Главная / Музыка / Казахский кюйши Курмангазы Сагырбаев

Казахский кюйши Курмангазы Сагырбаев

Курмангазы Сагырбаев

1823 – 1896

«В урочище Жидели Букеевской орды, населяемом родом Бай-улы, произошло событие: юрта бедного выходца рода Кзыл – Курт Сагырбая огласилась криком новорождённого младенца. Когда старая повитуха подала ребёнка матери, оказалось, что материнская грудь не в силах насытить его – не хватало молока. Это было началом нужды, всю жизнь цепко державшей Курмангазы в своих когтях». Друг отца назвал мальчика Курмангазы в канун праздника «Курбан – байрам».

С раннего детства Курмангазы познал нелёгкий труд пастуха, работая у бая Аубакера. В зной и непогоду, изо дня в день пас он байский скот, и только на закате солнца переступал порог родной юрты. Но бай не счёл нужным оплачивать работу мальчика. Когда Курмангазы исполнилось 8 лет, отец устраивает его пастухом к баю Шахбала. За хорошую работу сына бай даёт отцу бычка, а Курмангазы доверяет отару.

Единственной отрадой, и не разлучной спутницей в трудной работе была самодельная домбра, с которой Курмангазы никогда не расставался. Извлекая из струн домбры чарующие звуки, мальчик забывал обо всём на свете.

Музыкальные способности Курмангазы унаследовал от своей матери Алки, в роду которой были одарённые музыканты Она поддерживала сына в его желании познать тайны музыки. Отец же увлечение музыкой не одобрял, повторяя сыну слова: «Домристу сопутствует бедность». Своим друзьям на вопрос, почему носит домбру, отвечал,: «Я играю на ней. Это убивает скуку. Кроме того, игра доставляет мне удовольствие… Никто меня не учил, просто, подбирая звуки, стараюсь выразить своё настроение, нарисовать какую-нибудь картинку». Журчание горного ручейка, пение птиц, свист ветра и раскаты грома, наигрыш одинокой пастушьей сыбызгы и гомон вечернего аула – эта звуковая палитра родного края имела для него смысл. Он слушал мир слухом музыканта, и каждое явление окружающей жизни представлялось в его сознании в музыкальных образах, которые он стремился передать в мелодиях и ритмах своей домбры.

Самым ярким впечатлением детства, глубоко взволновавшим душу ребёнка и повлиявшим на всю его будущую судьбу, был приезд в аул знаменитого народного музыканта Узака. С упоением и юношеским восторгом вслушивался и всматривался Курмангазы в игру кюйши, стараясь, в точности запомнить древние кюи-легенды, перенять от большого мастера все тонкости сложного искусства свободной импровизации. В свою очередь Узак приметил в Курмангазы особый интерес к музыке, а, послушав игру юноши, предсказал ему большое будущее.

Тяга к музыке была на столько сильна, что в 18 лет Курмангазы твёрдо решил стать профессионалом, покинул родной аул и начать нелёгкую жизнь странствующего музыканта. Разъезжая по степи, встречаясь с разными людьми, Курмангазы, развивает своё мастерство, исполняя, древние кюи, и кюи современных ему народных музыкантов. Вместе с учителем участвует в тартысах, где быстро выдвигается как выдающийся домбрист – виртуоз. Обладая отличной памятью, Курмангазы успешно осваивает творческое наследие народных кюйши и начинает пробовать свои силы в искусстве сочинения кюев. Курмангазы завоёвывает признание, приобретает популярность в народе.

Первые сочинения были просты по тематике, форме, способу выражения музыкальной мысли. Это кюи «Бас акжелен», «Узак акжелен» и популярные Кюи «Балбраун» (Медовый настрой), передающий радостное, праздничное настроение, веселье и игры аульной молодёжи; «Адай», выражающий мятежный и воинственный дух древнего казахского рода Адай; «Серпер» (Порыв), раскрывающий думы и чаяния народа.

В 1936 году в Букеевской орде вспыхивает крестьянское восстание под руководством Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова против хана Джангира. Курмангазы рано почувствовавший на себе тяжесть эксплуатации, не остался равнодушным. Именно в это время идёт период возмужания юноши, формирование его личности. Курмангазы глубоко почитает и преклоняется перед памятью Исатая и Махамбета, посвящая им свои кюи «Кишкентай» (Меньшой), «Жалын» и песни. Бунтарские кюи кюйши были не по душе правителям степи, это мешало им в установлении «порядка».

Однажды Курмангазы был приглашён на свадьбу к байской дочери, где участвует в скачках, состязаниях, победив байского сына. Девушка Зита приглашает кюйши в свою юрту и с упоением слушает его произведения. В своих кюях автор обращается к мятежному духу Исатая, а также напоминая баю о том, что тот виновен в ссылке в Сибирь сына Исатая. После этого, баи, применив способ ложного доноса, обвиняют Курмангазы в конокрадстве и бродяжничестве. 25 сентября 1857 года власти арестовывают кюйши и заключают в тюремный каземат при ханской ставке в Нарынских песках. Целый год томился Курмангазы в тюрьме. Подолгу рассказывал своему другу по камере о своей матери. Он вспоминает: «Меня заковали в кандалы, привязали к бричке, и собирались отправить… Мать моя подошла ко мне попрощаться, и вдруг слёзы хлынули из моих глаз. Тогда, мать вместо того, чтобы оплакивать сына, подошла ко мне в плотную и дала крепкую пощёчину со словами: «Я думала, что родила мужчину, а не плаксивого большого ребёнка». Эти слова запали в душе у Курмангазы и явились импульсом к созданию кюя «Кайран шешем» (О моя мать), где создан образ мужественной, стойкой женщины – матери, а также раздумье пленника, тоскующего по воле, надежда на свободу. За неимением улик судебное дело затягивалось, но Курмангазы не стал дожидаться, когда распорядятся его судьбой, и в ночь со 2 на 3 ноября 1857 года, подрезав решётку, Курмангазы бежит из тюрьмы. О моментах побега повествует сами кюи «Ертен кетем» (Завтра убегу), «Ксен ашкан» (Освобождение от кандалов), «Турмеден кашкан» (Бегство из тюрьмы).

Летом 1858 года, прощаясь со всеми, Курмангазы надолго покидает Букеевскую орду. Самым печальным было прощание с матерью. В кюе «Аман бол шешем, аман бол» (До свидания мама, до свидания), Курмангазы выражает не только уныние и отчаяние, но и протест против жизненных невзгод и социальной несправедливости.

Долгие годы скрывался кюйши в Зауральской степи, т.к. на родине велись неустанные его поиски. Изучив документы, ясно, что вокруг дела Курмангазы происходила какая-то борьба, и, не смотря на многократные предписания Временного совета, целая группа лиц в Букеевской орде мешало розыску кюйши после побега из тюрьмы.

Родным домом стала степь. Наслаждаясь и восхищаясь её красотой и просторами, Курмангазы посвящает степи свои кюи «Кызыл кайын» (Красная берёза) - «Этот кюй о родной степи, о славных джигитах моего народа, раскрывших мне свои объятия и спасших меня от чёрной смерти» и «Сары Арка» (Золотая степь) – оптимистичная песня, полная энергии, радости; зовущая человека к преодолению препятствий и др.

После долгих лет разлуки с семьёй, многолетних скитаний в чужих краях, Курмангазы, в 1864 году возвращается на родину в кочевье Кзыл-Курт, полагая, что за время отсутствия обстановка изменилась.

Но баи стремились опорочить имя музыканта и создать вокруг его личности атмосферу недоброжелательности и затаённой злобы. И в марте 1864 года преследования возобновились. Курмангазы был обвинён за побег из тюрьмы и в конокрадстве башкира Рамгулова, после чего арестован и заключён в тюрьму г. Урды, а 23 мая 1866 года переведён в Уральский острог. Об арестах, мучительных переездах, томительном ожидании освобождения рассказывают его кюи «Повестка», «Арба соккан» (Тряска телеги), «Не кричи, не шуми» и др.

В 1867 году, благодаря помощи генерал – губернатора Перовского, дело было прекращено и больше Курмангазы не преследовался. В знак благодарности посвящает Перовскому кюй, назвав его «Перовский марш». Т.о. судебные преследования Курмангазы отражают бесправное положение не только кюйши, но и многих представителей культуры 19 века, которые не могли мериться с существующими феодальными порядками и постоянно выражали своё сочувствие народу, проявляя недовольство политикой царского правительства.

Яркие впечатления Курмангазы получил от знакомства с шумной, суетливой жизнью большого города. Символ города, как огромного крутящегося колеса, с выражением непрерывного движения запечатлел в кюе «Машина».

По дороге в родные степи Курмангазы останавливается на хуторе Фокеево, у русского рабочего, друга по камере в уральской тюрьме Лавочкина. Хозяину посвящает кюй «Лаушкен». Здесь же в 1868 году произошла встреча с журналистом И.Ф. Савичевым, который, впервые услышав игру Курмангазы написал в газете «Уральские войсковые ведомости» о нём восторженные слова (см. в Творческом облике).

Вернувшись, домой, Курмангазы узнаёт о том, что его жена Ауес и грудной сын Кизил находятся в заложниках, и делает всё, чтобы их освободить. В это время появился кюй «Буктым» (Сгибался да сгибался).

Знаменательным событием в этот период была встреча с популярным кюйши Даулеткереем Шигаевым. Даулеткерей, имея власть, положение и авторитет в Букеевской орде, постоянно оказывал помощь и поддержку Курмангазы. Возможные встречи могли происходить в 1857 году во время ареста, либо после 1867 году, после освобождения. Их встречу называют «ярмаркой кюев» - состязанием, обменом музыкальными идеями. Были созданы кюи на одни и те же темы «Байжума», «Булбул», «Жигер».

По устным преданиям известно, что в 70-е годы Курмангазы переселяется на побережье Каспия, где и провёл оставшуюся жизнь. В это время произошла встреча и знакомство с маленькой девочкой Диной, которая становится его ученицей. Кюй «Аксак киик» (Хромая сайга), сыгранный Курмангазы, оставил в душе ребёнка большое впечатление. Дина вспоминала: «Курмангазы особенный человек – не такой как все, конечно, он знает язык животных… Он гостил не долго, но оставил столько мудрых слов и звучных песен, что забыть его нельзя. Главное, он оставил удивительную мелодию, красоту которой невозможно передать словами». В 1880 году на свадьбе Дины Курмангазы благословляет её и завещает свою домбру. «Оказывается, есть человек, который может быть моим наследником, властелином домбры». «Никогда не бросай своего искусства. Возможно, мы больше никогда не встретимся. Я хотел многого достичь, но не достиг, хотел увидеть свои надежды осуществлёнными, но не увидел. Я родился крылатым, чтобы достичь неба, но многие из моих желаний остались желаниями. Осуществить мои мечты должна ты. Вместе с моей домброй у тебя остались мои кюи, значит остался мой голос, в этом голосе, в его звуках и заключена надежда моей души, мои мечты. Ты в первую очередь должна понять это и донести мои кюи до грядущих поколений, рассказать им всё».

По округе стал распространяться невероятный слух о домбре Курмангазы. Слух превращался в легенду, которая была далека от истины. «Говорят, Курмангазы больше не играет своих кюев. Он вообще теперь ничего больше не может сыграть, потому что отдал свою домбру девушке по имени Дина. А вся сила его, видать, была в той домбре. Говорят, что ни на какой другой домбре он играть не может».

1879год стал тяжёлым испытанием для казахов Приморского округа. Два стихийных бедствия – наводнение и джут – принесли неисчеслимые утраты народу. Курмангазы стал очевидцем большого наводнения на Каспии, когда погибло много людей. И великий кюйши запечатлел драматические картины разъярённой стихии, силу духа, противостоящую суровым испытаниям судьбы в своём возможно последнем кюе «Кобик шашкан» (Бушующий вал). Этот кюй с полным правом можно считать реквиемом, симфонической поэмой, в котором скорее взрыв гнева, нежели безысходная печаль и горе.

На склоне лет Курмангазы окружали ученики последователи. Так родилась целая «Школа Курмангазы», ведущими представителями которой считались Дина, Мамен, Кокбала и др.

Курмангазы умер в 1896 году в селении Алтын – жар Астраханской области. Где покоится его прах, в 1996 году был открыт мавзолей. В селе работает музей Курмангазы.

Пророческие слова великого кюйши:

«Но вернусь я в отчий дом

Поклонюсь я роду

И скажу: готов служить

Моему народу».

Тематика кюев


Содержание

Название кюев

1. Кюи в жанре «Акжелен»


«Бас Акжклен», «Узак Акжелен», «Айда булбул Айжан»

2. Через образы природы воплощение жизни, силы, могущества, праздника


«Балбраун», «Сары Арка», «Булбул», «Кызыл кайын»


3. О родителях


«Кайран шешем», «Аман бол шешем, аман бал»

4. О тюремных заключениях

«Ертен кетем»(Затра убегу), «Турмеден кашкан» (Побег из тюрьмы), «Повестка», «Кисен ашкан» (Освобождение от кандалов), «Арба соккан» (Тряска телеги), «Перовский марш», «Не кричи , не шуми», «Лаушкин»


5. Историческая тема, героика


«Кишкентай», «Жалын», «Адай», «Акбай», «Торемурат», «Серпер», «Жигер»

6. Философская тема



«Аксак киик», «Кобик шашкан», «Алатау», «Итог», «Алатау» «Демалыс»

7. Нетрадиционные



«Повестка», «Машина», «Перовский марш», «Не кричи, не шуми»

8. Тема любви


«Балкаймак», «Назым»




Анализ кюев Курмангазы


Кюй «Кишкентай» - «Меньшой»

Это своеобразный музыкальный памятник, повествующий о исторических событиях казахского народа. В его музыке находят воплощение героические образы предводителей народного восстания 1836 -1838 года Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова, глубокая скорбь, вызванная их утратой и страстный порыв к борьбе. По своей эмоциональной выразительности, трагическому накалу кюй можно сопоставить с эпической симфонией или драматической поэмой.

Своеобразным эпиграфом кюя, раскрывающим программное содержание кюя можно считать выражение: «Исатай и Махамбет, разве вы умерли? – Нет!» Посвящение Курмангазы: «От имени младшего брата – старшему брату – народному герою».

Начинается кюй с одноголосной, строго сдержанной темы (бас буын) в характере эпичекого сказа – это мотив затаённой скорби. По характеру похоже на эпическое повествование жирау, рассказывающий нам о тех исторических событиях.

Вторая тема (орта буын - излагается двухголосно) – воспринимается как философское раздумье Курмангазы о событиях. Звучит сурово и напряжённо.

Последующее музыкальное поыествование идёт по пути напряжённого развития – от выражения чуывсва глубокой печали к героическому воодушевлению. Кульминация кюя, 1 и 2 сага рисуют картину борьбы. Движение параллельными секундами и терциями придают 1 саге трагически-эмоциональный характер. Постепенное нарастание звучности подводит к 2 саге, где тема звучит в верхнем регистре. Здесь можно услышать энергичную песню всадников, наполненную радостью и надеждой на победу.

Далее 1 и 2 сага повторяются с небольшими изменениями, подводя к небольшой коде, построенной на теме затаённой скорби и звучит как трагический реквием павшему батыру.



Кюй «Балбраун» - «Медовый настрой»

Одно из выдающихся творений Курмангазы. Название кюя состоит из 2 слов: бас – мёд, бурау – настрой, которые означают определённый высотно-регистровый строй домбры, соответствующий «медовому», сладостному психо-эмоциональному состоянию человека.

Всё произведение, от начала до конца звучит на одном дыхании и стремительном взволнованном движении. Художественная изобразительность органически слита с танцевальной природой тематизма, вызывая ассоциацию с картинами веселья и игр аульной молодёжи.

Начинается кюй коротким 3-х тактовым бас буыном. Его напористая, утверждающего характера ритмоинтонация является формообразующим элементом всего тематического материала кюя.

Основная тема (А) представляет собой сложное по форме и протяжённое по масштабу построение. Состоит тема из 4 элементов. 1 и 2 элементе мелодия звучит то в верхнем, то в нижнем голосе, соотносясь между собой по принципу вопроса и ответа. 3 элемент продолжает мелодическую линию 1 элемента. Яркий ритм, движение в высоком регистре подчёркивает скерцозно – танцевальный характер кюя. 4 элемент – с одной стороны звучит как кадансовое завершающее построение, с другой стороны, его повторность выступает в качестве объединяющего начала.

Следующий раздел (А1) – это повторение темы на кварту выше. Воспринимается как новый этап развития, вносит остроту, закрепляя образ разгорающегося веселья.

Сага (В) отличается напряжённой яркостью. Динамическое и регистровое развитие (расширение диапазона до ре 3 октавы), многократное утверждение ликующих интонаций – всё это передаёт картину неудержимого и единого порыва молодости.



Кюй «Сары – Арка» - «Золотая степь»


По праву можно считать вершиной творчества Курмангазы. Это ощущение активного боевого начала, выраженное ритмами лихой скачки и победной песни, жизнеутверждающие силы неукротимого движения. Кюй воспринимается оптимистичной песней, полной энергии и радостного возбуждения, неудержимо зовущей человека к преодолению всех препятствий на его пути.

Открывается кюй традиционным бас буыном, построенным на звучании унисона и кварты открытых струн (ре – соль).

Основная тема (орта буын) построена на повторении интонационной ячейки, выступающей ядром тематизма всего произведения.

Дальнейшее развитие осуществляется плавно и волнообразно, подводя к новым звуковысотным уровням 1 и 2 саги. При повторении динамическое напряжение музыки достигает степени, когда звуковысотное развитие кюя выходит за пределы грифа инструмента, охватывая дополнительные ладки на корпусе добры.

Т.о кюй передаёт не только ликование человека от встречи с природой, но и волевой, оптимистический взгляд на жизнь.



«Алатау»


Кюй лирико-философского жанра, посвящён картинам родной природы. Образ гор Алатау служит для Курмангазы средством выражения глубоких раздумий и чувств.

В кюе 2 темы: первая звучит в зоне бас буын – мелодически активен нижний голос при верхнем выдержанном тоне; вторая тема построена в верхней зоне бас буын – это печальная мелодия в «качающемся ритме», в которой выделяется три самостоятельные фразы, заканчивающиеся нисходящими, стонущими интонациями.

Затем следует следующая зона – орта буын, где тема переходит в верхний голос и развивается.

Резким скачком вводится Сага. Обыгрывается нижний голос, затем на фоне нижней открытой струны происходит дальнейшая интонационная разработка темы, которая постепенно достигает высшей точки грифа инструмента – зоны 2 саги.

После кульминации вместе с регистровым спуском (секвенция) происходит ослабление интонационного напряжения. Завершает кюй традиционное проведение материала Бас буын.


Казахский кюйши Курмангазы Сагырбаев
  • Музыка
Описание:

 

Пророческие слова великого кюйши:

           «Но вернусь я в отчий дом

           Поклонюсь  я роду

            И скажу: готов служить

           Моему народу.

Творчество кюйши, анализ кюев

 

«Курмангазы особенный человек – не такой как все, конечно, он знает язык животных… Он гостил не долго, но оставил столько мудрых слов и звучных песен,  что забыть его нельзя. Главное, он оставил удивительную мелодию, красоту которой невозможно передать словами». В 1880 году на свадьбе Дины Курмангазы благословляет её и завещает свою домбру. «Оказывается, есть человек, который может быть моим наследником, властелином  домбры». «Никогда не бросай своего искусства. Возможно, мы больше никогда не встретимся. Я хотел многого достичь, но не достиг, хотел увидеть свои надежды осуществлёнными, но не увидел. Я родился крылатым, чтобы достичь неба, но многие из моих желаний остались желаниями. Осуществить мои мечты должна ты. Вместе с моей домброй у тебя остались мои кюи, значит остался мой голос, в этом голосе, в его звуках и заключена  надежда моей души, мои мечты. Ты в первую очередь должна понять это и донести мои кюи до грядущих поколений, рассказать им всё».

Автор Гатина Зульфия Амержановна
Дата добавления 16.01.2015
Раздел Музыка
Подраздел Конспекты
Просмотров 1167
Номер материала 54202
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓