Главная / Классному руководителю / исследовательская работа "Соловецкие юнге- юные герои страшной войны"

исследовательская работа "Соловецкие юнге- юные герои страшной войны"

Исследовательская работа по теме

«Соловецкие юнги –

юные герои страшной войны»

hello_html_m2199003a.jpg


Работу выполнил:

Суслонов Дмитрий – ученик 8 класса

Руководитель:

Т.Ф. Иванова- учитель географии

МБОУ «Хетовская средняя школа»

филиал Моржегорская основная

Архангельской области,

Виноградовского района








Содержание:


  1. Вступление ………………………………………………………2

  2. Деревенское детство………………………………………...…...2

3. Истории создания и обучение в Школе юнг ВМФ …………...3

4. Выпускники школы юнг

Юнга Саша Ковалев…………………………………………6

Служба на минных тральщиках на минных тральщиках….7

Адмирал Вадим Константинович Коробов…………..……8

Соловецкий юнга – писатель Валентин Пикуль……….....9

Борис Штоколов- великий бас и соловецкий юнга…11


5. Заключение………………………………………………………...13


6.Приложение №1…………………………………………………......14

Приложение №2……………………………………………..……......15

7. Список литературы………………………………………………….16

Интернет ресурсы……………………………………………………16





























Вступление


В мае 2015 года наша страна отметит 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Наши земляки, жители Моржегор, также участвовали в сражениях против фашистов. Из Моржегорского сельского совета на фронт

ушли 450 человек. 311 из них не вернулись с войны. Есть в нашей деревне и

свой Герой Советского Союза, отважный летчик- штурмовик - Григорий

Федорович Филиппов, 100-летие которого мы отмечали 5 ноября 2009 года.

Но не только взрослые мужчины принимали участие в военных действиях.

Целая группа моржегорских юношей-подростков прошла обучение в

Соловецкой школе юнг, а затем наравне со взрослыми служили на кораблях

всех флотов.

Цель данной работы – записать и сохранить воспоминания моржегорских юнг- ветеранов Салтыкова В.Н. и Костромина П.И. об учебе в школе юнг,

собрать материал об известных людях- выпускниках Соловецкой школы юнгов ВМФ.

В ходе исследования использовались такие методы как беседа с юнгами-ветеранами, работа с документами ( наградные документы), статьями из район-

ной газеты «Вперед», книгами, где отражена история соловецких юнг, Интернет-источниками.


Деревенское детство.


Жизнь в деревне, по воспоминаниям наших героев, была трудной. В семье Салтыковых мать одна воспитывала двух сыновей. Работала она санитаркой в больнице и получала очень скромную зарплату, поэтому часто голодали, хлеб давали по карточкам – 400 г. в день на человека. Часто дома не было ни крошки хлеба. Плохо было и с одеждой и обувью. Вместо сапог- видавшие виды

галоши, а в качестве одежды с осени до весны -старенькие, с чужого плеча, пиджаки.

Чтобы помочь матери и младшему братишке, Василий после 5-го класса

был вынужден оставить школу и на зиму пошел работать в Карговино ( неболь-

шой лесной поселок за рекой). Там мальчишка за работу получал 800 грамм

хлеба, иногда давали и масло. Работа в лесу была тяжелая: требовала физи-

ческой силы, а Василий, часто недоедающий, весил всего в 40 килограмм.

Но в те годы многие подростки работали в лесу: кто с пилой валил деревья,

кто на вывозке.

Семья Костроминых жила до войны лучше - был отец- главный кормилец, держали корову – было свое молоко, значительную часть которого приходилось сдавать государству. Учеба Павлу давалась легко, он был одним из лучших учеников, и закончил в деревенской школе 7 классов.

22 июня 1941 года над деревней разнесся колокольный звон, созывающий

всех на сход, где и было объявлено о начале войны. Сразу прошла мобилизация молодых мужчин, женщины плакали. Вся жизнь в деревне была подчинена

фронту: все подростки на случай затяжной войны обучались ползать по-плас-тунски, метать гранаты, изучали устройство оружия. Правда, даже военное

дело вела женщина. На фронт из колхоза взяли почти всех лошадей. Женщины вязали рукавицы, носки бойцам на фронт. Взрослые каждый день слушали

сводки с фронта по радио. То, что наша армия терпела неудачи в первый год, угнетало, боялись, что немец может прорваться и в наши края. С нетерпением ждали писем с фронта от родных (у Костроминых воевал отец и двоюродный брат).

Уже к осени в деревню пришли первые похоронки…

Летом Василий и Павел работали в колхозе - пасли коров на лесных полянах, заготавливали сено для скота на зиму. Именно в поле нашли их матери,

чтобы сообщить, что пришли повестки из военкомата.


Истории создания и обучение в Школе юнг ВМФ


В мае 1942 г. приказом наркома Военно-Морского флота, уроженца Архангельской области, адмирала Н.Г. Кузнецова при Учебном отряде Северного флота была создана Специальная Школа юнг ВМФ с дислокацией на Соловецких островах.

В юнги отбирали 15–16-летних юношей-добровольцев, имеющих 6–7-классное образование. Но, горя желанием воевать, некоторые мальчишки выправляли себе документы, чтобы начать учиться раньше. Чтобы не вызы-

вать самовольных поездок молодежи на флоты, решено было не производить широкого оповещения о наборе в Школу юнг. Тем не менее, городские и районные комитеты комсомола были атакованы тысячами мальчишек, желающими учиться на юнг. Некоторым преимуществом пользовались дети военных и воспитанники детских домов. Кое-кто из мальчишек уже успел повоевать в партизанских отряда, кто-то был «сыном полка».

Юнгам первого набора в условиях сурового края под открытым небом им пришлось строить свою школу: рыли котлованы для землянок, учебных классов, клуба, столовой... А почва там каменистая, в нее вгрызались ломами, лопатами. Валили лес, корчевали пни, ворочали камни-валуны. Над головами то и дело появлялись вражеские самолеты. Юнги, как полноправные бойцы истребительного отряда, открывали огонь, прочесывали лес в поисках диверсантов, несли охрану военных объектов. Несмотря на немалые трудности, никто не хныкал, не просил скидки: у мальчишек уже ковался морской характер.

К концу сентября землянки-кубрики, столовая, клуб, учебные классы были построены, началась долгожданная учеба.

А в канун 25-й годовщины Великого Октября в свои неполные 16 лет юнги приняли военную присягу. Они дали клятву отдать все силы, если надо и жизнь, за свободу и независимость Родины.

Вот так, уже не одиночки, а около полутора тысяч юнг стали готовиться, чтобы пополнить ряды моряков Военно-Морского Флота страны. Они старательно осваивали премудрости морского дела, учились ходить на шлюпках на веслах и под парусами, тем более, что часто сам командир школы капитан I ранга Н. Ю. Авраамов садился за руль. Но больше всего внимания уделяли изучению боевых специальностей. А стимулом для старания было право, установленное командованием: отличники после окончания школы сами могли выбрать место своей службы. И уже летом 1943 года многие воспользовались им - отправились на Балтику, Черноморский флот и, конечно, Северный флот, где шли жаркие бои с противником. Тем временем построенные ими кубрики занимали ребята второго набора...

Хорошо запомнили время обучения во втором наборе школы юнг наши юнги-ветераны Салтыков Василий Николаевич и Костромин Павел Ильич.

В 1943 году Василию Салтыкову, Павлу Костромину и еще трем

15-16 –летним моржегорским подросткам принесли повестку из военкомата. На следующий день они отправились в Березник на пароходе. В военкомате узнали, что им предстоит учёба в Соловецкой школе юнг и написали заявления о зачислении в школу. В школу принимались юноши, рост которых был не менее 150-ти сантиметров. И когда одному из мальчишек не хватило 2-х сантиметров до нормы, военком сказал: « Пока до Соловков доберешься - подрастешь!..»- и счастливый новобранец тоже был зачислен в юнгаши. Получили паек, и на пароходе были отправлены в Архангельск. Матери утирали слезы, провожая малолетних «вояк», а ребята держались с достоинством, успокаивали, мол, пока пройдем обучение в школе - война, может быть, и закончится нашей победой.

В Архангельске пробыли почти месяц: пришлось пройти тщательную санобработку, серьезную комиссию из врачей-специалистов, затем разместили в казармах во флотском полуэкипаже.

На Соловки ребят отправили на корабле «Воронеж», который использовался как госпитальной судно для размещения раненых моряков и доставки их в центральный госпиталь, размещавшийся на Кольском полуострове, в Полярном.

Всего во втором наборе было 6 рот юнг по 200 человек в каждой. Первые недели на Соловках ребята жили в Соловецком Кремле, занимались строевой подготовкой, учили воинские уставы. Любознательные юноши побывали в кельях Соловецкого монастыря, видели тюремные камеры, где сидела эсерка Каплан. Помнят и табличку, которая вызвала немало вопросов: « СЛОН». Командиры объяснили, что здесь, на Соловках, находился Соловецкий Лагерь Особого Назначения.

Затем их отправили в Савватьево, где размещались роты боцманов, рулевых и радистов. Расположились на житьё в землянках по 52 человека. Кровати в землянках стояли в три яруса, а в углу находилась печка, одна на все помещение. В землянках было довольно тепло, назначались дневальные, следившие за порядком. Получив постельные принадлежности, юнги во главе со старшиной отправились к морю, где набили водорослями полные наматрасники, на которых потом и спали. Подъем был в 6-30 по сигналу трубы: в течение 5-ти минут, в одних тельняшках и кальсонах, в ботинках на босу ногу бежали на зарядку. Запомнилось и то, что умываться, стирать форму приходилось прямо на озере, метрах в 50-ти от землянки. Здесь им пригодилась деревенская закалка, а тем, кто привык к городским удобствам, было поначалу очень трудно. Зимой умывались снегом. После физзарядки строем шли в столовую с песней. Был свой запевала. Особенно дружно звучала песня перед обедом.

Питание в школе было, конечно, значительно лучше, чем дома, в деревне. За столами сидели по 20 человек согласно ранжиру - по росту. Так как наши юнги были невелики, они сидели за последним, десятым столом. Основу рациона составляла треска, гречка, компот из сухофруктов. Как одному из старших по возрасту за своим столом, Василию доверили очень ответственное дело - резать хлеб, и он по дружбе горбушки отдавал Павлу. Чтобы не заболеть цингой, ребята ежедневно должны были пить хвойный настой, не очень-то приятный на вкус. И Василий, и Павел к тому времени уже баловались табачком. Курящим на месяц выдавали по 600 г. махорки на человека. Первый месяц показал, что 600 грамм вполне хватает на двоих, тогда один из них в дальнейшем записывался как некурящий, чтобы получить 900 г изюма и 1,2 кг сахара.

Новые форменные ботинки на картонной подошве не выдержали сырости, разваливались. Здесь и пригодилось Василию умение, которое передал ему дядя- ремонт обуви. Отремонтировав свои ботинки и ботинки друга, он в свободное от занятий время в специально отведенном помещении чинил их для других юнгашей.

Преподаватели хорошо знали свое дело, были очень требовательными, но упорство помогло освоить премудрости флотских специальностей. Отношения между курсантами были очень доброжелательными - многие обрели здесь настоящих друзей.

В 1944 году выпускник второго набора школы юнг были направлены служить на всех флотах страны. Перед отъездом к местам службы мальчишки давали клятву: «Родина! Великая Советская держава! В день отправки на боевые корабли, приносим тебе свою клятву: мы клянемся с достоинством и честью оправдать оказанное нам доверие, умножать боевые традиции советских моряков, хранить и оберегать честь Школы юнг ВМФ. Мы клянемся отдать все силы, отдать жизнь, если надо, за свободу и независимость нашей Родины. Мы клянемся до полного разгрома и уничтожения врага не знать отдыха и покоя, быть в первых рядах мужественных и смелых советских моряков. Если ослабнет воля, если подведу товарищей, если трусость постигнет в бою, то пусть презирают меня в веках, пусть покарает меня суровый закон Родины!»-слова которой юнги-ветераны помнят до сих пор.

За три учебных года (наборы 1942, 1943 и 1944 гг.) общее количество подготовленных специалистов флота ( боцманы, рулевые, мотористы, радисты, электрики) составило 4111 человек. Обучение продолжалось около года. На юнг с момента зачисления в Школу полностью распространялся «Дисциплинарный устав ВМФ». Начальниками школы юнг были : кап. 3-го р. Н.И. Иванов, кап. 1-го р. Н.Ю. Авраамов, кап. 1-го р. С.Н. Садов.1

Они заменяли павших в боях и ушедших на сухопутный фронт старших товарищей. Почти всем юнгам пришлось участвовать в боях, повсюду они дрались без страха, умело, даже в самых тяжелых ситуациях не оставляли свои боевые посты. На кораблях их уважали и любили за верность, мужество и храбрость. Среди них не было трусов, они умирали на боевом посту и побеждали. В эти годы страна узнала о подвиге юнги Саши Ковалева, спасшего корабль ценой своей жизни, о Владимире Моисееве, которому за мужество и героизм было присвоено высокое звание Героя Советского Союза...

Выпускники школы юнг

Юнга Саша Ковалев

Одна из золотых страниц войны против фашизма – подвиг молодого матроса Северного флота Саши Ковалёва, спасшего торпедный катер и товарищей, грудью закрыв пробоину в радиаторе мотора. Во многих книгах его сравнивают с Александром Матросовым. Этот юноша-герой, а история его короткой жизни и совершенно необычная для тех времён.

Он родился в 1927г. в московской еврейской семье инженера Филиппа Макаровича Рабиновича и его жены Елены Яковлевны Рабинович. В 1937 г.

Ф. М. Рабинович был арестован после возвращения из США, где он покупал для СССР лицензии и другую техническую документацию. Позднее инженер был расстрелян. Елена Яковлевна Рабинович была сослана в Джезказган. В 1955-56 годах родители Саши были реабилитированы.

После ареста родителей, спасая десятилетнего мальчика, заботы о нём взяла на себя старшая сестра матери Раиса Яковлевна Райт-Ковалёва, известная писательница. Ее муж, капитан 2-го ранга Николай Петрович Ковалёв, был флагманским механиком Беломорской военной флотилии.

Когда к осени 1942 г на Соловецких островах создавалась Школа юнг, Саша с помощью дяди поступил в неё, заимствовав биографию не прошедшего по данным Юрия Ковалёва, комсомольца, уроженца Горьковской области. Конечно, такой "подлог", мог иметь серьезные последствия не только для Саши Рабиновича, но и для капитана Н. Ковалёва. Необходимость скрывать тайну объясняет замкнутость в общении юноши со сверстниками в Школе. Но через год, в период боевой службы Саши, вспоминал стармех торпедного катера Николай Старшинов, Саша "не скрывал, что у него – приёмные родители, был общительным, добрым и честным".
За год напряжённейшей учёбы в Школе юнг и полгода в той тяжёлой боевой обстановке юноша стал уже "бывалым моряком", уверовал в себя. Ещё в Школе юнг, где Александр учился на моториста, он был одним из лучших в учёбе, а в боевой обстановке - никогда не отказывал товарищам в помощь.

Свой подвиг Александр Ковалёв-Рабинович совершил 8 мая 1944 года, когда два торпедных катера ТК-217 и ТК-209 под командой старших лейтенантов Желвакова и Кисова дерзко атаковали целую группу кораблей противника у их берега. Наши корабли на большой скорости приблизились к вражеским кораблям и торпедировали два головных сторожевика. Надо было уходить, но вражеские снаряды повредили ТК-217, и он стал тонуть. ТК-209 развернулся и, прикрыв друга дымовой завесой, Кисов под огнём противника снял его экипаж. Желваков, покидая корабль, поджёг бикфордов шнур, взорвав корабль, чтобы не достался врагу.
ТК-209 оторвался от погони, но три самолёта "фокке-вульф-2 атаковали катер. Уцелев от бомб, катер был прошит пулеметным огнем. В моторном отсеке был ранен командир отделения Старшинов, тяжело ранен старшина. Саша Ковалёв был контужен. Придя в себя, увидел: правый и левый моторы повреждёны, а у среднего из пробоины в радиаторе хлещет кипяток. Катер терял ход. Нарушение охлаждения мотора грозило его взрывом. Схватив стёганый ватник, Саша прижал его к пробоине радиатора и навалился грудью, останавливая течь. Кипяток обжигал его, но он продолжал прижиматься к радиатору, пока не пришла помощь .

Подоспевшие советские истребители отогнали "фоккеров". Мотор продолжал жить, катер не потерял ход и благополучно дошёл до базы. Благодаря подвигу Саши были спасены экипажи двух торпедных катеров. По прибытии на базу он, в числе других моряков, проявивших героизм, был представлен к правительственной награде. Но смерть всё-таки настигла героя на следующий день, когда ТА-209 был отправлен на ремонт на главную базу. Воспламенилась фосфорная головка застрявшего в переборках немецкого снаряда замедленного действия, и взорвались бензобаки. На корабле начался пожар. Оставшиеся в живых моряки были спасены, но юнга Александр Ковалев геройски погиб…
На крутом берегу полярного моря - гранитный обелиск в память катерников- североморцев. Рядом – мраморная плита с портретом юного моряка и надписью: "Юнга Саша Ковалёв погиб в море 9 мая 1944 года". Александр Ковалёв посмертно награждён орденом Отечественной войны 1-й степени. Именем Саши Ковалёва названы улицы в Москве, Ленинграде, десятках других городов. Назван корабль Мурманского пароходства.



Служба на минных тральщиках.


Василий Николаевич служил на минном тральщике №1367. Хоть юнга был мал ростом и не отличался богатырским сложением, но команда встретила его дружелюбно, оказывая поддержку в трудные минуты. Он очень гордился тем, что на бескозырке вместо бантика появились настоящие ленточки. В экипаже было 32 человека. В задачу Василия Николаевича входило обеспечение судна бесперебойной связью.

Балтийское море было усеяно минами. До 300 мин на квадратную милю! Это делало невозможным движение военных и гражданских судов. Всего в Финском заливе работало 10 минных тральщиков. Этот тральщик зацеплял сделанной из тросов сеткой мины и вытаскивал их на мель, затем мины взрывали. Самыми опасными были магнитные и акустические мины. За один день удавалось взрывать до 5-ти мин. На берегу команды тральщиков называли «смертниками», потому что они каждый день рисковали жизнью, были на волосок от смерти.

Однажды в Риге, когда Василий нес караул, к нему подошел сам адмирал Кузнецов и спросил: «Юнга? Как дела? Как служба на тральщике?» - и похлопал юношу по плечу. Эту встречу ветеран в мельчайших подробностях помнит до сих пор. Авторитет адмирала среди моряков был необычайно высок: его действия по организации отпора фашистам в первые дни войны, высокая готовность флота во время нападения немцев, наименьшие потери в живой силе и технике были высоко оценены всеми.

В 1945 году Великая Отечественная война закончилась победой советского народа. Родные в письмах спрашивали, когда моряк вернётся домой. Он отвечал, что от войны осталось много мин, которые надо отыскать и обезвредить. Еще три года после Победы тральщикам было немало работы на Балтике. В 1948 году Василия Николаевича с другими матросами-балтийцами посадили в эшелон и отправили на Дальний Восток, на Тихоокеанский флот. Службу продолжил он снова на минном тральщике в городе Советская Гавань. ( Приложение №2)


Адмирал Вадим Константинович Коробов


Среди юнг второго набора был и Коробов Вадим Константинович. В школе юнг Вадим был избран комсоргом, потому что пользовался уважением сверстников. Юношу отличала принципиальность, ответственность в любом деле.

После войны он решил навсегда связать свою судьбу с морем. Закончил Высшее военно-морское училище и с мая 1955 года служил на Краснознаменном Северном флоте. В качестве старшего помощника командира подводной лодки проекта 611 «Б-67» 16 сентября 1955 года принимал непосредственное участие в первом пуске советской баллистической ракеты морского базирования «Р-11 ФМ», в 1957 году он командовал дизельной подводной лодкой проекта 613 «С-146», на которой была успешно испытана советская морская крылатая ракета «П-5».

В 1964 году В.К.Коробов окончил Военно-морскую академию им. М.В.Фрунзе, после чего стал командиром атомной подводной лодки проекта 658 «К-33». С 1968 года- начальник штаба 31-й Краснознаменной дивизии подводных лодок Краснознаменного Северного флота. В этой должности в 1971 году он принимал участие в походе на Северный полюс на борту ракетного подводного крейсера стратегического назначения ( РПК СН).

В начале 1976 года контр-адмирал Коробов В.К. возглавил тактическую группу (заместитель по политической части контр-адмирал Падорин Ю.И.), состоящую из двух кораблей - РПК СН проекта 667-б

«К-171» под командованием капитана 1-го ранга Ломова Э.Д. и торпедной атомной подводной лодки проекта 671 «К-469» под командованием капитана

2-го ранга Урезченко В.С. В задачу этой группы входило – совершить переход без единого всплытия с Северного флота на Камчатку вокруг Южной Америки через Атлантический и Тихий океаны.

В сложном 80-суточном дальнем походе подводных лодок контр-адмирал Коробов, как и подобает истинному подводнику, проявил свои лучшие качества моряка, флотоводца и весьма подготовленного человека, сочетающего в себе организованность, научное мышление и трезвый расчёт, что в конечном итоге позволило ему успешно выполнить поставленное перед ним задание.

За успешное выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и отвагу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 мая 1976 года контр-адмиралу Коробову Вадиму Константиновичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11416).

В 1976 году контр-адмиралу Коробову В.К. присвоено воинское звание «вице-адмирал», и в том же году он назначается командующим 11-й флотилией подводных лодок Краснознамённого Северного флота. В 1981-85 годах В.К. Коробов - начальник штаба Краснознамённого Северного флота. С 1986 года по 1989 год – адмирал-инспектор Главной военной инспекции Министерства Обороны СССР.

С 1989 года адмирал Коробов В.К. - в запасе, а затем в отставке. Жил в городе-герое Москве, где скончался 12 апреля 1998 года. Похоронен в Москве, на Троекуровском кладбище.

Награждён орденами Ленина, Октябрьской Революции, Красного Знамени, 2 орденами Красной Звезды, медалями. Имя Героя присвоено рабочему буксиру «РБ-331», работающему на реках Вологде, Сухоне, Кубенском озере.2


Соловецкий юнга – писатель Валентин Пикуль.


"Имя писателя Валентина Саввича Пикуля было широко известно читателям еще при его жизни. Четырнадцатилетним пареньком он убежал из дома на Соловки, поступил в школу юнг, а после ее окончания, в 1943 г., был направлен служить на эскадренный миноносец "Грозный" Северного флота. Море стало его жизнью и любовью. "Это были, - как он скажет сам впоследствии, - самые красивые дни моей жизни:". 3

"2 августа 1942 г. юнг высадили на Соловках. Соловецкий монастырь был занят учебным отрядом, и юнг отправили в глубь острова. Ночевали они в палатках, днем рыли котлованы под строительство землянок. Одновременно велся ремонт двухэтажного каменного корпуса для монахов, который в 20-е годы служил тюрьмой. Тюрьму переоборудовали в учебный корпус, а в тюремной церкви, под шатром её, оборудовали мостик боевого корабля - с мачтой, трапами, рубками и приборами. Учебный год начался точно в указанный срок. Начальником Школы был капитан 1-го ранга Николай Юрьевич Авраамов. Занимались ребята по десять-двенадцать часов в сутки. Радисты изучали азбуку Морзе. Рулевые работали со сложными навигационными приборами, учились прокладывать курс корабля и определять место в открытом море. Учеба была суровой. Шла война, подростки, которым не исполнилось и пятнадцати лет, дали присягу, и с них спрашивалось как с взрослых бойцов. "Что и говорить, на Соловках нас учили как спартанцев, - вспоминал Валентин Саввич. - А ведь попавшие в школу юнг были разными: и сильными, и слабыми, избалованными и "маменькиными сыночками". Но из каждого необходимо было сформировать боевого матроса, готового шагнуть на палубу корабля". В школе юнг формировались роты по специальностям, каждая рота была разделена на смены по 25 курсантов. Пикуля зачислили в смену № 22, специальность - рулевой-сигнальщик.

Все выпускные экзамены Пикуль сдал на пятерки и ему, как отличнику боевой и политической подготовки, можно было выбирать любой флот. Он выбрал Заполярье. В полуэкипаже Северного флота, куда прибыл юнга Пикуль по окончании учебы, ему вновь пригодились пятерки, заработанные на Соловках. Когда началось распределение, ему предоставили возможность самому выбрать, на каком корабле служить. Валентин выбрал эсминец, потому что на эсминце начинал свою морскую биографию его отец."

"После окончания войны Валентин Пикуль был направлен в Ленинградское военно-морское подготовительное училище. Руководил училищем капитан I ранга Н. Ю. Авраамов, возглавлявший во время войны соловецкую Школу юнг. Он сделал всё, чтобы снова собрать своих воспитанников. Валентин в училище проучился только год, в 1946 г. - демобилизован за "нехваткой знаний". Сказались четыре года, которые он провел не за школьной партой, а на палубе боевого корабля. "Контингент курсантов имел образование 7-9 классов, мне со своими пятью классами угнаться за ними было нелегко", - вспоминал Пикуль." (Автор не известен. Валентин Саввич Пикуль. Серия "Литературная карта Архангельской области".4 

"Сотни парней-воспитанников Соловецкой школы юнг воевали на кораблях Северного флота. Архангелогородцы по праву могут гордиться бессмертными подвигами солдат и офицеров, бойцов народного ополчения, партизан, участников оборонных работ, тружеников тыла - всех, кто не щадил сил и жизни в борьбе с фашизмом." 5


Борис Штоколов- великий бас и соловецкий юнга.


Борис Штоколов оказался в Соловецкой школе юнг и "...благодарен судьбе за это. Там нормально кормили, выдали обмундирование, вообще относились хорошо. Случилось это за год до Победы. В Свердловске объявили набор, так я и оказался в школе юнг на Соловецких островах. По окончании ее вновь вернулся в Свердловск, к которому уже успел привыкнуть. А так я родом из Новокузнецка..." 6

СИРОТА, МАЛОЛЕТНИЙ ВОР
И СОЛОВЕЦКИЙ ЮНГА В МАРИИНКЕ

"В 1938 году отца по ложному доносу лишили партбилета и объявили врагом народа. Он успел, схватив в охапку все семейство - жену и ораву детей, уехать добиваться справедливости... Долго ли, коротко ли, но отца восстановили в партии, и он получил назначение в Пермь. А тут скоро началась война. Отец добровольцем ушел на фронт, наказав мне, одиннадцатилетнему мальцу, беречь мать, брата и сестер... Летом 1942-го мать получила извещение о том, что отец пропал без вести. Так мы, пятеро детей, остались полусиротами.

Было голодно, и я - "глава семейства" - стал воровать из товарных вагонов на станции Сортировочная жмых. Ели мы его с наслаждением, как пирожное... Осенью 1944 года все бросил из-за голода и уехал в школу юнгов Северного флота, которая находилась в Белом море на Соловецких островах..." 7

"В дверях появился очень высокий и очень тонкий молодой человек. Смущаясь, рассказал, что в войну был юнгой на Соловецких островах, потом служил на крейсере "Киров". Недавно приехал в Свердловск учиться петь. И еще сказал, что очень любит искусство Шаляпина, собирает его пластинки, стремится подражать великому певцу и, если мы позволим, покажет, как у него получается... Молодого человека звали Борис Штоколов. Скоро он стал солистом Свердловской оперы, а затем на многие годы - Ленинградского академического театра оперы и балета имени С.М.Кирова." 8

СУДЬБУ СОЛОВЕЦКОГО ЮНГИ 
ОПРЕДЕЛИЛ МАРШАЛ ГЕОРГИЙ ЖУКОВ

"Если бы не Георгий Константинович, я, возможно, и не состоялся бы как артист. Было это так: я поступил в Свердловске в специальную школу ВВС, выступал в самодеятельности, а Жуков в те времена как раз командовал Уральским военным округом. Однажды он приехал к нам на концерт. Ну переполох, конечно, все волнуются. Шутка ли, сам маршал Победы пожаловал! Понятное дело, я тоже старался, как мог, произвести впечатление. После выступления Жуков пригласил меня к себе в кабинет и говорит: "Знаешь что, Борис, тебе надо профессионально заняться пением. Все данные для этого есть, грех загубить талант. В авиации и без тебя молодцов хватает, а вот певцов таких нет". Потом благодаря протекции Жукова я почти без всяких экзаменов поступил в Свердловскую консерваторию. О Георгии Константиновиче у меня остались самые светлые воспоминания. Да что там, я даже спал в его кабинете, укрываясь маршальской шинелью."

"В конце 40-х, Штоколов - курсант военного училища - выступал в концерте самодеятельности перед Георгием Жуковым. Услышав в его исполнении песню "Эх, дороги", Маршал Советского Союза сказал: тебе не в армию надо, а петь! И лично распорядился зачислить Штоколова в консерваторию. 9



























Заключение.

Проведенное исследование позволило собрать сведения по истории создания в нашей области школы юнг, обобщить сведения по юнгам- ветеранам, нашим землякам, известным людям- выпускникам Солоецкой Школы юнг. Судьба мальчишек военного времени нашла отклик у современных школьников. Биография адмирала В.К. Коробова-

повод для гордости, пример служения Родине, пример того, как труд, знания, воля позволяют добиваться многого.

Встречи с юнгами-ветеранами прошли в теплой обстановке. Они показали заинтересованность в том, чтобы события их жизни и биографии подростков военного поколения стали примером для нынешних школьников. Материалы работы будут использоваться и для проведения уроков мужества в канун 70-летия Победы.

































Приложение №1


hello_html_m2199003a.jpghello_html_367d8c7c.jpg

На занятиях в школе юнг. Начальник школы юнг

кап. 1-го р. Н.Ю. Авраамов,





hello_html_m6860e9a0.jpg

Землянка, в которой жили юнги.



Приложение №2

hello_html_m6497ccbf.jpgЮнга В.Н. Салтыков. Первые дни службы на тральщике


hello_html_m47ddb21b.jpg

Минный тральщик

hello_html_2bb688f4.jpg Юнги на встрече

с учениками Моржегорской школы.


Список литературы:


1. Андрей Воробьев. Борис Штоколов: на российской ниве должен взойти свой Карузо. Гудок, Москва, 14.09.2000.


2. Андрей Воробьев. Борис Штоколов: на российской ниве должен взойти свой Карузо. Вечерний Екатеринбург, Екатеринбург, 21.09.2000.


3. Павел Балакшин, мэр города Архангельска. Ваш день, фронтовики!. Архангельск, Архангельск, 06.05.2000


4. Лия Вайнштейн. О, если б навеки так было... Челябинский рабочий, Челябинск, 26.03.1998.


5. Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Том 1. М.: Воениз., 1987Коробов Вадим Константинович - начальник штаба 11-й флотилии подводных лодок Краснознамённого Северного флота, контр-адмирал.


6.Е.С.Ларионова Соловецкая школа юнг// Защитники Отечества: материалы 13 региональных общественно-научных чтений по военно-исторической тематике,- Архангельск, 2003, с 185-198.


7.Соловецкая школа юнг военно-морского флота/ В.В.Коваль, М.В.Лопаткин, Л.В.Шилова.- Архангельск, 2002 г.

Владимир Чиков. Страна Пикулия. Военно-промышленный курьер, №29 (96), Москва, 10-16.08.2005


8. Юность, опаленная войной: к 50-летию Соловецкой школы юнг/ С.Шахов, В. Фридман.- Архангельск, 1992 г.


Интернет ресурсы:


1. Сайт hhttp: // www/submarina.ru. автор статей В. Урбан.

http://lib.rus.ec/a/9594

2. www.writers.aonb.ru/map/sevsk/pikul.php. 2008

Автор не известен. Валентин Саввич Пикуль. Серия "Литературная карта

Архангельской области". Архангельск. Областная научная библиотека

им.Н.А.Добролюбова.

3. tatveteran.runews/?id=719

 

4. Сайт Правда.ru

 


1 .Е.С.Ларионова Соловецкая школа юнг// Защитники Отечества: материалы 13 региональных общественно-научных чтений по военно-исторической тематике,- Архангельск, 2003, с 185-198.


2 Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Том 1. М.: Воениз., 1987Коробов Вадим Константинович - начальник штаба 11-й флотилии подводных лодок Краснознамённого Северного флота, контр-адмирал.


Стромина hhttp: // www/submarina.ru. автор статей В. Урбан.

3 Владимир Чиков. Страна Пикулия. Военно-промышленный курьер, №29 (96), Москва, 10-16.08.2005


4 Автор не известен. Валентин Саввич Пикуль. Серия "Литературная карта Архангельской области". Архангельск. Областная научная библиотека им.Н.А.Добролюбова. www.writers.aonb.ru/map/sevsk/pikul.php. 2008

5 Павел Балакшин, мэр города Архангельска. Ваш день, фронтовики!. Архангельск, Архангельск, 06.05.2000

6 Андрей Воробьев. Борис Штоколов: на российской ниве должен взойти свой Карузо. Гудок, Москва, 14.09.2000.

7 Валерий Худаев. Борис Штоколов: люблю тебя, железная дорога!Газета "Гудок", Москва, 26.12.2000

8 Лия Вайнштейн. О, если б навеки так было... Челябинский рабочий, Челябинск, 26.03.1998.

9 Андрей Воробьев. Борис Штоколов: на российской ниве должен взойти свой Карузо. Вечерний Екатеринбург, Екатеринбург, 21.09.2000.

исследовательская работа "Соловецкие юнге- юные герои страшной войны"
  • Классному руководителю
Описание:

В мае 2015 года наша страна отметит 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Наши земляки, жители Моржегор, также участвовали в сражениях  против фашистов. Из  Моржегорского сельского совета на фронт

ушли 450 человек. 311 из них не вернулись с войны. Есть в нашей деревне и

свой Герой Советского Союза, отважный летчик- штурмовик - Григорий

Федорович Филиппов, 100-летие которого мы отмечали 5 ноября 2009 года.

 Но не только взрослые мужчины  принимали участие в военных действиях.

Целая группа  моржегорских юношей-подростков прошла обучение в 

Соловецкой школе  юнг, а затем  наравне со взрослыми  служили на кораблях

 

 всех флотов. 

Автор Иванова Татьяна Фёдоровна
Дата добавления 29.12.2014
Раздел Классному руководителю
Подраздел
Просмотров 875
Номер материала 17385
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓