Главная / ИЗО, МХК / История развития художественого промысла в Городце

История развития художественого промысла в Городце

1. О древнем Городце.

На Волге недалеко от Нижнего Новгорода есть старинное, основанное еще в XII веке село Городец. Среди его населения преобладали ремесленники. Особенно много было мастеров по обработке дерева: резчиков, столяров, плотников. Яркие страницы истории возникшего здесь народного промысла связаны с деятельностью Петра I по созданию русского военного флота. Каждый корабль непременно украшался деревянной резьбой, демонстрируя как военно-политическую мощь России, так и художественный талант населявших ее народов. В течение XVIII века строительство кораблей переместилось ближе к завоеванным берегам морей. Талантливым мастерам пришлось искать новое применение накопленному опыту. Одни стали вырезать ложки, другие точили миски и чашки, а третьи изготовляли орудия труда для прядения и ткачества.

Особую популярность завоевали донца для прялок, изготовленные в селах Коскова, Курцева и Охлебаихи.

Толковый словарь русского языка В.И. Даля объясняет, что слово "донце" означает "дощечку, на которую садится у нас пряха, втыкая в нее гребень". Окончив работу, она вынимала гребень, а донце вешала на стену, и оно украшало избу. Поэтому народные умельцы уделяли особое внимание украшению досок резьбой и росписью.

Прялка была верной спутницей на протяжении всей жизни крестьянки. Часто служила подарком: жених дарил ее невесте, отец — дочери, муж — жене. Поэтому донце выбиралось нарядное, красочное, всем на радость и удивление. Прялка передавалась по наследству, ее берегли и хранили. 

Производством прялок занимались целые семьи крестьян, включая женщин и детей. Украшалось обычно донце прялки, т.е. сиденье, которое не было видно во время работы. Зато, окончив прясть, крестьянка вешала донце на стенку и оно становилось украшением скромного быта.

Собранные в музеях образцы прялок рассказывают нам интересную историю того, как менялась техника украшения донца с конца XVIII до начала XX века. На смену резьбе пришла инкрустация из кусочков мореного дуба, а за ней - роспись, которую можно выполнить легче и быстрее. Расцвет городецкой росписи связывают с приездом в 1870 г. из Городца в деревню Курцево иконописца Огуречникова, которого пригласили подновить живопись местной церкви. Именно он помог местным мастерам освоить живописные приемы, издавна применявшиеся в написании икон: способы наложения слоев красок, «оживки» белилами - все то, что придает живописи законченность и выразительность.

В конце XIX века появился дешевый ситец фабричного производства, который заменил ткани ручного изготовления. Так необходимые для ручного производства тканей донца, гребни и веретенца не были нужны на фабриках. Выполненные с любовью и талантом, лучшие образцы прялок заняли достойное место в музеях и стали примером для следующих поколений. И в наше время в городе Городце в художественной мастерской работают мастера и обучают своих учеников. Старинный промысел живет в современных изделиях - мебели, посуде, сувенирах, сохраняя традиционное очарование.

2. Мастера городецкой живописи.

Известно, что коллективность – существенная черта народного изобразительного искусства. В то же время каждое его произведение неповторимо и несёт на себе отпечаток личности создавшего его человека.

В деревнях Хлебаиха, Курцево, Косково, Репино, Савино, где развивался промысел, расписывали и другую крестьянскую утварь: лубяные коробки для пряжи , лукошки, дуги, детские стульчики, но именно благодаря прялкам городецкая роспись снискала славу и популярность.

Искусство городецких мастеров это «самобытнейшая крестьянская живопись», высшее достижение народного творчества.

Городецкая живопись – уникальное в своём роде явление, в котором ярко обнаружилась тяга крестьян к творчеству, отвечающему прежде всего духовным запросам. Любопытно, что во второй половине XIX века, когда домашнее ткачество в крестьянском обиходе всё активнее вытесняют фабричные ткани и прялка теряет свою прежнюю роль, мастер пытается заинтересовать покупателя донец затейливой, современной по содержанию и красочной картинкой, хотя такая картинка на сиденье донца, казалось бы, функционально не оправдана.

Более того, возникает особая категория донец – заказных, расписанных с особым старанием. Их и вовсе не употребляют для работы, к ним относятся только как к картине, украшению избы, бережно сохраняемому всю жизнь, дорогому подарку невесте, жене или дочерям.

Почему же именно вблизи волжского Городца возникло это необыкновенное искусство и кто были его создатели?

Своеобразная народная жанровая “картина” на прялочных донцах с её характерными “городскими” сюжетами обязана своим происхождением не только богатым художественным традициям этого края. В известной степени она продукт своего времени, результат городского влияния на быт и искусство деревни. Это влияние особенно ощущалось в промышленных районах Поволжья, и в частности в Балахнинском уезде, где крестьяне оказались больше связанными с ремёслами, судостроением, торговлей, чем с землёй.

По свидетельству земского деятеля А.Карпова, исследовавшего Балахнинский уезд в 1870-80-е годы, жители этого уезда отличались трудолюбием, предприимчивостью и грамотностью, характерной для старообрядческого населения, здесь преобладавшего. Среди них было много зажиточных, одевавшихся по-городскому, чей жизненный уклад приближался к мещанскому.

К своего рода деревенской “аристократии” принадлежали и ведущие мастера городецкого промысла. Рассказы односельчан рисуют нам их как людей с достаточно широким кругозором, у которых в доме можно было найти книжку и газету, часто занимавших у себя в деревне почётное положение старосты. Они не только в совершенстве владели своим ремеслом, но могли переписать старинную рукопись, подновить икону и фреску в церкви. Сбывая свою продукцию на Нижегородской ярмарке, мастера-крестьяне имели возможность приобщаться к городской культуре и познакомиться с профессиональной живописью, т.к. художественные выставки были доступны для всех сословий.

Коллективом деревенских живописцев был установлен круг тем и отработаны приёмы исполнения, всё же в рамках этих общепринятых “канонов” лучшие художники всегда обнаруживали и свою самостоятельность: у них были любимые сюжеты и орнаментальные мотивы, по-разному писали они фигурки людей, варьировали детали, колористические решения.

Вокруг этих “запевал” промысла группировались ученики, часто члены семьи. Формировались семейные мастерские и, соперничая друг с другом, вырабатывали свой собственный стиль. Произведения городецкой живописи хранятся в музеях Нижнего Новгорода и области, Москвы, Сергиева Пасада, С. Петербурга, Костромы, Ярославля.

Имена ведущих художников можно узнать благодаря подписным донцам, которых оказалось очень немного, и подписным и датированным декоративным панно 1930-х годов, собранным в музеях Городца, Семёнова, Загорска. Уникальной коллекцией таких расписных досок обладает Горьковский историко-архитектурный музей-заповедник. Среди мастеров, выполнивших эти панно, были и старики – Ф.С.Краснояров, И.К.Лебедев, проработавшие на промысле полвека и больше, почти от самого его основания.

Изобра­жение коня на головке донца часто выпол­нено как бы неуме­лой рукой, тогда как на самом дон­це оно сде­лано виртуоз­но. Оказы­вает­ся, головку (копыло) – деталь для росписи второ­степен­ную – пору­чали украшать де­тям.

На дон­цах, различ­ных по мане­ре, иног­да встречает­ся над­пись: «писал Ф.С.Краснояров», вводящая иссле­дова­те­лей в заблуж­дение. Краснояров был не толь­ко заме­чатель­ным худож­ни­ком, но и коллек­ционе­ром. До старости собирал он чужие донца, чтоб перенимать у других мастеров понравившиеся ему детали и приемы. Иногда надпись на обороте означала фамилию скупщика. Если на обороте донца значится женское имя, то оно указывает на владелицу прялки. Женщины росписью занимались редко, по необходимости, как хромая Варвара Сидоровна Коновалова, которая была «не работница по дому», или энергичная Екатерина Фокична Крюкова, взявшая “дело” в свои руки после того, как запил её муж.

Возник­новение про­мысла по рос­писи пря­лок свя­зано с име­нами братьев Ан­тона и Ла­заря Мельни­ковых из дерев­ни Хлеба­иха, “гра­мот­ников”; чьи под­писные дон­ца, хра­нящиеся во мно­гих му­зеях, как бы иллюст­ри­руют про­цесс пе­ре­хода от резьбы в укра­шении пря­лок, существо­вавшей здесь ещё с XVIII сто­летия, к живо­писи.

В дон­цах, вышед­ших из мастер­ской братьев Мельни­ко­вых и дати­рующих­ся 1860-ми года­ми, образ приобрёл иную жан­ровую окрас­ку: на коне сидит охот­ник и целится в сидя­щих на дереве птиц.

Особенно виртуозно, словно лёгким и уверенным прикосновением резца, исполнены донца с двумя геральдическими всадниками Лазаря Васильевича Мельникова. Мастер всё чаще отказывается от плоской инкрустации, заменяя её резьбой вглубь, позволяющей придать силуэту больше пластичности, слегка наметить объём фигур, которые становятся стройнее, изящнее.

Он тщательно прорисовывает лица, руки, подчёркивает мускулы ног бегущей лошади. Одновременно теми же красками Мельниковы пробовали перенести сюжеты резьбы на мочесники и лукошники.

Наконец в 1870 году, по сообщению А.Карпова, мастера вовсе оставили резьбу и перешли на роспись. Освоить новую технику помог им иконописец из Городца Николай Иванович Огуречников, подновлявший фрески церкви в деревне Курцево. Казалось бы, “случайная” фигура заезжего художника сыграла большую роль в становлении нового промысла. Подружившись с церковным сторожем Василием Фёдоровичем Шишкиным, он научил его расписывать донца темперными красками по грунту и покрывать олифой. Шишкин же передал “секреты” росписи своим односельчанам.

Несколько композиций на донцах Огуречников исполнил “для образца”, И, вероятно, именно ему принадлежит та немногочисленная группа донец 1870-х годов, которая резко выделяется из остальной продукции этого периода по манере, выдающей руку иконописца: пропорции фигур вытянуты, тонконогий конь с длинной стройной шеей похож скорее на иконного, чем на тех, которые исполняли резчики, под копытами коня – подобие “горок”, резкие белильные пробелы подчёркивают форму.

Лучшее донце из этой группы принадлежит Русскому музею в С.Петербурге. Оно было найдено во время экспедиции в Городецком районе в 1966 году.

Интереснейшим периодом в истории городецкой живописи были 1880-е годы, когда в промысел пришли новые люди, уже не связанные с резьбой. Они пробовали новые темы, активно вели поиски живописных средств, используя опыт иконописцев, бродячих “маляров”, мастеров цветочной росписи на посуде, миниатюристов-переписчиков старинных книг.

Лучшим мастером тогда считался Гаврила Лаврентьевич Поляков, автор донец на батальную тему, позднее в городецкой росписи не встречавшуюся.

Понимавший донца как “картину” на злободневный сюжет, он в начале 1880-х годов создал ряд композиций по мотивам недавно отшумевшей русско-турецкой войны. Трехчастное построение донец Полянова следует обычаю 1870-х годов, но старая схема наполняется новым содержанием.

Одно из этих, донец, принадлежащее Горьковскому художественному музею, вызывает ассоциации с мещанским интерьером начала 1880-х годов. Представленные в ней фигурки кавалеров и гармониста в модных пиджаках и белых клёшах и барышень в нарядных платьях, крохотных шляпках, с зонтиками в руках, как будто торжественно застыли перед объективом фотоаппарата.

В донцах Полякова обнаруживается связь городецкой росписи с фольклором. Под изображением часто помещается текст народной песни на ту же тему. Сцену с новобранцем тоже сопровождают строки песни:

Заиграй, моя игрушка, на все на три тона,
Отведи меня, игрушка, от такого горя,
Повезут меня в солдаты, братье остались дома,
Не за кражу, за гульбу, везут за очередь свою,
Видна, я, бедной мальчишка, не угодил свожу отцу.

В музее Сергиева Пасада хранится аналогичное донце Полякова 1881 года с баталией «Сражение под Ординопольем» (Адрианополем). Любимым сюжетом мастера было также изображение шеренги солдат, перед которыми на белом коне красуется офицер. На укладке, которая хранилась у дочери Полякова в Хлебаихе, роспись включала стихотворный текст:

Стоит ротика солдатов.
Перед ротой капитан хорошо маршировал,
Перед ротой развернулся,
Слово ласково сказал.

Исполнял Поляков и чаепития разнаряженной компании за самоваром. Стиль этого мастера отличался лиричностью и изяществом.

Г.Л.Поляков был последним крупным мастером Хлебаихи, которая в 1880-е годы уступает свое первенство другим деревням.

Центром росписи в это время становится Косково.

Особняком среди городецких живописцев стоит косковский мастер Игнатий Клементьевич Лебедев (1803-1943), у которого училось три поколения художников – его ровесники, их сыновья и внуки.

hello_html_5655e08c.jpg

Ровесники учились, потому что считали Лебедева “профессионалом”– он дружил с переписчиком старинных книг И.Г.Блиновым и мог скопировать рукопись вместе с миниатюрами, подновить икону.

Сын его Конон Игнатьевич рассказывал о том, что отец был требователен к своему ремеслу, считал его искусством, за неделю расписывал не более десятка донец (а были художники, расписывавшие на продажу до 20 донец в день), и охотно помогал другим мастерам, делал для них “образцы”. Стиль И.К.Лебедева, тонкий и графичный, сложился под влиянием миниатюры древних книг и поздней иконы.

Любимый мотив этого художника – сценка в типично мещанском интерьере, разделённом парадной лестницей на два этажа. В его росписях всё сугубо городское – зальце с высокими стройными колоннами, “венецианскими” окнами в обрамлении занавесей и паркетным полом, мягкая мебель – диван, стулья на точёных ножках, обитые бахромой, а в центре – непременно круглый красного дерева стол.

Стол накрыт богато: рядом с огромным самоваром – графинчики, штофы, рюмочки, фарфоровые чашечки. И обитатели дома – городские щёголи и щеголихи.

Мужчины – статные, в модных укороченных сюртуках, с золотыми цепочками, в узких брючках, остроносых штиблетах. Дамы – в платьях с глубоким декольте, высокие причёски перевиты нитями жемчуга.

Художник делает попытку передать объём предметов и перспективу пространства, как в поздней, XIX века, иконе.

Зато в творчестве другого косковского мастера Фёдора Семёновича Красноярова (1861-1943) получают развитие смелые живописные кистевые приёмы. Талантливый, энергичный, научившийся грамоте самостоятельно и прошедший в армии путь от солдата до унтер-офицера, Фёдор Семёнович пользовался особым доверием односельчан, которые не раз выбирали его старостой. Происходил он из семьи потомственных резчиков.

В Коскове с этой семьей связана легенда о зарождении искусства резьбы и инкрустации донец.

Его композиции полны движения. Всадник скачет во весь опор, ноги коня распластаны в воздухе, яростно лает бегущая рядом собака. Силуэт коня динамичен и выразителен. Энергичные ритмы чёрных, оранжевых, ярко-синих пятен цвета заставляют вспомнить колорит раскрашенных резных донец

Живописная” манера утвердилась в городецкой росписи не сразу. Оригинальное соединение живописных и графических приёмов характерно для искусства Василия Клементьевича Лебедева (1859-1928). Графические приёмы перенял он от брата Игнатия, по, видимо, испытал и влияние темпераментной манеры Красноярова, с которым был дружен. Как и Краснояров, он часто пишет всадников, но решает этот мотив по-своему, помещая рядом со всадником всадницу в декольтированном платье.

Рубеж 1880-1890-х годов – время сложения приёмов городецкой росписи в стройную систему, с явным подчинением графического начала живописному. В эти годы заявил о себе ещё один центр росписи – деревня Курцево, выдвинувшая своих талантливых мастеров, среди которых одним из лучших считался Василий Карпович Смирнов (1864-1939). Он был автором многофигурных “застолий”, но особенно славились его донца с геральдическими всадниками возле пышного куста крупных многолепестковых роз, в изображении которых со Смирновым никто не мог сравниться.

Смирнов – подлинный живописец. Живописная форма теперь, создаётся путём наложения нескольких слоев, краски. В изображении роз, например, можно насчитать 3-4 слоя: тёмно-розовый – “подстилающий”, затем более густой – ярко-розовый, переходящий в нежно-золотистый, и, наконец, “оживляющие” форму и придающие ей объёмность – сочные белильные мазки.

К началу 90-х годов в городецкой росписи уже установился круг сюжетов (всадники, парочки, застолья) и были выработаны типы композиций, пригодных для массового тиражирования. Промысел растёт, мастерские расширяются, рядом с опытными мастерами трудятся их родственники, дети, наёмные работники. Одни растирают краски, грунтуют донца и закрашивают фон, другие раскладывают основные пятна цвета, третьи прорисовывают детали.

На производстве нехитрой дешевой утвари – детских стульчиков, каталок, мочесников – специализировались мастерские Крюковых в деревнях Савино и Репино. Здесь тон задавал Егор Тихонович Крюков (1870-1925). Мотивы его росписей просты: дама у окна, “кавалер”, сидящий картинно облокотившись о край стола. На сиденье стульчика изображался кот, конь или пароход.

Манера письма броска и лаконична: сочное, смаху положенное красочное пятно быстро прорисовано штрихами белил с нажимом, подчёркивающим форму. Удивительно умение мастера немногими средствами создавать впечатление праздничности, нарядности; фигурка человека или коня окружается цветами, каждый из которых образован несколькими энергичными мазками, по краям пущен орнамент.–Художнический род Крюковых был многочисленным. В конце XIX- начале XX веков пять братьев – Иван, Василий, Сергей, Андрей и Максим – расписывали донца. Своё ремесло они передали детям. “Крюковский” стиль лучше всего, пожалуй, сохраняют донца Дмитрия Ивановиа (1897-1966), жившего в деревне Косково.

В созданных им в 1910-е годы композициях с “предстоящими” парочками мы ощущаем веяние новой эпохи: персонажи одеты проще – на женщинах кофта с баской и юбка “колоколом”, на мужчинах – вышитая косоворотка, брюки и картуз. Вместо благородных роз на фоне появляются мелкие, пёстрые, словно бумажные, цветочки. Конь или птица, помещаемые обычно в нижней части донца, лишаются былого изящества. Эту грубоватость изображения художник как бы стремится “компенсировать” обилием декоративных деталей. На фоне появляются занавеси, картины, зеркала, церковки, волюты (волюта – деталь архитектурного декора в виде завитка), гирлянды цветов, исполненные бойкой кистью.

hello_html_m1cd5a206.jpg

Теперь мастер предпочитает кричаще яркие цвета.

В этих условиях живопись разных мастерских и отдельных их представителей сохраняет свои отличительные особенности – в характере фигур человека, коня и птицы, в деталях костюма и декорации, в колорите..

В то же время композиции Ивана Александровича Сундукова (родился в 1889 г.) с их строгим рисунком фигур, чёткой организацией декоративного обрамления (волют, часов, занавеса) трудно спутать с донцами его отца Александра Фёдоровича (1858-1928), где силуэты приземистых фигур, с характерным изломом в талии, имеют мягкие, расплывчатые очертания, а фон сплошь, как ковёр, заполнен букетами цветов.

Многочисленная продукция Крюковых и Сундуковых расходилась быстро и широко бытовала в Нижегородской, Костромской и Владимирской губерниях, где их обнаруживали экспедиции различных музеев.

hello_html_m5266d238.jpgВо многих музеях страны хранятся также образцы одарённого и плодовитого художника Игнатия Андреевича Мазина (1875-1941). В детстве, будучи приёмышем в семье курцевских мастеров Коноваловых, он прошёл хорошую школу – сначала у Варвары Сидоровны Коноваловой, а затем у знаменитого И.К.Лебедева. Наиболее интересные поиски Мазина связаны были с трудным для городецкого искусства периодом начала XX века, когда спрос на прялки резко сократился. Чтобы заинтересовать покупателя, мастера вводили новые сюжеты, стремились к занимательности. Те, кому не по плечу были сложные творческие задачи, оставляли промысел, так как он становился невыгодным.

А донца Игнатия Мазина раскупались мгновенно. По воспоминаниям сына его Василия, «больше часу на базаре с дёнцами не стояли». Привлекали эти донца разнообразием сюжетов, их занятной интерпретацией, чувством юмора, праздничностью, обилием верно подмеченных жанровых деталей, богатой и тонкой живописью.

Мазин писал сцены гулянья с гармонистом, свадебного сговора и смотрин, свадебного пира и катанья на санях после венца. Он иллюстрировал народные песни «По улице мостовой», «Серёжа-пастушок» и другие, часто сопровождал изображение прибаутками.

Так, на донце Русского музея мы видим, каксергач-поводырь, представляя деревенской публике своего медведя, обращается к нему: «Ну-ко, Михайло Иваныч, тёща про зятя блины пекла, куды помазок дела?»

В его росписях появляется пейзаж, усложняется интерьер, позы персонажей не каноничны, а разнообразны и подвижны, превосходно изображение натюрморта на праздничном столе.

hello_html_6017a1db.jpg

В 1930-е годы получила широкое применение форма декоративного панно, когда энтузиасты росписи Ф.С.Краснояров, П.Д.Колесов, М.Д.Ретичев, И.А.Мазин с учениками объединились сначала в мастерской И.К.Лебедева, а затем в курцевской артели кустарей.



В созданных ими панно на деревянных пластинах мы видим наполнение традиционных образов новым содержанием: лихие всадники – это кавалеристы в будёновках, нарядное зальце с колонками – это изба-читальня, черты советского быта воплощены в свадебных застольях.

Появились и новые темы. Мазин, например, создаёт свою “автобиографическую” серию. Радостное настроение передал Мазин и в композиции «Украшение пионерами школы к празднику Первого мая». Поэтично изображение сбора плодов в колхозном саду и овощей на огороде Ф.С.Краснояровым, полны юмора его сценки, представляющие кормление животных на скотном дворе, пёстрых курочек с красавцем петухом и важных индюков на птицеферме.

Сегодня художники городецкого промысла после многолетних экспериментов в области орнамента вновь обращаются к сюжетной живописи, дающей возможность для наиболее полного проявления творческой индивидуальности.

3. Элементы, сюжеты и приемы городецкой росписи.
В начале обучения очень важно научиться правильно держать кисть. Она должна находиться в строго вертикальном положении относительно работы (рис. 1). Локоть фиксируется, а кисть руки полностью свободна дли выполнения неразрывных пластичных мазков, как на гладких плоскостях, так и на сферических или цилиндрических поверхностях. В процессе работы можно опираться на оттопыренный мизинец, слегка касаясь им изделия.

hello_html_m66ec9f16.pngРис.1

В росписи по дереву значительное место занимает орнамент.

Орнамент — это живописное, графическое или скульптурное украшение из сочетания геометрических, растительных или животных элементов.

Основные элементы Городецкой росписи — это круги, скобки, точки, капли, дуги, штрихи, спирали (рис. 1).
Осваивая роспись живописного типа, к которой относится и Городецкая, надо помнить, что ее выполняют без предварительного нанесения контура рисунка. 
Городецкая роспись выполняется в три этапа. 
Первый — подмалевка, т.е. круговое движение кистью, нанесение одного цветового пятна.

Подмалевка выполняется широкой плоской кистью — флейц или беличья № 3. Главное при этом — научиться брать нужное количество краски на кисть. Если краски окажется мало, то подмалевка получится бледной, невыразительной; если много — то при высыхании краска начнет отслаиваться.

Второй этап — теневка (или оттенок), т.е. нанесение скобки.

Чтобы правильно нарисовать скобку, вначале надо лишь слегка прикоснуться к бумаге кончиком кисти и провести тонкую линию; к середине сильно нажать на кисть, а завершить скобку опять тонкой линией.

Следить за тем, чтобы кисть была перпендикулярна листу бумаги.
Третий этап — оживка (или разживка), т.е. тонкая разделка орнаментальных форм белилами. Оживки всегда наносят на однотонные силуэты, что придает им некоторую объемность.
Осваивать Городецкую роспись начинают с написания цветов, которые изображают в основном в круге. Городецкие цветы отличаются разнообразием по цвету и форме.

Цветы в городецкой росписи — символ здоровья и процветания.
Бутоны— разновидность городецких цветов. Вначале наносят основное цветовое пятно (подмалевку) круговым движением кистью. Затем приступают к детальной разработке орнамента (теневке).

Необходимо помнить, что бутоны всегда по размеру небольшие.

В конце белилами наносят оживки.

Купавка (рис. 2) — самый распространенный цветок в городецком орнаменте. Подмалевка у нее по размеру больше, чем у бутона.

Завершающий этап росписи — оживка выполняется, как правило, белилами.

Розан (рис. 9) отражает главные признаки цветка, т.е. имеет лепестки и ярко выраженный центр. Силуэт в форме круга. По размеру может быть больше купавки.

Роза (рис. 2) самый сложный цветок. Роспись начинают с подмалевки — основного объема цветка-круга, к нему пририсовывают внизу центральный округлый лепесток, за ним по кругу располагают лепестки помельче до самой сердцевины, занимающей центр верхней части цветка. 

hello_html_m51f1961a.pngРис.2


 Края лепестков можно обвести той же краской, что и сердцевину.
Самое трудное в розе, это оживка.

Городецкие листья (рис. 3) очень разнообразны по форме, размеру и

Расцветке.

hello_html_m144f3e18.pngРис.3.

Они почти всегда расположены группами из пяти, трех или двух листьев.

Простой городецкий лист изображают в виде тыквенного семечка. Более сложный пишут так: проводят кистью плавную дугу и соединяют кривой линией, следя за тем, чтобы лист с одного конца оставался широким.

Листья всегда широки, округлы и растопырены.
Листья изображаются в два приема: с подмалевкой и оживкой.

Городецкая птица (рис. 4) является символом семейного счастья.

hello_html_19f21e11.png

Рис.4

Птиц изображают в различных вариантах: это и гордый павлин, и насупленный индюк, и задиристый петух, и сказочная птица.

Городецкий конь (рис. 5) — символ богатства. В основном он черного цвета, с маленькой головкой на круто изогнутой шее и аккуратно причесанной гривой.

hello_html_m1b9b8f65.pnghello_html_445682fa.png

Рис. 5.




4. Занятия с детьми.

Рекомендуемый возраст детей – третий класс, но как внеклассное мероприятие может с успехом проводиться с разными возрастами детей

Занятия росписью позволяют не только расширить детский кругозор; эти занятия как нельзя лучше способствуют развитию глазомера, ориентации в плоскости листа, учатся видеть целое, чувствовать ритм и симметрию, дают знания о закономерностях построения орнамента и узора.

В движении участвуют разные части рук (пальцы, кисть, рука до локтя), а это значит, что именно на уроках по художественной росписи имеется возможность для тренировки малых групп мышц руки, что потом благотворно скажется не только на почерке, но и на способности ребенка выполнять сложную ручную работу.

4.1. Знакомство с техникой выполнения городецкой росписи.

Городецкие мастера украшали свои рисунки по-особому. Секрет успешного выполнения городецкой росписи - в строгом соблюдении порядка операций и наложении цвета.

Объекты росписи - просушенные деревянные предметы быта (декоративные разделочные доски, тарелочки, лопатки и т. д.).

Материалы: составленные заранее колера темперных (т.е. клеевых) красок консистенции жидкой сметаны.

Можно использовать гуашь с добавлением клея ПВА. Желательно применение основных цветов (желтый, красный, синий), зеленого и обязательных черного и белого.

Из каждого применяемого основного цвета готовится два колера: один разбеленый,  другой более темный, насыщенный.

Инструмент - мягкие круглые кисти (колонок, белка или синтетика) трех размеров: тонкая (№1-3), средняя (№4-5), широкая(№8-12). При работе с темперой необходимо следить, чтобы кисти не засыхали.


Порядок выполнения росписи:

а) На выбранной для росписи разделочной доске или поверхности другого предмета тонкими линиями карандашом намечается композиция будущего узора. Главное - наметить расположение и размеры основных, самых ярких пятен - например, цветов. Это узлы композиции. Средние детали - нераспустившиеся бутоны - связывают крупные детали между собой; мелкие – веточки, листочки - дополняют тему и мало влияют на общую композицию.

б) В узлах композиции широкой кистью наносятся, как правило, пятна правильной круглой формы - основа цветка. Фоном для росписи может служить чистое дерево.

в) По верх светлых пятен наносятся тонкие мазки вторым, более темным колером того же оттенка, например, синим по голубому – обводка.

Контур обводки – рисующий, изображает контуры лепестков цветка. На этом же этапе между узловыми элементами изображаются листочки, форму которых получают двумя-тремя мазками кисти.

г) Заключительный этап росписи - нанесение черной и белой краской штрихов и точек. Этот прием называется «оживкой» и придает работе законченный вид. Выполняется самой тонкой кистью.

д) После высыхания темперы изделие можно покрыть бесцветным лаком.

4.2. Содержание занятий.

УРОК 1.

История промысла. Замысел композиции. Разметка росписи.

Материалы:

  1. Деревянные изделия - дощечки, блюдечки или лопатки.
    2. Простой карандаш.
    3. Листочки бумаги, вырезанные по форме дощечек для апробирования.


Произведения искусства:

1. Цветные репродукции старинных предметов быта, декорированных мастерами Городца.
2. Оригиналы городецких досок (можно сделанных преподавателем).

Методические пособия:

1. Плакат-схема построения композиций мотива узора.
2. Плакат-схема построения цветка купавки, розана, ромашки и т.д.

Разработка занятия:

1. Беседа о городецкой росписи или показ фильма.

Показывая детям замечательные произведения городецких мастеров, учитель ведет рассказ издалека, путешествуя с детьми в далекое прошлое, в старину. Уместным будет сопоставление декоративной росписи с живописной картиной. Чем они отличаются и почему?

Указать на упорядоченное изображение элементов узора, обратить внимание на четкие очертания (почти геометрические) бутонов и листьев.

2. Первая проба.

После объяснения схемы расположения элементов узора предложить учащимся самостоятельно выполнить рисунок-схему на листке-пробнике.

3. Замысел декоративной композиции.

Учитель рассказывает сказку о приключениях сказочных цветов на поляне. Предлагает закончить сказку детям. Обсуждает сюжеты будущих композиций .

4. Разметка рисунка на деревянной доске.

Ученики с помощью простого карандаша переносят задуманную композицию в виде схемы на доску.




УРОК 2.

Выполнение узоров цветом. Организация детской ярмарки.

Материалы:

1. Темперные краски (4-6 цветов).
2. Кисти :широкая, средняя, тонкая.
3. Листы бумаги для пробы.
4. Тряпочки.
5. Стаканчики с водой.

Произведения искусства:

1. Цветные репродукции старинных и современных предметов быта, декорированных городецкой росписью.
2. Оригиналы городецких досок (могут быть выполнены преподавателем).

Методические пособия:

Плакат-схема цветового поэтапного решения росписи.

Разработка занятия.

1. Краткая беседа о цвете в городецкой росписи.

В начале беседы целесообразно упомянуть о темперных красках, как самых древних.

Обратить внимание детей на количество и состав колеров (т.е. готовых красочных смесей). Узоры состоят из темных и светлых оттенков одного и того же цвета. Рассказать об особых поэтапных приемах росписи и равномерном покрытии краской каждого элемента.

2. Вторая проба.

Все элементы композиции покрываются первым слоем краски (светлого тона). Розаны - розовые кружки, купавки – голубые, ромашки - желтые и т. д.




3. Роспись деревянной доски.

Дети выполняют работу, выбирая цвет колера в соответствии со своим замыслом. Учитель наблюдает за соблюдением последовательности выполнения этапов раскрашивания.

4. Ярмарка детских работ.

По окончании росписи изделия выставляются на доску или на специальный стенд. Заключительная часть урока проводится в виде игры. Выбираются продавцы и покупатели. Продавец должен расхвалить свой товар, рассказывая при этом об особенностях городецкой росписи. Покупатель сомневается в подлинности вещи и задает продавцу вопросы. Самый красноречивый продавец и самый знающий покупатель награждаются изделиями с ярмарки.

Анализ детских работ.

Анализ результатов детских работ будет проводиться по трем направлениям:

1. Уровень овладения приемами декоративной росписи;
2. Выразительность придуманной композиции;
3. Аккуратность в выполнении работы.

Обсуждение с детьми лучших работ на следующем уроке не требуется, если заключительная часть урока (ярмарка) была проведена удачно.

Я убеждена, что детей следует как можно раньше приобщать к народной культуре. Овладевая специальными знаниями и особенно умениями, школьники с увлечением включаются в изготовление предметов декоративно-прикладного искусства.

Это благоприятно сказывается на их общем художественном развитии, формировании творческого начала, приучает к старательному, добросовестному труду. 

Конечно, на уроках школьники не смогут с достаточной полнотой овладеть изучаемыми народными ремеслами, да этого и не требуется.

Задача учителя состоит в том, чтобы познакомить ребят с историей развития того или иного художественного промысла, пробудить интерес к народному искусству, подарить радость творчества, научить работать.

Традиции сюжетной городецкой живописи сохраняют и продолжают развивать на фабрике "Городецкая роспись". Современные художники расписывают более 50 наименований изделий: декоративные панно, ларцы, шкатулки, кухонные шкафчики, полочки, разделочные доски, хлебницы, солонки, наборы подставок, а также игрушки, детскую мебель.

Среди художников есть лауреаты премии им. И.Е. Репина.

Их работы продолжают дивить мир. радовать своей красотой и узорочьем, утверждая удивительную жизненность древнего и вечно молодого искусства.



Литература:

1. Барышников А.А. Основы композиции. М., 1951.

  1. Богуславская И.Я. Добрых рук мастерство. Ленинград, 1976.

  2. Бородулин В.А. Художественная обработка дерева. М., 1986.

  3. Горячев В.А. Городец. М., 1993.

  4. Жегалова С.К. Русская народная живопись. М., 1984.

  5. Журавлева Л. С. Резное и расписное дерево. М., 1985.

  6. Коновалов А.Е. Городецкая роспись. Горький, 1988.

  7. Махмутова Х.И. Роспись по дереву. М., 1987.

  8. Плюхин В.У. Творчество у истоков граж¬данственности. М., 1999.




















hello_html_7bf54c16.png



hello_html_m4dfc76b.png

hello_html_b29fbde.png

hello_html_m33ff8581.png

hello_html_m5d01416b.png

hello_html_m7a1d9b03.png

hello_html_630fb520.png

hello_html_m1b9b8f65.png

hello_html_77072005.png



hello_html_m6784ef4a.png

hello_html_m1b27202b.png

hello_html_m4dfc76b.png

hello_html_m6354791d.png



hello_html_58d09681.png

37



История развития художественого промысла в Городце
  • ИЗО, МХК
Описание:


Известно, что коллективность – существенная черта народного изобразительного искусства. В то же время каждое его произведение неповторимо и несёт на себе отпечаток личности создавшего его человека.


В деревнях Хлебаиха, Курцево, Косково, Репино, Савино, где развивался промысел, расписывали и другую крестьянскую утварь: лубяные коробки для пряжи , лукошки, дуги, детские стульчики, но именно благодаря прялкам городецкая роспись снискала славу и популярность.


Искусство городецких мастеров это «самобытнейшая крестьянская живопись»,  высшее достижение народного творчества.


Городецкая живопись – уникальное в своём роде явление, в котором ярко обнаружилась тяга крестьян к творчеству, отвечающему прежде всего духовным запросам. Любопытно, что во второй половине XIX века, когда домашнее ткачество в крестьянском обиходе всё активнее вытесняют фабричные ткани и прялка теряет свою прежнюю роль, мастер пытается заинтересовать покупателя донец затейливой, современной по содержанию и красочной картинкой, хотя такая картинка на сиденье донца, казалось бы, функционально не оправдана.


Более того, возникает особая категория донец – заказных, расписанных с особым старанием. Их и вовсе не употребляют для работы, к ним относятся только как к картине, украшению избы, бережно сохраняемому всю жизнь, дорогому подарку невесте, жене или дочерям.


Почему же именно вблизи волжского Городца возникло это необыкновенное искусство и кто были его создатели?


Своеобразная народная жанровая “картина” на прялочных донцах с её характерными “городскими” сюжетами обязана своим происхождением не только богатым художественным традициям этого края. В известной степени она продукт своего времени, результат городского влияния на быт и искусство деревни. Это влияние особенно ощущалось в промышленных районах Поволжья, и в частности в Балахнинском уезде, где крестьяне оказались больше связанными с ремёслами, судостроением, торговлей, чем с землёй.


По свидетельству земского деятеля А.Карпова, исследовавшего Балахнинский уезд в 1870-80-е годы, жители этого уезда отличались трудолюбием, предприимчивостью и грамотностью, характерной для старообрядческого населения, здесь преобладавшего. Среди них было много зажиточных, одевавшихся по-городскому, чей жизненный уклад приближался к мещанскому.


К своего рода деревенской “аристократии” принадлежали и ведущие мастера городецкого промысла. Рассказы односельчан рисуют нам их как людей с достаточно широким кругозором, у которых в доме можно было найти книжку и газету, часто занимавших у себя в деревне почётное положение старосты. Они не только в совершенстве владели своим ремеслом, но могли переписать старинную рукопись, подновить икону и фреску в церкви. Сбывая свою продукцию на Нижегородской ярмарке, мастера-крестьяне имели возможность приобщаться к городской культуре и познакомиться с профессиональной живописью, т.к. художественные выставки были доступны для всех сословий.


Коллективом деревенских живописцев был установлен круг тем и отработаны приёмы исполнения, всё же в рамках этих общепринятых “канонов” лучшие художники всегда обнаруживали и свою самостоятельность: у них были любимые сюжеты и орнаментальные мотивы, по-разному писали они фигурки людей, варьировали детали, колористические решения.


Вокруг этих “запевал” промысла группировались ученики, часто члены семьи. Формировались семейные мастерские и, соперничая друг с другом, вырабатывали свой собственный стиль. Произведения городецкой живописи  хранятся в музеях Нижнего Новгорода и области, Москвы,  Сергиева  Пасада, С. Петербурга, Костромы, Ярославля.


Имена ведущих художников можно узнать благодаря подписным донцам, которых оказалось очень немного, и подписным и датированным декоративным панно 1930-х годов, собранным в музеях Городца, Семёнова, Загорска. Уникальной коллекцией таких расписных досок обладает Горьковский историко-архитектурный музей-заповедник. Среди мастеров, выполнивших эти панно, были и старики – Ф.С.Краснояров, И.К.Лебедев, проработавшие на промысле полвека и больше, почти от самого его основания.


Автор Моисеева Галина Николаевна
Дата добавления 05.01.2015
Раздел ИЗО, МХК
Подраздел
Просмотров 1147
Номер материала 34340
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓