Главная / Русский язык и литература / Исследовательская работа «Мир дворянской усадьбы в романе А. С. Пушкина «Дубровский» и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»

Исследовательская работа «Мир дворянской усадьбы в романе А. С. Пушкина «Дубровский» и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»

Мир дворянской усадьбы в романе А. С. Пушкина «Дубровский» и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души».

Цель исследования:


Рассмотрение архитектурного облика, парковой культуры, внутреннего убранства дворянской усадьбы во взаимосвязи с укладом жизни помещиков в произведениях А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя.


Достижение цели предполагает решение следующих задач:


  • Проанализировать особенности художественного изображения дворянско-помещичьей усадьбы ведущими классиками первой половины XIX века.

  • Выявить и описать общую систему универсалий, используемых

А. С. Пушкиным и Н. В. Гоголем, в которых интерпретируется и

оценивается образ дворянской усадьбы в зависимости от социального

положения помещика и его внутренней культуры.


Объектом исследования является изображение дворянской усадьбы в русской прозе первой половины XIX.


Материал исследования составляют художественные произведения

А. С. Пушкина «Дубровский» и Н. В. Гоголя «Мертвые души».

Актуальность исследования.

Выбор темы исследования обусловлен значением усадьбы в культуре России. На протяжении многих веков усадьба являлась важным компонентом отечественной культуры, неотъемлемой частью историко-культурного национального наследия. В современной действительности большое внимание уделяется дизайну дачных и приусадебных участков, а также обустройству интерьера квартиры, дома, усадьбы, дачного домика. Профессия «дизайнер» как никогда актуальна на сегодняшний день. Как и двести лет назад интеллигентный и просто уважающий себя гражданин стремится обустроить свое жилище согласно материальным возможностям, социальному положению и своей внутренней культуре. И сегодня мы можем увидеть великолепные особняки, напоминающие усадьбу князя Верейского («Дубровский») или дома Тентетникова («Мертвые души») или полную безвкусицу, напыщенность, желание выделиться, похвастаться своим материальным положением, властью, самодурством в духе Троекурова («Дубровский»). Считаем необходимым прививать подрастающему поколению, сверстникам автора исследования вкус и «отменные манеры» через анализ эпизодов исследуемых произведений, касающихся обустройства дворянских усадеб.


Практическая значимость работы связана с возможностью углубленного, а не поверхностного изучения произведений школьной программы, позволяющего продуктивно подготовиться к единому государственному экзамену по литературе, с возможностью использования данного исследования в процессе подготовки к урокам литературы.










































Почтенный замок был построен,

Как замки строиться должны:

Отменно прочен и спокоен

Во вкусе умной старины.

Везде высокие покои,

В гостиной штофные обои,

Царей портреты на стенах

И печи в пестрых изразцах…


А. С. Пушкин «Евгений Онегин».


Вся русская литература «золотого века» в своих высочайших образцах развивалось в рамках дворянской усадебной культуры от Пушкина до Чехова.

Мы попробуем проследить общую систему универсалий, используемых ведущими классиками первой половины XIX в. А.С Пушкиным и Н. В. Гоголем, которыми оценивается образ русской дворянской усадьбы, характеризующей социальное положение помещика.

Усадебная культура сложилась в России сравнительно поздно: ко второй половине XVIIIв. В 1762г. император Петр III издал указ об освобождении дворян от обязательной государственной службы. С тех пор дворянин волен был выбирать: посвятить себя службе или удалиться в деревню и заняться хозяйством. Многие помещики предпочли последнее. После обнародования указа все дороги из Москвы и Петербурга были запружены каретами, экипажами, повозками, на которых дворяне со своим скарбом покидали обе столицы и уезжали на жительство в родовые имения. С тех пор на протяжении многих десятилетий дворяне перебирались на лето в сельские жилища, а осенью возвращались в город.

Помещики в силу своего достатка, вкуса, фантазии преображали старые родительские дома в молодые классические особняки, привозили сюда новую, часто выписанную из-за границы, мебель, посуду, книги, картины, скульптуру, разбивали вокруг сады и парки, выкапывали пруды и каналы, возводили садовые павильоны и беседки.

Что представляла собой дворянская усадьба? Все зависело от того, для чего она предназначалась. Одни усадьбы служили для отдыха и увеселений, другие - для постоянного жилья. Именно о них пойдет речь.

По средствам и возможностям дворяне различались очень сильно: от богатейших вотчинников, имевших не одну тысячу крестьян и десятки тысяч десятин земли, до «малодушных» и «бездушных», т.е. имевших менее 50 душ крестьян или не имевших крестьян вовсе. Достаток определял, соответственно, условия жизни и культурный уровень представителей этой касты российского общества.

Пожалуй, особенно ярко характеризует социальное положение помещика его усадьба. Наиболее состоятельные могли позволить себе возведение роскошных дворцов в окружении огромных парков. А небогатые помещики строили свои дома из недорогого материала, небольшие по площади, по типовому проекту или по проекту доморощенного архитектора и зачастую в окружении домов собственных крестьян. Где еще, если не в собственном жилище, проявляются черты характеры человека, его привычки, вкусы, финансовые возможности? Даже те немногие дожившие до сегодняшнего дня усадьбы могут многое рассказать о людях, некогда их населявших.

Перенесемся в помещичьи усадьбы, нарисованные Гоголем и Пушкиным, и рассмотрим архитектурный облик, внутреннее убранство, парковую культуру дворянских усадеб. Нередко описание внешнего вида дома, его интерьера играет в произведении важную характерологическую роль, является способом косвенной характеристики как героев, так и среды.

В поэме «Мертвые души» Н. В. Гоголь настойчиво обращается к этому способу типизации. Архитектурный элемент - непременный атрибут всех авторских описаний - от усадеб помещиков до губернского города в целом. У каждого из душевладельцев, к которым совершает свое путешествие Чичиков, дом в индивидуальном вкусе, подчеркивающий главный черты его хозяина.

Так, у мечтательного Манилова, бесхозяйственного, но претендующего на исключительность и романтическую изысканность, «дом господский стоял на юру, то есть на возвышении, открытый всем ветрам, каким только вздумается подуть(№1, гл.II с.186). Претензии хозяина на образованность и вкус очень тонко подмечают следующие детали: клумбы в английском стиле «с кустами сирени и желтых акаций» и беседка «с плоским зеленым куполом, деревянными голубыми колоннами и надписью: «Храм уединённого размышления; пониже пруд, покрытый зеленью, что, впрочем, не в диковинку в английских садах русских помещиков» (№1, глава II, с. 186). Действительно, обязательной принадлежностью дворянской усадьбы был парк. В парке царил строгий порядок и симметрия, не было четкой границы между архитектурой и живой природой. В парковом искусстве большое значение придавалось формированию определенного настроения. Показательны в этом смысле названия многих построек «Каприз», «Монплезир», «Храм молчания», что мы увидим у Манилова. Но если Гоголь с улыбкой характеризует английский вкус Манилова, то Пушкин напротив довольно таки серьёзно и обстоятельно представляет усадьбу князя Верейского Арбатово в «Дубровском», соединившую в себе сады рококо и романтизма. Её владелец, живший за границей и идущий в ногу с модой, старался быть человеком изысканного вкуса и стремился в своём имении внедрять все нововведения. Но не как Манилов безвкусно и бездарно следуя моде, а довольно-таки грамотно, умело. Пейзаж, обрамляющий дом князя («чистые и веселые избы крестьян», «густозелёный луг, на котором паслись швейцарские коровы, звеня своими колокольчиками»- №2, глава XIII, с.335), напоминает буколистическую картину в духе Ватто или Буше, что весьма было характерно для рококо, стремящегося создать идиллию сельской жизни. Господский дом Верейского выстроен «во вкусе английских замков» (№2, глава VIII, с.335). Особое внимание привлекает ландшафтный сад князя Верейского, соединяющий в себе разные виды искусств: парковое искусство, архитектуру и скульптуру и как продолжение этого перечня - живопись. Вот почему не случайно князь знакомит своих гостей, Кирила Петровича и Машу, со своей картинной галереей. Содружество искусств в садах рококо и раннего романтизма должно было вызвать разнообразие чувств: зрительных, слуховых, даже вкусовых и обонятельных. Поэтому игра духового оркестра, фейверк и изысканные обед и ужин - составные части этого культурно- семантического пласта. Дополняют целостную картину сада романтические знаки: уединённые острова, беседки, пещеры, гроты, мраморные статуи, памятники с таинственными надписями, которые должны были вызвать у посетителей множество чувственных и понятийных ассоциаций, ощущение совпадения в настроении природы и души. Так, совершая «экскурсию» по имению князя Верейского, читатель одновременно учится читать эту великолепную «книгу», созданную совместно человеком и природой. Внешний облик дома, парка говорит об изысканности и галантности хозяина, кажущегося полной противоположностью Троекурову. Но внешнее впечатление оказывается обманчивым, что вскоре откроется и Маше Троекуровой и читателю. Утонченный Верейский на самом деле эгоистичен, лишен необходимых душевных качеств: благородства, уважения, любви и сострадания к другим. Не считаясь с чувствами героини, он вступит с ней в брак, обрекая её, по сути, на вечные страдания и душевную муку. И напротив, у Гоголя Манилов, хоть и не обладает таким изысканным вкусом, как Верейский, и обустраивает свой дом абы как: рядом с прекрасной мебелью, «обтянутой щегольской шёлковой материей» стояли два кресла «обтянутые просто рогожею» (№1, гл. II, с.188) или на стол подавался «очень щегольской подсвечник из темной бронзы с тремя античными грациями, с перламутным щегольским щитом», а рядом с ним «ставился какой-то медный инвалид, хромой, свернувшийся на сторону и весь в сале…» (№1, гл. II, с. 188), но зато проявляет себя человеком добрым, искренним, пусть и не в меру мечтательным. И имение Манилова в английском стиле с авторской иронией, и имение Верейского в английском стиле без иронии создает иллюзию счастливой жизни.

Усадьба Андрея Гавриловича Дубровского Кистенёвка в романе «Дубровский» А. С. Пушкина вообще лишена всяких художественных изысков. О каком-либо художественном стиле в планировке «серенького домика с красной кровлей» (№2, ч. I, гл. III с. 303) и сада здесь говорить не приходится. Даже двор, «некогда украшенный тремя правильными цветниками» (№2, ч.I, гл.III,с. 303), т.е. английскими клумбами, к моменту развертывания событий «обращен был в некошеный луг» (№2, ч.1, гл. III, c. 303). Всё в имении говорит о бедности его хозяина, который был не в состоянии следовать европейской моде. Это еще раз позволяет высказать мысль о том, что дворянские усадьбы оформлялись в зависимости от социального положения помещика, его внутренней культуры. Усадьба Дубровского - обыкновенный небогатый домик русского дворянина. Но здесь царят добрые патриархальные отношения между помещиком и его крестьянами, в то время как в имении князя Верейского вообще мужиков не видно, так как хозяин совершенно равнодушен к ним.

А. С. Пушкин в своем романе («Дубровский») говорит о трёх усадьбах с различными типами садов, и третья - это усадьба Троекурова, человека грубого, «высказывающего в домашнем быту все пороки человека необразованного» (№2, ч.1, гл.I, с. 289), вполне соответствовала склонностям и характеру хозяину. Она была возведена в стиле классицизма, о чем свидетельствует «огромный каменный дом» с бельведером, «старинный сад его с его стриженными липами, четвероугольным прудом и правильными аллеями»(№2, ч.2,гл.XIII, с. 334). Усадьба явно не соответствовала эстетическим вкусам времени, в котором происходит действие. Монументальный парадный стиль как нельзя лучше передавал его кичливость, его стремление к внешним эффектам, демонстрации своего богатства и влияния, а также подчеркивали широту и размах самодурного русского барина, который проводил время в пирах, диких забавах и развлечениях, псиной охоте. «Дом его всегда был полон гостями, готовыми тешить его барскую праздность» - №2, ч.1, гл.I, с.289). Характерно, что между Троекуровым и его холопами нет простых, естественных отношений, как у Дубровского, но они также переняли от хозяина самодурство и кичливость (вспомним самовольную вырубку леса во владениях Дубровского людьми Троекурова). Получается, что, идя от конкретных «архитектурных» образов усадьбы, мы вошли на хронотоп деревни, воплощающий в себе усадебно-помещичий и крестьянский мир.

Нечто подобное мы видим и у Гоголя в «Мёртвых душах» при описании домов Собакевича и Плюшкина. В доме Собакевича, как и в крестьянских постройках, все говорит о прочности и долговечности и каком-то «неуклюжем порядке». Приведем полностью это репрезентативное описание дома Собакевича: «… посреди виднелся деревянный дом с мезонином, красной крышей и темно-серыми или, мрачно дикими стенами,- дом в виде тех, как у нас строят для военных поселений и немецких колонистов. Было заметно, что при постройке его зодчий беспрестанно боролся со вкусом хозяина. Зодчий был педант и хотел симметрии, хозяин - удобства и, как видно, вследствие того заколотил на одной стороне все отвечающие окна и провертел на место их одно маленькое, вероятно понадобившееся для темного чулана. Фронтон тоже никак не пришелся посреди дома, как ни бился архитектор, потому что хозяин приказал одну колону сбоку выкинуть, и оттого очутилось не четыре колоны, как было назначено, а только три»

(№1, ч. 1, гл..5, с. 244).

Совсем иным выглядит дом Плюшкина (его автор называет «дряхлым инвалидом»- №1, ч. 1, гл. 6, с. 248). В отличие от особняка Собакевича, который, несмотря на свою неуклюжесть, выглядел постройкой прочной, добротной, «странный замок» Плюшкина говорит о страшном запустении в усадьбе его хозяина. Мы невольно обращаем внимание на «прохудившуюся крышу, нагую штукатурную решетку» стен, окна, закрытые ставнями или забитые досками. Вместе с тем многие детали, и, прежде всего, бельведеры на крыше, «уже пошатнувшиеся» и «лишенные когда-то покрывшей их краски» (там же, №1, с.249), свидетельствуют о прежних, каких-то привлекательных временах в жизни Плюшкина. Просто сейчас жизнь заглохла.

Детали интерьера комнат Плюшкина и Собакевича дополняют представление о самих персонажах: у Плюшкина все свидетельствует о полной победе старости и даже смерти над молодостью и жизнью. Вещи в кабинете Собакевича являются своеобразными двойниками их владельцев: «стол, кресла, стулья - все было самого тяжелого и беспокойного свойства; словом, каждый предмет, каждый стул, казалось, говорил: «И я тоже Собакевич!» или «И я тоже очень похож на Собакевича» (№1, ч. 1, гл..5, с. 244). В некоторых случаях интерьер не только представляет читателю бытовую среду и героев произведения, но и приобретает характер широкого философского звучания. Так, в комнате, куда поместила Коробочка на ночлег Чичикова, обвешанной «старенькими полосатыми обоями и старинными зеркалами между окон с темными рамками в виде свернувшихся листьев, между картинами с изображением птиц висел портрет Кутузова и писанный маслеными красками какой-то старик с красными обшлагами на мундире, как нашивали при Павле Петровиче» (№1, ч. 1, гл. 3, с.206). Деталь очень интересная, поскольку во многих дворянских усадьбах висели портреты знаменитостей или устраивались целые картинные галереи (вспомним усадьбу Верейского у Пушкина). У Собакевича среди картин, изображающих дородных греческих полководцев, находится портрет известного героя войны 1812 г. - Багратиона.

Даже у Ноздрёва, человека с бойким, неуёмным характером, интерьер украшен саблями, ружьями, турецкими кинжалами, шарманками, трубками, чубуками, что как раз и указывает на неуёмный характер с «кучей талантов» (№1, ч. 1, гл..4, с. 222). Повар Ноздрёва готовит ему обед, руководствуясь «каким-то вдохновением» (№1, ч. 1, гл..4, с. 223), кладя в приготовляемое всё, что попадётся под руку под стать хозяину, который заводил у себя то псарню, то коней, то коллекционировал вина, и все это то куда-то исчезало, то опять появлялось.

При описании помещичьих усадеб у Гоголя, в отличие от Пушкина, мы видим едкий смех, который создаётся при помощи карикатуры, шаржирования. Но совсем иной характер использования образов архитектуры и интерьера мы видим у того же Гоголя во втором томе «Мёртвых душ». Здесь меняется пафос повествования и его топос. В описаниях пейзажей, в особенности вида, который открывается с балкона дома Тентетникова, появляется невиданный простор и свобода, а с ними - ощущения полёта и восторга. Сам автор не сдерживается и от лица некоего условного персонажа - «гостя», который мог очутиться в этих местах, произносит: «Господи, как здесь просторно» (№1, т.2, гл. 1, с. 371). Описывая дворянские усадьбы, лирические пейзажи здесь Гоголь выступает как прямой предшественник Тургенева; за поэтическим описанием - обобщенный образ дворянской России. Архитектурные описания органично входят в пейзажные, создавая ощущение единства природного и человеческого бытия, поэзии «дворянских гнёзд», которая не могла быть изображена в условиях помещичьей жизни первого тома. Показательно, что пейзаж, плавно переходящий в описание усадьбы Тентетникова, увенчивается изображением церкви с золочёными крестами, как бы подчёркивая устремлённость земного бытия к небу, Богу: «И надо всем этим собраньем дерев и крыш возносилась свыше всего своими пятью позлащёнными, играющими верхушками старинная деревенская церковь. На всех её главах стояли золотые прорезные кресты, утверждённые золотыми прорезными цепями…» (№1, т. 2, гл.1, с.375). Приближение к богу сказывалось и на характере Андрея Ивановича, который «был нрава тихого» (№1, т. 2, гл.1, с.376).

Таким образом, мы видим, как описание внешнего вида дома, его интерьера играет в произведении важнейшую характерологическую роль, является способом косвенной характеристики, как героев, так и среды.

Фактически в каждом произведении русской классики XIX в. в художественном центре находится усадебно-помещичий и крестьянский мир, который мы можем осмыслить, исходя из философско-эстетических взглядов писателя. Мы видим, что и Пушкина, и у Гоголя есть некая общая система универсалий, в которых интерпретируется и оценивается образ дворянской усадьбы в зависимости от социального положения помещика и его внутренней культуры. Это и архитектурное убранство, и парковое искусство, и интерьер усадьбы, и картинные галереи, и шумные праздники, охота и т.д. Ясно одно - центром усадьбы был господский дом. А где, как не в собственном жилище, проявляются черты характера человека, его привычки, вкусы, финансовые возможности. И у А. С. Пушкина, и у Н. В. Гоголя описание усадеб даёт возможность понять людей, населяющих их. Каждый писатель творит свой собственный мир, исходя из личностного опыта, в реальной атмосфере «дворянского гнезда», в котором он родился, воспитывался и жил или же наблюдал со стороны, бывая в лучших дворянских и помещичьих усадьбах России XIXв.

Русская усадьба - это ярко выраженное национальное явление. Дворянские усадьбы, сохранившиеся до наших дней, - это национальные историко- культурные памятники, характеризующие размах русской души. На сегодняшний день люди, которые могут себе позволить построить дом, также стремятся сделать неповторимым и его, и участок вокруг него. В усадебных постройках и парках, как и двести лет назад, воплощаются лучшие и самые прогрессивные архитектурные идеи своего времени согласно социальному положению и внутренней культуре русского человека.









Список используемой литературы:

  1. Н. В. Гоголь. Избранные сочинения в 2-х томах. т.2. Москва: «Художественная литература». 1984 г.

  2. А. С. Пушкин. Избранное. В 2-х томах. т. 2. Москва: «ТЕРРА», 1996 г.

  3. Журнал «Литература в школе», №6, 2004г, с.8. Ст. Вахитовой Т. М. «Образ дворянской усадьбы».

  4. Л. Д. Арахова, Н. В. Гоголь. «Мёртвые души». Комментарий.

  5. В. П. Мещяреков, М. Н. Сербул. «Дела давно минувших дней…» Историко-бытовой комментарий к произведениям русской классики 18-19 веков.











c/ 3030 в некошенный ему развертывания событий ""и. и имение Верейского в англий ым должны были вызвать у пасетителей 999999


9


Исследовательская работа «Мир дворянской усадьбы в романе А. С. Пушкина «Дубровский» и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
  • Русский язык и литература
Описание:

Цель исследования:

 

 Рассмотрение архитектурного облика, парковой культуры, внутреннего убранства дворянской усадьбы во взаимосвязи с укладом жизни помещиков в произведениях А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя.

 

Достижение цели предполагает решение следующих задач:

 

  • Проанализировать особенности художественного изображения дворянско-помещичьей усадьбы ведущими классиками первой половины XIX века.
  • Выявить и описать общую систему универсалий, используемых

    А. С. Пушкиным и  Н. В. Гоголем, в которых интерпретируется и

    оценивается образ дворянской усадьбы в зависимости от социального

     положения помещика и его внутренней культуры

Автор Беляева Ольга Николаевна
Дата добавления 06.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 1722
Номер материала 38242
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓