Главная / Русский язык и литература / «Кому он нужен, этот русский?» (эссе, удостоившее автора звания лауреата Пушкинского конкурса)

«Кому он нужен, этот русский?» (эссе, удостоившее автора звания лауреата Пушкинского конкурса)

«Кому он нужен, этот русский?»


Мои родители родом из небольшой деревушки Заужовье (по-белорусски – Заўжоўе, на местном наречии – Завжівье), что находится в Брестской области на границе Кобринского и Пружанского районов.

Местный говор – скорее диалект украинского языка, нежели белорусский. Во всяком случае, «Ты ж мэнэ пидманула, ты ж мэнэ пидвэла» - это как раз тот язык, на котором говорят все в деревне. Не случайно отец как-то раз заметил: «Мне, сынок, не пришлось в школе учиться на родном языке, зато я изучал сразу три иностранных: немецкий, русский и ... белорусский».

Впрочем, очень скоро один из них – русский – перестал быть иностранным для моего отца: он поступил в пехотное военное училище в Петрозаводске, по окончании которого сразу был направлен для прохождения воинской службы в Восточную Германию. Там пригодился и немецкий (а, кстати, белорусский за всю его жизнь так ни разу и не оказался востребован).

В Германии родился и я. С детства я слышал только русскую речь. На ней говорил и мой друг и сосед Томас (эстонец), и все взрослые и «детские» обитатели военного городка в Майнингене, что в горах Тюрингии. И только приезжая с родителями в их родную деревню на недолгое время отцовского отпуска, я слышал иную – родную для папы и мамы, но не знакомую мне «чужую» речь.

Когда мне уже пошёл шестой год, отца перевели в Белоруссию – в город Гродно.

Я продолжал сам думать и говорить по-русски, учиться на русском, читать книги на русском. А к книгам я пристрастился очень рано: в пятилетнем возрасте случилась со мной беда, и после операции на ноге я оказался прикован на полгода к больничной койке. Потом год, из которого половина тоже лежачий режим, – в санатории под Евпаторией. И только почти перед самой школой вновь оказался в Гродно.

Здесь я пошёл в первый класс русскоязычной городской школы. Однако, поскольку дети военнослужащих в то время были «освобождены» от изучения национального языка той республики, в которой проходили службу их отцы, мне так и не довелось обнаружить, что изучаемый в школе белорусский язык совсем не похож на тот, на котором говорили в деревне.

В Гродно я проучился пять лет, лишь летом, во время каникул, бывая в деревне, где довольно быстро и без особого труда переходил на местный диалект: русский понимали все, но мне самому было интересно поговорить на языке моих деревенских друзей.

К этому времени отец уже три года жил вдали от нас, лишь изредка приезжая в отпуск: в августе 68-ого его воинская часть была направлена в Чехословакию. Наконец, в 71-ом офицерам разрешили привезти на место службы свои семьи.

Год я прожил в Словакии (город Комарно), каждый день оправляясь в советскую школу, находившуюся на другом – венгерском – берегу Дуная. Жили мы не в военном городке, а в самом городе – в многоквартирном доме среди местных жителей: словаков, чехов, венгров. Выходил с младшей сестрой во двор – и мы, говоря по-русски, без затруднений общались с нашими сверстниками-славянами, язык которых был понятен и без перевода. В редких случаях, когда я чего-нибудь не мог уразуметь, словаки изъяснялись по-русски: ведь они его изучали в школе.

Ещё год прожили мы в Моравии (часть Чехии), в городе Оломоуц. Но тут мы были среди своих – квартировали в военном городке.

Осенью 73-го года отца перевели служить в Тбилиси. Полгода мы жили на квартире у армянина в большом двухэтажном доме, где также снимали жильё бездетная семья осетин и семья местных греков, у которых были дети: мальчик моего возраста и сестра – ровесница моей сестрёнки. Вторая половина дома была в собственности у азербайджанцев. Такая вот мини-модель нашей некогда великой страны! Язык общения – в основном русский. Говорю «в основном», потому что на тбилисских окраинах любой коренной житель был в прямом смысле полиглотом: мог изъясняться на русском, грузинском, армянском и азербайджанском языках!

В Грузии я окончил среднюю школу, успев по ходу получить диплом второй степени на республиканской олимпиаде по русскому языку и удостоившись по этому случаю чести стать участником телевизионной передачи, посвящённой этому конкурсу.

В Грузии я получил и высшее образование, окончив с красным дипломом филфак Тбилисского университета по специальности «русский язык и литература». С 81-го года я учительствую у себя на Родине – в Белоруссии – в простой сельской школе. Преподаю русский язык и русскую литературу.

Моя биография, я считаю, наилучшим образом позволяет ответить на вопрос «кому он нужен, этот русский?». Для меня русский язык – это просто мой язык, родной и близкий. Язык, являющийся не просто средством общения (им может быть и язык жестов, и мимика, и компьютерные смайлики), но, главное, средством, позволяющим почувствовать людям разного этнического происхождения свою общность, а отдельной личности – определить свою личностную сущность.

Моя сущность, получается, – русскоговорящий белорус.

***

Если же говорить о нынешнем статусе русского языка в Белоруссии, то с распадом Советского Союза этот статус, в отличие от бывших союзных республик и стран Восточной Европы, нисколько не снизился. Скорее, наоборот, только укрепился – особенно с приходом к рулю управления страной первого белорусского Президента Александра Григорьевича Лукашенко.

И на вопросы организаторов конкурса: зачем учат язык Тургенева и Толстого в нашей стране и как у нас относятся к русскоязычным – можно ответить очень просто: для нас, белорусов, русский язык – это не только не чужой, а, наоборот, свой язык, и мы, белорусы, просто не можем относиться к русскоязычным иначе, чем относимся к самим себе, так как в своём абсолютном большинстве мы и есть русскоязычные.

Лучше всего это можно подтвердить многочисленными фактами и документами, а также словами нашего лидера Александра Григорьевича Лукашенко, ибо он, как никто другой из глав государств на постсоветском пространстве (не в обиду кому-либо будь сказано), действительно выражает позицию своего народа, который именно за это в третий – и, скорее всего, не в последний – раз подряд оказал ему истинно всенародную поддержку, избрав Президентом подавляющим большинством голосов.

Необходимая справка по уточнению термина «подавляющим»: по словам самого Президента, сказанным им в интервью Би-Би-Си в сентябре 2006 года – до 95% избирателей проголосовали за него в 2006 году. При общении с зарубежными (по-моему, украинскими) журналистами во время их пресс-тура по Белоруссии в ноябре того же года эта цифра была им уточнена – «За Президента Лукашенко проголосовало 93,5%». Правда, тут же Александр Григорьевич пояснил, что поскольку Европа не привыкла к подобным цифрам, то «выборы мы сфальсифицировали» и «сделали 86%». Тут Президент, скорее всего, оговорился, так как его соперникам, по официальным данным белорусского Центризбиркома, в действительности было приписано ещё на 3% больше голосов, в итоге получилось, что за Президента А.Г.Лукашенко проголосовало 83% избирателей. Но даже и эта последняя, минимальная среди остальных, цифра несомненно доказывает тот факт, что Александр Григорьевич действительно является народным белорусским Президентом и его мнение можно рассматривать как выражение мнения избравшего его народа:

  • «Вы – русские люди, россияне – должны понимать, что у Вас была Ваша Беларусь, и она всегда останется у Вас Вашей, и это не должно вызывать у Вас никаких сомнений»

  • «Люди, которые говорят на белорусском языке, не могут делать ничего, кроме как разговаривать на белорусском языке, потому что по-белорусски нельзя выразить ничего великого. Белорусский язык – бедный язык. В мире существуют только два великих языка – русский и английский»

  • «Мы что – на белорусском языке будем изучать современную физику, математику, экономику? На белорусском языке трудно сформулировать понятия в естественных науках»

Это цитаты Александра Григорьевича Лукашенко из его выступлений разных лет. Они очень точно и ёмко характеризуют отношение белорусов к России и к великому русскому языку.

Не менее красноречивы и следующие факты.

  • Начнём с того, что в Белоруссии (и это, по-моему, единичный случай для бывших советских республик) русскому языку придан по результатам всенародного волеизъявления на референдуме 1996 года статус государственного языка. Это означает, что он полностью уравнен в правах с языком титульной нации – белорусским.

  • В феврале 2008 года отчисленный из одного из гомельских вузов и призванный в белорусскую армию студент отказался принимать присягу из-за того, что приказы в белорусской армии отдаются на русском языке. Это единичный случай за всю историю суверенной Белоруссии! Белорусская армия пользуется русским языком!

  • Год-полтора тому назад был оштрафован белорусский гражданин, также впервые в новейшей белорусской истории отказавшийся заполнять таможенную декларацию, напечатанную на русском языке! И, хотя спустя полгода ему вернули деньги, а на таможне появились бланки деклараций и на белорусском языке, сама единичность подобного факта также прекрасно иллюстрирует роль русского языка в жизни Белоруссии.

  • Русский язык настолько прочно вошёл в повседневную жизнь, что в целях устранения перегрузки студентов с этого года в некоторых вузах (в частности, медицинских) было запланировано отменить преподавание курса по белорусской специальной лексике. И действительно, учитывая поголовное владение белорусами русским языком, трудно себе представить, что больной не сможет по-русски объяснить доктору, на что он жалуется, или то, что он не поймёт высказанные врачом на русском языке рекомендации.

  • С прошлого года в полном соответствии с принципом полного равноправия двух государственных языков родители и учащиеся получили, наконец, право выбирать язык, на котором будет вестись преподавание истории Белоруссии. До этого она преподавалась только по-белорусски. Теперь же белорусский ребёнок сможет изучать историю родной страны на более близком и понятном себе русском языке!

  • Две-три недели назад (февраль 2008) в школы пришли специальные подарочные комплекты для старшеклассников, которым предстоит получить паспорт гражданина Республики Беларусь. Теперь каждый новый полноправный гражданин Белоруссии получит в подарок красочно иллюстрированную книгу о Родине, её Конституции и Законах с разнообразным материалом, вызывающим чувство гордости за родную Белоруссию. К книге приложен компакт диск с информацией и иллюстрациями, свидетельствующими о богатой духовной культуре белорусов. При этом, что показательно, вся информация и в книге, и на диске подана на русском языке!

  • Основной источник оперативной и аналитической информации для современного человека – это, конечно же, телевидение. У нас в стране все информационно-аналитические программы на всех четырёх республиканских телеканалах выходят только на русском языке. Кстати, переход на русский язык был проведён по просьбам самих телезрителей!

  • Очень показательным является и сопоставление тиражей государственных ежедневных газет: русскоязычной «Советской Белоруссии» (тираж – свыше 500.000 экземпляров) и единственной полностью белорусскоязычной «Звязды» (тираж едва переваливает 35.000 экземпляров). Как говорят в Одессе, «почувствуйте разницу». А разница – в 17 раз! При этом следует заметить, что разного рода информацию коммерческого характера (балансовые отчёты банков и иных крупных предприятий, объявления о тендерах или торгах и т.п.) «Звязда» вынуждена печатать исключительно на русском языке. Это пожелание самих коммерческих структур, которые, в свою очередь, ориентируются на запросы своих реальных и потенциальных клиентов.

  • Показательна также деятельность выстроенной в нашей стране вертикали власти, смысл которой – суметь подойти как можно ближе к каждому гражданину: у нас, к примеру, без избранного народом Президента не назначается ни один председатель райисполкома, а с недавних пор даже избранные народом депутаты сельского Совета, ставшие председателями сельских исполкомов, не могут исполнять свои обязанности, пока райисполком не заключит с ними контракт. Так вот: именно эта вертикаль, берущая своё начало от Президента, особенно заботится о том, чтобы работники не забыли подписаться – из республиканских газет – именно на «Советскую Белоруссию» (тем более, что учредителем газеты является Администрация Президента). Вот, например, текст телефонограммы, полученной школой по этому поводу:

17.12.2004

Директору

Вам необходимо 17.12 до 16 часов отчитаться по индивидуальной подписке для работников школы...

Руководителей и их заместителей обязать выписать газеты «Настаўнiцкая газета” (профессиональная газета – Л.В.), “Советская Белоруссия”, “Мiнская праўда» (областная газета – Л.В.), районка.

Информация по подписке каждой школы и персонально руководителей будет представлена на исполкоме 20.12.04

Зампредрайисполкома

С тех пор эта работа была значительно улучшена: в школы просто поступают бланки-таблицы под названием «Сведения о ходе оформления подписки на периодические издания ... руководителями предприятий, учреждений, СПК, председателями и секретарями исполнительных комитетов по (далее следовало указать название орагнизации – Л.В.)» следующей формы: занимаемая должность, Ф.И.О., на какое из изданий («Советская Белоруссия», «Минская правда», «Крупский вестник» – Л.В.) оформлена подписка. Снизу было указано: Сведения предоставить в Райисполком на имя начальника отдела идеологической работы до (дата) – и подпись: Зам. председателя исполкома.

  • Уместно привести выдержки из ещё одного документа, напрямую касающегося темы конкурсной работы и показывающего, какое большое значение придаётся у нас в стране приобщению широких масс белорусского населения к русскому языку и какая оценка даётся русскому языку официальными органами по всей цепочке образовательной вертикали: от Министерства образования до рядового учителя. Это фрагменты приказа начальника районного отдела образования «О проведении районного этапа VIII Международного Пушкинского конкурса сочинений для учителей русского языка и литературы стран СНГ и Балтии «Кому он нужен, этот русский?»:

На основании письма Министерства образования Республики Беларусь...

ПРИКАЗЫВАЮ:

1.Провести районный конкурс творческого сочинения для учителей русского языка «Кому он нужен, этот русский?»

2. Утвердить:

2.1 Положение о проведении районного этапа (приложение № 1).

2.2. состав жюри (приложение № 2).

3.Руководителям учреждений образования:

3.1. обеспечить качественную подготовку и участие учителей в районном конкурсе;

3.2. направить до 24 марта 2008 года заявку на участие в конкурсе, сочинение ... в отдел образования Крупского райисполкома.

ГЛАВА 1. Общие положения

2.Конкурс организуется отделом образования Крупского райисполкома ... с целью пропаганды русского языка и великой культуры...

ГЛАВА 2.Порядок предоставления работ

ГЛАВА 3.Подведение итогов

7.Жюри рассматривает творческие эссе учителей, ... определяет призовые места и автора работы для участия в областном этапе конкурса сочинений.

8.Учителя, работы которых заняли призовые места на районном этапе ... награждаются грамотами .., поощряются из премиального фонда учреждений образования.

  • В конце концов, даже новогоднее обращение Президента к белорусскому народу с пожеланиями добра, счастья и его дальнейшего процветания все последние годы звучит исключительно на русском языке!

В общем, роль русского языка для белорусов не то чтобы трудно – просто невозможно переоценить! И самым ярким показателем роли русского языка в жизни белорусского народа и его (народа) отношения к братскому языку и его носителям является естественное умозаключение: для нас – белорусов – в гораздо (или, лучше, – несравнимо) большей степени актуальным является не вопрос «Кому он нужен, этот русский?», а вопрос «Кому он нужен, этот белорусский?»!

***

Как-то раз на школьной перемене (я тогда учился в 10 классе), одноклассники, из которых большинство были армянами, поинтересовались, за кого я буду болеть в завтрашнем матче между тбилисским «Динамо» и ереванским «Араратом». Им было интересно узнать, к кому склоняются мои симпатии: к армянам (как их одноклассника) или к грузинам (как новоявленного тбилисца). Я ответил, что болею против обеих команд. Удивлённые, они сразу сделали вывод, что я русский националист, не способный из-за этого даже испытывать симпатию к другой, кроме «Спартака» команде. Я сказал, что не болею ни за «Спартак», ни за какую другую команду из Москвы или России и вообще не являюсь русским. Тут же выяснилось, что я не болею и за украинские команды.

Изумлению их не было предела: их заинтересовало, кто же я по национальности, если не русский и не украинец. Я предложил им угадать...

Лучше бы я этого не делал...

Кто-то вспомнил, что я родился в Германии: неужели немец? Нет! А-а! Приехал в Грузию из Чехословакии, значит, – чех или словак? Нет! Далее перебрали славян, каких сумели вспомнить: болгарин? поляк? Нет! Затем робко, с каким-то разочарованием и одновременно опасением меня обидеть, прозвучало: еврей? Нет! Кто-то вспомнил, что блондинистых много в северных странах: неужто швед (видимо, вспомнили благодаря популярности группы «АББА»)? Нет!

Интерес их всё возрастал: каждый чувствовал, что сейчас он увидит перед собой то, чего вживую в своей жизни ещё ни разу не видел и, возможно, не увидит больше никогда – ведь с каждым моим «нет» уникальность моей национальности становилась всё очевиднее. Я тоже в этот момент испытывал какую-то гордость: исключительность моего происхождения делала мою персону всё более привлекательной в их глазах!

Наконец, когда счёт попыток пошёл на второй десяток, нашёлся кто-то начитанный (я аж обиделся на мгновение) и спросил: белорус? Да! – ответил я, вполне удовлетворённый произведённым эффектом: на меня смотрели, как на инопланетянина. Никто из ребят, оказывается, действительно никогда не видел перед собой живого белоруса (хотя меня знали уже два года)!

«А скажи-ка что-нибудь по-белорусски!», – раздалось сразу два или три голоса. Тут пришлось оторопеть мне: кроме слышанного мной в деревне украиноподобного «ризало твою маты!» (самое крепкое ругательство, бывшее в ходу у деревенских жителей), ничего более не приходило в голову, а белорусских фраз я вообще никаких не ведал. И я вынужден был признаться, что не знаю белорусского языка.

Восторженное удивление со знаком «плюс» сразу сменилось на слегка сострадательное удивление со знаком «минус»: это как если бы вместо инопланетянина, одноногого и одноглазого, перед ними оказался простой человек, искалеченный до такого одноногого и одноглазого состояния.

«Это плохо!», – таков был окончательный вердикт одноклассников, впервые увидевших перед собой индивида, не знающего языка собственного народа.

Мне впервые стало стыдно за то, какой я белорус...

Через пять лет, уже по окончании университета, я отказался от распределения в Грузии и от предложений поступить в аспирантуру, несмотря на то, что из 75 однокурсников имел право первоочередного выбора места будущей работы как один из пяти отличников и один из двух именных стипендиатов. Отказ от распределения означал, что диплома о высшем образовании я могу и не получить. И лишь ближе к осени мне его всё-таки отдали на руки вместе со справкой о праве на самостоятельное трудоустройство. И я вернулся на Родину – в Белоруссию, чтобы здесь жить и работать, чтобы быть частью своего белорусского народа – как оказалось: русскоговорящего народа.

***

Состояние белорусского языка (в смысле его употребительности в разных сферах жизни) плачевное, если не сказать – безнадёжное. И приведённые выше слова Президента, факты и документальные материалы на самом деле не столько отражают благостную картину процветания русского языка в белорусских реалиях, сколько позволяют констатировать весьма печальную истину: белорусы, за редчайшим исключением, перестают быть белорусами, оставаясь таковыми только по признаку проживания на территории, называемой Белоруссией.

***

В свои без малого 50 лет я не отказываюсь и не откажусь от русского языка как своего родного языка, поскольку это мой язык от самого моего рождения. Я на нём мыслю, общаюсь, пишу...

Но я считаю для себя родным и украинский язык, поскольку это родной язык и моих родителей, и родителей моих родителей, и всех моих предков – хотя я на нём не думаю и не пишу, да и общаться не с кем... Но, пока издавалась, выписывал в начале 90-ых газету на том самом «полешуцком» наречии, что в ходу в родной деревне моих родителей. А подвернулась оказия – купил «Историю Украины» на украинском языке, читаю...

Как белорус, я воспринимаю в качестве родного и белорусский язык. На нём я часто пишу (мой сайт имеет белорусское оформление), на нём мне есть с кем общаться (хоть и узок круг этих людей), на нём веду уроки информатики в «белорусскоязычной» сельской школе, на нём я даже иногда размышляю...

Для меня все три языка действительно родные и равноправные. Но мне неприятно видеть, как в равных условиях один из моих родных языков умирает.

Умирает потому, что продекларированное языковое равноправие на территории Белоруссии в реальности напоминает ситуацию, описанную в одном анекдоте: «Чего изволите заказать?» - «Попробую, пожалуй (разглядывая меню), то, чего ещё не едал, хотя и дороговато – котлету, пожалуйста, из конины и мяса колибри» - Котлета принесена и съедена: «Простите: а в каком соотношении в вашем рецепте конина и колибри?» - «Абсолютно поровну: пятьдесят на пятьдесят, то есть один к одному: на одного коня – один колибри».

***

Да! Русский язык могуч и велик.

Да! Владение им позволяет человеку приобщиться к огромным духовным и интеллектуальным богатствам.

Да! Он широко распространён в востребованных профессиях.

Можно ещё очень много привести таких «Да!», но хочется воскликнуть: «Нет! Он действительно не виноват, что из-за множества своих превосходных качеств, он оказывается способным вытеснить национальный язык».

Но когда он всё-таки вытесняет чей-то родной язык на его же территории, приверженцы этого национального языка, не задавая себе вопроса «Кому он нужен, этот русский?», задают себе другой: «Зачем он нужен, этот русский, если делает ненужным мой родной язык?» И в этом заключается главная опасность получения на первый вопрос ответа «Русский язык нужен всем!»

Неприятие русского языка как соперника своему родному языку ведет к оценке русского языка сначала как чужого, а затем и как чуждого, который следует насильственно изгнать – самый простой способ укрепить статус родного языка. Вслед за этим идёт неприятие носителей русского языка, какой бы они национальности ни были, но главным образом – русских. Наконец неприятие переносится и на Россию.

Наблюдали и наблюдаем мы это в Прибалтике, на Украине...

От степени цивилизованности человека зависит, до какого уровня доходит у него это неприятие. Очеловеченный человек, например, вообще не выскажет никакого неприятия – он просто будет стремиться сам разговаривать на родном языке везде, где будет встречать его понимание, и без насилия над собой перейдёт на русский, если в результате этого перехода будет лучше воспринят собеседником.

От самого русского языка, наверное, ничего не зависит.

Но от носителей русского языка, от русских, от России зависит очень многое.

***

Как мне кажется, им следует хотя бы научиться демонстрировать уважение к языку иного народа, не обладающего таким населением и такой территорией. Это тоже требует «очеловечивания»: приложения некоторых, на первый взгляд, бесполезных, но необходимых собственных усилий, сопряжённых с отказом от устоявшихся, привычных подходов.

Ой! Что-то по-казённому заговорил. Лучше попытаюсь продемонстрировать мысль на примерах.

  • Белорусское радио по выходным дням транслирует церковные службы – католические и православные (польской веры и русской веры, как раньше их называли белорусы). Так вот: католические службы идут исключительно на белорусском языке, православные – на русском. Вопрос: Москва или Ватикан пытаются проявить своё уважительное отношение к стране и её жителям?

  • Сотрудник шведского посольства свободно владеет белорусским языком и при контактах с белорусской общественностью пользуется белорусским языком – я сам был очевидцем. Но я не знаю ни одного российского дипломата, который бы изъяснялся в Белоруссии на белорусском языке (может есть такие на Украине?). Его братский язык, конечно, все понимают, но поняли бы и белорусский, ведь он также не чужой для дипломата как русского человека.

  • Послы некоторых государств пришли в офис «Товарищества белорусского языка», чтобы принять участие в первом общенациональном диктанте по белорусскому языку, проводимому в связи с 90-летием первой попытки объявления и создания независимого белорусского государства. Инициатива этого мероприятия исходила не от государственных органов власти, а от оппозиции. Это, разумеется, объясняет, почему не пришёл никто из российского Посольства. Но написал ли хоть раз посол самой дружественной нам страны хоть одну бумагу по-белорусски (а на Украине по-украински)? Украинцы-дипломаты, кстати, приняли участие в упомянутом выше диктанте.

Можно задать и неполитизированные вопросы.

  • Почему в разделе зарубежной литературы изучаемой в рамках школьного курса русской литературы нет произведений писателей из стран-соседей? «Дикую охоту короля Стаха» В.Короткевича, я думаю, русские читали бы с упоением, а заодно и знакомились бы с историей и культорой братков-белорусов.

Или почему бы в школах приграничных районов не ввести учебный курс, пусть и маленький по объёму, но специально посвящённый литературе страны-соседки? Для россиян – полезно и познавательно; для их соседей – приятно.

  • Восприятию творений великих русских писателей XIX века не мешает наличие в тексте обширных и многочисленных диалогов на французском языке. Почему бы не попробовать перевести Василя Быкова на русский, сохранив белорусские диалоги?

  • Упражнение 15. Спишите, вставив пропущенные буквы.

В..черняя з..ря д..г..рала.

А почему бы в учебники русского языка не ввести такой материал:

Упражнение 15. Переведите с белорусского (украинского) на русский язык и запишите предложения.

Вячэрняя зара дагарала.

А какие возможности открываются при использовании этого приёма для составления разноуровневых заданий!

  • Почему бы в целях укрепления положительного образа русского языка и культуры в странах ближнего зарубежья не сформулировать тему следующего Пушкинского конкурса таким образом, чтобы ответ на поставленный в теме вопрос представлял не подтверждение и без того никем не оспариваемого величия русского языка, а ориентировал бы преподавателя-русиста (как правило, человека не русского по национальности) на поиски точек соприкосновения его родного языка с русским?

  • Почему бы?..



«Кому он нужен, этот русский?» (эссе, удостоившее автора звания лауреата Пушкинского конкурса)
  • Русский язык и литература
Описание:

Очень хотелось бы, чтобы Вы, случайный или неслучайный посетитель этого сайта (независимо от того, являетесь ли Вы учителем-русистом), прочитали это небольшое эссе. Мне кажется, что именно сейчас, спустя шесть лет, высказанное тогда - ну очень! очень актуально!

Актуальность вызвана актуальными же событиями, происходящими сейчас.

А тогда мне просто очень было приятно, что авторитетное жюри так высоко оценило работу, написанную ... не совсем на предложенную тему. Мне кажется, члены жюри оценили "высказанную" в работе душевную боль, высказанную по поводу положения ... языка в моём Отечестве.

И эта боль, увы! ещё не исчезла... 

Автор Лопатин Василий Васильевич
Дата добавления 04.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 536
Номер материала 30442
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓