товарищи рассказывали о положении дел на фронте, о своих боевых делах. И, действительно, было о чем рассказать! Александр, служивший в разведке, уже имел две высокие награды - два ордена Красной звезды. Он рассказал, как произошло столкновение русской и немецкой разведок. Александр оказался в окружении, яростно отбивался, но силы были неравные, и он попал в плен. Враги привели его в блиндаж, стали допрашивать, бить, грозились отрезать язык. Пленник, выхватив финку, заколол одного фашиста, тут же схватил его автомат, перестрелял в блиндаже всех немцев, так и не успевших опомниться, – и бросился к своим. За этот подвиг Александр и получил одну из своих высоких наград.

От материнского взгляда не утаился бинт под гимнастеркой старшего сына. Александр показал родным две дырки от сквозного ранения.

Запомнилась Виктору Павловичу и шинель старшего брата – вся дырявая от осколков и пуль. Дед очень гордился старшим внуком. Мать плакала. Провожая бойцов, давала наказ сыну беречь себя, на что он ответил: «Мама, я за спинами товарищей прятаться не буду!»

Это была последняя встреча Виктора Павловича со старшим братом…

Семья так и не получила похоронку. Долгое время о судьбе Александра ничего не было известно, как и о судьбе многих русских бойцов. Родные знали только, что часть, в которой служил Александр, была переброшена на южное направление. Спустя многие годы после войны, Наумовым удалось узнать из «Книги Памяти», что Александр Наумов, уроженец деревни Пятиверстица Западнодвинского района Тверской (Калининской) области, пал смертью храбрых в боях за Крым и похоронен в Братской могиле под Севастополем. Вечная память ему и всем русским бойцам, погибшим в боях за Родину и светлое будущее своего народа!

После освобождения района много частей прошло через Пятиверстицу, много солдат побывало в доме Наумовых. Запомнились Виктору Павловичу солдаты белорусской конницы с саблями до пола. Они были шумные, веселые, играли на гармони, пели, танцевали. Запомнились и солдаты-казахи, плохо понимающие по-русски, но воюющие за общее дело братских народов. «Мамка, дай санки хлеб взвесить!» - просили они Анну Лазаревну на ломаном русском языке под общий смех всех домочадцев.

Когда немцев прогнали, жизнь в деревне стала налаживаться. Дружно жили люди, помогали друг другу, чем могли, вместе переживали общее горе.

Многие жители Пятиверстицы спасли своих коров тем, что держали их в лесу во время оккупации. Суп из лебеды и осоки варили, забеливали молоком. Ребятишки в реке рыбок не ради забавы ловили, а чтобы помочь прокормиться семье. За хлебом в Торопец ходили, иногда его не доставалось, тогда шли в Улин.

Всю тяжелую работу в деревне делали женщины и подростки: пахали на себе поля, жали серпами лен, ставили в бабки, в ригах сушили…

После боев много снарядов осталось в окрестностях Пятиверстицы. От них продолжали страдать люди. С болью Виктор Павлович рассказал, как однажды на мине подорвались трое детей. Их мать не пережила горя – сошла с ума.

В 44-м пришел с фронта Павел Наумович. Он дошел до Кенигсберга, был тяжело ранен в бою. После пребывания в госпитале, получив инвалидность II группы, был комиссован и отправлен домой. Дед Виктора Павловича все говорил: «Умру, когда Павел с войны придет». И действительно, дождался сына и умер вскоре после возвращения Павла Наумовича, на 97-ом году жизни.

Свыше 100 жителей Пятиверстицы не вернулись домой с войны.

Вскоре после войны семья Наумовых переехала жить в деревню Бенцы. С девяти лет Виктор Павлович был «первым парнем на деревне»: от старшего брата осталась гармонь, на которой мальчик стал пиликать, и, надо сказать, неплохо получалось! За неимением лучшего гармониста, его стали приглашать на танцы, и скоро он стал настоящим ассом! Обладая идеальным музыкальным слухом, маленький Виктор мог подобрать любую мелодию. Его сестры и братья окончили по 6-7 классов и вынуждены были идти работать, но родные постарались, чтобы Виктор окончил школу-десятилетку и получил высшее образование, тем более что учеба давалась юноше легко и он очень старался. Как говорит Виктор Павлович, «тянули меня всей семьей». И не зря: наш собеседник по окончании школы поступил в Великолукский институт на агрономический факультет, закончил его, а попутно и музыкальную школу. Через некоторое время по окончании института и начала трудовой деятельности был районной администрацией вновь направлен на учебу. Закончив в 1969 году факультет подготовки руководящих кадров, Виктор Павлович Наумов был назначен председателем совхоза «Бибиревский».

«Хорошо мы сейчас живем, и надо ценить все, что имеем, стараться, чтобы никогда не повторились ужасы войны», - заканчивает свой рассказ наш собеседник.

Над материалом работала:

учитель МБОУ «Бибиревская оош»

Полончук Ольга Геннадиевна



hello_html_m27124896.jpg



hello_html_m7aede62.jpg


Рис. 4, 5 Учащиеся и учителя школы записывают рассказ Наумова В.П.












    1. Страшные годы

(Материал о Назаровой Екатерине Михайловне, 1925 г.р.)


hello_html_496a73a.jpg

Рис. 6 Учащиеся школы на встрече с Назаровой Е.М.



Когда началась война, Назаровой Екатерине Михайловне было 16 лет. Жила она вместе с матерью, отцом, младшими сестрами и братом в деревне Савино Торопецкого района. Отец сразу ушел на фронт, а двух сестер – Екатерину, 1925 г.р., и Нину, 1927 г.р., отправили в школу ФЗО на Урал.

Эшелон привез сестер в город Рыбинск. Там сестры попали на разные заводы. Питание было очень плохое, а работать приходилось много. Екатерина на станке изготовляла детали для военной техники, работу быстро освоила, «уже шла на премию», но сестры сильно скучали по дому, по матери – первый раз с ней расстались. И решили бежать.

Почти месяц добирались с Урала сестры Назаровы и их подруга до родного Савина. В дороге с Екатериной произошел очень неприятный случай. Она вскочила на подножку эшелона, который вот-вот должен был отправиться с очередной станции. Рядом с ней на этой же подножке примостился молодой человек приятной наружности, но как только состав тронулся, парень ножом срезал сумку с плеча девушки – и был таков. Екатерина осталась без запаса продуктов, без одежды, хорошо, что сестра и подруга не оставили в беде. Девушки прибыли домой в начале сентября, когда по утрам уже случались сильные заморозки. Болели отмороженные ноги, ведь девушки босиком проделали столь долгий путь.

Дома все обрадовались их возвращению. А немцы уже были на подступах к району. Жители села получали листовки, в которых их призывали покинуть деревню и уйти жить в лес. Савино обезлюдело, все жители перебрались жить в землянки, которые выкопали недалеко от реки Западная Двина. Семья Назаровых взяла с собой и корову: как можно было оставить свою единственную кормилицу?

До жителей деревни доходили скудные вести о делах на фронте. Знали, что в Андреапольском районе шли жестокие бои. Очевидцы рассказывали, что возле деревни Ивашково вода в Двине была вся красная от крови погибших солдат. В деревне Овинищи фашисты за связь с партизанами согнали всех жителей в большой сарай и сожгли заживо.

Было очень страшно. И мучил голод. Всем страшно хотелось есть. Голод был сильнее страха. Вот как-то девчонки, три подруги, Настя, Шура и Екатерина, договорились идти на поле за оставшейся там после уборки подмороженной картошкой. Поле находилось на одной стороне Двины, а на другой были немецкие снайперы. Только девчонки согнулись, снайперы стали стрелять, но, к счастью, были далеко и не смогли попасть. Подруги осмелели, стали собирать картошку, как вдруг прилетел фашистский самолет и стал строчить из пулемета. Подруги легли между борозд, буквально вжались в землю. А самолет сбросил бомбу и улетел. Уже он скрылся из глаз, а девчонки лежат, от страха пошевелиться не могут, у каждой в голове мысль: «А вдруг я одна жива осталась?» И вот послышался слабый голос Шуры: «Насть, а Насть, меня убило». «Нет, Шура, ты живая», - отвечала Настя. Сколько раз впоследствии, уже после войны, вспоминали подруги этот случай, плакали и смеялись! В те минуты не было для них ничего радостнее слов Шуры, ведь именно ближе к ней разорвалась бомба. Девушки встали, осмотрели друг друга. Все целы и невредимы, только у Шуры пальто было обожжено пулями. А картошки подруги все-таки принесли в тот день, по торбочке набрали.

Шесть недель прожили савинские жители в землянках, а потом стало очень холодно, и многие вернулись в деревню. Семья Назаровых была в их числе.

Помнит Екатерина Михайловна, как шли фашисты через родную деревню. Столько техники! Земля дрожала.

Набились в каждую савинскую избу. Довольные, веселые, едят, пьют, по полу катаются, на губных гармошках играют. У каждого немца был этот музыкальный инструмент. «Немцы гогочут, а нам страшно», - рассказывает Екатерина Михайловна. Страх поселился в каждой русской избе. В семье Назаровых мать, Марфа Петровна, и четверо детей на одной печке ютятся и слезть боятся. На вторую ночь мать приказала детям лезть на хлев ночевать. Там и провели всю ночь. Утром непрошеные гости спрашивают, где хозяева ночевали. Мать объяснила, что ночевали на хлеву, чтоб никому не мешать. Немцы запретили ночевать вне дома, говорят, мол, снайпер может вас там убить.

И стала семья коротать ночи на одной кровати за ширмой. И днем и ночью не снимали верхнюю одежду. Однажды Екатерина заметила, что один немец все поглядывает на нее. Вечером подвыпивший фашист шагнул за ширму и притянул девушку к себе. Катя вырвалась из его объятий и рванулась за дверь, ее шубка так и осталась в руках врага. Девушка добежала до родственников, которые жили в конце деревни, и осталась у них до утра. Надо сказать, что бежать по ночной деревне ей пришлось мимо часовых, а был введен комендантский час, и ее могли убить. Утром немцы выясняли, что случилось, почему девушка ночевала не дома. Начальство ругало солдата, который пытался приставать к девушке. Офицеры сказали, что больше подобное не повторится, что население может жить спокойно, никто людей не тронет.

Действительно, никого в Савине немцы не тронули, относились довольно доброжелательно к местным жителям. Екатерина Михайловна вспоминает, что очень любили непрошеные гости картошку, ели много лука. Иногда угощали сухариками ее младшего брата Мишку.

Рассказала Екатерина Михайловна и о том, как отступали немцы. Это были уже не те бравые солдаты. Шли, опустив головы, в молчании. Уходили напрямик через лес, лезли по снегу – видно, были окружены нашими войсками.

А через сутки пришли русские. Вели они с собой и пленных немцев. Две избы в Савине набилось ими. Немцы были голодные, просили теплой воды. Сердобольные жители деревни поили их. «Хоть фашисты, а ведь тоже люди, жалко», - говорили женщины. «Вдруг и нашего папку кто-то напоит», - говорила Марфа Петровна и несла немцам воду. От ее мужа уже давно не было писем, не знали, что и думать. Через полгода он, демобилизованный, вернулся домой. Как оказалось, был тяжело ранен, долго лежал в госпитале в Омске, ногу пришлось врачам ампутировать

Рассказала Екатерина Михайловна и о том, как тяжело жилось после войны, но старались люди, много работали. Девушки вместе с матерью сами пряли, ткали холсты, шили простыни, полотенца, белье. Отец держали пчел.

Екатерине Михайловне Назаровой уже 85 лет, но она по-прежнему бодра духом, никогда не унывает, хлопочет по хозяйству. Держит кроликов, кур. Сколько болела, никогда не обращалась в больницу, ни разу в жизни не делала уколы и прививки. В заключение Екатерина Михайловна сказала гостям, собравшимся у нее: «Бог любит трудового человека, дольше его держит. Никогда не надо плакать, жаловаться, что заморился. Бог всегда поможет рабочему человеку в трудную минуту». На наш вопрос, в чем секрет ее оптимизма и долголетия, Екатерина Михайловна ответила так: «В деревне прожила всю жизнь, никогда и мысли не было уехать в город, сколько ни звали сестры и дети».

Над материалом работали:

ученицы 8 класса

Егоренкова Анна,

Громова Милена,

ученица 7 класса

Руководитель:

учитель русского языка

и литературы

Полончук О.Г.

    1. Детство, опаленное войной

(Из воспоминаний Матченковой Валентины Николаевны, 1935 г.)



hello_html_m2e844651.jpg


Рис.7 Учащиеся школы на встрече с Матченковой В.Н.




Интервью.

Детство, опаленное войной.

Я выстрелов не слышала ни разу,

И взрывов не пришлось увидеть мне.

По книгам, кинофильмам и рассказам

Я очень мало знаю о войне...

Г. Безрукова.

Война... Что это такое? Что я знаю о ней?

Многие семьи знают о войне не из книг и кинофильмов, а из уст своих родных и близких. К сожалению, со мной сейчас нет рядом моего прадедушки Верилова Виктора Ивановича, который принимал участие в военных действиях 1941 - 1945 годов. В нашей деревне также нет ветеранов войны, которые смогли бы поведать мне об этих страшных годах. Поэтому мы решили обратиться к людям, чье детство выпало на годы войны. Нам удалось побеседовать с Матченковой Валентиной Николаевной. Мы задали ей несколько вопросов.

- Валентина Николаевна, сколько Вам было лет, когда началась война?

- Мне было шесть лет, когда двадцать восьмого августа в нашу деревню Речане пришли немцы.

- Валентина Николаевна, сильно ли зверствовали немцы в вашей деревне?

- Нет, я бы так не сказала. В деревне на начало войны было много скота, и немцы сначала забирали его, а потом стали распределять: давали одну корову на две семьи. Кстати сказать, семьи, в которых были дети, все получили своих кормилиц назад. А вот все пустующие дома сожгли русские при отступлении, кидая в них пластмассовые бутылки с легковоспламеняющейся жидкостью.

- Валентина Николаевна, расскажите, как вашей семье жилось в трудное военное время?

- Отца забрали на фронт, мы остались с матерью. У нас была корова. Немцы сначала её забрали, но потом отдали, и она оставалась нашей кормилицей до конца войны. Когда пришли немцы, нам пришлось уйти в лес, а затем я с матерью поселилась на хуторе у учительницы Екатерины Петровны. Помню такой эпизод: под вечер к нам пришли немцы и спросили: «Есть ли партизаны?» Один немец стал угощать конфетами. Баба Катя кивнула мне головой, чтобы я их взяла. Затем он сел за стол и стал нам показывать свои семейные фотографии.

- А скажите, пожалуйста, долго ли находились фашистские захватчики в вашей деревне?

- Нет. Через несколько месяцев немцы стали отступать. Ночью при отступлении к нам в дверь кто-то постучался, это был пленник, сбежавший с немецких обозов. Уже к утру все стихло, пришли наши. Они расстреляли регулировщиков, которые не успели уйти со своими войсками.

- Валентина Николаевна, а что же было после того, как немцы ушли?

- После войны мы стали жить в доме деда. Жилось очень трудно. Мама меняла молоко на пшено. Мы любили печь картошку в чугунке. Чтобы посолить еду, нам приходилось собирать соль в сожженных домах. Когда закончилась война, отец наш не вернулся с фронта, он пропал без вести. Мать работала с утра до вечера, а для себя копали картошку ночью. В колхозе не было никакой техники, поэтому людям приходилось вручную пахать землю, сеять рожь и молотить зерно. Пока мама работала, моей обязанностью было смотреть за коровой и собрать к вечеру щавеля.

- Спасибо, Валентина Николаевна, за интересный рассказ. До свидания.

Рассказ Валентины Николаевны еще раз напомнил мне, как тяжело приходилось детям в годы войны. Может быть, я немного знаю о войне из рассказов очевидцев, из кинофильмов и книг, но этого достаточно для того, чтобы сказать: я ненавижу войну и не хочу, чтобы люди вновь переживали её ужасы.


Над материалом работал:

ученик 7 класса

Верилов Игорь




























    1. Судьба моей бабушки

(из воспоминаний Григорьевой Нины Алексеевны, 1937 г.р.)


hello_html_ae4eb5e.jpg












Рис. 8 Григорьева Н.А.


О многих замечательных людях мы читаем со страниц нашей газеты «Авангард». Восхищаемся выносливостью, мужеством. И с удивлением понимаем, что судьбы их во многом схожи!

Григорьева Нина Алексеевна – моя бабушка, обычная женщина, живущая в Западной Двине более сорока лет. Но судьба ее интересна, хотя и традиционна для нашей страны.

Родилась Нина Алексеевна в 1937 году в деревне Зуево Оленинского района и на протяжении всей своей долгой жизни испытала на себе почти все катаклизмы и потрясения в нашей истории. В тридцатых годах ее отца, зажиточного крепкого крестьянина, чуть было не «раскулачили» за то, что работали с утра до поздней ночи, старались, чтобы хлеб в доме был, вели большое хозяйство.

Потом была война. Вот что бабушка рассказывает о том времени: «Помню, как провожали отца на фронт. Отец ехал на телеге, а я сидела у него на руках. Старше на пять лет была сестра Тамара, а братик родился накануне войны. Отец одну ночь пробыл с сыном и ушел на фронт.

В начале осени пришли немцы. Они ехали на мотоциклах. Это была мотопехота. Дом у нас был большой. Немцы заняли спальню и зал, а мы жили на кухне. Сразу отобрали корову, поросенка и перебили кур.

Однажды мы, дети, съели суп у немца, и он хотел нас расстрелять, но мать объяснила ему, что это сделали кошки, тогда он перестрелял всех кошек.

Глубокой осенью нас стали немцы эвакуировать из Зуева. Они перемещались ко Ржеву и гнали нас за собой. Мать надела на нас все одежки, взяла узелок с вещами, и мы ушли из дома. На стене остались часы-ходики, и нам с сестрой их было очень жаль.

Помню, ночевали в сараях, но почему-то не боялись холода. Остановились мы в деревне под Чертолином, жили с хозяевами в доме, где была немецкая кухня. Повар давал нам рыбий жир и сладкий суп, а на новый год дал конфеты, как пуговички.

Мать с другими женщинами гоняли рыть траншеи, а мы со стариками оставались дома.

Недалеко от этой деревни был лагерь с нашими военнопленными, и мать, забрав нас троих, пошла, искать отца. Вернул нас комендант, сказав, что мать могут принять за партизанку.

Ранней весной ночью услышали рев танков. Это было наступление наших войск. Немцы бежали. Мы стали возвращаться домой. Везли саночки с вещами. Доехали до разбитой деревни. Там, в разных позах, лежали убитые русские и немецкие солдаты. Я очень испугалась, плакала. В последствие, я читала книгу «Белая береза», где описывалось это сражение. Деревня называлась Машуково, и был там рукопашный бой.

Так дошли до своей деревни. Дом наш оказался разбит, и мать с дедом стали рыть землянку, в которой прожили до зимы. Помню, пол был земляной, а в маленькое окошко едва пробивался свет. Мать отправляли по работе за семенами в Оленино, а это 30 км. Мы с сестрой оставались ночевать вдвоем, братик умер еще в эвакуации.

Было страшно голодное время. Я не играла, так как очень хотелось есть. Мы с сестрой собирали липовый лист, цветы щавеля, сушили и толкли в ступке. Из этого пекли лепешки. Ели грибы и ягоды. Так остались живы.

Незадолго до победы, нам пришло извещение, что отец пропал без вести. Последнее письмо от него было из-под Орла, он писал перед боем. Мать его постоянно читала и плакала, тогда сестра, чтобы уменьшить страдания матери, сожгла его вместе с адресом. Мать очень любила своего мужа, и мы отца, ждала его, ходила гадать. Все гадалки говорили «жив», но наша мечта дождаться отца не осуществилась. Мать умерла в 1981 году солдаткой, а мы десять лет спустя, листая «Книгу памяти», встретили его имя в ней.»

В 8 лет бабушка пошла в школу за 3 км, которая была в жилом доме. Зимой в ней было холодно, замерзали чернила, писали на газетных листах. Летом школьники пололи грядки и поля с брюквой. Осенью теребили лен вручную. Он был сильно колючий, болели руки.

Позднее им в деревню прислали телочек. Все тащили жребий, и бабушкиной матери досталась самая маленькая, которая стала их кормилицей.

Бабушка рассказывает, что в первую весну после войны сильно горела сухая трава, и огонь подходил к деревне. Все жители выходили и тушили огонь ветками.

Постепенно жизнь стала улучшаться. Сажали огороды. Бабушкина сестра и мать работали в колхозе от темна до темна. А бабушка хозяйничала дома.

После окончания школы бабушка поступила в железнодорожный техникум в Ленинграде, но учиться не пришлось, ее мать сильно заболела. Работала секретарем в суде. Потом поступила в Сахарово в сельскохозяйственный техникум. Получила профессию агронома и стала работать под Ржевом. Вышла замуж, родилась одна дочь, а после переезда в Западную Двину родилась еще одна, моя мать.

Всю свою долгую жизнь работает: кассиром на почте, агентом госстраха, и даже сейчас, в уже преклонном возрасте, продолжает трудиться в соцзащите, заботясь о стариках, многие из которых моложе ее. Где бы ни работала моя бабушка, везде ее уважают за удивительное трудолюбие, отзывчивость.

Всегда жизнерадостна, заряжает нас всех своей энергией и желанием жить. У нее две дочери, пятеро внуков и двое правнуков. Мы все ее очень любим и желаем радовать нас долгие годы.

Чем интересна судьба моей бабушки? А тем, что в ней, как в капле, отразилась судьба нашей страны за истекший век.


Над материалом работала:

ученица 9 класса

Раваева Анастасия,



























    1. «Я никому не желаю войны!»

(Из воспоминаний Тихоновой Раисы Алексеевны, 1936 г.р)


hello_html_m8317e79.jpg

Рис.9 Учащиеся школы на встрече с Тихоновой Р.А.



Наша школа готовится к празднику Великой Победы. Ребята помогают пожилым людям. Среди них есть очевидцы Великой Отечественной войны.

20 апреля наш класс с учителями Н.А.Раваевой и О.Г.Полончук посетил Тихонову Раису Алексеевну, на долю которой выпало военной детство. После знакомства с нами она начала свой рассказ:

- Когда началась войн, отца сразу забрали на фронт. Мать осталась с двумя детьми: мне было 6 лет, а братику три месяца. Жили мы в Холме, мать работала в колхозе «Красный Холм», я нянчила брата.

Когда началась оккупация района, мы ушли жить в лес. К нам присоединилась мамина сестра (моя тетя) со своим сынишкой. Взрослые решили, что сообща легче будет пережить трудное время. В лесу выкопали землянку, в которой и поселились. С собой привели корову – нашу кормилицу. Помню, что нам было очень страшно в лесу, заедали комары. Мы боялись, что немцы сожгут наш пустующий дом, поэтому вскоре вернулись в деревню.

Немцы жили напротив нас. Моя тетя ходила к ним в дом, чтобы прибраться, затопить печь, приготовить обед. Немцы часто приходили к нам «в гости». Качали детские люльки, играли на губных гармошках и все гоготали. А мы их боялись. Бывало, заберемся на печку или спрячемся под кровать и притаимся.

Однажды мы не успели спрятаться, как зашли немцы. Они нас, детей, увидели и протянули губную гармошку, но мы побоялись ее брать. Гармошку взяла тетя и после отдала нам, но мы так и не стали на ней играть: не умели, да и как-то противно было. Мама тоже очень боялась немцев. А тетя была посмелее, как-то нашла с немцами общий язык, если можно так выразиться. Да и немцы были в общем-то спокойные, «мирные», никому в деревне ничего плохого не делали. Один раз тетя принесла от немцев угощение – недоеденный гороховый суп

Иногда к нам наведывались отряды финнов. Их мы боялись еще больше. Даже тетя их боялась. Они были всегда злые, что-то искали, махали руками. Отличали мы немцев от финнов по поведению и форме: у финнов она была почти черная.

После освобождения района мы стали ходить в школу. Окончив в Холме начальную школу, я пошла в учиться дальше в Бибиревскую школу. В ней в ту пору было более ста ребят. Ходили ребята из всех близлежащих деревень. В нашем классе училось более двадцати человек. Ни у кого не было ни чернил, ни тетрадок. Чернила делали из вареной свеклы. Писали на старых книгах, газетах между строчек. Столовой в школе не было. Помню, мама каждый день давала мне с собой яйцо и чекушечку молока. Из мерзлой картошки делали «тошнотики». Света не было. Было очень тяжело, но я и мои ровесники старались хорошо учиться, помогали взрослым.

После войны пришлось все заново отстраивать, поднимать хозяйство.

В Холме и Полутине были госпитали. В годы войны там умерло много бойцов и мирных жителей. Ребята старших классов перезахоранивали останки. Сначала голыми руками, потом стали выдавать перчатки.

Много бед принесла война нашей семье. У меня погиб дядя в Ленинграде во время блокады. Отец – Соловьев Алексей Александрович попал в плен, был освобожден союзниками. Я была в третьем классе, когда он вернулся с войны.

«Я никому не желаю войны!» - заканчивает свой рассказ Раиса Алексеевна и желает нам всего самого хорошего. Главное – чтобы мы хорошо учились, ведь у нас есть все необходимые для этого условия. Мы благодарим нашу собеседницу за теплый прием, интересный рассказ. На прощание желаем Раисе Алексеевне крепкого здоровья, поздравляем с приближающимся праздником.



Над материалом работала:

ученица 7 класса

Винник Даша























Заключение (от учащихся школы)

С каждым годом всё меньше остаётся живых свидетелей тех трагических событий, и тем дороже для нас каждое их воспоминание. Конечно, все они сейчас – эти люди преклонного возраста. Но детское восприятие трагедии той страшной войны, стойкости духа нашего народа представляет особую ценность для нас, молодого поколения ХХI века.

 Во время сбора информации были выделены основные темы  исследовательского  проекта.   Из воспоминаний пожилых людей мы узнали, какая тяжелая учесть легла в военные годы не только на плечи  взрослого населения, но и детей. Дети войны совмещали  учебу с работой на полях, элеваторах нашего родного края. помогали семьям военнослужащих,  писали на фронт письма, собирали посылки. Помогали санитаркам и медсестрам ухаживать за раненными бойцами. Устраивали концерты в госпиталях. Заботились о престарелых и семьях фронтовиков, выращивали овощи.

Дети военной поры, рано повзрослев, все-таки оставались детьми. Несмотря на суровое время, они ходили в школу, учились. Не было бумаги – писали на газетах, не было чернил – писали сажей, свекольным соком, не было ручек, перьев – писали карандашами, заточенными палочками. В классах было холодно. Но, несмотря на всё это, каждое утро дети шли в школу, писали, читали, учили стихи.

Труд колхозного крестьянства в годы войны - поистине подвиг. Мобилизация практически не оставила в деревнях трудоспособных мужчин. Три четверти трудодней, выработанных в военные годы в колхозах, приходились на женщин, остальные - на стариков, подростков, инвалидов-фронтовиков. Рядом со старшими братьями и сестрами трудились и самые юные граждане нашей страны - пионеры и школьники, их посылали туда, где нужна была помощь старшим.

В каждой семье воевал отец или сын, брат или муж, или все разом, и желание своим трудом хоть как-то облегчить их фронтовую участь было в те годы едва ли не самой главной двигательной силой сельского хозяйства. Самоотверженным трудом труженики тыла приближали Великую Победу. И в этом велика заслуга детей, подростков.

Работа над данным проектом не только обогатила нас знаниями о той далекой нелегкой поре, но и заставила проникнуться чувством сострадания к людям, на долю которых выпали тяжелые испытания. Задача нашего поколения – сделать все возможное для сохранения мира на планете Земля.

Также работа над данным проектом дала нам большие возможности для развития творческих способностей: написания сочинения-интервью, очерка. Мы широко познакомились с публицистическим стилем.


Заключение (от учителей школы)


Материал об очевидцах военных событий собран учащимися 7-9 классов, подрастающим поколением, которому предстоит стоить будущее нашей великой страны. Каждый из них писал о войне по-своему. Но собранные вместе эти страницы о войне – сгусток памяти и страдания. «Память народа – громадная книга, где записано все», - писал Леонид Леонов. Современные дети услышали, какой страшной была действительность, каким жестоким и смертельно опасным стал мир для сотен детей. Страницы этого проекта – слово молодого поколения в защиту Родины и Народа, в защиту Детства и Мира. «Нельзя допустить ужасов войны!» - кажется, эти слова звучат в каждом биографическом очерке, сочинении-интервью, написанном учениками седьмого – девятого классов на основе рассказов очевидцев военных событий.

Не повторять ошибок прошлого – вот о чем неустанно звонят колокола памяти, колокола Великой Отечественной войны.

Мы, представители современного поколения, гордимся поколением наших отцов, дедов и прадедов и будем беречь правду о Великой Отечественной войне. Огонь славы, зажженный Великой Победой, будет гореть вечно.



Литература


1. Бедерханова, В.П. Педагогическое проектирование в инновационной деятельности [ Текст]: Учебное пособие / В.П.Бедерханова, Б.П. Бондарев. – Краснодар, 2000.    

2. Нефедова Л.А., Ухова Н.М. Развитие ключевых компетенций в проектном обучении // Школьные технологии. - 2006. -№ 4.- с.61 

3. Пахомова Н.Ю. Метод учебного проекта в образовательном учреждении: Пособие для учителей и студентов педагогических вузов. – М.: АРКТИ, 2003.

4. Сергеев И.С. Как организовать проектную деятельность учащихся: Практическое пособие для работников общеобразовательных учреждений.- М.: Аркти, 2004, с.

5. Соколова Ю.А. Учебный проект и возможности его реализации на уроках русского языка [Текст]/ Ю.А.Соколова // Русский язык в школе. – 2008. – №3. – С. 3 – 10.

6. Ступницкая М.А. Новые педагогические технологии: учимся работать над проектами [Текст]: рекомендации для учащихся, учителей и родителей / М.А.Ступницкая; художник А.А.Селиванов. – Ярославль: Академия развития, 2008. С. 7- 197.


Интернет-ресурсы


  1. http://avangard-zdv.narod.ru/arhiv/N2_January18_2013/5.html

  2. Бобиенко О.М. Теоретические подходы к проблеме ключевых компетенций www.tisbi.ru/science/veatnik/2003/issue2/ 

  3. http://lib.convdocs.org/docs/index-104095.html

  4. Пахомова Н.Ю. Проектный метод в арсенале массового учителя. - http://schools.keldysh.ru/labmro



Приложение 1

Районная газета «Авангард» с большой охотой опубликовала собранные материалы. В основном все работы учащихся появлялись в печати с мая по сентябрь 2010 года. Позже была опубликована статья о Вороновой Марии Ивановне. К сожалению, рассказчица не дожила до этого момента…



hello_html_79a11fc2.jpg















Курсовая работа по теме: «ПРОЕКТ «ВОЕННОЕ ДЕТСТВО» КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТНЫХ И ПРЕДМЕТНЫХ УУД»
  • Русский язык и литература
Описание:

 В наше время уже почти не осталось участников войны. С каждым годом уменьшается количество  очевидцев военных событий. 

 

Святой обязанностью современных поколений является сохранение  воспоминаний очевидцев войны и передача их следующим поколениям.

Людям, потерявшим детство, нашим землякам, мы посвящаем свой исследовательский  проект.

Тип проекта:

§  информационный,

§  творческий,

§  межпредметный,

§  групповой,

§  разновозрастной (учителя и учащиеся),

 

§  среднесрочный

 

Идеей  создания данного проекта послужила общешкольная работа по подготовке к  празднованию 9 мая 2010 году 65-ой годовщины Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками.

Генеральная цель проекта:

 

Собрать и систематизировать материал о старожилах деревни Бибирево, на долю которых выпало военное детство. Выявить влияние событий Великой Отечественной войны на жизнь и быт детей.

Автор Полончук Ольга Геннадьевна
Дата добавления 08.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 336
Номер материала 45867
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓