Главная / Классному руководителю / конспект занятия Болдинская осень

конспект занятия Болдинская осень

«Болдинская осень». Сценарий праздника



Праздник, посвященный Болдинской осени - периоду гениального вдохновения в творчестве А.С. Пушкина, связанный с любимой порой поэта, может стать традиционным сентябрьским или октябрьским мероприятием.




Действующие лица


Первый чтец

Второй чтец

Третий чтец

Четвертый чтец

Первый ведущий

Второй ведущий

Третий ведущий

Четвертый ведущий

Пятый ведущий

Шестой ведущий


Оформление зала


Место проведения — актовый зал школы. Оформление: портреты А.С. Пушкина, подготовленные учащимися фотовыставки «Болдинские этюды» и стенгазетой «Болдинская осень»



Реквизит


мультимедийное устройство и экран для демонстрации слайдов презентации по теме «Болдинская осень», компьютер, магнитофон; на сцене - журнальный столик, на котором подсвечник со свечами, чернильница с пером, листы бумаги, рядом - пара стульев; кресло, гитара.

Музыкальный материал: Г. Свиридов «Музыкальные иллюстрации к повести А.С. Пушкина «Метель» («Вальс» и «Романс»), М. Глинка - романс «Я здесь, Инезилья»



Предварительная подготовка: театральная постановка фрагментов из произведений А.С. Пушкина:

«Сказка о попе и работнике его Балде» (учащиеся 5-х классов);

«Метель» (учащиеся 8 классов);

«Каменный гость» (учащиеся 10 классов).

(возможны другие произведения по выбору учащихся или педагога).



Звучит «Вальс» Г. Свиридова из «Музыкальных иллюстраций» к повести «Метель». На сцене появляется пара танцоров в бальных костюмах, вальсирует. Затем музыка становится тише, выходят чтецы.


Первый чтец.

Сентябрь, как рябчик, скрытен и пуглив,

И щедр, как разгулявшийся старатель.

Шуршат листы невидимых тетрадей,

А воздух - яблок золотой налив.

Второй чтец.

Сентябрь - загадка,

Словно девы - птицы.

Крылатая летящая страна.

И в сентябре лежит на женских лицах

Иная красота и тишина.

В них мягкий сумрак утренней печали,

И очи, озаренные мечтой,

И пусть они по-разному скучают,

Они в раздумье о судьбе родной.

Третий чтец.

Сентябрь талантлив;

Он молчит в ночах, -

Светильника недремлющее око,

И Болдина желтеющие окна,

Порыв листвы,

Медлительность в речах.

Вновь обретают светлые начала

И человек, и рощи, и ветра…

Четвертый чтец.

И станет слышен, даже за Уралом,

Негромкий скрип гусиного пера.

Льет листопад.

Трубят в уремах лоси,

Бунтует солнце, все леса спаля,

И вновь нижегородская земля

Несет России Болдинскую осень!


Чтецы уходят. Постепенно один за другим появляются ведущие.


Первый ведущий. Слова «Болдино», «болдинская осень» давно стали символами поэтического взлета, небывалого «взрыва» творческой энергии. Сколько ни думай, но, наверное, никогда так и не сумеешь постичь до конца сути всего, что сотворилось в Болдине. Это не назовешь даже подвигом: на подвиг идут сознательно, «подвигают» себя на него, порою принося результату жертвы, и часто немалые.


Второй ведущий. То, что свершилось в Болдине, иначе как чудом не назовешь. Не каждому суждено пережить «болдинскую осень», но любой литератор мечтает и надеется, что и ему жизнь подарит такой сентябрь. Сентябрь благодатных трудов и вдохновенных поисков, сентябрь надежд и упований, сентябрь обретения себя.



Ведущие садятся вокруг журнального столика.


Третий ведущий. 31 августа 1830 года А.С. Пушкин отправляется из Москвы в Болдино, бедное запущенное село, выделенное ему отцом в наследство, чтобы привести в порядок свои имущественные дела перед женитьбой. Ехать пришлось четверо суток, 500 верст.


Четвертый ведущий.

Сквозь ветви летящая просинь.

Светлы и тихи небеса.

Дорога на Болдино. Осень.

В багрянец одеты леса.

Пятый ведущий. 3 сентября он впервые увидел родовую вотчину предков: одноэтажный дом, контору приказчика, церковь с белой колокольней, темные избы, крытые соломой, небольшой пруд, тронутые осенним золотом рощи, а кругом - бесконечная степь.


Шестой ведущий. Пушкин приехал в Болдино в подавленном настроении. Это отразилось в первых же стихах этой осени, в частности в тревожном и напряженном стихотворении «Бесы» и отдающей глубокой усталостью «Элегии».


Первый ведущий.

Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

Но, как вино - печаль минувших дней

В моей душе чем старе, тем сильней.

Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе

Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;

И ведаю, мне будут наслажденья

Меж горестей, забот и треволненья:

Порой опять гармонией упьюсь,

Над вымыслом слезами обольюсь,

И может быть - на мой закат печальный

Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Второй ведущий. Однако настроение скоро изменилось. Все постепенно налаживалось. Пришло письмо от Натали. По ответу Пушкина можно судить, что оно было теплым: «Моя дорогая, моя Наталья Николаевна… Ваше письмо прелестно, оно вполне меня успокоило…». И тут же в письме к Петру Александровичу Плетневу, другу и позднее соредактору «Современника», читаем: «Ах, мой милый! Что за прелесть здешняя деревня! Вообрази: степь да степь; соседей ни души; езди верхом сколько душе угодно, пиши дома сколько вздумается, никто не помешает».


Третий ведущий. И он пишет. За повестью «Гробовщик» рождается «Сказка о медведихе», «Станционный смотритель», «Сказка о попе и его работнике Балде».



Ведущие спускаются в зал. На сцену выходят артисты - пятиклассники, которые разыгрывают сцену из «Сказки о попе и работнике его Балде».


Четвертый ведущий. Но пушкинская Муза своевольна: она отодвигает все начатое - «Историю села Горюхино», предисловие к «Повестям Белкина», и внезапно появляются строки совсем не оттуда. «Блажен, кто смолоду был молод». Это уже путешествие Онегина. 18 сентября оно было закончено, а ровно через неделю будет написана последняя строка последней, девятой главы. Позже она станет восьмой, но в Болдине она числится еще на один номер больше.


Пятый ведущий. Еще в течение года поэт будет дорабатывать свой роман. Но все же «Евгений Онегин» в основном был завершен 18 сентября 1830 года именно здесь, в Болдине.


Шестой ведущий.

И - дальше в путь. А сердце бьется

Так, словно жизнь закончил он

И начал новую, другую.

А, впрочем, так оно и есть…

И вновь, волнуясь и тоскуя,

За стол торопится он сесть.

И над листом бумаги белой

Перо стремительно летит,

Покуда день заиндевелый

За дальним лесом не сгорит.

Первый ведущий. Как ни будем стараться, все равно нам не разгадать причудливых, прихотливых переходов от одного пушкинского сочинения к другому, от печали к шутке, от сложнейших поэтических размышлений к озорной прозе.


Второй ведущий. Как бы между делом, в промежутке между работой над восьмой и девятой главами «Евгения Онегина», Пушкин пишет веселую и непринужденную «Барышню-крестьянку», еще одну, уже третью повесть, из тех, автором которых якобы является некий Иван Петрович Белкин.


Третий ведущий. Ведь как выдумано! Да разве случается такое в жизни? Барин ходит на свидание с крестьянкой, не подозревая, что это барышня, а потом не узнает свою любимую…



Сцену из повести «Барышня-крестьянка» представляют ученики 8-го класса.


Четвертый ведущий. Иван Петрович Белкин снова возьмется за перо спустя почти месяц. И в середине октября в той самой тетради, где уже разместились «Гробовщик», «Станционный смотритель» и «Барышня-крестьянка», появятся «Выстрел» и «Метель». А вскоре изменится их порядок: они встанут в ряд вовсе не по времени написания, а по воле их создателя.


Пятый ведущий.

Как осень в Болдине богата!

Река, как света полоса,

В промытом гарусе заката

Нижегородские леса,

За окнами простор широкий,

Толпа березок у крыльца…

Недаром возникают строки,

Как линии из-под резца!

Шестой ведущий. В октябрьском Болдине Пушкиным было написано около двух десятков стихотворений. Среди них такие шедевры, как «Прощание», «Дорожные жалобы», «Два чувства дивно близки нам», «Стихи, сочиненные ночью во время бессонницы».



Звучит одно из стихотворений.


Первый ведущий.

Я здесь, Инезилья,

Я здесь под окном

Объята Севилья

И мраком и сном, -

При чтении этого стихотворения обычно в памяти возникает музыка Глинки. И в самом деле, оба произведения почти неразделимы.



Звучит романс Глинки.


Второй ведущий. Испанская, севильская серенада со всеми романтическими атрибутами: плащ, гитара, шпага… Поэтическое воображение Пушкина легко и смело устремляется в любые края и века. Особенно чем-то влечет поэта Испания. И уже через несколько недель здесь же, в Болдине, появилась «испанская» пьеса - «Каменный гость».



Сцена из трагедии «Каменный гость». Артисты - учащиеся 10-х классов.


Третий ведущий. «Каменный гость», так же как и «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери» и «Пир во время чумы», составят цикл так называемых «маленьких трагедий».


Четвертый ведущий.

Нельзя терпеть и ждать без меры!

Уже два месяца, как он

Сидит, застигнутый холерой,

В тоску и скуку погружен.

Хоть правду молвит глас народа,

Что нету худа без добра:

Стоит осенняя погода,

Его любимая пора,

И он не праздно плен проводит.

Как никогда, душа полна,

И каждый день перо выводит

Героев новых имена.

Пятый ведущий. За время вынужденного болдинского затворничества Пушкиным было создано такое количество бессмертных по своему совершенству творений, что напиши он их в течение целой жизни, Александр Сергеевич и тогда бы стал одним из самых выдающихся русских поэтов.

Пушкин надеялся пробыть в Болдине недолго, но эпидемия холеры и карантины задержали его до конца ноября.


Шестой ведущий.

Ну, наконец-то все! Довольно!

Уж не во сне, а наяву

Окончен плен его невольный,

Он завтра ж выедет в Москву.

В Москву, в Москву! Готовьте сани,

Да лошадей, чтоб порезвей.

Он рано - рано утром встанет,

Привычке преданный своей,

И - в путь!

Первый ведущий. В Москву он попадет, вернее, прорвется, только 5 декабря, накануне того дня, когда высочайшим повелением приказано будет наружное оцепление вокруг Москвы снять. В его дорожном сундучке, поставленном в коляску, лежало несметное богатство. Вот как о нем извещает поэт своего друга Плетнева, вернувшись в Москву:


Второй ведущий. «Скажу тебе (за тайну), что я в Болдине писал, как давно уже не писал. Вот что я привез сюда: две последние главы «Онегина»…, совсем готовые в печать. Повесть, писанную октавами (стихов 400), которую выдадим анонимно. Несколько драматических сцен или маленьких трагедий… Сверх того написал около 30 мелких стихотворений. Хорошо? Еще не все (весьма секретное). Написал прозою пять повестей». А пока лошади несут его прочь от Болдина, и он не знает, вернется ли еще когда-нибудь в свою бедную вотчину.


Третий ведущий.

Прощай же, Болдино! Не раз он

Тебя вспомянет в трудный час.

И не за то, что был обязан

Отцовский выполнить наказ -

Вступить в законное владенье

Благословенным местом сим,

И не за то, что здесь виденье

Чумы предстало перед ним.

Четвертый ведущий.

Нет, он о Болдине вспомянет

С любовью, с пылкою тоской,

Когда противиться устанет

Коварной подлости людской.

Пятый ведущий.

Он вспомнит все: и боль, и муку,

Свое бессилие прервать

С любимой женщиной разлуку,

И степь, и туч свинцовых рать.

Но эти дни всего дороже

В душе останутся его

За то, что здесь сто жизней прожил

Он в эти дни, и что с того,

Что плакал он, что был несносен

Холерных карантинов круг.

Шестой ведущий.

Но в эту болдинскую осень

Была с ним муза, верный друг,

Была надежно и всечасно,

И он свой край благодарил

За то, что здесь порой несчастной

Как никогда, он счастлив был.

Первый ведущий. Воспоминания о вдохновенном труде в Болдино никогда не оставят его, будут манить, тревожить…


Второй ведущий. Он вернется сюда три года спустя, изъездив тысячи верст дорогами Пугачева, и напишет жене: «И сплю и вижу приехать в Болдино запереться». Он приедет - почувствует радостно:



И пробуждается поэзия во мне:

Душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет и звучит, и ищет, как во сне

Излиться наконец свободным проявлением.

Третий ведущий. Он будет здесь трудиться над «Историей Пугачева», напишет «Анджело». «Медного всадника», «Пиковую даму», «Сказку о рыбаке и рыбке»… Вторая болдинская осень!


Четвертый ведущий. А еще из далеких оренбургских степей привезет он молоденькую лиственницу и посадит перед барским домом. Сейчас - это печальное, усталое дерево: его вершина обломана десятилетиями гроз и ветров. Дерево болеет, но, кажется, мучительно и жадно держится за жизнь, оставаясь едва ли не единственным, последним свидетелем света пушкинской свечи…


Пятый ведущий. И еще год спустя. Осенью 1834 года Пушкин в последний раз приедет в Болдино.


Шестой ведущий.

Пора, мой друг, пора! Покоя сердце просит -

Летят за днями дни, и каждый час уносит

Частичку бытия, а мы с тобой вдвоем

Предполагаем жить, и глядь - как раз умрем.

На свете счастья нет, но есть покой и воля.

Давно завидная мечтается мне доля -

Давно усталый раб, замыслил я побег

В обитель дальнюю трудов и чистых нег.

Первый ведущий. На душе у него холод и чувство отчуждения от света, в котором он вынужден жить. К тому же его никогда не покидало гнетущее предчувствие беды.


Второй ведущий. Болдино, несмотря на сентябрь, встретило его первым снегом: «Двор перед окном белешенек». Поэт ждет вдохновения, но оно не наступает: заботы, хлопоты, тревоги сдерживают порывы творчества. И появится из-под его пера только одна сердитая «Сказка о золотом петушке».


Третий ведущий. В середине октября 1834 года великий поэт навсегда покинул Болдино, но до последнего часа своей жизни хранил память о нем в своем сердце.


Четвертый ведущий. И Болдино отвечает ему тем же. Оно и по сей день, будто дышит и живет пребыванием в нем Александра Сергеевича Пушкина. Здесь все подлинно! Небо. Воздух. Мир птичьих голосов и матушка-земля - все они истинные, пушкинские.



Демонстрируются слайды «Болдинские этюды» на фоне звучащего «Романса» Г. Свиридова к повести «Метель».


Пятый ведущий. И тогда, и сейчас - те же запахи, голоса, травы. Тишина на окраинах полей. Все так же осталось в осенней природе. И это - лучший памятник Пушкину и болдинской поре его творчества.


Шестой ведущий. Эта пушкинская земля в сознании уже нескольких поколений освящена как часть России, где с наибольшей полнотой выразилась возможность непостижимого взлета духовных сил, человеческого гения.


Первый ведущий. Каждому россиянину непременно надо посетить Болдино, побродить под сенью аллей старого парка. Надо хотя бы однажды в жизни прикоснуться к просторной, неяркой тишине лесостепных далей и постараться приблизиться к неразгаданной тайне болдинского вдохновения Пушкина.



На авансцену выходят чтецы. Ведущие медленно, по одному, поднимаются со своих мест и встают вокруг чтецов.


Первый чтец.

Души сокрытое богатство

Под стаей листопадных дней:

В России существует братство

Влюбленных в Болдино людей.

Второй чтец.

Как лес осенний, разнолико,

Едино лишь в любви к Творцу,

Едино в поклоненьи книгам

И поклонении певцу.

Средь светлой пушкинской печали

Для встречи с русскою строкой,

Есть души, что давно познали

Просторный болдинский покой.

Третий чтец.

Здесь миг общения с друзьями

Нам уготовила судьба.

Здесь вновь озябшими полями

Зовет знакомая тропа.

Четвертый чтец.

Зовет за робкую Азанку

На взгорья по седой росе,

Сентябрьским утром, спозаранку,

Спеша поодаль от шоссе,

Зовет в обитель вдохновенья

И оборвется у крыльца…

И странные времен смешенья

Тревожат памятью сердца.


Представление завершается музыкой Г. Свиридова.



© Журнал «Практика административной работы в школе», № 6, 2006

конспект занятия Болдинская осень
  • Классному руководителю
Описание:

«Болдинская осень». Сценарий праздника

 

 

Праздник, посвященный Болдинской осени - периоду гениального вдохновения в творчестве А.С. Пушкина, связанный с любимой порой поэта, может стать традиционным сентябрьским или октябрьским мероприятием.

 

 

 

Действующие лица

 

Первый чтец

Второй чтец

Третий чтец

Четвертый чтец

Первый ведущий

Второй ведущий

Третий ведущий

Четвертый ведущий

Пятый ведущий

Шестой ведущий

 

Оформление зала

 

Место проведения — актовый зал школы. Оформление: портреты А.С. Пушкина, подготовленные учащимися фотовыставки «Болдинские этюды» и стенгазетой «Болдинская осень»

 

 

Реквизит

 

мультимедийное устройство и экран для демонстрации слайдов презентации по теме «Болдинская осень», компьютер, магнитофон; на сцене - журнальный столик, на котором подсвечник со свечами, чернильница с пером, листы бумаги, рядом - пара стульев; кресло, гитара.

Музыкальный материал: Г. Свиридов «Музыкальные иллюстрации к повести А.С. Пушкина «Метель» («Вальс» и «Романс»), М. Глинка - романс «Я здесь, Инезилья»

 

 

     Предварительная подготовка: театральная постановка фрагментов из произведений А.С. Пушкина:

«Сказка о попе и работнике его Балде» (учащиеся 5-х классов);

«Метель» (учащиеся 8 классов);

«Каменный гость» (учащиеся 10 классов).

(возможны другие произведения по выбору учащихся или педагога).

 

 

Звучит «Вальс» Г. Свиридова из «Музыкальных иллюстраций» к повести «Метель». На сцене появляется пара танцоров в бальных костюмах, вальсирует. Затем музыка становится тише, выходят чтецы.

 

Первый чтец.

        Сентябрь, как рябчик, скрытен и пуглив,

        И щедр, как разгулявшийся старатель.

        Шуршат листы невидимых тетрадей,

        А воздух - яблок золотой налив.

 

Второй чтец.

        Сентябрь - загадка,

        Словно девы - птицы.

        Крылатая летящая страна.

        И в сентябре лежит на женских лицах

        Иная красота и тишина.

        В них мягкий сумрак утренней печали,

        И очи, озаренные мечтой,

        И пусть они по-разному скучают,

        Они в раздумье о судьбе родной.

Автор Куйшбаева Надежда Махамбетовна
Дата добавления 22.12.2014
Раздел Классному руководителю
Подраздел
Просмотров 610
Номер материала 10117
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓