Главная / История / Исследовательская работа ученика 10 класса

Исследовательская работа ученика 10 класса

50 областная заочная конференция научного общества учащихся

«Интеллектуалы XXI века»













Карибский кризис глазами участника событий

Исторические науки (история)









Автор: Кручинин Дмитрий Алексеевич МБОУ «СОШ №2», 9 класс

Г. Верхний Уфалей Научный руководитель:

Самсонова Елена Александровна учитель истории

МБОУ «СОШ №2» высшей

квалификационной категории











Верхний Уфалей

2013 год

Оглавление

Введение__________________________________________________ 2

1.История вопроса в литературе_______________________________3

2.Карибский кризис. Описание событий________________________3

2.1. Общая характеристика событий_______________________3-4

2.2. Решение о размещении советских ракет на Кубе.________4

2.3. Операция «Анадырь»________________________________4-5

2.4. Реакция США на размещение советских ракет___________6-7

2.5. Начало урегулирования конфликта_____________________8

2.6. Чёрная суббота______________________________________9-10

2.7. Итоги и историческое значение________________________11-12

3. Воспоминания Кручинина Николая Григорьевича участника кубинских событий_____________________________________________________13-15

Заключение__________________________________________________15-16

Список литературы и источников________________________________17-18

Приложения

























Введение

"Мои соотечественники. С тяжелым сердцем и во исполнение присяги, я отдал приказ ВВС США начать военные действия с применением обычного оружия, чтобы стереть с лица земли ядерные ракеты, размещенные на Кубе".[1] После этого заявления президента США Джона Кеннеди в октябре 1962 года могла начаться третья мировая ядерная война. В те часы мир реально оказался на грани – Америка была готова ударить по Кубе, а СССР ответить в Европе, направив танковые армии через Германию и Францию к Ла Маншу. О тех, почти былинных годах сегодня вспоминают не часто. Но факт остается фактом – Карибский кризис в России даже не заслужил телесериала. Потому и стоит обратиться к тем событиям. Формат работы не позволяет написать слишком много, а ведь материалов сейчас огромное количество. Сейчас рассекреченные документы времен Карибского кризиса показывают, как близок был мир к Армагеддону. Прошло ровно полвека, а рядом с нами живут люди, которые были участниками этих событий. Мой дед Кручинин Николай Григорьевич, проходивший срочную службу на Черноморском флоте, 22 октября 1962 года был отправлен на Кубу и служил там до окончания конфликта. Он рассказывает своим детям и внукам об этом периоде своей жизни как о наиболее ярком и значительном. Проблема, которую я рассматриваю в своей работе оценка вышеназванных событий их очевидцами и участниками. Гипотеза: советские военнослужащие участники кубинских событий осени 1962 года небыли полностью осведомлены о содержании и масштабах конфликта. Цель – определить насколько представление рядовых участников о масштабах конфликта и степени его опасности совпадало с реальностью. Объектом исследования являются воспоминания моего деда, предметом – его представление и субъективная оценка данных событий. Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:1. Изучить научную и популярную литературу о Карибском кризисе. 2. Познакомиться с воспоминаниями участников событий. 3. Сравнить эти воспоминания с воспоминаниями моего деда Кручинина Николая Григорьевича, систематизировать материалы его архива. 4. Написать статью в школьную газету и для размещения в интернете. 5. Составить электронный альбом фотографий и комментарии к ним, подготовить презентацию. Методы исследования: анализ литературы, анализ и сравнение фотодокументов, интервью.

1.История вопроса в литературе

Литература по данной теме представлена научными работами, мемуарами, публицистическими произведениями. Я познакомился с различными источниками. Большинство из них посвящены проблемам холодной войны в целом. По названной теме мне удалось найти следующие монографии: Александр Фурсенко, Тимоти Нафтали "Адская игра. Секретная история Карибского кризиса 1958-1964", Микоян С. А." Анатомия Карибского кризиса", Лавренов С.А., Попов И.М. "Советский Союз в локальных войнах и конфликтах", Окороков А. В. "СССР в борьбе за мировое господство". В этих работах с различной степенью подробности рассматриваются события осени 1962 года, их предпосылки, причины, последствия. Анализируются различные документы. Определяется место этих событий в истории стран - участниц конфликта и мировой истории. Общая оценка этих событий однозначна, но подходы к рассмотрению событий разные. События анализируют с позиций политиков, дипломатов, представляются альтернативные оценки действий Кеннеди и Хрущёва, поднимается вопрос о роли военных, журналистов, о роли «народной дипломатии» в разрешении конфликта. В связи с пятидесятилетием этих событий в различных газетах и журналах можно найти множество статей о Карибском кризисе, среди которых «Карибским кризис. Факты и современность» Екатерины Григорьевой, «Карибский кризис. Взгляд с высоты полувека» Николая Сологубовского и др. Среди мемуаров и воспоминаний хочу выделить книгу «Операция "Анадырь": Факты. Воспоминания. Документы» авторского коллектива: под руководством Дмитриева А.А. В книге Владимир Сядро. 250 знаменитых загадок истории XX века» представлена альтернативная версия трактовки событий Карибского кризиса. Наибольший интерес для меня представляли воспоминания участников событий. Я сопоставлял их с воспоминаниями моего деда.

2. Карибский кризис. Описание событий

2.1.Общая характеристика событий

Кари́бский кризис — чрезвычайно напряжённое противостояние между Советским Союзом и Соединёнными Штатами относительно размещения Советским Союзом ядерных ракет на Кубе в октябре 1962. Кубинцы называют его «Октябрьским кризисом» в США распространено название «Кубинский ракетный кризис». Согласно официальной советской версии, кризис вызвало, и ему предшествовало, размещение в 1961 году Соединёнными Штатами в Турции ракет средней дальности «Юпитер», напрямую угрожавших городам в западной части Советского Союза, доставая до Москвы и основных промышленных центров. В ответ в качестве адекватной меры на Кубе были размещены советские ракеты средней дальности Р-12.

Кризис начался 14 октября 1962 года, когда самолёт-разведчик U-2 ВВС США в ходе одного из регулярных облётов Кубы обнаружил в окрестностях деревни Сан-Кристобаль советские ракеты средней дальности Р-12. 22 октября Кеннеди выступил с обращением к народу, объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия». Был введён «карантин» (блокада) Кубы.

Президент Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу демонтировать установленные ракеты и развернуть всё ещё направлявшиеся к Кубе корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро (иногда указывается, что Кеннеди также предложил вывести американские ракеты из Турции, но данное требование исходило от советского руководства). Председатель Совета Министров СССР и первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв согласился, и 28 октября начался демонтаж ракет. Последняя советская ракета покинула Кубу через несколько недель, и 20 ноября блокада Кубы была снята.

Карибский кризис продолжался 13 дней. Он имел чрезвычайно важное психологическое и историческое значение. Человечество впервые в своей истории оказалось на грани самоуничтожения. Разрешение кризиса стало переломным моментом в Холодной войне и началом разрядки международной напряжённости.

2.2. Решение о размещении советских ракет на Кубе.

Глава Советского Союза Н. С. Хрущёв публично высказал своё возмущение фактом размещения ракет в Турции. Он считал эти ракеты личным оскорблением. Размещение ракет на Кубе — первый случай, когда советские ракеты покинули территорию СССР — считается непосредственным ответом Хрущёва на американские ракеты в Турции.

28 мая из Москвы в Гавану вылетела советская делегация в составе посла СССР Алексеева, главнокомандующего РВСН маршала Сергея Бирюзова, генерал-полковника Семена Павловича Иванова, а также Шарафа Рашидова. 29 мая они встретились с Раулем и Фиделем Кастро и изложили им предложение ЦК КПСС. Фидель попросил сутки на переговоры со своими ближайшими соратниками. Известно, что 30 мая у него состоялся разговор с Эрнесто Че Геварой, однако о сущности этого разговора до сих пор ничего не известно. В тот же день Кастро дал положительный ответ советским делегатам. Было решено, что Рауль Кастро в июле посетит Москву для уточнения всех деталей.

Предполагалось направить на Остров Свободы группу советских войск, которая должна сконцентрироваться вокруг пяти подразделений ядерных ракет. Помимо ракет в состав группы входили также 1 вертолётный полк Ми-4, 4 мотострелковых полка, два танковых батальона, эскадрилья МиГ-21, 42 лёгких бомбардировщика Ил-28, 2 подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками 12 Кт с радиусом действия 160 км, несколько батарей зенитных орудий, а также 12 установок С-75 (144 ракеты). Каждый мотострелковый полк насчитывал 2500 человек, танковые батальоны оснащались новейшими танками Т-55. Стоит отметить, что Группа советских войск на Кубе (ГСВК) стала первой в истории СССР армейской группировкой, в состав которой вошли баллистические ракеты

Кроме того, на Кубу направлялась и внушительная группировка ВМФ. Всего на остров планировалось отправить 50 874 военнослужащих. Позже, 7 июля Хрущёв принял решение назначить командующим группировкой Иссу Плиева

2.3.Операция «Анадырь»

К июню 1962 Генеральный штаб уже разработал операцию прикрытия под кодовым названием «Анадырь». Планировал и руководил операцией маршал СССР И. Х. Баграмян. По мнению составителей плана, это должно было ввести американцев в заблуждение в отношении места назначения грузов. Всем советским военнослужащим, техническому персоналу и другим сопровождавшим «груз» также говорили, что они направляются на Чукотку. Для пущей достоверности к портам приходили целые вагоны шуб и дублёнок. Но, несмотря на такое масштабное прикрытие, у операции был один существенный изъян: невозможно было скрыть ракеты от регулярно облетающих Кубу американских самолётов-разведчиков U-2. Таким образом, план заранее разрабатывался с учётом того, что американцы обнаружат советские ракеты до того, как все они будут смонтированы. Единственный выход, который сумели найти военные — разместить несколько зенитных батарей уже на Кубе в местах разгрузки.

Ракеты и прочую технику, а также личный состав доставили в шесть разных портов от Североморска до Севастополя. Для переброски войск выделили 85 кораблей. Ни один капитан перед отплытием не знал о содержимом трюмов, а также о пункте назначения. Каждому капитану вручили запечатанный пакет, который следовало вскрыть в море в присутствии замполита. В конвертах было предписание следовать на Кубу и избегать контакта с кораблями НАТО.

В начале августа на Кубу пришли первые корабли. Ночью 8 сентября в Гаване была разгружена первая партия баллистических ракет средней дальности, вторая партия прибыла 16 сентября. Штаб ГСВК расположился в Гаване. Дивизионы баллистических ракет развернули на западе острова — близ деревеньки Сан-Кристобаль и в центре Кубы — у порта Касильда. Основные войска были сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы — в сотне километров от Гуантанамо и военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 на Кубу доставили все 40 ракет и большую часть оборудования.

2.4. Реакция США на размещение советских ракет

Самолёт U-2 во время вылета в конце августа сфотографировал ряд строящихся позиций для зенитных ракет, но 4 сентября 1962 Кеннеди заявил перед Конгрессом, что на Кубе нет «наступательных» ракет. На самом же деле советские специалисты в это время уже строили девять позиций — шесть для Р-12 и три для Р-14 с дальностью 4000 км. До сентября 1962 самолеты ВВС США облетали Кубу дважды в месяц. С 5 сентября по 14 октября полёты были прекращены. С одной стороны из-за плохой погоды, с другой — Кеннеди запретил их из опасения эскалации конфликта в случае, если американский самолет будет сбит советской зенитной ракетой. Первый полёт состоялся 14 октября. Самолёт пересёк всю Кубу почти точно с юга на север, пролетая над городами Тако-Тако, Сан-Кристобаль, Бахиа-Хонда.

Получив фотографии, свидетельствующие о советских ракетных базах на Кубе, президент Кеннеди собрал особую группу советников на секретное совещание в Белом Доме. Эта группа из 14 человек, ставшая позднее известной как «Исполнительный комитет» состояла из членов Совета национальной безопасности США и нескольких специально приглашенных советников. Вскоре комитет предложил президенту три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести морскую блокаду острова.

Немедленный бомбовый удар был, отвергнут сразу же, так же как и обещавшее длительную задержку обращение в ООН. Реальными вариантами действий, рассматриваемыми комитетом, были только военные меры. Дипломатические, едва затронутые в первый день работы, были тут же и отвергнуты — ещё до того, как началось основное обсуждение. В итоге выбор свели к военно-морской блокаде и ультиматуму, либо к полномасштабному вторжению.

Начальник Объединённого комитета начальников штабов генерал Максвелл Тэйлор и глава Стратегического командования ВВС (SAC) генерал Кёртис Лемей (англ. Curtis LeMay) выступили с предложением начать вторжение. По их мнению, Советский Союз не решился бы на серьёзные контрмеры. В порядке подготовки к вторжению началась переброска войск во Флориду. Но так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», что приведет к эскалации конфликта. Поэтому по предложению министра обороны Роберта Макнамары было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы.

Решение о введении блокады было принято на итоговом голосовании вечером 20 октября: за блокаду проголосовали сам президент Кеннеди, госсекретарь Дин Раск, министр обороны Роберт Макнамара и специально вызванный для этого из Нью-Йорка посол США в ООН Эдлай Стивенсон.

Однако согласно международному праву блокада является актом войны. В то время, как ни размещение ракет в Турции, ни ответное размещение ракет на Кубе никаких соглашений не нарушало. Таким образом, США оказывались в роли стороны, развязавшей войну. В связи с этим при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введении блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (ОАГ). Опираясь на Пакт Рио, ОАГ единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин 24 октября с 10 утра по местному времени.

Между тем, к 19 октября, данные съемок U-2 показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому в дополнение к блокаде военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была переведена 1-я танковая дивизия и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности.

2.5. Начало урегулирования конфликта.

26 октября утром Никита Хрущёв в письме он предложил американцам вариант демонтажа установленных ракет и возвращения их в СССР. В обмен он требовал гарантий того, что «Соединенные Штаты не вторгнутся своими войсками на Кубу, и не будут поддерживать никакие другие силы, которые намеревались бы совершить вторжение на Кубу».[3] Закончил он письмо знаменитой фразой: «Нам с вами не следует сейчас тянуть за концы верёвки, на которой вы завязали узел войны».[3]

Письмо пришло в Белый дом в 10 часов утра. Ещё одно условие было передано в открытом обращении по радио утром 27 октября, призвавшем вывести американские ракеты из Турции в дополнение к требованиям, указанным в письме.

В пятницу, 26 октября, в 13-00 по вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера ABC News Джона Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин — резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Occidental. Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу.

Американское руководство ответило на это предложение, передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы «вторжение будет маловероятно».

2.6. Чёрная суббота

Тем временем в Гаване политическая обстановка накалилась до предела. Кастро стало известно о новой позиции Советского Союза, и он сразу же направился в советское посольство. Команданте решил написать Хрущёву письмо, чтобы подтолкнуть его к более решительным действиям. Ещё до того, как Кастро закончил письмо и отправил его в Кремль, глава резидентуры КГБ в Гаване известил Первого секретаря о сути послания Команданте: «По мнению Фиделя Кастро, интервенция почти неминуема и произойдёт в ближайшие 24-72 часа». Одновременно Малиновский получил донесение от командующего советскими войсками на Кубе генерала И. А. Плиева об усилившейся активности американской стратегической авиации в районе Карибского бассейна. Оба сообщения доставили в кабинет Хрущёва в Кремль в 12 дня в субботу, 27 октября.

В Москве было 5 часов вечера, когда на Кубе разбушевался тропический шторм. В одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен американский самолёт-разведчик U-2. Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб — никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолёт. По другим сведениям, приказ об уничтожении самолёта-разведчика мог быть отдан заместителем Плиева по ПВО генерал-лейтенантом авиации Степаном Гречко или командиром 27-й дивизии ПВО полковником Георгием Воронковым. Пуск был осуществлён в 10:22 по местному времени. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб. Примерно в это же время другой U-2 был почти перехвачен над Сибирью, так как генерал Кертис Лемэй, начальник штаба ВВС США, пренебрёг приказом президента США прекратить все полёты над советской территорией.

В ночь с 27 на 28 октября по заданию президента Роберт Кеннеди вновь встретился с советским послом в здании Министерства юстиции. Кеннеди поделился с Добрыниным опасениями президента о том, что «ситуация вот-вот выйдет из под контроля и грозит породить цепную реакцию». Роберт Кеннеди заявил, что его брат готов дать гарантии ненападения и скорейшего снятия блокады с Кубы. Добрынин спросил Кеннеди о ракетах в Турции. «Если в этом единственное препятствие к достижению упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей в решении вопроса», — ответил Кеннеди. На следующее утро в Кремль пришло сообщение от Кеннеди, где было указано:

«1) Вы согласитесь вывести свои системы вооружения с Кубы под соответствующим наблюдением представителей ООН, а также предпринять, с соблюдением соответствующих мер безопасности, шаги по остановке поставок таких же систем вооружения на Кубу.

2) Мы же, со своей стороны, согласимся — при условии создания с помощью ООН системы адекватных мер, обеспечивающих выполнение данных обязательств, — а) быстро отменить введённые в настоящий момент блокадные мероприятия и б) дать гарантии ненападения на Кубу. Я уверен, что и остальные государства Западного полушария будут готовы поступить подобным образом». [21]

Опасаясь всяких «неожиданностей» и срыва переговоров, Хрущёв запретил Плиеву использовать зенитное оружие против американских самолётов. Он также приказал вернуть на аэродромы все советские самолёты, патрулирующие Карибское море. Для пущей уверенности первое письмо было решено транслировать по радио, чтобы оно как можно скорее дошло до Вашингтона. За час до начала трансляции послания Никиты Хрущева Малиновский послал Плиеву приказ начать демонтаж стартовых площадок Р-12.

Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с территории Кубы заняли 3 недели. Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты, президент Кеннеди 20 ноября отдал приказ прекратить блокаду Кубы.

Через несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты «Юпитер».

2.7. Итоги и историческое значение

Мирное разрешение кризиса удовлетворило не всех. Смещение Хрущёва несколькими годами позже можно частично связать с раздражением в Политбюро ЦК КПСС относительно уступок Соединённым Штатам, сделанных Хрущёвым, и его неумелым лидерством, приведшим к кризису.

Коммунистическое руководство Кубы расценило компромисс как предательство со стороны Советского Союза, поскольку решение, положившее конец кризису, было принято исключительно Хрущёвым и Кеннеди.

Некоторые военачальники США также были недовольны результатом. Так командующий ВВС США генерал Лемей. назвал отказ от атаки Кубы «наихудшим поражением в нашей истории».

По окончании кризиса аналитики советских и американских спецслужб предложили установить между Вашингтоном и Москвой прямую телефонную линию (т. н. «красный телефон»), чтобы в случае кризисных ситуаций у лидеров сверхдержав была возможность немедленно связаться друг с другом, а не пользоваться телеграфом.

Кризис стал переломным моментом в ядерной гонке и «холодной войне». Было положено начало разрядки международной напряженности. В западных странах началось антивоенное движение, пик которого пришёлся на 1960-е — 1970-е годы. В СССР также стали раздаваться голоса, призывающие к ограничению гонки ядерных вооружений и усилению роли общества в принятии политических решений.

Невозможно однозначно утверждать, стало ли удаление ракет с Кубы победой или поражением Советского Союза. С одной стороны — план, задуманный Хрущёвым в мае 1962 года, не был доведён до конца, и советские ракеты уже не могли обеспечить безопасность Кубы. С другой — Хрущёв добился от руководства США гарантий ненападения на Кубу, которые, несмотря на опасения Кастро, были соблюдены и соблюдаются по сей день. Через несколько месяцев американские ракеты в Турции, по словам Хрущёва спровоцировавшие его на размещение оружия на Кубе, были так же демонтированы.

3. Воспоминания Кручинина Николая Григорьевича участника кубинских событий

3.1. Краткая биография

Кручинин Николай Григорьевич родился 19 декабря 1940 года в семье рабочего Верхнеуфалейского никелевого завода Кручинина Григория Петровича и его жены Прасковьи Степановны.

В 1948 году пошёл в школу, закончил 10 классов в 1958 году, пытался поступать в лётное училище, не поступил по состоянию здоровья ( подвело зрение)

5 сентября 1959 года был призван в армию, в Черноморский флот. 22 октября 1962 был отправлен на Кубу, где прослужил до 1 мая 1963 года. Вернулся в СССР, служил в Севастополе, был в командировке на Целине. В декабре 1963 года вернулся на родину, в город Верхний Уфалей, где и живёт до сих пор. Николай Григорьевич всю жизнь проработал на, на ОАО "Уфалейникель". Был аппаратчиком - гидрометаллургом, а затем мастером в кобальтовом цехе. Николай Григорьевич является Почётным металлургом. На протяжении всей жизни он всегда занимал активную жизненную позицию. Имеет двух дочерей и двух внуков

3.2. Служба в армии.

В 1959 году Николай Григорьевич был призван в армию из города Верхний Уфалей на Черноморский военный флот, в город Феодосию. В учебной части получил специальность моториста.

О дальнейшей службе Николай Григорьевич вспоминает так.

В 1962, во время службы, он был вызван на специальную комиссию. На вопрос членов комиссии о желании служить в ограниченном контингенте советских войск за границей, ответил согласием. Прошёл дополнительную медицинскую комиссию, во время которой были описаны особые приметы: родинки, шрамы и т.д.. На мандатной комиссии попросили расписаться в том, что согласие дано добровольно.

5 октября 1962 года в Севастополе началась погрузка на сухогруз "Солнечногорск": грузили технику в трюмы, там же были устроены нары для матросов. До Кубы шли 17 суток. На палубу матросам разрешали выходить только ночью и группами. Курс сухогруза оказался следующим: Дарданеллы – Босфор – Мраморное море – Средиземное море – Гибралтар – Бискайский залив – Атлантика. На вопрос о том, как узнали, что идёте на Кубу, Николай Григорьевич ответил, что никто им ни чего не говорил, они догадались сами. В то время в мире было два политических конфликта: в Индонезии и на Кубе. Как только моряки увидели, что проходят естественный маяк Этну, стало понятно, что курс на Кубу.

Корабль постоянно сопровождался натовскими самолётами, которые летали очень низко. В Атлантике чудом избежали досмотра натовскими военными: в ответ нам запрос, что везут, ответили - груз сельскохозяйственной техники для Бразилии. На палубе в это время стояли машины и краны в качестве декорации, так что им поверили и пропустили. У советских моряков была инструкция, как надо действовать в такой ситуации. Было приказано не допускать досмотра, проходить мимо, на сигналы не отвечать. После дед и его сослуживцы узнали, что у американцев была инструкция досматривать все советские корабли. В случае неповиновения - топить. Но им, можно сказать, повезло.

На момент прибытия корабля была объявлена экономическая блокада острова свободы, так что им пришлось пройти в сторону Бразилии, а потом уже с юга подойти к Кубе.

На семнадцатый день ночью пришли в порт Мариэль, утром была разгрузка. Отделение Кручинина Н.Г. отправили в Кебрачо - деревню, в которой раньше была резиденцией сына Батисты – бывшего правителя Кубы. Там находились казармы и укрепления.

Задача, стоящая перед их отделением, была выполнять гидрографические замеры бухт острова. Ранее существовавшие гидрографические карты морского дна были увезены с собой американцами после ухода с Кубы во время революции. Советские моряки оказывали помощь новому революционному руководству.

На Кубе действовало контрреволюционное движение Гусанос. Это проамериканские силы формировались во Флориде. Нападали на остров на быстроходных катерах, устраивали засады, поэтому русским морякам приходилось ездить с вооруженной охраной. Поскольку Николай Григорьевич был водителем, возил офицеров, приходилось испытать это на себе. Гусанос так же делали вылазки в открытое море и нападали на гражданские суда. Так было совершено нападение на сухогруз "Кузбасс": загнали команду пулемётным огнём в трюм корабля и заложили мину. Корабль, перевозивший сахар удалось спасти, команда не пострадала, но груз был подпорчен. Военнослужащим команды Кручинина Н.Г. повезло - они все вернулась домой.

Это был вооружённый конфликт, гражданская война. Там гибли люди, в том числе и наши советские моряки. На Кубе есть кладбище Чико, где они похоронены.

Советские солдаты сами охраняли базу, а кубинцы охраняли их.

Местные жители относились к нашим морякам хорошо, постоянно приглашали в гости, в семьи. Дед вспоминает, что несмотря на то что, они не знали испанского языка, а кубинцы - русского, способ понимать друг друга всегда находился.

Наших моряков в штатском выводили в город на экскурсии. Они побывали во многих замечательных местах, по долгу службы объездили почти весь остров, стали зрителями традиционного кубинского карнавал.

Несмотря на мирную обстановку на острове, над побережьем и прибрежными водами постоянно летали американские самолёты. Советским морякам было запрещено стрелять по ним, но кубинцы стреляли, но не попадали, так как не было навыка.

Приграничные воды Кубы составляют 3 мили. В их пределах постоянно находился американский корабль, пеленговал радиоволны и фотографировал побережье. Во время нахождения на острове постоянно были ночные тревоги. Николай Григорьевич был вторым номером у пулемёта, моряки занимали оборону и ждали нападения .

Однажды ракетчики сбили американский самолёт-разведчик. После этого казалось, что начнётся война. Было страшно, напряжение нарастало.

Но всё закончилось также внезапно, как и началось. Их отправили на родину на круизном лайнере "Мария Ульянова " в апреле 1963года. Обратно возвращались вокруг Великобритании, через Северное море, Балтику. Прибыли в Калининград 1 мая 1963года. В пути были 14 суток.

На вопрос о том известно ли было, что на острове находилось ядерное оружие, что рядом курсировали подводные лодки, несущие ядерные боеголовки, что если что-то пойдёт не так в переговорах, они окажутся на передовой 3 мировой войны, Николай Григорьевич ответил отрицательно. Офицеры может, и знали, но рядовым об этом ничего не было известно. Сослуживцами и командирами были: Бушмин А.Е., капитан второго ранга (уже на Кубе получил это звание) - командир команды, Черний А. В., капитан 3 ранга, комиссар; Мельников М.Х., майор, заместитель командира по технической части, Бураков А.А, капитан - лейтенант, инструктор по рукопашному бою, 13 матросов.

В это же время на Кубе служили не просто его земляки, а два его одноклассника: Хажаев С. В. и Федулов А.В.. Дед узнал о том, что его лучший друг Александр Федулов на Кубе, случайно. Он попросил родителей прислать ему адрес Александра, и когда увидел похожий адрес (Москва 400У и Москва 300У), понял, что эта часть рядом, его командиры это подтвердили и дали разрешение навестить часть Федулова А. Но оказалось, что друзья разминулись буквально в шесть часов. Ракетная часть, где служил его друг, уже была отправлена на Родину. Кстати это была именно та часть, которая сбила американский самолёт.

Вообще у деда о Кубе остались самые яркие воспоминания. Во-первых, команда была небольшая, специалисты-командиры были высокообразованными людьми, могли очень много рассказать об истории и достопримечательностях Кубы. Так как дед был водителем, он объездил практически весь остров, увидел всю красоту тропической природы, оценил все достоинства цивилизации. Он плавал в Карибском море, наблюдал всю красоту экзотической природы: тропических рыбок, мурену, ската. Привёз домой несколько больших морских раковин, высушенную морскую звезду. Дед с юмором вспоминает эпизод в кубинском ресторане, где он ел мясо лягушек, приняв его за курятину. Обладая художественным чутьём, он сохранил в памяти многие картины плавания. Так например, он рассказывал о том, что цвет воды в разных морях очень отличается. Вообще командировка на Кубу – ярчайшее воспоминание его жизни.

Заключение

«Советское руководство берегло нервные системы своих граждан» так называется статья профессора МГИМО Владимира Кулагина.[8]

В 1962 году никаких обсуждений кризиса не происходило. Дело в том, что в советских СМИ никакой информации о том, что мир стоит на грани ядерного уничтожения, не было. «Вражеские радиоголоса» в те дни глушились особенно интенсивно. В Америке, как позже стало известно, начался массовый исход из больших городов, скупка продуктов, население охватил массовый психоз. В это же время советский народ весело и радостно строил коммунизм. Руководство, видимо, считало, что если нам и суждено сгореть в пожаре ядерной войны, то до последнего момента надо сберечь нашу нервную систему. После объявления о том, что кризис имел место и благополучно завершен, интерес к нему резко возрос. Отечественная пресса изображала его как мудрый военно-дипломатический ход «дорогого Никиты Сергеевича». Лишь через несколько лет при снятии Хрущева с должности Карибский кризис наряду с насаждением кукурузы и другими грехами был вменен ему в вину как проявление авантюризма и волюнтаризма.

Изучая литературу, расспрашивая деда о службе в армии и заграничной командировке, я убедился в том, что события октября 1962 года не только не придавались всеобщей огласке в СССР, но даже их прямые участники не были введены в курс дела. Конечно, наши моряки и ракетчики знали о революции на Кубе. Большинство из них считали, что их миссия состояла лишь в том, чтобы помочь кубинцам отстоять завоевания революции, не допустить вмешательства США во внутренние дела Кубы. Но о реальных масштабах и опасности конфликта они узнали намного позже, после возвращения на родину. Уровень осведомлённости офицеров был, конечно, выше, но и здесь он зависел от звания и должности. Соглашаясь на командировку, военнослужащие понимали, что едут в зону конфликта, что возможно придётся воевать, и они были к этому готовы. Судя по воспоминаниям других участников событий можно утверждать, что каждое подразделение советского контингента, каждый военный специалист выполнял конкретные приказы и задания, видели маневры американских ВВС и флота, ощущали напряженность, но о реальной опасности глобальной ядерной войны они не думали. Таким образом, моя гипотеза подтвердилась. Спустя многие месяцы, а может быть даже и годы участники событий на Кубе осмыслят и поймут, насколько они оказались причастны к большой политике, к мировой истории. А в их жизни навсегда останутся фотографии сослуживцев, кубинских друзей, карнавальных шествий, открытки с чудесными видами Острова Свободы, дембельский чемодан с наклейками "Тропикано", маленькая веточка коралла, большая раковина с рифа около Банеса и маракасы из кокосовых орехов, купленные в баре Ранчо Луна или в каком – то другом месте.





Список литературы и источников

1. Васильев С. Карибский кризис: за пять минут до ядерной атаки.http://www.prezidentpress.ru/news/prezident/2044-karibskiy-krizis-za-pyat-minut-do-yadernoy-ataki.html

2. Гречаник Н. Карибский кризис глазами офицера http://www.gsvsk.ru/content/0/read105.html

3. Григорьева Е. Карибский кризис Факты и современность http://www.voskres.ru/articles/carib.htm

4. Карибский кризис. Взгляд с высоты полувека http://www.proza.ru/2012/10/19/936

5. Карибский кризис: 50 лет спустя http://www.golos-ameriki.ru/content/us-caribbean-crisis-after-50-years/1527192.html

6. Карибский кризис. Противостояние. Сборник воспоминаний участников событий 1962 года. Составитель контр-адмирал В.В.Наумов.

7. Карибский кризис в воспоминаниях Д.Ф. Кеннеди и Н.С. Хрущева http://knowledge.allbest.ru/history/3c0a65625b3bc68b4c43a89421306c37_0.html

8. Кулагин В. «Советское руководство берегло нервные системы своих граждан» http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/mif_kotoryj_na_polveka_izvratil_vneshnyuyu_politiku_ssha

9. Сологубовский Н. Карибский кризис. © Copy://interaffairs.ru/read.php?item=8832

10. Филатов С., Карибский кризис подборка материалов журнала «Международная жизнь» 19/10/2012

http://saratov.kp.ru/daily/25968/2905822/

http://pda.warandpeace.ru/ru/news/view/73519/

http://www.modernlib.ru/books/feklisov_aleksandr/za_okeanom_i_na_ostrove_zapiski_razvedchika/read_1/

http://www.pravda.ru/world/northamerica/caribbeancountries/06-10-2012/1130453-karib-2/

http://www.guardian.co.uk/commentisfree/2012/oct/15/cuban-missile-crisis-russian-roulette

http://www.slate.fr/story/63317/crise-missiles-cuba-conflits-iran

11. Операция "Анадырь": Факты. Воспоминания. Документы. Под ред. Дмитриева А.А. http://www.pseudology.org/CubaCrisis/

12. Питер А. Хухтхаузен "Кубинский кризис Хроника подводной войны"(http://lib.rus.ec/b/282509/read#t1)

13. Свободная энциклопедия История Вики. http://merkulof.com/page689.html

14. Военно-морской флот. http://ru.history.wikia.com/wiki/Карибский_кризис

15. Грачев Н. cuba-army@yandex.ru http://world.lib.ru/w/weterany_k_b/int02-1.shtml

16. Лавренов С.А., Попов И.М. "Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М.: Астрель, 2003 С. 213-289 ISBN 5-271-05709-7 http://militera.lib.ru/h/lavrenov_popov/index.html

17. Манойлин В. И. Базирование Военно-морского флота СССР. СПб.: Изд. «Нева», 2004 320 с. ISBN 5-7654-3446-0 http://militera.lib.ru/memo/russian/manoylin_vi/index.html

18. Микоян С. А. Анатомия Карибского кризиса. http://www.biblioclub.ru/116575_Anatomiya_Karibskogo_krizisa.html

19. Окороков А. В. СССР в борьбе за мировое господство. http://delokrat.org/product/sssr-v-borbe-za-mirovoe-gospodstvo/

20. Печатнов В. Влияние Карибского кризиса на внутреннюю политику США http://tvas.ru/?p=23289

21. Сядро В. 50 знаменитых загадок истории XX века

http://historylib.org/historybooks/Vladimir-Syadro_50-znamenitykh-zagadok-istorii-XX-veka/4

22. Фурсенко А., Нафтали Т. Адская игра. Секретная история Карибского кризиса 1958-1964http://fondknig.com/main/68146 adskaja_igra._sekretnaja_istorija_karibskogo_krizisa_1958__1964.html

23. Язова Д.Т. Карибский кризис: 40 лет спустя http://www.milresource.ru/Yazov-Title.htm

24. Материалы семейного архива семьи Кручининых













50 областная заочная конференция научного общества учащихся

«Интеллектуалы XXI века»












Карибский кризис глазами участника событий

Исторические науки (история)









Автор: Кручинин Дмитрий Алексеевич МБОУ «СОШ №2», 9 класс

Г. Верхний Уфалей Научный руководитель:

Самсонова Елена Александровна учитель истории

МБОУ «СОШ №2» высшей

квалификационной категории










Верхний Уфалей

2013 год

Оглавление

Введение__________________________________________________ 2

1.История вопроса в литературе_______________________________3

2.Карибский кризис. Описание событий________________________3

2.1. Общая характеристика событий_______________________3-4

2.2. Решение о размещении советских ракет на Кубе.________4

2.3. Операция «Анадырь»________________________________4-5

2.4. Реакция США на размещение советских ракет___________6-7

2.5. Начало урегулирования конфликта_____________________8

2.6. Чёрная суббота______________________________________9-10

2.7. Итоги и историческое значение________________________11-12

3. Воспоминания Кручинина Николая Григорьевича участника кубинских событий_____________________________________________________13-15

Заключение__________________________________________________15-16

Список литературы и источников________________________________17-18

Приложения













Введение

"Мои соотечественники. С тяжелым сердцем и во исполнение присяги, я отдал приказ ВВС США начать военные действия с применением обычного оружия, чтобы стереть с лица земли ядерные ракеты, размещенные на Кубе".[1] После этого заявления президента США Джона Кеннеди в октябре 1962 года могла начаться третья мировая ядерная война. В те часы мир реально оказался на грани – Америка была готова ударить по Кубе, а СССР ответить в Европе, направив танковые армии через Германию и Францию к Ла Маншу. О тех, почти былинных годах сегодня вспоминают не часто. Но факт остается фактом – Карибский кризис в России даже не заслужил телесериала. Потому и стоит обратиться к тем событиям. Формат работы не позволяет написать слишком много, а ведь материалов сейчас огромное количество. Сейчас рассекреченные документы времен Карибского кризиса показывают, как близок был мир к Армагеддону. Прошло ровно полвека, а рядом с нами живут люди, которые были участниками этих событий. Мой дед Кручинин Николай Григорьевич, проходивший срочную службу на Черноморском флоте, 22 октября 1962 года был отправлен на Кубу и служил там до окончания конфликта. Он рассказывает своим детям и внукам об этом периоде своей жизни как о наиболее ярком и значительном. Проблема, которую я рассматриваю в своей работе оценка вышеназванных событий их очевидцами и участниками. Гипотеза: советские военнослужащие участники кубинских событий осени 1962 года небыли полностью осведомлены о содержании и масштабах конфликта. Цель – определить насколько представление рядовых участников о масштабах конфликта и степени его опасности совпадало с реальностью. Объектом исследования являются воспоминания моего деда, предметом – его представление и субъективная оценка данных событий. Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:1. Изучить научную и популярную литературу о Карибском кризисе. 2. Познакомиться с воспоминаниями участников событий. 3. Сравнить эти воспоминания с воспоминаниями моего деда Кручинина Николая Григорьевича, систематизировать материалы его архива. 4. Написать статью в школьную газету и для размещения в интернете. 5. Составить электронный альбом фотографий и комментарии к ним, подготовить презентацию. Методы исследования: анализ литературы, анализ и сравнение фотодокументов, интервью.

1.История вопроса в литературе

Литература по данной теме представлена научными работами, мемуарами, публицистическими произведениями. Я познакомился с различными источниками. Большинство из них посвящены проблемам холодной войны в целом. По названной теме мне удалось найти следующие монографии: Александр Фурсенко, Тимоти Нафтали "Адская игра. Секретная история Карибского кризиса 1958-1964", Микоян С. А." Анатомия Карибского кризиса", Лавренов С.А., Попов И.М. "Советский Союз в локальных войнах и конфликтах", Окороков А. В. "СССР в борьбе за мировое господство". В этих работах с различной степенью подробности рассматриваются события осени 1962 года, их предпосылки, причины, последствия. Анализируются различные документы. Определяется место этих событий в истории стран - участниц конфликта и мировой истории. Общая оценка этих событий однозначна, но подходы к рассмотрению событий разные. События анализируют с позиций политиков, дипломатов, представляются альтернативные оценки действий Кеннеди и Хрущёва, поднимается вопрос о роли военных, журналистов, о роли «народной дипломатии» в разрешении конфликта. В связи с пятидесятилетием этих событий в различных газетах и журналах можно найти множество статей о Карибском кризисе, среди которых «Карибским кризис. Факты и современность» Екатерины Григорьевой, «Карибский кризис. Взгляд с высоты полувека» Николая Сологубовского и др. Среди мемуаров и воспоминаний хочу выделить книгу «Операция "Анадырь": Факты. Воспоминания. Документы» авторского коллектива: под руководством Дмитриева А.А. В книге Владимир Сядро. 250 знаменитых загадок истории XX века» представлена альтернативная версия трактовки событий Карибского кризиса. Наибольший интерес для меня представляли воспоминания участников событий. Я сопоставлял их с воспоминаниями моего деда.

2. Карибский кризис. Описание событий

2.1.Общая характеристика событий

Кари́бский кризис — чрезвычайно напряжённое противостояние между Советским Союзом и Соединёнными Штатами относительно размещения Советским Союзом ядерных ракет на Кубе в октябре 1962. Кубинцы называют его «Октябрьским кризисом» в США распространено название «Кубинский ракетный кризис». Согласно официальной советской версии, кризис вызвало, и ему предшествовало, размещение в 1961 году Соединёнными Штатами в Турции ракет средней дальности «Юпитер», напрямую угрожавших городам в западной части Советского Союза, доставая до Москвы и основных промышленных центров. В ответ в качестве адекватной меры на Кубе были размещены советские ракеты средней дальности Р-12.

Кризис начался 14 октября 1962 года, когда самолёт-разведчик U-2 ВВС США в ходе одного из регулярных облётов Кубы обнаружил в окрестностях деревни Сан-Кристобаль советские ракеты средней дальности Р-12. 22 октября Кеннеди выступил с обращением к народу, объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия». Был введён «карантин» (блокада) Кубы.

Президент Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу демонтировать установленные ракеты и развернуть всё ещё направлявшиеся к Кубе корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро (иногда указывается, что Кеннеди также предложил вывести американские ракеты из Турции, но данное требование исходило от советского руководства). Председатель Совета Министров СССР и первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв согласился, и 28 октября начался демонтаж ракет. Последняя советская ракета покинула Кубу через несколько недель, и 20 ноября блокада Кубы была снята.

Карибский кризис продолжался 13 дней. Он имел чрезвычайно важное психологическое и историческое значение. Человечество впервые в своей истории оказалось на грани самоуничтожения. Разрешение кризиса стало переломным моментом в Холодной войне и началом разрядки международной напряжённости.

2.2. Решение о размещении советских ракет на Кубе.

Глава Советского Союза Н. С. Хрущёв публично высказал своё возмущение фактом размещения ракет в Турции. Он считал эти ракеты личным оскорблением. Размещение ракет на Кубе — первый случай, когда советские ракеты покинули территорию СССР — считается непосредственным ответом Хрущёва на американские ракеты в Турции.

28 мая из Москвы в Гавану вылетела советская делегация в составе посла СССР Алексеева, главнокомандующего РВСН маршала Сергея Бирюзова, генерал-полковника Семена Павловича Иванова, а также Шарафа Рашидова. 29 мая они встретились с Раулем и Фиделем Кастро и изложили им предложение ЦК КПСС. Фидель попросил сутки на переговоры со своими ближайшими соратниками. Известно, что 30 мая у него состоялся разговор с Эрнесто Че Геварой, однако о сущности этого разговора до сих пор ничего не известно. В тот же день Кастро дал положительный ответ советским делегатам. Было решено, что Рауль Кастро в июле посетит Москву для уточнения всех деталей.

Предполагалось направить на Остров Свободы группу советских войск, которая должна сконцентрироваться вокруг пяти подразделений ядерных ракет. Помимо ракет в состав группы входили также 1 вертолётный полк Ми-4, 4 мотострелковых полка, два танковых батальона, эскадрилья МиГ-21, 42 лёгких бомбардировщика Ил-28, 2 подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками 12 Кт с радиусом действия 160 км, несколько батарей зенитных орудий, а также 12 установок С-75 (144 ракеты). Каждый мотострелковый полк насчитывал 2500 человек, танковые батальоны оснащались новейшими танками Т-55. Стоит отметить, что Группа советских войск на Кубе (ГСВК) стала первой в истории СССР армейской группировкой, в состав которой вошли баллистические ракеты

Кроме того, на Кубу направлялась и внушительная группировка ВМФ. Всего на остров планировалось отправить 50 874 военнослужащих. Позже, 7 июля Хрущёв принял решение назначить командующим группировкой Иссу Плиева

2.3.Операция «Анадырь»

К июню 1962 Генеральный штаб уже разработал операцию прикрытия под кодовым названием «Анадырь». Планировал и руководил операцией маршал СССР И. Х. Баграмян. По мнению составителей плана, это должно было ввести американцев в заблуждение в отношении места назначения грузов. Всем советским военнослужащим, техническому персоналу и другим сопровождавшим «груз» также говорили, что они направляются на Чукотку. Для пущей достоверности к портам приходили целые вагоны шуб и дублёнок. Но, несмотря на такое масштабное прикрытие, у операции был один существенный изъян: невозможно было скрыть ракеты от регулярно облетающих Кубу американских самолётов-разведчиков U-2. Таким образом, план заранее разрабатывался с учётом того, что американцы обнаружат советские ракеты до того, как все они будут смонтированы. Единственный выход, который сумели найти военные — разместить несколько зенитных батарей уже на Кубе в местах разгрузки.

Ракеты и прочую технику, а также личный состав доставили в шесть разных портов от Североморска до Севастополя. Для переброски войск выделили 85 кораблей. Ни один капитан перед отплытием не знал о содержимом трюмов, а также о пункте назначения. Каждому капитану вручили запечатанный пакет, который следовало вскрыть в море в присутствии замполита. В конвертах было предписание следовать на Кубу и избегать контакта с кораблями НАТО.

В начале августа на Кубу пришли первые корабли. Ночью 8 сентября в Гаване была разгружена первая партия баллистических ракет средней дальности, вторая партия прибыла 16 сентября. Штаб ГСВК расположился в Гаване. Дивизионы баллистических ракет развернули на западе острова — близ деревеньки Сан-Кристобаль и в центре Кубы — у порта Касильда. Основные войска были сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы — в сотне километров от Гуантанамо и военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 на Кубу доставили все 40 ракет и большую часть оборудования.

2.4. Реакция США на размещение советских ракет

Самолёт U-2 во время вылета в конце августа сфотографировал ряд строящихся позиций для зенитных ракет, но 4 сентября 1962 Кеннеди заявил перед Конгрессом, что на Кубе нет «наступательных» ракет. На самом же деле советские специалисты в это время уже строили девять позиций — шесть для Р-12 и три для Р-14 с дальностью 4000 км. До сентября 1962 самолеты ВВС США облетали Кубу дважды в месяц. С 5 сентября по 14 октября полёты были прекращены. С одной стороны из-за плохой погоды, с другой — Кеннеди запретил их из опасения эскалации конфликта в случае, если американский самолет будет сбит советской зенитной ракетой. Первый полёт состоялся 14 октября. Самолёт пересёк всю Кубу почти точно с юга на север, пролетая над городами Тако-Тако, Сан-Кристобаль, Бахиа-Хонда.

Получив фотографии, свидетельствующие о советских ракетных базах на Кубе, президент Кеннеди собрал особую группу советников на секретное совещание в Белом Доме. Эта группа из 14 человек, ставшая позднее известной как «Исполнительный комитет» состояла из членов Совета национальной безопасности США и нескольких специально приглашенных советников. Вскоре комитет предложил президенту три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести морскую блокаду острова.

Немедленный бомбовый удар был, отвергнут сразу же, так же как и обещавшее длительную задержку обращение в ООН. Реальными вариантами действий, рассматриваемыми комитетом, были только военные меры. Дипломатические, едва затронутые в первый день работы, были тут же и отвергнуты — ещё до того, как началось основное обсуждение. В итоге выбор свели к военно-морской блокаде и ультиматуму, либо к полномасштабному вторжению.

Начальник Объединённого комитета начальников штабов генерал Максвелл Тэйлор и глава Стратегического командования ВВС (SAC) генерал Кёртис Лемей (англ. Curtis LeMay) выступили с предложением начать вторжение. По их мнению, Советский Союз не решился бы на серьёзные контрмеры. В порядке подготовки к вторжению началась переброска войск во Флориду. Но так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», что приведет к эскалации конфликта. Поэтому по предложению министра обороны Роберта Макнамары было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы.

Решение о введении блокады было принято на итоговом голосовании вечером 20 октября: за блокаду проголосовали сам президент Кеннеди, госсекретарь Дин Раск, министр обороны Роберт Макнамара и специально вызванный для этого из Нью-Йорка посол США в ООН Эдлай Стивенсон.

Однако согласно международному праву блокада является актом войны. В то время, как ни размещение ракет в Турции, ни ответное размещение ракет на Кубе никаких соглашений не нарушало. Таким образом, США оказывались в роли стороны, развязавшей войну. В связи с этим при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введении блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (ОАГ). Опираясь на Пакт Рио, ОАГ единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин 24 октября с 10 утра по местному времени.

Между тем, к 19 октября, данные съемок U-2 показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому в дополнение к блокаде военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была переведена 1-я танковая дивизия и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности.

2.5. Начало урегулирования конфликта.

26 октября утром Никита Хрущёв в письме он предложил американцам вариант демонтажа установленных ракет и возвращения их в СССР. В обмен он требовал гарантий того, что «Соединенные Штаты не вторгнутся своими войсками на Кубу, и не будут поддерживать никакие другие силы, которые намеревались бы совершить вторжение на Кубу».[3] Закончил он письмо знаменитой фразой: «Нам с вами не следует сейчас тянуть за концы верёвки, на которой вы завязали узел войны».[3]

Письмо пришло в Белый дом в 10 часов утра. Ещё одно условие было передано в открытом обращении по радио утром 27 октября, призвавшем вывести американские ракеты из Турции в дополнение к требованиям, указанным в письме.

В пятницу, 26 октября, в 13-00 по вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера ABC News Джона Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин — резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Occidental. Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу.

Американское руководство ответило на это предложение, передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы «вторжение будет маловероятно».

2.6. Чёрная суббота

Тем временем в Гаване политическая обстановка накалилась до предела. Кастро стало известно о новой позиции Советского Союза, и он сразу же направился в советское посольство. Команданте решил написать Хрущёву письмо, чтобы подтолкнуть его к более решительным действиям. Ещё до того, как Кастро закончил письмо и отправил его в Кремль, глава резидентуры КГБ в Гаване известил Первого секретаря о сути послания Команданте: «По мнению Фиделя Кастро, интервенция почти неминуема и произойдёт в ближайшие 24-72 часа». Одновременно Малиновский получил донесение от командующего советскими войсками на Кубе генерала И. А. Плиева об усилившейся активности американской стратегической авиации в районе Карибского бассейна. Оба сообщения доставили в кабинет Хрущёва в Кремль в 12 дня в субботу, 27 октября.

В Москве было 5 часов вечера, когда на Кубе разбушевался тропический шторм. В одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен американский самолёт-разведчик U-2. Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб — никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолёт. По другим сведениям, приказ об уничтожении самолёта-разведчика мог быть отдан заместителем Плиева по ПВО генерал-лейтенантом авиации Степаном Гречко или командиром 27-й дивизии ПВО полковником Георгием Воронковым. Пуск был осуществлён в 10:22 по местному времени. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб. Примерно в это же время другой U-2 был почти перехвачен над Сибирью, так как генерал Кертис Лемэй, начальник штаба ВВС США, пренебрёг приказом президента США прекратить все полёты над советской территорией.

В ночь с 27 на 28 октября по заданию президента Роберт Кеннеди вновь встретился с советским послом в здании Министерства юстиции. Кеннеди поделился с Добрыниным опасениями президента о том, что «ситуация вот-вот выйдет из под контроля и грозит породить цепную реакцию». Роберт Кеннеди заявил, что его брат готов дать гарантии ненападения и скорейшего снятия блокады с Кубы. Добрынин спросил Кеннеди о ракетах в Турции. «Если в этом единственное препятствие к достижению упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей в решении вопроса», — ответил Кеннеди. На следующее утро в Кремль пришло сообщение от Кеннеди, где было указано:

«1) Вы согласитесь вывести свои системы вооружения с Кубы под соответствующим наблюдением представителей ООН, а также предпринять, с соблюдением соответствующих мер безопасности, шаги по остановке поставок таких же систем вооружения на Кубу.

2) Мы же, со своей стороны, согласимся — при условии создания с помощью ООН системы адекватных мер, обеспечивающих выполнение данных обязательств, — а) быстро отменить введённые в настоящий момент блокадные мероприятия и б) дать гарантии ненападения на Кубу. Я уверен, что и остальные государства Западного полушария будут готовы поступить подобным образом». [21]

Опасаясь всяких «неожиданностей» и срыва переговоров, Хрущёв запретил Плиеву использовать зенитное оружие против американских самолётов. Он также приказал вернуть на аэродромы все советские самолёты, патрулирующие Карибское море. Для пущей уверенности первое письмо было решено транслировать по радио, чтобы оно как можно скорее дошло до Вашингтона. За час до начала трансляции послания Никиты Хрущева Малиновский послал Плиеву приказ начать демонтаж стартовых площадок Р-12.

Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с территории Кубы заняли 3 недели. Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты, президент Кеннеди 20 ноября отдал приказ прекратить блокаду Кубы.

Через несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты «Юпитер».

2.7. Итоги и историческое значение

Мирное разрешение кризиса удовлетворило не всех. Смещение Хрущёва несколькими годами позже можно частично связать с раздражением в Политбюро ЦК КПСС относительно уступок Соединённым Штатам, сделанных Хрущёвым, и его неумелым лидерством, приведшим к кризису.

Коммунистическое руководство Кубы расценило компромисс как предательство со стороны Советского Союза, поскольку решение, положившее конец кризису, было принято исключительно Хрущёвым и Кеннеди.

Некоторые военачальники США также были недовольны результатом. Так командующий ВВС США генерал Лемей. назвал отказ от атаки Кубы «наихудшим поражением в нашей истории».

По окончании кризиса аналитики советских и американских спецслужб предложили установить между Вашингтоном и Москвой прямую телефонную линию (т. н. «красный телефон»), чтобы в случае кризисных ситуаций у лидеров сверхдержав была возможность немедленно связаться друг с другом, а не пользоваться телеграфом.

Кризис стал переломным моментом в ядерной гонке и «холодной войне». Было положено начало разрядки международной напряженности. В западных странах началось антивоенное движение, пик которого пришёлся на 1960-е — 1970-е годы. В СССР также стали раздаваться голоса, призывающие к ограничению гонки ядерных вооружений и усилению роли общества в принятии политических решений.

Невозможно однозначно утверждать, стало ли удаление ракет с Кубы победой или поражением Советского Союза. С одной стороны — план, задуманный Хрущёвым в мае 1962 года, не был доведён до конца, и советские ракеты уже не могли обеспечить безопасность Кубы. С другой — Хрущёв добился от руководства США гарантий ненападения на Кубу, которые, несмотря на опасения Кастро, были соблюдены и соблюдаются по сей день. Через несколько месяцев американские ракеты в Турции, по словам Хрущёва спровоцировавшие его на размещение оружия на Кубе, были так же демонтированы.

3. Воспоминания Кручинина Николая Григорьевича участника кубинских событий

3.1. Краткая биография

Кручинин Николай Григорьевич родился 19 декабря 1940 года в семье рабочего Верхнеуфалейского никелевого завода Кручинина Григория Петровича и его жены Прасковьи Степановны.

В 1948 году пошёл в школу, закончил 10 классов в 1958 году, пытался поступать в лётное училище, не поступил по состоянию здоровья ( подвело зрение)

5 сентября 1959 года был призван в армию, в Черноморский флот. 22 октября 1962 был отправлен на Кубу, где прослужил до 1 мая 1963 года. Вернулся в СССР, служил в Севастополе, был в командировке на Целине. В декабре 1963 года вернулся на родину, в город Верхний Уфалей, где и живёт до сих пор. Николай Григорьевич всю жизнь проработал на, на ОАО "Уфалейникель". Был аппаратчиком - гидрометаллургом, а затем мастером в кобальтовом цехе. Николай Григорьевич является Почётным металлургом. На протяжении всей жизни он всегда занимал активную жизненную позицию. Имеет двух дочерей и двух внуков

3.2. Служба в армии.

В 1959 году Николай Григорьевич был призван в армию из города Верхний Уфалей на Черноморский военный флот, в город Феодосию. В учебной части получил специальность моториста.

О дальнейшей службе Николай Григорьевич вспоминает так.

В 1962, во время службы, он был вызван на специальную комиссию. На вопрос членов комиссии о желании служить в ограниченном контингенте советских войск за границей, ответил согласием. Прошёл дополнительную медицинскую комиссию, во время которой были описаны особые приметы: родинки, шрамы и т.д.. На мандатной комиссии попросили расписаться в том, что согласие дано добровольно.

5 октября 1962 года в Севастополе началась погрузка на сухогруз "Солнечногорск": грузили технику в трюмы, там же были устроены нары для матросов. До Кубы шли 17 суток. На палубу матросам разрешали выходить только ночью и группами. Курс сухогруза оказался следующим: Дарданеллы – Босфор – Мраморное море – Средиземное море – Гибралтар – Бискайский залив – Атлантика. На вопрос о том, как узнали, что идёте на Кубу, Николай Григорьевич ответил, что никто им ни чего не говорил, они догадались сами. В то время в мире было два политических конфликта: в Индонезии и на Кубе. Как только моряки увидели, что проходят естественный маяк Этну, стало понятно, что курс на Кубу.

Корабль постоянно сопровождался натовскими самолётами, которые летали очень низко. В Атлантике чудом избежали досмотра натовскими военными: в ответ нам запрос, что везут, ответили - груз сельскохозяйственной техники для Бразилии. На палубе в это время стояли машины и краны в качестве декорации, так что им поверили и пропустили. У советских моряков была инструкция, как надо действовать в такой ситуации. Было приказано не допускать досмотра, проходить мимо, на сигналы не отвечать. После дед и его сослуживцы узнали, что у американцев была инструкция досматривать все советские корабли. В случае неповиновения - топить. Но им, можно сказать, повезло.

На момент прибытия корабля была объявлена экономическая блокада острова свободы, так что им пришлось пройти в сторону Бразилии, а потом уже с юга подойти к Кубе.

На семнадцатый день ночью пришли в порт Мариэль, утром была разгрузка. Отделение Кручинина Н.Г. отправили в Кебрачо - деревню, в которой раньше была резиденцией сына Батисты – бывшего правителя Кубы. Там находились казармы и укрепления.

Задача, стоящая перед их отделением, была выполнять гидрографические замеры бухт острова. Ранее существовавшие гидрографические карты морского дна были увезены с собой американцами после ухода с Кубы во время революции. Советские моряки оказывали помощь новому революционному руководству.

На Кубе действовало контрреволюционное движение Гусанос. Это проамериканские силы формировались во Флориде. Нападали на остров на быстроходных катерах, устраивали засады, поэтому русским морякам приходилось ездить с вооруженной охраной. Поскольку Николай Григорьевич был водителем, возил офицеров, приходилось испытать это на себе. Гусанос так же делали вылазки в открытое море и нападали на гражданские суда. Так было совершено нападение на сухогруз "Кузбасс": загнали команду пулемётным огнём в трюм корабля и заложили мину. Корабль, перевозивший сахар удалось спасти, команда не пострадала, но груз был подпорчен. Военнослужащим команды Кручинина Н.Г. повезло - они все вернулась домой.

Это был вооружённый конфликт, гражданская война. Там гибли люди, в том числе и наши советские моряки. На Кубе есть кладбище Чико, где они похоронены.

Советские солдаты сами охраняли базу, а кубинцы охраняли их.

Местные жители относились к нашим морякам хорошо, постоянно приглашали в гости, в семьи. Дед вспоминает, что несмотря на то что, они не знали испанского языка, а кубинцы - русского, способ понимать друг друга всегда находился.

Наших моряков в штатском выводили в город на экскурсии. Они побывали во многих замечательных местах, по долгу службы объездили почти весь остров, стали зрителями традиционного кубинского карнавал.

Несмотря на мирную обстановку на острове, над побережьем и прибрежными водами постоянно летали американские самолёты. Советским морякам было запрещено стрелять по ним, но кубинцы стреляли, но не попадали, так как не было навыка.

Приграничные воды Кубы составляют 3 мили. В их пределах постоянно находился американский корабль, пеленговал радиоволны и фотографировал побережье. Во время нахождения на острове постоянно были ночные тревоги. Николай Григорьевич был вторым номером у пулемёта, моряки занимали оборону и ждали нападения .

Однажды ракетчики сбили американский самолёт-разведчик. После этого казалось, что начнётся война. Было страшно, напряжение нарастало.

Но всё закончилось также внезапно, как и началось. Их отправили на родину на круизном лайнере "Мария Ульянова " в апреле 1963года. Обратно возвращались вокруг Великобритании, через Северное море, Балтику. Прибыли в Калининград 1 мая 1963года. В пути были 14 суток.

На вопрос о том известно ли было, что на острове находилось ядерное оружие, что рядом курсировали подводные лодки, несущие ядерные боеголовки, что если что-то пойдёт не так в переговорах, они окажутся на передовой 3 мировой войны, Николай Григорьевич ответил отрицательно. Офицеры может, и знали, но рядовым об этом ничего не было известно. Сослуживцами и командирами были: Бушмин А.Е., капитан второго ранга (уже на Кубе получил это звание) - командир команды, Черний А. В., капитан 3 ранга, комиссар; Мельников М.Х., майор, заместитель командира по технической части, Бураков А.А, капитан - лейтенант, инструктор по рукопашному бою, 13 матросов.

В это же время на Кубе служили не просто его земляки, а два его одноклассника: Хажаев С. В. и Федулов А.В.. Дед узнал о том, что его лучший друг Александр Федулов на Кубе, случайно. Он попросил родителей прислать ему адрес Александра, и когда увидел похожий адрес (Москва 400У и Москва 300У), понял, что эта часть рядом, его командиры это подтвердили и дали разрешение навестить часть Федулова А. Но оказалось, что друзья разминулись буквально в шесть часов. Ракетная часть, где служил его друг, уже была отправлена на Родину. Кстати это была именно та часть, которая сбила американский самолёт.

Вообще у деда о Кубе остались самые яркие воспоминания. Во-первых, команда была небольшая, специалисты-командиры были высокообразованными людьми, могли очень много рассказать об истории и достопримечательностях Кубы. Так как дед был водителем, он объездил практически весь остров, увидел всю красоту тропической природы, оценил все достоинства цивилизации. Он плавал в Карибском море, наблюдал всю красоту экзотической природы: тропических рыбок, мурену, ската. Привёз домой несколько больших морских раковин, высушенную морскую звезду. Дед с юмором вспоминает эпизод в кубинском ресторане, где он ел мясо лягушек, приняв его за курятину. Обладая художественным чутьём, он сохранил в памяти многие картины плавания. Так например, он рассказывал о том, что цвет воды в разных морях очень отличается. Вообще командировка на Кубу – ярчайшее воспоминание его жизни.

Заключение

«Советское руководство берегло нервные системы своих граждан» так называется статья профессора МГИМО Владимира Кулагина.[8]

В 1962 году никаких обсуждений кризиса не происходило. Дело в том, что в советских СМИ никакой информации о том, что мир стоит на грани ядерного уничтожения, не было. «Вражеские радиоголоса» в те дни глушились особенно интенсивно. В Америке, как позже стало известно, начался массовый исход из больших городов, скупка продуктов, население охватил массовый психоз. В это же время советский народ весело и радостно строил коммунизм. Руководство, видимо, считало, что если нам и суждено сгореть в пожаре ядерной войны, то до последнего момента надо сберечь нашу нервную систему. После объявления о том, что кризис имел место и благополучно завершен, интерес к нему резко возрос. Отечественная пресса изображала его как мудрый военно-дипломатический ход «дорогого Никиты Сергеевича». Лишь через несколько лет при снятии Хрущева с должности Карибский кризис наряду с насаждением кукурузы и другими грехами был вменен ему в вину как проявление авантюризма и волюнтаризма.

Изучая литературу, расспрашивая деда о службе в армии и заграничной командировке, я убедился в том, что события октября 1962 года не только не придавались всеобщей огласке в СССР, но даже их прямые участники не были введены в курс дела. Конечно, наши моряки и ракетчики знали о революции на Кубе. Большинство из них считали, что их миссия состояла лишь в том, чтобы помочь кубинцам отстоять завоевания революции, не допустить вмешательства США во внутренние дела Кубы. Но о реальных масштабах и опасности конфликта они узнали намного позже, после возвращения на родину. Уровень осведомлённости офицеров был, конечно, выше, но и здесь он зависел от звания и должности. Соглашаясь на командировку, военнослужащие понимали, что едут в зону конфликта, что возможно придётся воевать, и они были к этому готовы. Судя по воспоминаниям других участников событий можно утверждать, что каждое подразделение советского контингента, каждый военный специалист выполнял конкретные приказы и задания, видели маневры американских ВВС и флота, ощущали напряженность, но о реальной опасности глобальной ядерной войны они не думали. Таким образом, моя гипотеза подтвердилась. Спустя многие месяцы, а может быть даже и годы участники событий на Кубе осмыслят и поймут, насколько они оказались причастны к большой политике, к мировой истории. А в их жизни навсегда останутся фотографии сослуживцев, кубинских друзей, карнавальных шествий, открытки с чудесными видами Острова Свободы, дембельский чемодан с наклейками "Тропикано", маленькая веточка коралла, большая раковина с рифа около Банеса и маракасы из кокосовых орехов, купленные в баре Ранчо Луна или в каком – то другом месте.



Список литературы и источников

1. Васильев С. Карибский кризис: за пять минут до ядерной атаки.http://www.prezidentpress.ru/news/prezident/2044-karibskiy-krizis-za-pyat-minut-do-yadernoy-ataki.html

2. Гречаник Н. Карибский кризис глазами офицера http://www.gsvsk.ru/content/0/read105.html

3. Григорьева Е. Карибский кризис Факты и современность http://www.voskres.ru/articles/carib.htm

4. Карибский кризис. Взгляд с высоты полувека http://www.proza.ru/2012/10/19/936

5. Карибский кризис: 50 лет спустя http://www.golos-ameriki.ru/content/us-caribbean-crisis-after-50-years/1527192.html

6. Карибский кризис. Противостояние. Сборник воспоминаний участников событий 1962 года. Составитель контр-адмирал В.В.Наумов.

7. Карибский кризис в воспоминаниях Д.Ф. Кеннеди и Н.С. Хрущева http://knowledge.allbest.ru/history/3c0a65625b3bc68b4c43a89421306c37_0.html

8. Кулагин В. «Советское руководство берегло нервные системы своих граждан» http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/mif_kotoryj_na_polveka_izvratil_vneshnyuyu_politiku_ssha

9. Сологубовский Н. Карибский кризис. © Copy"http://interaffairs.ru/read.php?item=8832">http://interaffairs.ru/read.php?item=8832

10. Филатов С., Карибский кризис подборка материалов журнала «Международная жизнь» 19/10/2012

http://saratov.kp.ru/daily/25968/2905822/

http://pda.warandpeace.ru/ru/news/view/73519/

http://www.modernlib.ru/books/feklisov_aleksandr/za_okeanom_i_na_ostrove_zapiski_razvedchika/read_1/

http://www.pravda.ru/world/northamerica/caribbeancountries/06-10-2012/1130453-karib-2/

http://www.guardian.co.uk/commentisfree/2012/oct/15/cuban-missile-crisis-russian-roulette

http://www.slate.fr/story/63317/crise-missiles-cuba-conflits-iran

11. Операция "Анадырь": Факты. Воспоминания. Документы. Под ред. Дмитриева А.А. http://www.pseudology.org/CubaCrisis/

12. Питер А. Хухтхаузен "Кубинский кризис Хроника подводной войны"(http://lib.rus.ec/b/282509/read#t1)

13. Свободная энциклопедия История Вики. http://merkulof.com/page689.html

14. Военно-морской флот. http://ru.history.wikia.com/wiki/Карибский_кризис

15. Грачев Н. cuba-army@yandex.ru http://world.lib.ru/w/weterany_k_b/int02-1.shtml

16. Лавренов С.А., Попов И.М. "Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М.: Астрель, 2003 С. 213-289 ISBN 5-271-05709-7 http://militera.lib.ru/h/lavrenov_popov/index.html

17. Манойлин В. И. Базирование Военно-морского флота СССР. СПб.: Изд. «Нева», 2004 320 с. ISBN 5-7654-3446-0 http://militera.lib.ru/memo/russian/manoylin_vi/index.html

18. Микоян С. А. Анатомия Карибского кризиса. http://www.biblioclub.ru/116575_Anatomiya_Karibskogo_krizisa.html

19. Окороков А. В. СССР в борьбе за мировое господство. http://delokrat.org/product/sssr-v-borbe-za-mirovoe-gospodstvo/

20. Печатнов В. Влияние Карибского кризиса на внутреннюю политику США http://tvas.ru/?p=23289

21. Сядро В. 50 знаменитых загадок истории XX века

http://historylib.org/historybooks/Vladimir-Syadro_50-znamenitykh-zagadok-istorii-XX-veka/4

22. Фурсенко А., Нафтали Т. Адская игра. Секретная история Карибского кризиса 1958-1964http://fondknig.com/main/68146 adskaja_igra._sekretnaja_istorija_karibskogo_krizisa_1958__1964.html

23. Язова Д.Т. Карибский кризис: 40 лет спустя http://www.milresource.ru/Yazov-Title.htm

24. Материалы семейного архива семьи Кручининых













Исследовательская работа ученика 10 класса
  • История
Описание:

      Сейчас рассекреченные документы  времен Карибского кризиса показывают, как близок был мир к Армагеддону.  Прошло ровно полвека, а рядом с нами живут люди, которые были участниками этих событий. Мой дед Кручинин Николай Григорьевич, проходивший срочную службу на Черноморском флоте, 22 октября 1962 года был отправлен на Кубу и служил там до окончания конфликта. Он рассказывает своим детям и внукам об этом периоде своей жизни как о наиболее ярком и значительном. Проблема, которую я рассматриваю в своей работе оценка вышеназванных событий их очевидцами и участниками. Гипотеза: советские военнослужащие участники кубинских событий осени 1962 года небыли полностью осведомлены о содержании и масштабах конфликта. Цель – определить насколько представление рядовых участников о масштабах конфликта и степени его опасности совпадало с реальностью. Объектом исследования являются воспоминания моего деда, предметом – его представление и субъективная оценка данных событий. Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:1. Изучить научную и популярную литературу о Карибском кризисе. 2. Познакомиться с воспоминаниями участников событий. 3. Сравнить эти воспоминания с воспоминаниями моего деда Кручинина Николая Григорьевича, систематизировать материалы его архива. 4. Написать статью в школьную газету и для размещения в интернете. 5. Составить электронный альбом фотографий и комментарии к ним, подготовить презентацию. 

Автор Самсонова Елена Александровна
Дата добавления 06.01.2015
Раздел История
Подраздел
Просмотров 494
Номер материала 39452
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓