Главная / История / Исследовательская работа по краеведению

Исследовательская работа по краеведению

Исследовательская работа по краеведению
  • История
Описание:

Два чувства дивно близки нам-

В них обретает сердце пищу –

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

                                               (А.С.Пушкин)

«Мы все родом из детства», - так сказал знаменитый писатель. Я хочу перефразировать: «Мы, осетины, все с гор». У каждого человека есть свой заветный уголок земли, где он родился, где впервые ощутил ласку матери и увидел свет солнца, где лежит прах его предков. К этому уголку он всегда испытывает особую привязанность. Так и я, и мои родители, и мой дед (которого, к сожалению, уже нет) очень любим горы, где бываем часто, куда нас просто тянет. Сегодня много говорят о программе «Горы Осетии», но, к сожалению, в этом направлении мало сделано, а что делается, то медленно. 

 Даргавс, по моему мнению, является жемчужиной Осетии. И нам, жителям республики, грех не бывать здесь, не наладить инфраструктуру так, чтобы все «страны в гости к нам». 

В прошлом земля в горах в условиях тесноты и перенаселённости стоило очень дорого. До сих пор в горах вспоминают горькую шутку о том, как горец, выйдя пахать свои три участка, скинул бурку, и, перепахав два участка, не сумел отыскать оставшийся. Уходя домой,  он поднял бурку,  под которой был третий участок. Поэтому и зерно в горах ценилось на вес золота. Свои поля дали лишь скудные урожаи ячменя, и пшеницу приходилось доставлять с плоскости. Не говоря уже о ценах, груз ещё требовалось благополучно доставить в аул. Дороги были опасные вдвойне: из-за бездорожья и лихих людей, которых на Кавказе называли абреками.

В середине 18-начале 19 веков многие жители Даргавса стали селиться на равнинных землях. В этот же период наша фамилия переселяется в с.Фарн. По рассказу бывшего директора нашей школы одним из первых в с.Фарн переехала жить фамилия Цараховых. Его отца предупреждала знахарка о том, что не стоит менять место жительства. И действительно, прожив в с. Фарн ровно год, он умер и ему первому был поставлен на сельском кладбище надгробный камень. Мой дед Шамиль Жукаев именно в Даргавской долине в 1921 году снимался в первом приключенческом фильме «Абрек Заур». В эпизоде, где Абе косит сено над обрывом, а его товарищ страхует его сверху верёвкой (каскадёр был).

 Происхождение названия селения имеет несколько объяснений — осет. дуаргæс («привратник или защитник ущелья»), либо от из осет. даргъ («длинный») + фæз («поляна»). Местность, где располагается селение была заселена в давние времена, с эпохи бронзы, здесь обнаружено большое количество археологических памятников, в том числе аланский могильник конца I тысячелетия н. э. Даргавс был одним из главных центров формирования Тагаурского горного общества, согласно историческим и генеалогическим преданиям здесь жил «царевич Тага» (Тагаур), родоначальник родов и фамилий, относившихся к высшему сословию Восточной Осетии. Из Даргавса происходят многие знатные (алдарские) фамилии: Тхостовы, Мамсуровы, Тулатовы, Кануковы. Особенно влиятельными были Кануковы и Мамсуровы, которые владели лучшими земельными участками вблизи селения и имели право на охрану Даргавского ущелья. Самые знатные фамилии Даргавса основывали в ближайших ущельях новые аулы, так например Кануковы основали селение Верхний Кобан, которое известно на весь мир своими археологическими памятниками эпохи бронзы, давшими название древней кобанской культуре. Позднее Тулатовыми основано селение Нижний Кобан. Пересление части жителей селения на равнину началось после основания в 1763 году Моздока. В 1830 году во время восстания в Осетии в Даргавс ворвались царские войска под командованием генерала Абхазова. Множество жителей было убито, разрушено несколько башен. Руководители восстания были сосланы в Сибирь. В настоящее время постоянное население практически отсутствует, что связано со сходом ледника Колка в сентябре 2002 года (в результате схода ведущая в село дорога была разрушена, и Даргавс остался без связи с внешним миром). Сегодня действует объездная дорога.

Архитектурные памятники

 Неподалеку от селения Даргавс (Северная Осетия), в долине реки Мидаграбиндон, на юго-западном отроге горы Чиджитыхох находится исторический памятник "Город мертвых". Местное название этого хребта - Рабиныраг. Историко-археологический комплекс состоит на нескольких десятков каменных надземных или полуподземных могильников. Склепы по форме напоминают башни и отличаются большой прочностью, искусной кладкой стен и кровли. Пирамидальные и конусообразные формы кровли склепов сложены из шиферного сланца в виде ступенчатых уступов. Могильники служили фамильными (родовыми) усыпальницами осетин. Обычай погребения в надземных склепах был связан с культом предков. Умершего хоронили в полном одеянии с мелкими бытовыми предметами. Коста Хетагуров в книге «Особа» писал: «Кажется, ни что так сильно не укоренилось в понятиях осетина, как вера в загробную жизнь …». Наиболее несложны  по конструкции и непритязательны полуподземные склепы. Прямоугольные камеры из больших, грубо обработанных плит и камней; стены на высоте примерно полутора метров начинают переходить в ложный свод  характерный для горнокавказского строительства. В продольных стенах делались пазы, в которые вставлялись деревянные балки. На них клался настил из досок. Через узкий квадратный лаз в фасадной стене вносили умерших и укладывали их на настиле. Затем лаз закрывали деревянной дверцей с задвижкой. Так склеп с течением времени становился коллективной усыпальницей для нескольких поколений людей, принадлежащих к одной фамилии.

 Двускатные склепы построены по тому же принципу: в плане они такие вытянуто-прямоугольные, но сооружены полностью на поверхности земли и имеют более сложную конструкцию перекрытия. Внутри оно представляет собой ложный свод, а снаружи это двухскатная кровля с рядами выступающих сланцевых полочек. В фасадной стене непременный четырёхугольный лаз. В склепах этого типа устраивалось два этажа для погребения.

Самыми монументальными и величественными были склепы с пирамидально-ступенчатым перекрытием. В плане они квадратные. Камера деревянными настилами разделена на три этажа. Каждый этаж имеет свой четырёхугольный лаз доступный с земли. Своды этих склепов высокие и весьма колоритные – по всем четырём граням они густо украшены рядами выступающих сланцевых полочек, и в верхней точке свода обычно ставился пирамидально отёсанный камень - навершие. Ритмично расчлененный рядами полочек и увенчанный навершием свод получал стройность и завершённость. Полочки имели не только декоративное, но практическое значение – перекрывая ступени свода, они препятствовали проникновению воды в кладку свода и его разрушению. Горный климат изобилует осадками, и это обстоятельство было учтено строителями.

Покойников клали обычно на деревянные полки или в ладьеобразные деревянные колоды. Археологи считают, что погребения в "городе мертвых" относятся к различным эпохам - от XIV до XIX века. В 2002 году в этом музее под открытым небом проводились серьезные реставрационные работы, и в настоящее время он готов к приему туристов.

Строились   склепы   из  местного  материала   (камня  на   извести)  и  часто  снаружи  покрывались  желтой    охристой   облицовкой.  В каждом   склепе    делался  лаз,    а  в     стенах – небольшие    отверстия    для  вентиляции.  Благодаря  сквознякам  и    сухости    воздуха   трупы  часто   мумифицировались  и  сохранялись    длительное  время.   Все  склепы   имеют   от  одной  до   трех  камер в  несколько   ярусов   с  каменными     или    деревянными  полками, на   которых  помещались  тела   покойников.

            Установлено,   что наиболее   древними  из  указанных    трех  типов    склеповых      сооружений    являются   подземные   склепы,  относящие  ещё    к  аланской эпохе (5-9 вв.).  Полуподземные   склепы  датируются  9-14вв. и   надземные-12-13,причем  из    надземных  склепов  наиболее    древними    считаются  продолговатые  с    двускатными     крышами  (12-13 вв.)

            Из  этой     категории   памятников  наиболее  интересным  является  древнее       кладбище («Город  мертвых»),     расположенное   около   села   Даргавс,  на   склоне   крутого   холма, над   которым   возвышаются    громады   гор.

"Город мертвых" — знаменитый могильник, оставленный средневековыми жителями Даргавса; он состоит из 97 сооружений трех типов: полуподземных, дву- и трехскатных склепов. Сооружение трехъярусных склепов обходилось довольно дорого; это было под силу лишь наиболее богатым фамилиям горцев. Поэтому таких склепов в Даргавсе немного — всего 14, а наиболее простых полуподземных — 61. Очевидно, в этих цифрах отражена довольно достоверная картина социального устройства Тагаурского общества. За три года раскопок в конце 60-х гг. XX в. была составлена уникальная и обширная коллекция (около 1500 предметов), детально освещающая быт и культуру населения Тагаурии в XVII-XIX вв. Одежда, обувь, разнообразная посуда, оружие и некоторые виды орудий труда — такой полной коллекции по этнографии осетин нет ни в одном музее. В погребальном инвентаре "Города мертвых" много привозных и импортных вещей: восточные ткани, русская стеклянная посуда и бутылки, табакерки, грузинская и дагестанская керамика, дагестанская инкрустация металлом по дереву. Как видно, горная Осетия отнюдь не находилась в полной изоляции от внешнего мира.

Склепы очень долгое время не изучались. До революции это было исключено – всякий, кто рискнул бы проникнуть в склеп, мог бы поплатиться жизнью. Кроме того, известную роль сыграла и «дурная репутация» склепов. Народ окружил их мрачными слухами и поверьями. И сейчас в Осетии можно услышать рассказы о том, что в старину в горах бушевала эпидемия чумы, уносившая тысячу жизней. Чтобы не заразить здоровых людей, больные целыми семьями с детьми на руках, уходили в заранее построенные склепы и там умирали. А оставшиеся в живых боялись даже подходить к склепам.

Эпидемии в горах Осетии действительно бывали. Вот страшные цифры: в результате чумы, свирепствовавшей в конце 18 - первой половине 19 веков население страны с 200 000 человек сократилось до 16 тысяч! Осетины находились тогда на грани вымирания. Неудивительно, что это трагедия так глубоко запечатлелась в памяти народной.

Даргавс – самый большой и богатый некрополь на Северном Кавказе. Помимо него в Осетии есть ещё множество «городов мёртвых», значительно более скромных и меньших. Все они в совокупности придают земле Иристона неповторимый облик.

 На днях мне попалась публикация  «Город мертвых может снова умереть»

Уникальное открытие сделали российские археологи. «Обнаруженный ими в Зарамагской котловине (Северная Осетия) Адайдонский некрополь существовал и функционировал беспрерывно 800 лет, начиная с XIV века до нашей эры. Это единственный такой некрополь во всей России. Но радости археологи не испытывают: в связи со строительством Зарамагской ГЭС и грядущим затоплением котловины уникальному памятнику мирового значения угрожает судьба Атлантиды...».

Некоторые сведения о Даргавсе и его обитателях отложились в материалах путешественников и экспедиций Академии наук России, организованных в конце XVIII — начале XIX вв. Капитан российской армии Леонтий Штедер, служивший на Кавказской кордонной линии в должности дивизионного квартирмейстера, в 1781 г. получил задание составить топографическую карту Центрального Кавказа. Выполняя это поручение, Штедер вел дневник, содержащий исключительно важные сведения о горских народах, особенно об осетинах. Рассказывая о тагаурцах, капитан отметил важную статью доходов феодалов — сбор пошлин с проезжавших по дороге в Грузию. "Упрямый Каншоу, старшина Дергипша (Даргавса), — писал Штедер, — требовал мостовой сбор даже с генерала Тотлебена, потому что, как он говорил, даже грузинский архиепископ должен был ему уплачивать; грабил офицеров и курьеров, задерживал караваны и недавно имел в своих когтях доктора Рейнеггса [немецкий врач, с 1779 г. служивший придворным врачом царя Грузии Ираклия II; он также был "комиссионером" князя Г.А. Потемкина при царях Ираклии II и Соломоне I Имеретинском. Рейнеггс владел несколькими восточными и кавказскими языками. По составленному им осетинскому словарю на двух диалектах можно предположить, что он был хорошо знаком и с осетинским языком]. Этот 80-летний разбойник (владелец Даргавса — Ф.Г.) , несмотря на свою слабость, заставил свести себя по каменной лестнице с своего холма и пришел при остановке держать мою лошадь". С точки зрения этнографии весьма примечательно последнее обстоятельство, свидетельствующее о желании "старшины Даргавса" подчеркнуть свое уважение к гостю.

Интересно и оставленное Штедером описание Даргавса. "Дергипш лежит на правом берегу Кезила... Местечко большое и имеет по большей части каменные жилища (вспомним многочисленные башни Даргавса — Ф.Г.), между которыми на северо-восточной стороне поднимается укрепленный замок старшины Каншава... Его пятеро сыновей держались несколько в стороне вооруженными на конях из предосторожности и боязни, но по моей просьбе им пришлось приблизиться, чтобы в знак гостеприимства передать саблю и всем вместе увезти обратно старика..."

Во время поездки на Кавказ в 1807—1808 гг. член российской Академии наук Ю. Клапрот также побывал в Даргавсе. "На правом берегу Кизила на высокой и крутой горе расположено защищенное башнями селение Даргавс, которое принадлежит трем тагаурским фамилиям Мамцире-фирт, Сахак и Ханкуате или Эритави-фирт".

Трудно судить о том, какая из современных осетинских фамилий скрывается за "Сахак". Однако, несомненно, что под Мамцире-фирт имелись ввиду Мамсуровы, а под Ханкуате-фирт — Кануковы. Не ясно также, почему последнюю фамилию Ю. Клапрот обозначил и второй формой — Эристави-фирт. Если она является отчеством, тогда вместе с Ханкуате она должна читаться как сын Эритава Канукова. Если же она является социальным термином, обозначавшим династию ксанских и арагвских эриставов, то тогда мы имеем указание на какую-то связь между алдарами Тагаурии Кануковыми и князьями из дома эриставов, происходивших из знатного аланского рода Сидамонта.

Выше уже отмечалось, что алдары Даргавса в XVII-XVIII вв. в ближайших ущельях основали новые аулы. Несмотря на наличие вокруг Даргавса обширной долины, экономика ее населения не отличалась стабильностью. Как и в других горных районах не только Кавказа, но и всего мира, эффективность занятия скотоводством и, особенно, земледелием, во многом определялась погодными условиями. В случае продолжительных проливных дождей, или, наоборот, при засухе, неурожаи подводили жизнь горцев к критической черте. Неудивительно, что жители ущелий во все времена стремились переселиться на равнину.

          В документах кизлярского коменданта сохранилось донесение иеромонаха Осетинской духовной комиссии Григория генералу Фрауендорфу. В нем, в частности, отмечалось, "Сего июля 20 числа (1755 г.) получил я из Осетии от архимандрита Пахомия, который пишет ко мне необходимую во всем нужду, что ныне в тамошней стороне хлеба и протчего ничего не родилось; и за тем никакого запасу тамо достать ни откуда не могли и претерпевают в том великую нужду" (курсив мой — Ф.Г.). Острый недостаток сельскохозяйственных продуктов подтолкнул горцев-осетин к поискам возможностей переселения на равнину. Архимандрит Пахомий в начале 1756 г. сообщал в Синод "о желающем быть под протекциею ея императорского величества и выселиться из гор осетинском тагаурском народе". В другом документе сказано: "осетинского тагаурского народа старшины 4 человека в 1755 году в марте месяце при нем, архимандрите Пахомий, приезжали в Кизлярскую крепость и тамошнему коменданту подали на высочайшее ея императорского величества имя прошение о том, что они желают быть под протекцией) ея императорского величества и выселиться из гор в степи на удобное место, прося дабы при поселении их на том месте для безопасности их... определить к ним одного знатного человека, которого в стороне их почитали, а их, осетинцов, выселиться может около 3000 оружейных людей, и что они о сем принуждены просить потому, (что) поныне в горах претерпевают недостаток в пашенной земле и в местах для поддержания скота, и хотя некоторые Большой Кабарды владельцы призывают их осетинцов под свою власть, обнадеживая при том их защищением (и обеспечением землей), но они того учинить не желают".

Архимандрит поддержал просьбу тагаурцев, добавив от себя, что в случае переселения осетин на равнину старшим на новом месте жительства поставить к ним находившегося в Кизляре генерал-майора князя Эльмурзу Черкасского, сына Девлет-Гирея Черкасского. Иначе, предупреждал Пахомий, тагаурцы могут принять предложение кабардинских князей.

Переселение на равнину началось после основания в 1763 г. Моздока, хотя на первых порах на новое место перебирались лишь крестьяне. Тагаурские алдары новые поселения на равнине образовали в начале XIX в.

В 1830 г. во время выступления алдаров Даргавс был взят войсками князя Абхазова. Джанхот Шанаев и 9 его сыновей, Бита Кануков, Базурико и Джанхот Мамсуровы, Кургоко Карсанов и Хамурза Тулатов с сыновьями "объявлены государственными преступниками и сосланы в Сибирь".

Вместе с тем, надо отметить, что как до выступления, так и после него алдары Даргавса верой и правдой служили в российской армии. В неполном списке офицеров-осетин русской армии числится 9 представителей Кануковых, 2 — Тулатовых, б — Тхостовых, 9 — Фидаровых и т.д.

Селение очень богато различными архитектурными памятниками, особенно известно боевыми башнями и «городом мёртвых», состоящим из 97 склепов различного типа. На берегу реки Уаллагдон находится средневековая самая высокая башня Мамсуровых. Она впечатляет своими размерами и безукоризненным качеством кладки. Арочный вход располагается на высоте 2 м; в случае опасности люди поднимались по приставной деревянной лестнице, втаскивали её за собой, запирая вход окованной железом дверью. Башня Мамсуровых является ярким примером осетинского каменного зодчества, строительство подобных башен могли себе позволить только самые обеспеченные фамилии.

Башня Аликовых возвышается над «городом мёртвых», в километре от селения, на склоне горы Раминыраг. Масыг имеет четыре балкончика (машикуля). Эта башня контролировала подступы к Даргавсу со стороны Геналдонского ущелья. Известна также под названием башня Бадтиевых, захвативших башню позднее. Башня сильно пострадала в результате землетрясения в 1923 году.

На восточной окраине аула расположена жилая башня Дегоевых, рядом с которой обнаружены руины боевой башни Дегоевых. Жилая башня Дегоевых представляла собой хорошо защищённый дом-крепость, внутри которой находились: очаг, над которым висела цепь, резное деревянное кресло для старшего мужчины (хистар), низкие трехногие столики для еды (фынг), выдолбленная из ствола дерева кадушка для воды, деревянные самодельные кровати, лавка, на полках расставлялась деревянная и глиняная посуда, на стене почётное место занимало холодное и огнестрельное оружие.

В Даргавсе также существуют в различной степени сохранности следующие памятники архитектуры: комплекс Тароевых, замок (галуан) Сахмановых, башня Джибиловых, жилая башня Сасиевых, а также множество других памятников неустановленной принадлежности.

Из Даргавса вышло и немало представителей осетинской интеллигенции. В самом ауле действовала церковно-приходская школа "при двух учителях". Как отмечалось в анонимной статье в "Терских ведомостях" (1910, № 235), "Школа охотно посещается детьми, число которых в настоящее время достигает около 100 — большего школа не может вместить". Чтобы как-то удовлетворить огромный "спрос на школу, духовное ведомство предложило более крупным отселкам открыть у себя" дополнительные начальные учебные заведения. Даргавсцам "эта мысль пришлась по душе" и они решили "открыть еще несколько школ". Автор статьи призывал жителей Даргавса обратить внимание не только "на обучение мальчиков, но и на девочек... не надо забывать, что в семейной жизни образованная мать сильнее влияет на воспитание детей, чем образованный отец".

Мне очень хочется, чтобы Даргавс стал национальным парком, если не мирового, то европейского масштаба. Ведь к числу особо притягательных сторон Даргавской  долины наряду с живописной природой, безусловно,  относятся памятники истории и культуры осетинского народа. В аулах доживают свой век многочисленные боевые и жилые башни, и среди  них самая высокая в здешних краях башня Мамсуровых. Имеются уникальные объекты кавказского значения как, например, башня в пещере аула Хинцаг. Но вершиной  всех вершин из памятников – Даргавский город мёртвых, который учёные сравнивают с долиной царей в Египте. Спасибо узбекским учёным, которые помогли реставрировать эти памятники архитектуры.

Кто не помнит прошлого, у того нет будущего. Мы должны знать и любить свой край. Не нарушая горный ландшафт, нужно создавать гостиничные комплексы в живописной долине Даргавса. Почему швейцарские Альпы являются курортом всемирного масштаба? Они ведь не выше и не краше Кавказа?! Что надо сделать, чтобы привлечь внимание чиновников к этой проблеме? У нас дома хранится камень с фамильной башни деда. Он очень дорожил этой реликвией и часто брал его в руки, как будто разговаривал с ним. Мне рассказывали, что в Египте каждый вечер у пирамид рассыпают самосвал камней, так как туристы прихватывают на память с собой по камушку. Учитывая огромный наплыв желающих посетить пирамиды, если бы власти этого не делали, то как знать, чтобы стало с этим чудом света. Мне бы хотелось, чтобы в скором времени наши чиновники распоряжались  рассыпать самосвал камней у великолепных памятников Даргавской долины, так как туристы, восхищаясь красотой наших гор, желали бы с собой увести кусочек нашей истории.

 

 

 

Автор Дулаева Ира Руслановна
Дата добавления 30.12.2014
Раздел История
Подраздел
Просмотров 392
Номер материала 18871
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓