Главная / Русский язык и литература / исследовательская работа по русской литературе

исследовательская работа по русской литературе

Содержание








Абстракт

Введение. __________________________________________ 3



  1. Исследовательская часть:


Раздел1. Коран и Пушкин.

1.1.Влияние Корана на А.С.Пушкина. ________________ 4-5


1.2. Интерес Пушкина к Исламу и Корану. _______________ 5-10


Раздел 2. «Подражания Корану»:

2.1.Адресат «Подражаний». ___________________________ 11-13


2.2. .Особенности языка 13-20


Заключение ___________________________________________ 21


Рекомендации по применению 22


Библиография 23

























Отзыв руководителя проекта на научный проект

ученицы 11 «А» класса Кашкымбай Сабины

«Подражания Корану-пример пушкинского восприятия арабской культуры»





Встреча с поэмой «Подражания Корану» А.С. Пушкина – всегда открытие.

Данная исследовательская работа посвящена исследованию известных каждому человеку, школьнику, студенту исламской и русской культур, их взаимодействия, взаимовлияния друг на друга.

В работе рассматриваются такая сторона взаимодействия русской (православной) и восточной (исламской) культур как литература, в частности поэма Пушкина «Подражания Корану».

Назначение данной работы показать одну из сторон совместной, общей культуры русского и восточного, мусульманского народов, их тесное переплетение, взаимное влияние друг от друга.

Данная работа может быть использована в школьной, техникумовской и вузовской практике для реализации принципа диалога культур в преподавании истории, литературы, в дни проведения Пушкинских чтений.

Материал исследовательской работы предназначена для использования на занятиях по учебной дисциплине «История», «Обществознание», «Литература» при изучении таких тем как, например: «Возникновение и распространение ислама», «Нации и межнациональные отношения», «Культура», тем посвященных творчеству А.С.Пушкина.

Представленная работа включает исследование «Подражаний Корану» А.С.Пушкина и сур Корана в переводах.


















Руководитель проекта

учитель русского языка и литературы А.Н.Султанова

СШ№ 6 им.А.Молдабекова


Абстракт




Цель работы: сопоставить текст Корана со строчками пушкинских стихотворений и выявить суры (главы) священной книги, послужившие источником «Подражаний Корану».


Гипотеза исследования: «Подражания» ближе всего к содержанию Корана на арабском языке, чем к переводам, в частности переводу Веревкина.


Задачи исследования:


  1. выяснить интерес А.Пушкина к религии ислам и влияние священной книги мусульман на лирику великого русского поэта;

  2. выяснить о том, что знал ли Пушкин арабский язык, читал ли он Коран в подлиннике или пользовался его переводами;

  3. выявить адресата «Подражаний Корану»;

  4. изучить пушкинские стихотворения, примечания к ним и текст Корана, определить источники и ассоциации «пересоздания» Пушкиным некоторых глав (сур) Корана.


Научно-методическая база исследования:

При работе над данной темой использовался принцип конкретно-исторического подхода , метод сравнения, единства исторического и логического.


Новизна исследования заключается в опыте сопоставления текста Корана и стихотворений А. С. Пушкина.

Степень самостоятельности:

Самостоятельно изучены суры из Корана в переводе, сделаны выводы. В ходе исследования использованы следующие методы: анализ сравнительных данных, изучение и анализ литературы.


Практическая значимость работы:

Материал исследовательской работы способствует расширению кругозора, повышает интерес к творчеству А.С. Пушкина, развивает художественный вкус и читательскую зоркость. Всё это позволяет использовать данный материал на уроках русской литературы в национальной школе, на факультативных занятиях и во внеклассных мероприятиях. В новых стандартах по литературе для старшей школы включено изучение «Подражаний Корану» А.С. Пушкина.












Введение


Готовясь к докладу о творчестве А.С. Пушкина, я случайно натолкнулась на стихотворения «Подражания Корану» и удивилась, что Пушкин, как и М.Ю.Лермонтов,

Л.Н. Толстой, И. Бунин и другие писатели, под влиянием Священной книги «Коран» создал великолепные стихотворения. Я сама тоже хочу научиться читать Коран на арабском языке и в своей работе попытаюсь определить, что же привлекло Пушкина в Коране, что побудило его создать «Подражания», знал ли Пушкин арабский язык?

Многие нравственные истины изложены

в Коране сильным и поэтическим образом.

А.С. Пушкин

Начало нового XXI вв., характеризуются проявлением глобальных проблем: терроризма, экологического кризиса, вандализмом, деморализацией, национальными конфликтами и др.

Каждому человеку необходимо знать ценности других народов, все это облегчит общение, понимание, восприятие людей друг другом, поможет избежать конфликтов, противоречий. А также расширит кругозор человека.

Объект исследованияя выбрала поэму «Подражания Корану» А.С. Пушкина

Целью своей работыопределила сопоставление текста Корана со строчками пушкинских стихотворений, попыталась выявить суры (главы) священной книги, послужившие источником «Подражаний Корану».

В ходе реализации данной цели попыталась разрешить следующие задачи исследования: выяснить интерес А.Пушкина к религии ислам и влияние священной книги мусульман на лирику великого русского поэта;

выяснить о том, что знал ли Пушкин арабский язык, читал ли он Коран в подлиннике или пользовался его переводами;

выявить адресата «Подражаний Корану»;

изучить пушкинские стихотворения, примечания к ним и текст Корана, определить источники и ассоциации «пересоздания» Пушкиным некоторых глав (сур) Корана.

Гипотеза моего исследования: «Подражания» ближе всего к содержанию Корана на арабском языке, чем к переводам.

В ходе исследования использованы следующие методы: анализ сравнительных данных, изучение и анализ литературы.

Я думаю, что собранный мной материал исследовательской работы способствует расширению кругозора, повышает интерес к творчеству А.С. Пушкина, развивает художественный вкус и читательскую зоркость. Всё это позволяет использовать данный материал на уроках русской литературы в национальной школе, на факультативных занятиях и во внеклассных мероприятиях. В новых стандартах по литературе для старшей школы включено изучение «Подражаний Корану» А.С. Пушкина.

В своей работе мы опирались на следующие источники: Коран на арабском языке в переводе Э.Кулиева, Веревкина, Саблукова и др. Перевод смыслов и комментарии Корана Валерии Пороховой, на статьи из журналов «Литература в школе» № 5 – 6 за1992 год, журналов «Русская речь» № 1, 1992 год, № 3, 1974 год, приложение к газете «Первое сентября. Литература».







3.

Раздел1. Коран и Пушкин


11. Коран. Влияние Корана на А.С.Пушкина.


Коран-священная книга.

Начало нового XXI века – время особенное. На фоне глобальных проблем человечества (ядерной, экологической, демографической) испытывает своеобразный подъём национализм, объединивший под свои знамёна разных людей. Одни стремятся к возрождению культурно-исторических традиций своего народа, другие борются за национальное самоопределение, третьи пытаются установить политическую гегемонию в стране либо в регионе. Наблюдается ужасающий всплеск лицемерия, лжи, бесчестия и клеветы даже во многих сферах религиозной активности. Существует множество таких организаций, которые пытаются дискредитировать Ислам. В обществе растёт ощущение опасности, исходящее от этих организаций. Тема «исламского экстремизма» актуальна как никогда. Невежество в вопросах религии сегодня ставит под сомнение мирное сосуществование национальностей и религий.


Обратившись к основной книге Ислама – Корану, можно понять, что Ислам – это прежде всего религия Мира. Само слово «Мир» упоминается в Коране 134 раза. В мусульманской вере есть такое положение, которое запрещает быть агрессором. И Иисус, и Моисей (мир им) считаются в Исламе истинными пророками, о них много рассказано в Коране, и каждый мусульманин обязан признать их (и других упомянутых пророков в Коране) посланниками Аллаха. Фанатизм и экстремизм противоречат Исламу, потому что это разумная религия. Исламские духовные ценности общечеловечны.

Более двух столетий назад великий русский поэт А.С. Пушкин, вполне поддерживавший покорение Кавказа, вдруг своим поэтически чутьём проникает туда, к религии противостоящих тогда России народов – и создаёт «Подражания Корану». Русские поэты всегда вещали о Мире, искали истоки вечных духовных ценностей человека как в Библии, так и в Коране. Они нашли и отразили в русской литературе то ключевое слово – Человечность, которое должно объединить вокруг себя людей, противостоящих нынешнему развалу и дикости.

Понять религию Ислам – значит понять себя, своё отношение к вечным духовным ценностям, к людям, к жизни, сформировать свой взгляд и внести свой вклад в духовное возрождение великой многонациональной России. Среди других религий мы должны правильно понять Ислам, и в этом отношении Коран – исключительный феномен исламской духовности и культуры всего человечества.

Влияние Корана на А.С.Пушкина.Коран (от арабского «ал-куран» – чтение вслух, назидание) – величайший памятник исламской духовной культуры, священная книга мусульман и своеобразный символ мусульманской цивилизации. Значительная часть его посвящена деяниям реальных персонажей исторической памяти народов Ближнего Востока и Северной Африки. Идеи и формулы этой книги всегда были обоснованием тех или иных деяний для политиков и народных вождей. Коран является источником вдохновения для мусульманских и немусульманских писателей и поэтов. Сверхчеловеческий мир божественных и адских состояний и ещё нечеловеческий мир природных тайн – огромный источник духовного опыта. Отражённый в Коране «сильным и поэтическим образом», он часто окрылял русских поэтов. Особенно проникся Всемогущим Духом Корана великий русский поэт А.С. Пушкин, поэзия которого связана со


4.

всей Вселенной: и с миром ангелов, и с миром демонов, и, конечно, прежде всего и больше всего со всеми положительными, творчески созданными и накопленными сокровищами духа всего народа. Поэтический дух Пушкина всецело

стоит под знаком религиозного начала преображения, сочетающим религиозное просвещение с простотой, трезвостью, смирением и любовным благоговением ко всему живому как творению Божьему.

По следам Пушкинского поиска

Маршрут поиска

1. Коран. Перевод смыслов и комментарии Валерии Пороховой. Дамаск – Москва. 1996 г.

Стихи А.С.

Пушкина

Суры из

Корана

Название сур



I

89

59

94

93

11

18

Аль-Фаджр. Заря

Аль-Хашр. Сбор

Аш-Шарх. Раскрытие

Ад-Духа. Утро

Худ. Худ

Аль-Кахф. Пещера


II

33

Аль-Ахзаб. Союзники




III

80

7

42

50

76

20

22

Абаса. Нахмурился

Аль-Араф. Ограды

Аш-Шура. Совет

Каф. Каф

Аль-Инсан. Человек

Та Ха. Та Ха

Аль-Хадж. Паломничество


IV

2

39

80

Аль-Бакара. Корова

Аз-Зумар. Толпы

Абаса. Нахмурился








V

22

27

33

25

61

48

30

33

58

36

3

14

Аль-Хадж. Паломничество

Ан-Намль. Муравьи

Аль-Ахзаб. Союзники

Аль-Фуркан. Различение

Ас-Сафф. Ряды

Аль-Фатх. Победа

Ар-Рум. Римляне

Аль-Ахзаб. Союзники

Аль-Муджадила. Препирающаяся

Йа Син. Йа Син

Аль-Имран. Семейство Имрана.

Ибрахим. Ибрахим



VI

48

3

9

4

8

47

Аль-Фатх. Победа

Аль-Бакара. Корова

Ат-Тауба. Покаяние

Ан-Ниса. Женщины

Аль-Анфаль. Трофеи

Мухаммед. Мухаммед


VII

74

25

26

Аль-Муддасир. Завернувшийся

Аль-Фуркан. Различение

Аш-Шуара. Поэты.


VIII

64

65

59

Ат-Тагабун. Взаимное обделение

Ат-Таляк. Развод

Аль-Хашр. Сбор




IX

2

Аль-Бакара. Корова

(схема1)

2.А.С.Пушкин. Том первый. Москва. «Художественная литература», 1985 г.


1.2. Интерес А.С. Пушкина к Исламу и Корану


Существует множество причин тому, что Пушкин написал «Подражания Корану». И прежде всего, на мой взгляд, это связано с происхождением поэта. Прадед Пушкина – арап Петра Великого, Ганнибал был мусульманином, об этом он писал в нескольких своих произведениях. Предки Пушкина были переселенцами из Мекки в Африку. Абрам Петрович Ганнибал (мусульмане называли его Ибрагимом) родился в Абиссинии (Эфиопия) в городе Лагона в религиозной семье. Ибрагим был очень красивым мальчиком. Его красота и послужила тому, что его похитили и привезли в качестве раба в Турцию. Этого десятилетнего мальчика покупает российский посол и дарит царю Петру. Род Ганнибалов дал России видных общественных деятелей, военных. Они не забывали о своих родовых связей с мусульманами. В домике Ганнибалов (Псковская область, село Пушкинские горы) среди сохранившихся до сих пор книг находится Коран на французском языке. Я думаю, что Пушкин не оставил без внимания эту Священную книгу. О связях Пушкина с мусульманами я узнала следующее. Среди участников Международной конференции по развитию Ислама в Санкт - Петербурге присутствовал представитель Африки. В своём выступлении он отметил, что мусульмане Эфиопии и сегодня считают великого русского поэта своим родственником, земляком, гордятся им и его творчеством.

С одной стороны – светский повеса, и в то же время – глубина личной драмы, духовный поиск. С одной стороны – атеизм и язычество, вступление в масонскую ложу в юном возрасте, и в то же время – уединение, молитва, озарение. Пушкин остро чувствовал ответственность перед Богом за то, как отзовётся его слово. Суеверные приметы, вера в сны, серьёзное отношение к предсказаниям, повышенная чувствительность к космическим влияниям нередко встречаются у высоко одарённых творческих личностей. Все пушкинисты отмечают, что в 1823–1825 годы поэт переживает духовный кризис. Юношеское увлечение атеизмом прошло. Настало время мучительных поисков ответа на вечные вопросы.

В творчестве Пушкина 1823–1830-х годов явственно его обращение к мистицизму. Он ищет способ проникнуть в божественное предопределение. Именно в этот период обращается он к Корану, который Пушкин узнал в русском переводе М.И. Верёвкина. Русский драматург М.И. Верёвкин, член Российской Академии, сделал перевод Корана с французского языка. С арабского оригинала Коран был впервые переведён профессором Казанской духовной академии Г.С. Саблуковым в 1877 году.

«Подражания Корану».

«Подражания Корану» - пример пушкинского восприятия арабской культуры

Интерес к арабской литературе пробудился у Пушкина рано. Ещё в детстве он читал знаменитый сборник арабских сказок «Тысяча и одна ночь» и «Восточные сказки» Антуана Гамильтона. Это отразилось в послании к сестре (1814 г.) и в сказочной поэме «Руслан и Людмила». Характерным примером пушкинского восприятия и творческого преломления арабской культуры являются

«Подражания Корану». « Я тружусь во славу Корана», - писал Пушкин брату из Тригорского в Петербург. В Михайловском, в конце сентября 1824 года, приступил к

5.

созданию «Подражаний Корану» и в ноябре окончательно завершил свой труд. Основной замысел «Подражаний» связан с раздумьями Пушкина над собственной жизнью и событиями своей эпохи. Это не «подражания» в узком смысле слова, а лирический цикл с остро – современным звучанием, волновавшим поэта. Об Исламе и Коране юноша Пушкин слышал на лекциях профессора истории И.К. Кайданова. В незавершенном стихотворении 1825 года сохранилось поэтическое признание Пушкина, что он читал Коран в «день гоненья» перед отъездом в Михайловское, летом 1824 года. Этот лирический отрывок

близок некоторыми мотивами «Подражаниям Корана»:

В пещере тайной, в день гоненья

Читал я сладостно Коран…

Несомненно, Пушкин читал Коран. Одна из исследовательниц творчества Пушкина Кашталева Г.К. писала, что Пушкин не знал арабского языка. Поэтому при написании «Подражаний Корану» он пользовался русским переводом М. Веревкина 1790 г. издания. Последний сделал перевод с французского издания 1770 года. Цикл «Подражания Корану» состоит из девяти стихотворений. Они возникли в пору реалистической зрелости Пушкина, когда писал он средние главы «Евгения Онегина». Для понимания цикла пушкинских «Подражаний» очень важно разобраться в отношении поэта к Корану – религиозному и историко-культурному памятнику арабо-мусульманской культуры. Вслед за текстом стихотворений, входящих в состав «Подражаний Корану», Пушкин напечатал примечания к ним. Внимательное изучение примечаний, а также черновых вариантов «Подражаний» и высказываний поэта о Коране в письмах не оставляет сомнений в том, что Коран интересовал Пушкина не с религиозно-культовой, а с общефилософской и нравственно-поэтической стороны, как исторический

Памятник художественной культуры. В примечаниях поэт писал: «… Многие нравственные истины изложены в Коране сильным и поэтическим образом». Если сравнить каждую строчку пушкинских стихотворений с сурами (главами и аятами) Корана можно выявить, что одна пятая часть стихотворений полностью совпадает с текстом Корана, пятое стихотворение – буквальная передача текста Корана.

В результате своих исследований я пришла к выводу, что Пушкин пользовался 33 сурами и 81 аятом Корана.

Свои «Подражания» поэт называл вольными. Даже воспроизводя те или иные обороты подлинника, он не копировал его, а обогащал заимствованные образы собственной интерпретацией. Вместе с тем в «Подражаниях» Пушкина встречаются мотивы, отсутствующие в Коране, которые придают иногда автобиографическое звучание его стихам.

В 1824 году в Михайловском, в имении, окружённом сосновыми лесами, занесённом ноябрьскими снегами, великий Пушкин создаёт цикл стихотворений, ставших одним из самых удивительных и совершенных его творений – «Подражания Корану». Это были именно подражания, вольные переложения, а не перевод. В этой работе ощутимо присутствие образов великой книги Ислама, воздействие и духа, и буквы Корана, в глубины которого проник великий русский поэт. Мощное давление откровений, содержащихся в Коране, давление всей книги в целом и отдельных сур присутствуют в каждой стихотворной строке:

Клянусь четой и нечетой,

Клянусь мечом и правой битвой,

Клянуся утренней звездой,

Клянусь вечернею молитвой:

Нет, не покинул я тебя.

Кого же в сень успокоенья

6.

Я ввёл, главу его любя,

И скрыл от зоркого гоненья?

Не я ль в день жажды напоил

Тебя пустынными водами?

Не я ль язык твой одарил

Могучей властью над умами?

 

Мужайся ж, презирай обман,

Стезёю правды бодро следуй,

Люби сирот, и мой Коран

Дрожащей твари проповедуй.

«Разве тут не мусульманин, разве это не самый дух Корана и меч его, простодушная величавость веры и грозная, кровавая сила её?» (Ф.М. Достоевский о «Подражаниях Корану»).

«Подражания Корану» – не просто поиски экзотики, как, скажем, у Гёте в его «Западно-восточном диване». Нет! Это мощнейший всплеск духовности, толчок к художественному объединению или хотя бы пониманию народов. Недаром на одно из стихотворений этого цикла писали музыку и Даргомыжский, и Свиридов:

Восстань, боязливый:

В пещере твоей

Святая лампада

До утра горит.

Сердечной молитвой,

Пророк, удали

Печальные мысли,

Лукавые сны!

До утра молитву

Смиренно твори;

Небесную книгу

До утра читай!

Именно с этого стихотворения и с музыки Даргомыжского начиналось иное видение Востока, иное его понимание, пошёл русский ориентализм с углублением, который заложил основу для развития восточных музыкальных культур с подлинно национальным колоритом.

Поэтически сильно, интересно и ярко изображает великий поэт могущество Всемогущего Аллаха в усмирении человеческой гордости:

С тобою древле, о всесильный,

Могучий состязаться мнил,

Безумной гордостью обильный;

Но ты, господь, его смирил.

Ты рёк: я миру жизнь дарую,

Я смертью землю наказую,

На всё подъята длань моя.

Я также, рёк он, жизнь дарую,

И также смертью наказую:

С тобою, боже, равен я.

Но смолкла похвальба порока

От слова гнева твоего:

Подъемлю солнце я с востока;

С заката подыми его!

7.

В «Подражаниях Корану» Пушкин раскрыл и те общечеловеческие черты, ту высокую поэзию и народную мудрость, которые сказались в требовании ответственности человека перед своей совестью в пафосе самоотречения и бескорыстия:

Торгуя совестью пред бледной нищетою,

Не сыпь своих даров расчётливой рукою:

Щедрота полная угодна небесам.

В день грозного суда, подобно ниве тучной,

О сеятель благополучный!

Сторицею воздаст она твоим трудам.

Но если, пожалев трудов земных стяжанья,

Вручая нищему скупое подаянье,

Сжимаешь ты свою завистливую длань, –

Знай: все твои дары, подобно горсти пыльной,

Что с камня моет дождь обильный,

Исчезнут – господом отверженная дань.

В этих строчках ощущается благородная простота и наполненность каждого образа.

Чувствуется в «Подражаниях» особый интерес А.С. Пушкина к образу пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), к его моральному облику и пророческому предназначению на Земле:

А вы, о, гости Магомета!

Стекаясь к вечери его,

Брегитесь суетами света


Смутить Пророка Моего.

В паренье дум благочестивых,

Не любит он велеречивых,

И слов нескромных и пустых.

***

С небесной книги список дан

Тебе, пророк, не для строптивых;

Спокойно возвещай Коран,

Не понуждая нечестивых!

Возможно, строками Корана и навеян образ поэта в одном из самых известных его стихотворений, вызвавший много откликов и споров в русской критике. Пушкинский «Пророк» появился в 1826 году, и автор монографии о «Пророке» Н. Черняев пытался доказать, что он восходит не к библейским образам пророков, а к Корану. «Пророк Пушкина, – писал Н. Черняев, – не безымянный и никому неведомый библейский пророк, а Магомет (Мухаммад), которого проповедники Ислама называют просто Пророком или последним Пророком». Далее Черняев подробно сопоставляет пророка у Пушкина с жизнью Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует). И хотя большинство критиков посчитали эти аналогии совершенно не убедительными, всё-таки это не исключает того, что в «Подражаниях Корану» в облике пушкинского пророка уже намечались отдельные черты пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), прежде всего его непримиримость ко злу, смелое обличение неправды. В «Подражаниях» голос свыше внушает Пророку. Вот как отражает А.С. Пушкин предназначение пророка в одноимённом стихотворении:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

8.

Как бы там ни было, я думаю, что назначение всех пророков одинаково – донести слово истины, добра, правды, справедливости до сердца каждого человека, научить его умению вникнуть в глубину уже родившейся мысли в чужой голове и, подхватив её на

лету, задуматься над своей. И ничего нет удивительного в проведении параллелей между отдельными чертами пушкинского «Пророка» и Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует). Их и не надо искать, ибо духовное богатство личности и заключается в правильном понимании своего предназначения на Земле. У великого поэта Пушкина оно заключается в идейном содержании его поэзии, предназначенной для всех людей независимо от их веры и национальности. Ф.М. Достоевский говорил о Пушкине, что лишь он «один изо всех мировых поэтов обладает свойством перевоплощаться вполне в чужую национальность», а Н.В. Гоголь, говоря об «отклике» Пушкина на национальные культуры, о его способности к «перевоплощению» писал: «И как верен его отклик, как чутко его ухо! Слышишь запах, цвет земли, времени народа. В Испании он испанец, с греком – грек, на Кавказе – вольный горец в полном смысле этого слова».

Эта «всемирная отзывчивость», «перевоплощаемость» Пушкина – одно из важнейших свойств его творчества. Но она достигается не в результате отказа от личного отношения к теме. В изображении далёких эпох, иных национальных культур Пушкин, глубоко воссоздавая их внутреннюю сущность, в то же время сохраняет свою оценку, даёт своё истолкование и восприятие тех событий и характеров, которые им показаны. Как установлено исследователями, пушкинские «Подражания Корану» чаще всего являются самостоятельными произведениями, весьма свободными по отношению к образцам, по-новому осмысляющими текст, дающими как бы экстракт, самую сущность образцов. В его лирических стихах с особой полнотой и вместе с тем со скупой сдержанностью раскрывается личность самого поэта, внутренняя сила и богатство его восприятия жизни.

Пушкин один из первых в русской литературе обратился к поэзии Востока, его культуре. Поэзия арабов, персидская литература и Коран органически вошли в его творчество. Вместе с тем он резко возражал против стилизаторского отношения к восточной поэзии, внешнего подражания ей, восприятия её как эффективной экзотики. Восток и его прошлое показаны Пушкиным не условно-стилизованно, а во всём специфическом своеобразии национальной культуры, во всей исторической конкретности. Его стихи о Востоке выдержаны в разной словесной тональности, наделены различным национальным колоритом. Восток библейский у Пушкина значительно отличается от Востока мусульманского, арабского. В стихотворениях «Фонтану Бахчисарайского дворца» и «В прохладе сладостной фонтанов» Пушкин обратился к Востоку в изображении ханского Крыма и передал в этих стихотворениях и восточную негу, и пассивную созерцательность феодального Востока, и узорчатую яркость Бахчисарайского дворца, и пышность ханских пиров, включив в свои стихотворения точные этнографические детали. Восток в его стихах воссоздан не во внешней пышности, а со своей философией, мировоззрением, со своей духовной культурой, данной в глубокой, проникновенной формулировке, в определении стихов и сказаний поэтов Востока:

На нити праздного веселья

Низал он хитрою рукой

Прозрачной лести ожерелья

И чётки мудрости златой.

Пушкин говорит здесь о сочетании пышности с мудростью, которое было характерно для восточной придворной поэзии и которое было бы неуместно в стихах другой тематики. Витиеватость и декоративная фиктивность этих образов, обычно чуждые


9.

самому Пушкину, здесь передают условные, узорчатые арабески восточной поэзии.

В «Подражаниях Корану» А.С. Пушкин с необычайной полнотой передаёт мудрость, страсть и веру мусульманского Востока, его суровую экзальтированную поэзию.

Таким образом, Пушкин глубоко проник не только в слог и стиль восточной поэзии, но в самую сущность национальной культуры народа на определённой ступени его исторического развития. «Всемирная отзывчивость» и «перевоплощаемость» Пушкина – это глубокий, содержательный труд его души, становление его личности, в которой

религиозное чувство и сознание играло первостепенную роль. Она помогла понять историю и культуру других народов, а другим народам открыла великого поэта – А.С. Пушкина. Она положила начало целой плеяде русских поэтов, пытающихся в своих произведениях с пушкинской отзывчивостью передать индивидуальный облик и национальную специфику другого народа.








































10.

Раздел 2. «Подражания Корану»

2.1 Адресат «Подражаний»

В Пушкинских горах могила А.С. Пушкина… Пушкины жили в селе Михайловское, а в соседнем селе Тригорское находилось имение помещицы Осиповой. Поэт многие годы с большим уважением посещал, приходил, создавал здесь большинство своих произведений. Хозяйка имения П.А. Осипова заботилась о Пушкине как мать. За месяц до трагической гибели поэта в одном из писем она очень волновалась о здоровье Пушкина, вот почему «Подражания Корану» А.С. Пушкин посвятил именно ей.


Источники и ассоциации стихотворений «Подражаний»


Так как Коран привлекал Пушкина не как законодательный свод, а как памятник культуры, отразивший восточную жизнь, то свой цикл он открывает переложением ярких его глав (сур), дающих возможность познакомиться с началом биографии гонимого пророка-поэта. В обобщенных предложениях, раскрывающих жизнь раннего Мухаммеда, выражаются мысли, чувства, переживания самого Пушкина, «гоненье» поэта и «сень успокоения», которую он находит в Михайловском и Тригорском. Живые реалистические черты восточных нравов привлекли внимание поэта.

Так, одно из «Подражаний», второе, построено на заповедях для ближайшего окружения пророка, жен и единомышленников Мухаммеда. «Ревность араба так и дышит в сих заповедях»,- писал Пушкин в примечаниях к своим «Подражаниям»


О жены, чистые пророка,

От всех вы жен отличены:

Страшна для вас и тень порока.

…………………………………..

Храните верные сердца

Для нег законных и стыдливых,

Да взор лукавый нечестивых

Не узрит вашего лица.


Третье «Подражание»-это короткая драматическая сценка, выхваченная из восточной жизни и отражающая ранний период развития ислама, когда пророк уклонялся от спора с «нечестивыми»:

Смутясь, нахмурился пророк,

Слепца, заслышав приближенье.

Стихи дословно передают текст Корана 80ю суру: «Пророк наморщил чело, нахмурился в лице, устрашился от приближающегося к нему слепого».

Дальше в Коране поучение-мораль: «Беги далеких от закона Божия». Пушкин заменил поучение действием, заповедь превратилась в драматическую сценку:

Бежит, да не дерзнет пророк

Ему являть недоумение.

Этот короткий эпизод из общественной жизни Мухаммеда подчеркивает важную для Пушкина мысль о спокойной ненасильственной проповеди истин духа.

С небесной книги список дан

Тебе, пророк, не для строптивых…

С большей ясностью лирический голос Пушкина звучит в первом «Подражании»:

Мужайся ж, презирай обман,


11.

Стезёю правды бодро следуй…

Именно такой, как представлялось Пушкину, должна быть деятельность любого человека, будь то государственный деятель или поэт.

Идейно-философский смысл «Подражаний Корану» заключён в вере в торжество добра, в мыслях о назначении поэта, его общественном служении и облике государственного деятеля, каким представлялся он Пушкину.

Обратим внимание на заключительную, девятую балладу цикла, которая привлекает широтой обобщения. Несмотря на то, что сюжетная основа совершенно иная. Глава Корана предназначена служением могущества бога: его способности воскрешать мёртвых, то в пушкинском произведении появляется новый мотив недовольства Богом, ропота и наказания (кары господней). На первый взгляд, в стихотворении изображена традиционная ситуация: человек возроптал на бога, за то что был превращён в старца, видя его раскаяние, бог вернул ему молодость. Развитие внешнего сюжета стихотворения должно было бы привести к поучению: довольствуйся малым, смирись. Однако вывод оказывается совершенно иным, благодаря своеобразному внутреннему развитию сюжета произведения. В основе этого развития – столкновение контрастов. Противопоставлены пустыня и оазис, затем – картины гибели и возрождения оазиса. Эта цепь образов переплетается с другой: жизнь – угасание, старость – и снова жизнь, молодость. На этом фоне возникают контрасты, связанные с душевным состоянием, настроение человека: недовольство судьбой (усталость) – успокоение (отдых) – горе (разрушение) – радость жизни (воскрешение).

Проследим, какие изменения происходят с центральными картинами оазиса и пустыни с лирическим настроением, которое им сопутствует.

В стихотворении дважды возникает перед нами животворный оазис. Изнемогая в пустыне, путник теряет надежду – «И кладезь под пальмою видит он вдруг». Следующие строки второй строфы не вносят в пейзаж никаких красок:

К пальме пустынной он бег устремил,

И жадно холодной струей освежил

Горевшие тяжко язык и зеницы…

Эпитет «пустынная» лишь подчеркивает, что уже сообщалось в предыдущей строфе: пальма выросла в пустыне, она одинока. А слова «холодной струей освежил» больше относятся к путнику, к утолению физической жажды. Его второе описание сменяет картину опустошения ( «Уж пальма истлела…») и вырастает в развернутое изображение:

И чудо в пустыне тогда совершилось:

Минувшее в новой красе оживилось;

Вновь зыблется пальма тенистой главой;

Вновь кладезь наполнен прохладой и мглой.

На протяжении всего стихотворения отдельный образ, переживания возвращаются

каждый раз в новом словесном оформлении. Смысл первой встречи с оазисом – в избавлении от физического страдания, ведь путник не в силах любоваться красотой пальмы, спешит утолить жажду и тут же засыпает; а пережив трагедию и вновь обретя молодость, наблюдая, как все возрождается из тлена, человек начинает иначе воспринимать ожившую природу. «Вновь зыблется пальма тенистой главой» - этот новый образ пальмы создается новыми деталями: глаголом «зыблется» и прилагательным «тенистая». Острее ощущается передаваемое словом «зыблется» освежающее дуновение.

«Тенистая глава» пальмы – это густая, сочная, зеленая крона в её новой красе. Два основных признака (прохлада и тень) повторены и в описании колодца: «Вновь кладезь наполнен прохладой и мглой». Описанию возрожденного оазиса предшествуют слова:


12.

«Минувшее в новой красе оживилось». Именно в этом месте произведения совершается

перелом то разрушения, страданий к возрождению и затем – ликованию. Впервые здесь говорится о красоте – раньше о ней не упоминалось: путнику было не до неё. Относящийся к ней эпитет «новая» наполняет особым смыслом понятие «чудо»: чудесно не само оживление минувшего, ведь минувшее оживилось не в прежней, а в невиданной «новой красе», доступной лишь тому, кто понял, что чудо – это сама жизнь человека, природы… чудо – это молодость; в ней полнота жизни.

Итак, наблюдение убеждает нас в том, что в балладе контрастны образы пустыни и оазиса (при первом его появлении), картина разрушения, вызванного беспощадным бегом времени («Уж пальма истлела…»), - и воскрешение оазиса: контрастен характер изображения живого оазиса при первом и повторном его появлении: и наконец, как следствие, контрастный настроения, переживания, возникающие по мере развития «событий». Все это подчинено общей цели: утвердить радость бытия и саму жизнь, как высшую на земле ценность. Все подводит к финалу, славящему жизнь в любом её проявлении.

В пушкинском стихотворении звучит призыв принять жизнь, насладиться красотой природы, молодостью, научиться дорожить всем, что живет на Земле, и самому почувствовать как велико это чудо – жить. Вот откуда те «святые восторги», которые делают человека сильным, помогают ему (вначале – упавшему духом) одолеть невзгоды. Пустыня, по которой он блуждал «три дня и три ночи» и на которую взирал «с тоской безнадежной», - осталась, и по ней предстоит ему возобновить свой путь. Но теперь ропот бессилия сменился иным отношением к жизни, дающим силы для трудного пути.

И чувствует путник и силу, и радость:

В крови заиграла воскресшая младость;

Святые восторги наполнили грудь;

И с богом он Дале пускается в пут.

Так все отчетливее звучит жизнеутверждающий пафос произведения.

Глава2.2 Особенности языка


Безупречное мастерство Пушкина проявляется в «Подражаниях». Предельно напряженная и эмоционально – взволнованная речь отличается устойчивым ритмом, нарушаемым лишь в местах наиболее важных и выразительных по смыслу. Резкость и неожиданность переходов от одной темы к другой, быстрая смена интонаций, риторичность речи характеризуют восточную специфику. Резкой сменой тем и интонаций отличается третье «Подражание»: спокойный тон сменяется взволнованным. В третьем четверостишии гневно звучит тема раздумья о горестной доле человека. Она выделена ритмически и интонационно. Риторические вопросы падают как удары:

Почто ж кичится человек?

За то ль, что наг на свет явился,

Что дышит он недолгий век,

Что слаб умрет, как слаб родился?

В двух последних четверостишиях новая тематическая и интонационная смена. Гнев переходит в угрозы, сменяется картиной страшного суда:

Но дважды ангел вострубит:

На землю гром небесный грянет:

И брат от брата побежит,

И сын от матери отпрянет.


13.

Гремящий гром здесь не только описан, но и передан ритмически.

Поэтический образ часто создается в Коране благодаря ярким сравнением. Одно из них великолепно воссоздано Пушкиным в «Подражании»:

Зажег ты солнце во Вселенной,

Да светит небу и земле,

Как лён елеем напоенный,

В лампадном светит хрустале.

Таким образом, «Подражания» - один из тех пушкинских шедевров, в котором восточная традиция воспринята поэтом особенно плодотворно.

       Так получилось, что эти строки пишутся 170 лет спустя после того, как друг и учитель великого русского поэта В. Жуковский сказал о последних секундах жизни поэта, запечатленных на лице его: «Какая- то важная удивительная мысль на нём разливалась, что-то похожее на видение, на какое-то полное, глубоко-удовлетворяющее знание. Всматриваясь в него, мне хотелось у него спросить: «Что видишь, друг?» Какая мысль открывалась Пушкину перед уходом в никуда, известно не нам. Возможно, это была некая «всемирность» «единственного явления русского духа», подмеченная позже, в 1880 году, Ф. М. Достоевским: «Пушкин лишь один изо всех мировых поэтов обладает свойством перевоплощаться вполне в чужую национальность». Перевоплощением в чужую национальность было для Пушкина не только изображение чужих пейзажей, обычаев и героев, но и проникновение в стиль и язык чужого языка, в чужой дух, чужую религию и мировоззрение, как в свои национальные ипостаси. При всём при том Пушкин оставался русским, христианином. В. Соловьёв, известный русский религиозный христианский философ XIX века, писал, что религиозное сознание поэта сформировалось в его зрелые годы. «Прежнее его неверие было более легкомыслием, чем убеждением, и оно прошло вместе с другими легкомысленными увлечениями…В сознании своего гения и в христианской вере имел поэт двойную опору.» 
Нам никоим образом не хотелось бы посягнуть на христианскую опору гения, поэтому сразу оговорим, что обращение к сопоставлению «Подражаний Корану» с самим Кораном преследует цель филологическую, а не какую- либо другую, тем более, что подобное обращение - не первое и не единственное. Обратиться придётся при сопоставлении и к более древнему, нежели Коран, документу - Ветхому Завету, у которого достаточно много общего и с православными , и с исламскими мотивами. 

       Тема христианства в творчестве Пушкина стала разрабатываться сравнительно недавно, если не учитывать высказывание В. Соловьёва о высшем добре и высшем разуме в судьбе Пушкина и христианских мотивах его творчества. В конце 20 века учёные сделали попытку обобщения аналитических исследований на эту тему. Библейскими обычно считают «Гавриилиаду», которую имел в виду В. Соловьёв, говоря о юношеском легкомыслии поэта, стихотворения «Пророк», «Отцы пустынники» и около десятка других произведений.

Написанная в 1821 году, «Гавриилиада» отражает интерпретированный поэтом сюжет, не чуждый и мусульманской мифологии. В Коране имя Джибрила (Гавриила) стоит рядом с именами Исы и Марьям (Иисуса и матери его Марии). Как отмечают исследователи, образ Гавриила воспринят из иудейско- христианской традиции, основанной на взаимодействии иудаизма и раннего христианства. Коран, в свою очередь, знает об Исе и Марьям значительно больше, чем о других пророках, художественная форма рассказов о нём, диалоги Марьям и ангелов свидетельствуют о широком распространении в Аравии VI-VII веков христианских легенд и ветхозаветных притч. Многие тексты свидетельствуют о явной симпатии к христианству в начальный период создания Корана. История создания и

14.

распространения поэмы Пушкина описана в комментариях Д. Благого к собранию сочинений Пушкина, потому не будем повторяться, однако заметим, что образ Марии - это и коранический образ. Не случайно А. С. Пушкин, осваивая мировые религии, обратился к образу Марии как самому древнему образу христианства, уходящего в глубину Ветхого Завета, наиболее почитаемому в христианстве и уважаемому в исламе. 

       Тема влияния восточного, в частности, исламского мировоззрения на творчество Пушкина стала разрабатываться ещё в начале XX века, но и по сей день существует много неясных вопросов, касающихся взаимодействия русской культуры первой половины XIX века и культуры Востока, повлиявшей не только на творчество великого русского поэта, но и на всю последующую русскую культуру и литературу. 

       Подробно об истории изучения межкультурных связей Востока и русских писателей, особенно Пушкина, о жанре подражаний в русской и европейской поэзии мы написали в статье «Ветхозаветные и коранические мотивы в творчестве А. С. Пушкина» в 1999 году. Подробно изложена также информация о знакомстве Пушкина с Кораном и его переводами на русский язык , о распространённости Корана в России . Информация собрана в результате изучения работ советских историков и востоковедов ( И. Ю. Крачковский, Г. В. Милославский, М. Б. Пиотровский, С. М. Прозоров, Е. Резван и др.). Текстологу и филологу интересно знать, что Пушкин писал свои «Подражания», когда в России не были известны ни переводы Крачковского, ни знаменитые переводы С. Саблукова, ни, тем более, комментированные тексты В. Пороховой. Известно, что среди интеллигенции России в то время «ходили» казанские тексты на арабском языке, переписанные в 1787- 1798 годах. В Европе был распространён латинский перевод Корана 1698 года, французский перевод А. Дю Рие, использованный в дальнейшем для перевода на русский язык М. И. Верёвкиным, английский текст Сэла, с которого в 1792 году был составлен русский перевод Колмыкова. Переводом Верёвкина, по-видимому, пользовался и М. Ю. Лермонтов, работая над «Демоном». В начале 60-х годов Б. Томашевский писал, что значение «Подражаний Корану» ещё не определено, поэтому необходим дальнейший анализ и сопоставления с текстами Корана. Ниже мы приводим свою собственную интерпретацию некоторых стихотворений цикла, сформировавшуюся благодаря сравнению текста Пушкина с имеющимися в нашем распоряжении факсимильным арабским текстом и его переводом (Саблуков), с построчными переводами Крачковского и «Переводами смыслов» В. Пороховой, а также с некоторыми строками канонической Библии.
Общее описание «Подражаний» и соответствующих фрагментов Священных книг:
       В «Подражаниях» выделяются 9 самостоятельных стихотворений, которые, тем не менее, следует рассматривать как единое произведение. Многие строки до сих пор толкуются по- разному, точно так же, как суры Корана содержат « явные» и «скрытые»

части, то есть подлежащие толкованию и не подлежащие толкованию. Отдельные части требуют обращения к Ветхому Завету, так как носят явные признаки переплетения иудео- христианских и мусульманских мотивов. Девять частей «Подражаний», как и 114 сур (глав) Корана не связаны друг с другом ни логически, ни каким-либо сюжетом. В Коране суры организованы по принципу величины текста, разрозненны по содержанию и выхватывают отдельные разрозненные эпизоды из жизни Мухаммада или всей Аравии. Пушкин попытался несколько упорядочить строй своего произведения, разнообразить ритмический рисунок, что соответствует разнообразию поэтической формы сур Корана ( всего в Коране 114 сур от 3 до 286 айатов- стихов). Нельзя исключить субъективный фактор избрания Пушкиным разных объёмов,

15.

размеров и ритмических рисунков: молодой поэт, по-видимому, оттачивал стихотворное искусство. Дальнейшее сопоставление показывает, что при работе над «Подражаниями» Пушкин действовал не как переводчик, а прежде всего как поэт и интерпретатор: он брал строки перевода М. Верёвкина и облекал подстрочный прозаический текст в искусную поэтическую форму, подчиняя её законом русского стиха и русского языка. Так же поступал М. Ю. Лермонтов, создавая стихотворения по байроновским стансам. 

Сопоставление первого стихотворения цикла с сурой 89 «Клянусь»: Начинается цикл строфою из 4-х строк с анафорой «Клянусь». Мотив клятвы наблюдается и в Коране ( суры 81, 85, 86 , 89, 90 , 91, 92 ,95 , 100 , 103 и др). Наиболее соответствует пушкинской клятве 89 сура Корана, в которой представлены мотивы чета и нечета, утренней зари, вечерней молитвы, меча и правой битвы, тайною создания мужчины и женщины и др. Примечательно, что у М. Ю. Лермонтова в «Демоне» также присутствует мотив клятвы с аналогичными атрибутами. Сравним тексты:

Пушкин : 
 Клянусь четой и нечетой --- Клянусь мечом и правой битвой --- Клянуся утренней звездой ---Клянусь вечернею молитвой

Издания Корана:
ва-ш-шаф’ и --- ва-л-ватри --- ва-л- фаджри---
клянусь четом и нечетом --- клянусь четой и единицей---
клянусь зарёю --- клянусь утренней зарёю --- клянусь тем, кто создал мужчину и женщину --- клянусь тайною создания двух полов 
Примечательно, что в текстах Корана отсутствуют строки о клятве вечернею молитвой. Во времена создания Корана ритуал вечерней молитвы ещё не был введён в исламе, каноническая молитва была введена и закреплена письменно только в VIII веке.

В Коране мотив клятвы связан с ранними языческими представлениями аравийских кочевников, потому в нём присутствует клятва силами природы (планеты, кометы, ночь, день, заря, небо, звёзды, сияние солнца, луна, вечернее и предзакатное время и т. д.) Пушкину были известны эти строки с клятвами, потому что он сам комментирует: «Алла клянётся копытами кобылиц, плодами смоковницы, свободою Мекки, добродетелью и пороком, ангелами и человеком. Странный сей реторический оборот встречается в Коране поминутно». Действительно, в сурах 95 и 92 аллах устами Мухаммада клянётся смоковницей, маслинным деревом, горой Синаем и безопасным городом (Пушкин, вслед за переводчиком Верёвкиным, думает, что это Мекка, хотя скорее всего это Медина, куда бежал Мухаммад в целях безопасности). Сура Корана 100 содержит информацию, которую можно отнести к так называемым «скрытым» понятиям, не расшифрованным даже экзегетами. Не очень вдумываясь в смысл

скрытости, Верёвкин переводит « клянусь копытами кобылиц», что смущает Пушкина и он выводит этот образ в примечания, не вводя в текст.
 Сравним варианты известных переводчиков И.Ю. Крачковского, Г. Саблукова, В. Пороховой с переводом Пушкина, данном им в комментариях к стихотворению:

• Мчащимися задыхаясь, выбивающими искры, нападающими на заре (Крачковский) --- быстробегущими, с пыханьем, выбивающими искры, пускающимися в набег с утра (Саблуков) --- в знак скакунов, что мчатся и, от бега задыхаясь, бьют искрами из- под копыт и атакуют на заре (Порохова) --- копытами кобылиц( Пушкин) 
• этим городом безопасным( Крачковский) --- сим безопасным городом(Саблуков)--- и

16.

этим городом, что так великолепно безопасен(Порохова)--- свободою Мекки(Пушкин)
• смоковницей(Крачковский)--- смоковницей(Саблуков)--- смоковницей (горы Иерусалимской) (Порохова)--- плодами смоковницы(Пушкин)

Можно согласиться с мнением отдельных учёных о том, что пушкинские стихотворения цикла непосредственно соответствуют той или иной суре Корана, однако о переводе не должно быть и речи. Пушкин пользовался не самим Кораном, создавая Подражания, а его переводом, который, в свою очередь, был вторичным с французского, а происхождение французского перевода трудно прослеживается. Потому правильнее было бы говорить о вольной интерпретации Пушкиным стихов Корана, толчком для которой послужили поэту строки и образы, разбросанные по всему тексту, распылённые по многим главам. Сам текст Корана противоречив, что объясняется историей его создания в разное время и в разных местах Аравии, когда происходило формирование монотеистической религии на фоне активных

языческих верований иудаизма , иранского зороастризма и раннего христианства. Немудрено, что текст Корана впитал в себя элементы религий многих народов и не может быть истолкован только с позиций одной религии. Точно так же и Пушкин: увлекшись исламом как одной из молодых религий, он не мог выбросить из сознания образы и сюжеты других священных книг. Пример тому - IX стихотворение поэта, возвращающее читателя от Мухаммада к древнееврейским пророкам и странникам. Олицетворение «странника» и «пророка» с поэтом, отчётливо выраженное в пушкинском «Пророке», чуждо исламу. « Не сообщить ли мне вам, на кого нисходят сатаны? Нисходят они на всякого лжеца, грешника…И поэты - за ними следуют заблудшие…кроме тех, которые уверовали». Обратим внимание на последние слова суры: «…кроме тех, которые уверовали». Исследователи Корана и ислама отмечают, что многие главы Корана являются своего рода отражением религиозно- политической борьбы и полемики между руководителями первых мусульманских общин с соперниками. «Главная идея проповеди Мухаммада - необходимость обращения к

единобожию. Поэтому многобожие осуждается… Коран запечатлел борьбу Мухаммада с язычниками и язычеством, полемику с иудаизмом и христианством, которые существовали на территории Аравии в сектантских формах и рассматривались в Коране как генетически родственные и предшествовавшие исламу». 
Приведём ещё несколько примеров сопоставительного характера с целью определения степени интерпретации Пушкиным строк Корана: 
Пушкин: Нет, не покинул я тебя--- Когда же в сень успокоенья Я ввёл, главу его любя, И скрыл от зоркого гоненья? Не я ль в день жажды напоил Тебя пустынными водами?--- Не я ль язык твой одарил Могучей властью над умами?--- Мужайся ж, презирай обман, Стезёю правды бодро следуй, Люби сирот и мой Коран дрожащей твари проповедуй. 
 Коран , сура 93 ,Крачковский:
Не покинул тебя твой господь и не возненавидел--- Разве не нашёл я тебя сиротой и не приютил? И не нашёл тебя заблудшим?--- И направил на путь--- и вот сироту ты не притесняй, а просящего не отгоняй. О милости твоего Господа возвещай.
 Коран , сура 93 Саблуков:
Господь твой не оставил тебя и не презрел--- Не сиротой ли он нашёл тебя и не приютил? Не блуждающим ли он нашёл тебя?--- И на прямой путь поставил--- А поэтому сироты не притесняй, нищего от себя криком не отгоняй, Но благость Господа твоего им проявляй.
Пушкин в целом передал содержание коранического фрагмента. Наряду с точным воспроизведением текста («Нет, не покинул я тебя») поэт перефразировал слова Корана, придав им художественную форму (строго говоря, Пушкин «исправлял»

17.

переводчиков, потому что в арабском оригинале текст представлен стихами с определённой рифмой и размером). Сравним стиль Пушкина и подстрочные переводы:
Пушкин: ввёл в сень успокоенья--- язык твой одарил могучей властью над умами--- люби сирот--- Мой Коран проповедуй--- дрожащие твари
подстрочные переводы: приютил--- направил на путь--- сироту не притесняй--- о милости твоего Господа возвещай--- сирота, заблудший, просящий, нищий
В дальнейшем мотив передачи откровения Бога через Мухаммада и подобный же библейский мотив отразились в стихотворении «Пророк»:
И он к устам моим приник И вырвал грешный мой язык И жало мудрыя змеи В уста замершие мои Вложил десницею кровавой»

 Второе стихотворение коранического цикла Пушкина посвящено жёнам и друзьям (родственникам) пророка. Оно наиболее соответствует 32- 34 айатам 33 суры Корана
Пушкин: О жёны чистые пророка!

От всех вы жён отличены

Страшна для вас и тень порока

Под сладкой сенью тишины

Живите скромно.

Вам пристало безбрачной девы покрывало.

Храните верные сердца

Да взор лукавый нечестивых 
Не узрит вашего лица!

Коран сура 33 перевод Крачковского: О жёны пророка! Вы не таковы, как какая-нибудь из женщин. Если вы богобоязненны, то не будьте мягки в словах , чтобы не возжелал тот, в сердце которого болезнь, и говорите слово ведомое Пребывайте в домах своих и украшайтесь украшениями первого неведения Выстаивайте молитву, давайте очищение, повинуйтесь аллаху и его посланнику Аллах хочет удалить скверну от вас, семьи его дома и очистить вас очищением
Коран сура 33 перевод Саблукова: Жёны пророка! Вы не то, что все другие жёны Если вы богобоязливы, то не будьте слишком ласковы в словах ваших, чтобы в том. у кого в сердце болезнь, не было желания вас Постоянно будьте в своих домах, не хвастайтесь перед другими своими нарядами, как хвастались в прежние времена неведения

Совершайте молитву, давайте очистительную с имущества милостыню, повинуйтесь Богу и посланнику его Бог хочет удалить мерзость от вас, от семейства сего дома и очистить вас полною чистотою.
Как и в первом случае, мы наблюдаем почти полное соответствие содержания коранических строк и строк Пушкина. Обращает на себя внимание многословный и назидательный тон коранического текста и лаконичность пушкинской интерпретации. Строго говоря, в сопоставлении данного типа мы имеем дело не с Пушкиным и Кораном, а с Пушкиным и переводчиками, потому что текст самого Корана в данном

случае для нас закрыт. К тому же, Крачковский и Саблуков, по-видимому, пытались стилизовать перевод под старину, отсюда- русские архаизмы типа «сего дома», «возжелал», «ведомое» и др. В этой стилизации нет вины учёных, они передали содержание текста, как могли, не будучи поэтами. 
       Современному исследователю, задавшемуся целью сопоставить тексты подобного типа, чтобы получить дополнительную информацию о мастерстве поэта и проникнуть в глубину его творческой лаборатории, приходится сталкиваться с явлениями «скрытого смысла», разгадать которые порой не удаётся без специальных знаний ( в данном случае- реалий обрядности раннего мусульманства и истории раннего ислама и пророка). Толкование пушкинских строк стихотворения VII

«Восстань, боязливый» затруднено без обращения к переводу соответствующего фрагмента Корана и без фоновых знаний об эпизодах биографии Мухаммада, который,

18.

как известно, являлся исторической личностью, военачальником и главой рода. Так, например, Пушкин употребляет слово «боязливый», которому в Коране соответствует понятие «завернувшийся» или «завернувшийся в одежду». Кто это? В исследовании о раннем исламе Климович Л. читаем: «..пророки и пророчицы появлялись перед

верующими с закрытыми лицами, а во время молитвы, впадая в транс, закутывались в плащ или более плотную одежду». Этот приём восходит к шаманскому культу и использовался в раннем мусульманстве и христианстве теми, кто выступал как пророк. 
Строка Пушкина, первоначально звучавшая как «Восстань, боязливый»- ( в Коране - «закутавшийся») – в другом стихотворении поэта звучит «Восстань, пророк!». 
Пушкин разгадал тайну «закутавшегося»: 
Пушкин: Восстань, боязливый, в пещере твоей
Святая лампада до утра горит.
Сердечной молитвой, пророк, удали
Печальные мысли, лукавые сны.
До утра молитву смиренно твори, 
Небесную книгу до утра читай!
Коран в переводе Крачковского,сура 74 и сура 73: О завернувшийся! Простаивай ночь, если же немного – половину её, или убавь от этого немного, или прибавь к этому и читай Коран чтением… Встань и увещевай, и Господа твоего возвеличивай и одежды твои очисть ! И скверны беги!
       Логика сопоставления требует от исследователя обратиться к программному стихотворению Пушкина «Пророк» и сравнить его текст с «Подражаниями». Девятое стихотворение «Подражаний» было написано поэтом в 1824 году, «Пророк»- в 1826. Можно сказать наверняка, что два стихотворения связаны между собою явлением интертекстуальности, или переноса идеи и сюжета, реализованного в бессмертном

шедевре. В обоих стихотворениях герой- странник бродит по пустыне, томится от зноя и жажды, засыпает, затем происходит чудо пробуждения и возрождения, в обоих стихотворениях – «неведомый глас», «бога глас», только в «Пророке» до Бога является «шестикрылый серафим». О «Пророке» написано много сочинений. Добавим к ним свои наблюдения, полученные в результате сопоставления ряда пушкинских текстов с книгами Ветхого Завета и Корана. 
   В доказательство явления синтеза, или синкретизма идей о пророке у Пушкина, сопоставим три текста, один из которых самим поэтом назван «Подражания Корану»:
Пушкин «Пророк»: « и шестикрылый серафим на перепутье мне явился.., и угль, пылающий огнём, во грудь отверстую водвинул..»
«.. И он к устам моим приник… и вырвал грешный мой язык…», «И Бога глас ко мне воззвал..»
«..Восстань, пророк, и виждь, и внемли, исполнись волею моей и , обходя моря и земли, глаголом жги сердца людей!»  
Пушкин «Подражания Корану»: «..настал пробужденья для путника час ;встаёт он и слышит неведомый глас «Давно ли в пустыне заснул ты глубоко?» И он отвечает: уж солнце высоко ..» …И чудо в пустыне тогда совершилось, минувшее в новой красе оживилось,…и чувствует путник и силу , и радость… святые восторги наполнили грудь, и с Богом он алее пускается в путь…» «Восстань, боязливый, в пещере твоей Святая лампада до утра горит…»
« С небесной книги список дан тебе, пророк. Не для строптивых, спокойно возвещай Коран, не понуждая нечестивых..»
 Библия «Видение Исайи»: «…тогда прилетел ко мне один из серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника; и коснулся он уст моих и

сказал: «вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твоё удалено от тебя, и грех

твой очищен…» И услышал я голос Господа, говорящего: кого мне послать? И кто

19.

пойдёт для нас? И я сказал: Вот я, пошли меня…И сказал Он: пойди и скажи этому народу : слухом услышите, и не уразумеете, и очами смотреть будете, и не увидите..» 
   Сопоставление текстов даёт материал для выводов относительно стилистических свойств текстов и постепенного созревания идеи «жечь глаголом сердца людей». По стилю, пророк «Подражаний» (1824 г) - спокойный старик, призванный возвещать Коран и прославлять Бога, не принуждая к вере. Пророк 1826 года должен восстать, чтобы «жечь глаголом сердца людей». Вялое по стилю и эмоциональности стихотворение «Подражаний Корану» противопоставлено яркому, энергичному, эмоциональному стихотворению с четким призывом к действию. Что касается Исайи, который упомянут в Библии несколько раз как пророк, сын Амосов, живший во время царя Езекия, а также как пророк, возвестивший появление Мессии ( « Тогда сказал Исайя: слушайте же, дом Давидов! ..сам Господь даёт вам знамение: се, дева во чреве примет и родит сына и нарекут ему имя ..Еммануил») - оставим служителям Господа выяснить вопрос о том, как Еммануил стал Иисусом. В данном случае для нас неважно настоящее имя Мессии или пророка, предсказавшего его появление. Важно, что

А. С. Пушкин сконцентрировал в своём знании мотивы ветхозаветных, христианских и коранических легенд, создав поэтический и гражданский шедевр, вдохнув новое значение в понятие «пророк». 
 Полное сопоставление текстов «Подражаний» с текстами переводов Корана, факсимильным текстом Саблукова и стихотворением «Пророк» позволило в своё время автору настоящего исследования сделать выводы относительно религиозных мотивов в творчестве поэта: 
Пушкин за свои 37 лет прошёл сложнейший путь духовных исканий от безверия и легкомыслия юности («Безверие», «Гавриилиада»), через знакомство с религией иудеев («отцы- пустынники») и мусульман («жёны непорочны»), через осознание своей пророческой миссии («Пророк») к христианству: 
« Отцы пустынники и жёны непорочны … сложили множество божественных молитв, но ни одна из них меня не умиляет, как та, которую священник повторяет во дни печальные великого поста, всех чаще мне она приходит на уста и падшего крепит

неведомую силой. Владыко дней моих…!» 






















20.

Заключение.



Таким образом, при создании «Подражаний Корану» Пушкин проникновенно передал поэтическое своеобразие подлинника. Он высоко ценил «восточный слог».

«Подражания Корану» поражают музыкальностью, эмоциональностью и стройностью, как текст Корана.

Поэтому мы со своим руководителем склоняемся к мысли, что «Подражания» ближе всего к содержанию Корана на арабском языке, чем к переводу М.Верёвкина. На этой основе мы допускаем, что хотя Пушкин не умел читать и писать по-арабски, но слушал и понимал чтение Корана на арабском языке. Кто знает, а может и знал, ведь А.С. Грибоедов был знаком с арабским языком.

«Подражания», внешне написанные в духе Корана, открыли нам неисчерпаемые возможности художественного воплощения замыслов А.С. Пушкина.

Выводы таковы:


• «Пророк» явился развитием художественной темы 7-го стихотворения «Подражаний», которое, в свою очередь, явилось интерпретацией поэтом одной из глав Корана
• Будучи христианином, Пушкин совместил в своем произведении мотивы исламские с ветхозаветными, тем более, что эпоха пророчества в священных книгах отражена примерно одинаково.
• Многие сюжеты и образы Корана – вторичны , по сравнению с Ветхим Заветом, поэтому деление художественных «мотивов» поэта по их религиозной принадлежности- несколько искусственно.

 
























21.

Рекомендации по использованию:




Материал исследовательской работы способствует расширению кругозора, повышает интерес к творчеству А.С. Пушкина, развивает художественный вкус и читательскую зоркость. Всё это позволяет использовать данный материал на уроках русской литературы в национальной школе, на факультативных занятиях и во внеклассных мероприятиях. В новых стандартах по литературе для старшей школы включено изучение «Подражаний Корану» А.С. Пушкина.










































22.

Библиография

Анненков П. В. Пушкин в александровскую эпоху 1799-1826гг.- Спб., 1874.-С. 303- 304
2. Брагинский И. С. Заметки о западно- восточном синтезе в лирике Пушкина// народы Азии и Африки .-1965.-№4.-С. 124
3. Достоевский Ф. М. Речь на пушкинских торжествах в Москве 8 июня 1880 года // Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. : в 30 т.- Л.,1984.-Т. 26.
4. Кашталёва К. С. «Подражания Корану» Пушкина и их первоисточник.-М.,1930
5. Кулешов В. И. А. С. Пушкин и христианство. Русская литература XIX века и христианство.- М., 1997
6. Лобикова Н. М. Пушкин и Восток.- М., 1974
7. Оболенец А. Б. Хроника научной жизни. Круглый стол «Принципы и методы филологии- конец XX века»//Вестник Ставропольского государственного университета .- Вып. 22.-1999.- С.129- 139.
8. Проблемы интертекстуальности и интертекста // «TEXTUS»: Избранное. 1994-2004.- Сб. статей .- Вып. 11.-Часть 1.- Ставрополь, 2005.-С. 179-197.
9. Пушкинский текст. Научно-методический сборник статей семинара «TEXTUS».- Вып.5.-С-Петербург- Ставрополь,1999.
10. Резван Е. Коран в России// Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь.- Вып I.- 1998.-С. 47- 58.
11. Филененко В. И. « Подражания Корану» Пушкина .- Симферополь, 1928.
12. Франк С. Л. Религиозность Пушкина // Пушкин в русской философской критике: конец XIX века- первая половина XX века.- М., 1990.
13. Фридман Н. В. Образ поэта- пророка в лирике Пушкина // Уч. записки МГУ .-Вып.118.- Кн. II. -М., 1946
14. Черняев Н. Н. «Пророк» Пушкина в связи с его же «Подражанием Корану».- М., 1908.
15. Чеснокова Г. Д. Ветхозаветные и коранические мотивы в творчестве А. С. Пушкина// Пушкинский текст. Научно-методический сборник статей семинара «TEXTUS».- Вып.5.-С-Петербург- Ставрополь,1999.- С. 80- 89

Источники:
16. Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. Канонические. В русском переводе с параллельными местами.- М., 1999
17. Коран. Факсимиле и перевод с арабского Г. С. Саблукова (1907).-Казань.- М., 1990
18. Коран. Перевод акад. И. Ю. Крачковского.- М., 1990
19. Порохова В. Коран , перевод смыслов.- Дамаск- Москва.-1995.
20. Пушкин А. С. Избр. соч .в двух томах.- М.,1978.- Т. 1. -С. 219-224

21.Коран на арабском языке в переводе Э.Кулиева.

22.Перевод смыслов и комментарии Корана Валерии Пороховой, на статьи из журналов «Литература в школе» № 5 – 6 за 1992 год, журналов «Русская речь» № 1, 1992 год, № 3, 1974 год, приложение к газете «Первое сентября. Литература».

Словари:
21. Ислам. Энциклопедический словарь.- М., 1991
22. Словарь русского языка в четырёх томах.- Том IV, С- Я.- М.: Русский язык, 1988. 







23.

Приложение


I.

Клянусь четой и нечетой, Из суры 89

Клянусь мечом и правой битвой, В знак четных и нечетных чисел

Клянуся утренней звездой,

Клянусь вечернею молитвой: Из суры 59

Клянусь звездой, летящей с

Нет, не покинул я тебя. небосклона

Кого же в сень успокоенья

Я ввел главу его любя, Из суры 94

И скрыл от зоркого гоненья? Клянусь спустившимся

покровом ночи


Не я ль в день жажды напоил Из суры 94

Тебя пустынными водами? В знак ореола утреннего света,

Не я ль язык твой одарил В знак все темнеющего крова ночи

Могучей властью над умами? Тебя Господь твой не оставил

Тебя не разлюбил Владыка твой

Мужайся ж, презирай обман,

Стезею правды бодро следуй, Из суры 11

Люби сирот и мой Коран Так следуй же, Мухаммед!

Дрожащей твари проповедуй. Прямой стезей

Как то повелено тебе…


Из суры 18

Читай и проповедуй то,

Что явлено тебе из Книги Бога.






II.

О жены, чистые пророка, Из суры 32

От всех вы жен отличены: Жены пророка!

Страшна для вас и тень пророка Вы не такие,

Под сладкой сенью тишины. Как обычные другие жены, -

Живите скромно: вам пристало Ведите разговор пристойно

Безбрачной девы покрывало. Если вы гнева господа страшитесь

Храните верные сердца В своих речах не будьте ласково -

Для нег законных и стыдливых, любезны,

Да взор лукавый нечестивых Чтобы в каком-нибудь мужчине,

Не узрит вашего лица! Чье сердце к женщине влечением

больно

А вы, о гости Магомета, Не воспылало вожделеньем к вам.

Стекаясь к вечере его,

Берегитесь суетами света Из суры 33

Смутить пророка моего. Скажи своим супругам, о пророк!

В пареньи дум благочестивых, И дочерям, и женам верных,

Не любит он велеречивых Чтоб на себе они плотные покрывала

И слов нескромных и пустых: закрывали.

Почтите пир его смиреньем,

И целомудренным склоненьем, Из суры 53

Его невольниц молодых. О вы, кто верует!

Если вам нужно попросить

У жен его (пророка) какую-либо

утварь

То попросите их через завесу –

Это для их сердец и ваших чище.


О вы, кто верует!

В дома пророка не входите

Пока вам не позволят к трапезе

прийти.

Но и тогда не приходите раньше,

Чтоб вам не дожидаться

И не стеснять хозяев.

Когда вас позовут, входите,

Откушав же сполна,

Старайтесь поскорее разойтись,

Бесцеремонно не входя в беседу

с теми,

Кто вас в нее не приглашает.

Подобный ход вещей пророка

удручает

И он стыдится отказать в общении вам.






III

Смутясь нахмурился пророк, Из суры 80

Слепца послышав приближенье: Пророк нахмурился и отвернулся

Бежит, да не дерзнет порок Оттого, что подошел к нему слепой

Ему являть недоуменье. И речь прервал.


С небесной книги список дан Из суры 7

Тебе, пророк, не для строптивых; Ниспослана тебе Всевышняя книга,

Спокойно возвещай Коран, Чтоб его ты увещевал от зла.

Не понуждая нечестивых!

Из суры 42

Почто ж кичится человек? Внушенье тем Мы ниспослали

За то ль, что наг на свет явился, Коран арабский,

Что дышит он не долгий век, Чтоб им ты мог увещевать.

Что слаб умрет, как слаб родился.

Из суры 50

За то ль, что бог и умертвит Но ты не тот,

И воскресит его – по воле? Кто должен принуждать их к вере.

Что с неба дни его хранит А потому ты увещеваешь Кораном

И в радостях и в горькой доле? только тех,

Из суры 76

О пророк!

Мы по частям тебе Коран ниспосылали

А потому

Ты терпеливо жди указа Твоего

Владыки

И не прислушивается к тем средь них,

Кто грешен иль неверен перед Богом.

Из суры 20

Но всякому творенью на земле

Назначен Господом свой срок.

Из суры 22

Вы после этого со временем умрете.


Он тот, кто даровал вам жизнь,

Потом вас в смерть повергнет.

И вновь потом вас оживит,

Чтобы к Себе на суд призвать.




IV

С тобой древле, о всесильный, Из суры 2

Могучий состязаться мнил,

Безумной гордости обильный;

Но ты, господь, его смирил.

Ты рек: я миру жизнь дарую,

Я смертью землю наказую,

На все подъята длань моя.

Я также, рек он, жизнь дарую

И также смертью наказую:

С тобою, боже, равен я.

Но смолкла похвальба порока

От слова гнева твоего:

Подъемлю солнце я с востока; Из суры 39

С заката подыми его!

За то ль, что дал ему плоды,

И хлеб, и финик, и оливу,

Благословив его труды,

И вертоград, и холм, и ниву?


Но дважды ангел вострубил;

На землю гром небесный грянет:

И брат от брата побежит,

И сын от матери отпрянет.


И все пред бога притекут, Из суры 80

Обезображенные страхом;

И нечестивые падут,

Покрытые пламенем и прахом.



V

Земля недвижна – неба своды, Из сур 22, 27, 33, 25,30,58,36,14

Творец поддержаны тобой,

Да не падут на сушь и воды

И не подавят нас собой.


Зажег ты солнце во вселенной,

Да светит небу и земле,

Как лен, елеем напоенный,

В лампадном светит хрустале.


Творцу молитесь: он могучий:

Он правит ветром; в знойный день

На небо насылает тучи;

Дает земле древесну сень.


Он милосерд: он Магомету

Открыл сияющий Коран,

Да притечем и мы ко свету,

И да падет с очей туман.



VI

Недаром вы приснились мне Из сур 48,3,9,8, 47.

В бою с обритыми главами,

С окровавленными мечами,

Во рвах, на башне, на стене.


Внемлите радостному кличу,

О дети пламенных пустынь!

Ведите в плен младых рабынь,

Делите бранную добычу!


Вы победили: слава вам,

А малодушным – посмеянье!

Они на бранное призванье

Не шли, не веря дивным снам.


Прельстясь добычей боевою,

Теперь в раскаянье своем

Рекут: возьмите нас с собою;

Но вы скажите: не возьмем


Блаженны падшие в сраженье:

Теперь они вошли в эдем

И потонули в наслажденье,

Не отправляемом ничем.


VII

Восстань, боязливый: Из сур 74, 25, 26, 7

В пещере твоей святая лампада

До утра горит.

Сердечной молитвой,

Пророк

Удали

Печальные мысли.

Лукавые Сны!

До утра молитву

Смиренно твори;

Небесную книгу до утра читай!


VIII

Торгуя совестью пред бледной нищетою Из сур 64, 65, 59, 2

Не сыпь своих даров расчетливой рукою:

Щедрота полная угодна небесам.

В день грозного суда, подобно ниве тучной,

О сеятель благополучный!

Сторицею воздаст она твоим трудам.


Но если, пожалев трудов земных стяжанья,

Вручая нищему скупое подаянье,

Сжимаешь ты свою завистливую длань, -

Знай: все твои дары, подобно горсти пыльной,

Что с камня моет дождь обильный,

Исчезнут – господом отверженная дань.


IX

И путник усталый на бога роптал: Из суры 2

Он жаждой томился и тени алкал.

В пустыне блуждая три дня и три ночи,

И зноем и пылью тягчимые очи

С тоской безнадежной водил он вокруг,

И кладезь под пальмою видит он вдруг


И к пальме пустынной он бег устремил,

И жадно холодной струей освежил

Горевшие тяжко язык и зеницы.

И лег, и заснул он близь верной ослицы


И многие годы над ним протекли

По воле владыки небес и земли.


Настал пробужденья для путника час;

Встает он и слышит неведомый глас:

«Давно ли в пустыне заснул ты глубоко?»

И он отвечает: уж солнце высоко

На утреннем небе сияло вчера;

С утра я глубоко проспал до утра.


Но голос: «О путник, ты долее спал;

Взгляни: лег ты молод, а старцем

Восстал;

Уж пальма истлела и кладезь холодный

Иссяк и засохнул в пустыне безводной,

Давно занесенный песками степей;

И кости белеют ослицы твоей».


И горем объятый мгновенный старик,

Рыдая, дрожащей главою поник…

И чудо в пустыне тогда совершилось:

Минувшее в новой красе оживилось;

Вновь зыблется пальма тенистой

главой;

Вновь кладезь наполнен прохладой и

мглой.


И ветхие кости ослицы встают,

И телом оделись и рев издают; И

Чувствует путник и силу, и радость;

В крови заиграла воскресшая младость;

Святые восторги наполнили грудь:

И с богом он далее пускается в путь


исследовательская работа по русской литературе
  • Русский язык и литература
Описание:

Данная исследовательская работа посвящена исследованию известных каждому человеку, школьнику, студенту исламской и русской культур, их взаимодействия, взаимовлияния друг на друга.

В работе рассматриваются такая сторона взаимодействия русской (православной) и восточной (исламской) культур как литература, в частности поэма Пушкина «Подражания Корану».

Назначение данной работы показать одну из сторон совместной, общей культуры русского и восточного, мусульманского народов, их тесное переплетение, взаимное влияние друг от друга.

Данная работа может быть использована в школьной, техникумовской и вузовской практике для реализации принципа диалога культур в преподавании истории, литературы, в дни проведения Пушкинских чтений.

Материал исследовательской работы предназначена для использования на занятиях по учебной дисциплине «История», «Обществознание», «Литература» при изучении таких тем как, например: «Возникновение и распространение ислама», «Нации и межнациональные отношения», «Культура», тем посвященных творчеству А.С.Пушкина.

 

Представленная работа включает исследование «Подражаний Корану» А.С.Пушкина и сур Корана в переводах.

Автор Султанова Адема Нияровна
Дата добавления 29.12.2014
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 978
Номер материала 16290
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓