Главная / Русский язык и литература / интегрированная игра (литература-право) "Суд над Базаровым"

интегрированная игра (литература-право) "Суд над Базаровым"

Интегрированная игра (литература- право)


Цели: способствовать формированию у учащихся навыков правомерного поведения, умения самостоятельно принимать решения в различных ситуациях через игру, навыков общения в процессе овладения знаниями через игровую ситуацию; ознакомить с одним юридических институтов общества; стимулировать творческую активность учащихся.

Оформление: на доске презентация, в аудитории стоят стол, за которым сидит адвокат, и стол, за которым сидит прокурор. В стороне стоят стулья для свидетелей со стороны обвинения и защиты, (их должно быть столько, сколько в классе детей после распределения ролей).Судья сидит за отдельным столом.

Оборудование: костюм для судьи, судейский молоток, Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ.

Действующие лица: судья, прокурор, адвокат, свидетели со стороны обвинения, свидетели со стороны защиты, секретарь.


Х о д м е р о п р и я т и я


Секретарь: дамы и господа! Сегодня мы собрались на открытое заседание суда. Прошу всех встать. Суд идет.

Звучит торжественная музыка, в зал входят Судья, Прокурор и Адвокат.


Судья: Прошу садиться. (после того, как все сели) Сегодня слушается дело по обвинению Базарова Евгения Васильевича в нигилизме.( обращаясь к секретарю): Все ли участники процесса, вызванные для рассмотрения этого дела, явились?


Секретарь: Все лица, вызванные для участия в судебном разбирательстве, явились.


Судья (обращаясь к государственному обвинителю, подсудимым, их защитникам): Сейчас вам будут переданы списки кандидатов в присяжные заседатели. Лица, числящиеся в этих списках, будут приглашены в зал. В соответствии со ст. 61.64 УПК РФ вы имеете право заявить отвод любому из них. Основаниями для отвода могут быть:

- лицо, значащееся в списке, является родственником участника производства по делу;

- если это лицо принимало участие при расследовании этого дела в качестве понятого, эксперта, переводчика, специалиста;

- кроме того, в соответствии со ст. 327 УПК РФ, каждый из подсудимых государственных обвинителей имеет право на немотивированный отвод по одному присяжному заседателю. Прошу секретаря передать списки присяжных заседателей.


Секретарь (передает списки кандидатов: государственному обвинителю, обвиняемым, защитнику).


Судья Обвинение по данному делу поддерживает прокурор М. А. Антонович.


Защиту по данному делу поддерживает адвокат Д.И. Писарев.

.

Судья: Начинаем судебное следствие. Слово предоставляется государственному обвинителю, прокурору М.А. Антоновичу.


Прокурор: Евгений Васильевич Базаров, представитель молодого поколения, медик, самоуверенный до дерзости, проникнутый самыми дикими понятиями.

В своих суждениях подсудимый осуждает аристократию; отвергает религию, искусство, любовь.


Судья: Защитник Писарев, согласны ли вы с предъявленным обвинением и порядком исследования доказательств?


Защитник :С предъявленным обвинением мой подзащитный согласен частично. С порядком исследования доказательств, предложенных стороной обвинения, мы согласны.


Судья: Спасибо. Для допроса по предъявленному обвинению приглашается Базаров Евгений Васильевич.

(Поднимается Базаров)

Разъясняю Вам, что в соответствии со ст.47 УПК РФ имеете право не свидетельствовать против себя самого. Вы должны говорить правду. Согласны ли Вы давать показания?

Базаров: Я согласен давать показания.


Судья: Подтверждаете ли Вы, что являетесь нигилистом ?


Базаров: Подтверждаю.


Прокурор: Ваша честь, разрешите допросить Базарова?


Судья: Разрешаю.


Прокурор: Разъясните, пожалуйста, суду, кто такие нигилисты.


Базаров: Нигилист- это человек, который не склоняется ни перед какими авторитетами, который не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружен этот принцип.


Прокурор: Извольте, вы человек способный и даровитый, любознательный, прилежно занимающийся и много знающий. Так откуда между тем в спорах высказываете бессмыслицы и проповедуете нелепости, непростительные самому органическому уму?


Базаров: Всякий человек сам себя воспитать должен, - ну как я , например. В теперешнее время полезнее отрицание – мы отрицаем; не только искусство, поэзию, но и страшно вымолвить..все.


Прокурор: Позвольте отметить: Вы так же критически относитесь и к аристократам?


Базаров: Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы – подумаешь сколько иностранных и бесполезных слов. Русскому человеку они и даром не нужны… Да и стану я их баловать, этих аристократов. Ведь все это самолюбие, львиные привычки, фатоство.


Прокурор: А почему Вы так скептически отнеслись к господину Павлу Петровичу Кирсанову?


Базаров: Удивительное дело, эти старенькие романтики! Разоряют нервную систему до раздражительности… Ну равновесие и нарушилось..


Прокурор: Но Вы, подсудимый, изволили оскорбительно отзываться о господине Кирсанове…


Базаров: А я так скажу: человек, который поставил всю свою жизнь на карту женской любви и, когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того, что ни на что не стал способен, этакой человек – не мужчина, не самец…Я уверен, что он не шутя воображает себя дельным человеком, потому что читает Галиньяшку и раз в месяц избавит мужика от экзекуции.


Прокурор: То есть я полагаю, что подобным образом Вы относитесь ко всем представителям аристократии. Как же Вы об этом можете судить?


Базаров: Во-первых на это существует жизненный опыт; а во-вторых, доложу Вам, изучать отдельные личности не стоит труда. Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой; у каждого из нас мозг, селезенка, сердце, легкие одинаково устроены. И так называемые нравственные качества одни и те же у всех: небольшие изменения ничего не значат. Достаточно одного экземпляра, чтобы судить обо всех других. Люди, что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельной березою.


Прокурор: Стало быть, исходя из ваших слов, вы одинаково относитесь к Николаю Петровичу, Павлу Петровичу Кирсановым, Аркадию, Кукшиной и Одинцовой.


Базаров: Нет, есть: как между больным и здоровым. Легкие у чахоточного не в том положении, как у нас с вами, хоть устроены одинаково. Мы приблизительно знаем, от чего происходит телесные недуги; а нравственные болезни происходят от дурного воспитания, от всяких пустяков, которыми сызмала набивают людские головы, от безобразного состояния общества, одним словом. Исправьте общество, и болезни не будет.


Прокурор: Что же Вы тогда проповедуете?


Базаров: Мы ничего не проповедуем; это не в наших привычках. Мне приятно отрицать, мой мозг так устроен и- баста.

Вы порицаете мое направление, а кто вам сказал, что оно во мне случайно, что оно не вызвано тем самым народным духом, во имя которого вы так ратуете. Нужны ли нигилисты или нет – не вам решать. Ведь и вы считаете себя не бесполезными.

Прокурор: У меня больше нет вопросов к подсудимому.


Адвокат: Господин судья, разрешите мне задать несколько вопросов.


Судья: Разрешаю.


Адвокат: Господин Базаров, как вы относитесь к своим родителям?


Базаров: У меня родители – народ не строгий. Я только этим и горжусь. Отец шестьдесят лет хлопочет, толкует о паллиативных средствах, лечит людей, великодушничает с крестьянами – кутит, одним слово; и матери моей хорошо: день до того напичкан всякими занятиями, ахами да охами, что ей и опомниться некогда. Как посмотришь сбоку да издали на глухую жизнь, какую ведут здесь отцы, кажется: как лучше?

Ешь, пей и знай, что поступаешь самым правильным, самым разумным манерам. А и нет, тоска одолеет. Хочется с людьми возиться, хоть ругать их, да возиться с ними.


Адвокат: То есть Вы любите простой народ?


Базаров: Мой дед землю пахал, спросите же мужиков, в ком из нас –во мне или в Павле Петровиче – он скорее признает соотечественника. Он говорить то с ним не умеет. Господин Кирсанов вот уважает себя и сидит сложа руки; какая ж от этого польза для общественного блага.


Адвокат: А какого Вы происхождения, господин Базаров?


Базаров: Я сын бедного уездного лекаря.


Адвокат: Господин судья, прошу таким образом заметить, что пролетарий- труженик самим процессом своей жизни, независимо от процесса размышления, доходит до практического реализма; он за досугом отучается мечтать, гоняться за идеалом, стремиться в идее к недостижимо- высокой цели. Развивая в труженике энергию, труд приучает его сближать дело с мыслью, акт воли с актом ума. Человек, привыкший надеяться на себя и на свои собственные силы, привыкший осуществлять сегодня то, что задумано было вчера, начинает смотреть с более или менее явным пренебрежением на тех людей, которые, мечта о любви, о полезной деятельности, о счастии всего человеческого рода. Не умеют шевельнуть пальцем, чтобы хоть сколько нибудь улучшить свое собственное, в высшей степени неудобное положение. Словом, человек дела, будь он медик, чувствует естественное, непреодолимое отвращение к фразости, к трате слов, к сладким мыслям, к сентиментальным стремлением и вообще ко всяким претензиям, не основанным на действительной, осязаемой силе. Такого рода отвращение ко всему отрешенному от жизни и испытывает наш подсудимый.

Спасибо, больше нет вопросов.


Судья: Базаров, займите свое место. Приступаем к допросу свидетелей.

Для допроса приглашается свидетель Кирсанов Аркадий Николаевич.


(Заходит Кирсанов)

Судья: Назовите свои фамилию, имя, отчество.

Аркадий: Я, Кирсанов Аркадий Николаевич, 22 года, кандидат.


Прокурор: знакомы ли Вы с подсудимым?

Аркадий: Да.


Прокурор: Давно ли Вы с ним знакомы?


Аркадий: С нынешней зимы.



Прокурор: Рассказывал ли подсудимый о себе? Знакомы ли Вы с его родителями?


Аркадий: Да. В нашей же губернии, верст восемьдесят от нас, живут его родители в небольшом именьице. Отец был прежде полковым лекарем. А мать прекрасная женщина.



Прокурор: Что Вы можете сказать о подсудимом?


Аркадий: Главный предмет его – естественные науки. Он в будущем году хочет держать на доктора.


Прокурор: Каким образом Базаров оказался у Вас дома и как его восприняли ваши родные?


Аркадий: Мы вместе прибыли в имение моего отца. Только вот отношения с дядей, Павлом Петровичем, у них не сложились сразу. Отец же, не показывал виду, что его общество их обременяет. Остальные же домочадцы приняли Евгения.


Прокурор: А как он обычно вел себя?


Аркадий: Он обыкновенно вставал рано и отправлялся куда–нибудь. Главное – не обращать на него внимание: он церемоний не любит.


Адвокат: Скажите, Вы разделяете взгляды Базарова?


Аркадий: Да.


Прокурор: то есть Вы тоже считаете себя нигилистом?


Аркадий: Конечно. Я- ученик Евгения.


Судья: Вы можете назвать тех, кто причисляет себя к ученикам подсудимого?


Аркадий: Госпожа Кукшина и господин Ситников.


Прокурор: Почему Вы придерживаетесь таких же взглядов?


Аркадий: Современное состояние народа этого требует. Мы должны исполнять эти требования, мы не имеем права предаваться удовлетворению личного эгоизма.


Судья: То есть Вы тоже придерживаетесь принципов?


Аркадий: Да. При этом мы не признаем авторитетов. Мы ломаем, потому что мы сила!


Судья: Скажите, как Вы относитесь к подсудимому?

Аркадий: Я уверен, что его ждет великая будущность, что он прославит имя своего отца. Я убедился в этом с первой нашей встречи. Он будет знаменит. А на медицинском поприще будет из первых ученых.


Прокурор: Вопросов больше нет.


Адвокат: Вопросов к свидетелю больше нет.


Судья: Господин Кирсанов. Можете присесть.

Вызывается следующий свидетель Ситников.


(Входит Ситников)

Судья: Назовите свои фамилии. имя, отчество.


Ситников: Я, Виктор Ситников, 23 года; отец мой по откупам. А жена моя княгиня Дурдалесова.


Прокурор: Знакомы ли вы с подсудимым?


Ситников: Да.


Прокурор: Давно ли вы знакомы с Базаровым и в каких отношениях состоите?


Ситников: Давно. Я старинный знакомый Евгения Васильевича и могу сказать- его ученик.


Судья: Вы считаете себя учеником подсудимого?


Ситников: Конечно. Я ему обязан перерождением.


Прокурор: Вы так же как и господин Кирсанов придерживаетесь взглядов подсудимого?


Ситников: Когда при мне Базаров сказал, что не должно признавать авторитетов, я почувствовал такой восторг……словно прозрел! Вот, подумал я, наконец, нашел я человека.

Прокурор: Вы так же придерживаетесь критических взглядов по отношению к аристократам?


Ситников: Я люблю комфорт в жизни. И это не мешает мне быть либералом.


Прокурор: К свидетелю больше нет вопросов.


Судья: Ситников, можете присесть. Вызывается для дачи показаний Кирсанов Павел Петрович.


(Входит Кирсанов)


Судья: Назовите имя. Фамилию. Отчество.


Павел: Я, Павел Петрович Кирсанов, 45 лет, военный в отставке. Проживаю в имение Марьино вместе с братом, Николаем Кирсановым.


Прокурор: При каких обстоятельствах Вы познакомились с Евгением Базаровым?

Павел: Он прибыл в наше имение вместе с Аркадием Кирсановым.


Прокурор: Почему Вы сразу испытали неприязнь к подсудимому?


Павел: Ненавижу я этого лекарешку; по- моему, он просто шарлатан. Я уверен, что со всеми своими лягушками он и в физике далеко не ушел. Это человек, который ничего не уважает.


Прокурор: Из-за чего между Вами и подсудимым произошел спор?


Павел: Мы, люди старого века, мы полагаем, что без принсипов, принятых на веру, шагу ступить, дохнуть нельзя. А вот вы посмотрите, чем увлекаются молодежь. Вот чему покоряются неопытные сердца мальчишек. Сперва гордость, почти сатаническая, потом глумление. И эта зараза уже далеко распространилась. И как подумаешь, им не идти за нами. Прежде молодым людям приходилось учиться, не хотелось им прослыть за невеж, так они поневоле трудились. А теперь им стоит сказать: все на свете вздор!- и дело в шляпе. Молодые люди обрадовались: и в самом деле, прежде они были просто болваны, а теперь вдруг стали нигилистами.


Прокурор: Вы подтверждаете, что Базаров проявлял в своем характере нигилистические черты?


Павел: да, подтверждаю. Прежде были гегелисты, а теперь – нигилисты. Посмотрим, как они будут существовать в пустоте, в безвоздушном пространстве.


Прокурор: Подтверждаете ли Вы, что подсудимый нелестно отзывался об аристократах?


Павел: Подтверждаю. Но считаю долгом объявить вам, что я этого мнения не разделяю. Смею сказать, меня все знают за человека либерального и любящего прогресс. Но именно потому я уважаю аристократов – настоящих. Вспомните, милостивый государь, английских аристократов. Они не уступают и йоты от прав своих, и потому уважают права других, они требуют исполнения обязанностей в отношении к ним, и потому они сами исполняют свои обязанности. Аристократия дала свободу Англии и поддерживает ее.

Я хочу только сказать, что аристократизм – принсип, а без принсипов в наше время могут одни безнравственные или пустые люди. Я не понимаю, как можно не признавать принсипов, правил? В силу чего же в действовать!


Судья: Как Вы думаете, из-за чего между Вами и подсудимым произошел спор?


Павел: Личность – вот главное; человеческая личность должная быть крепка как скала, ибо на ней все строиться! Я очень хорошо знаю, например, что он изволил находить смешными мои привычки, мой туалет, мою опрятность, наконец, но это все это проистекает из чувства самоуважения, из чувства долга, да-с – да-с, долго. Я живу в деревне, в глуши, но я не роняю себя, я уважаю в себе человека.


Прокурор: Вы хотите сказать, что Базаров нелестно отзывался не только об аристократах, но и о простом рабочем народе?


Адвокат: Возражаю!

Судья: Протест отклонен. Продолжайте.


Павел: Да. Он оскорблял русский народ!


Базаров (встает и выкрикивает): Русский человек только и тем хорош, что он сам о себе прескверного мнения.


Павел: Нет! Я не хочу верить, что вы точно знаете русский народ, что представители его потребностей, его стремлений. Нет, русский народ не такой, каким вы его воображаете, он свято чтит предание, он – патриархальный, он не может жить без веры. Нет! Я не хочу верить, что вы точно знаете русский народ, что представители его потребностей, его стремлений. Нет, русский народ не такой, каким вы его воображаете, он свято чтит предание, он – патриархальный, он не может жить без веры.


Адвокат: В отношении Базарова к простому народу надо заметить ,прежде всего, отсутствие всякой вычурности и всякой сладости. Народу это нравиться, и поэтому Базарова любят прислуга, любят ребятишки, несмотря на то, что он с ними вовсе не миндальничает и не задаривает их ни деньгами, ни пряниками. Базаров держит себя с мужиками просто, не обнаруживает ни барства, ни приторного желания подделаться под их говор и поучить их уму-разуму, и поэтому мужики, говоря с ним, не робеют и не стесняются.


Судья: Господин Кирсанов, а Вам не кажется, что в словах Базарова есть какая-та истина?


Павел: А Вы думаете, что нигилизм всему горю помочь должен, что они наши избавители и герои? Болтать о наших язвах не стоит труда, что ведет только к пошлости и доктринерству; мы увидали, что и умники не годятся, что мы занимаемся вздором, толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, об адвокатуре и черт знает о чем, когда дело нас душит, когда все наши акционерные общества лопаются единственно от того, что оказывается недостаток в честных людях, когда самая свобода, о которой хлопочет правительство, едва ли пойдет нам впрок, потому что, мужик наш рад обокрасть самого себя, чтобы только напиться дурманов в кабаке.

Мне сказали, что в Риме наши художнике в Ватикан ни ногой. Рафаэля считают чуть не дураком, потому что это, мол, авторитет; а сами бессильные и бесплодные до гадости; а у самих фантазий дальше «девушки у фонтана» не хватает, хоть бы что, и написана то девушка прескверно.


Базаров (вскрикивает): На своем молоке обжегся, на чужую воду дуешь…


Судья: Подсудимый прекратите кричать!


Павел: Я уверен, что мы гораздо правее этих господчиков, хотя выражаемся, может быть несколько устарелым языком, старомодно, и не имеем той дерзкой самонадеянности. И такая надутая эта нынешняя молодежь. Я уверен , что мы гораздо правее этих господчиков, хотя выражаемся, может быть несколько по устарелым языком, старомодно, и не имеем той дерзкой самонадеянности. И такая надутая эта нынешняя молодежь.

Базаров(спокойно): По-моему, лучше камни бить на мостовой, чем позволить женщине завладеть хотя бы кончиком пальца.


Павел: Прошу не касаться моей жизни, ни об этом сейчас речь!


Адвокат: Господин Кирсанов, скажите из-за чего произошла ваша дуэль с подсудимым?


Павел: Базаров – подлец! Вам этого мало! Беда пожить этак годков пять в деревне, в отдалении от великих умов! Как раз дураком станешь. Ты стараешься не забыть того, чему тебя учили, а там- хвать! Оказывается, что все это вздор, и тебе говорят, что путные люди этакими пустяками больше не занимаются и что, мол, ты, отсталый колпак. Что делать! Видно, молодежь, точно умнее нас.

Прокурор: Вопросов больше нет!


Судья: Свидетель, можете присесть. Приглашается для дачи показаний Николай Петрович Кирсанов.


(Входит Николай Петрович)


Назовите свои фамилию, имя, отчество.


Николай Петрович: Я, Кирсанов Николай Петрович. 44 года, помещик. У меня в 15 верстах от постоялого дворика хорошее имение в 200 душ.


Прокурор: При каких обстоятельствах Вы познакомились с подсудимым?


Николай: Я встречал своего сына, Аркадия. А тут и он приехал вместе с ним.


Прокурор: Вы так же отреагировали на его поведение, как и ваш брат, Павел Петрович?


Николай: Аркадий сказал, что не может выразить, до какой степени он дорожит его дружбою, вот я и помалкивал! Да и особо некогда мне было с ними возиться. Хлопоты у меня с мужиками в нынешнем году. Не платят оброка.


Прокурор: Вступали ли Вы с ним в разногласия?


Николай: Да как же с ним поспоришь. Базаров умен и знающ.


Прокурор: Испытываете ли Вы к подсудимому неприязнь?


Николай: (растерянно) Да, Базаров самолюбив! Но без этого, видно, нельзя, только вот я в толк взять не могу. Кажется, я все делаю, чтобы не отстать от века: крестьян устроил, ферму завел, так что меня во всей губернии красным величают; читаю, учусь. Вообще стараюсь стать в уровень с собственными требованиями, а они говорят, что моя песенка спета.


Судья: Так Вы подтверждаете, что Ваш сын также проявлял нигилистические взгляды?


Николай: Ну да. Сижу как- то да читаю Пушкина…. Помнится «Цыгане» мне попались.. Вдруг Аркадий подходит ко мне и молча, с этаким ласковым сожалением на лице, тихонько, как у ребенка, отнял у меня книги и положил передо мною другую, немецкую… улыбнулся и ушел, и Пушкина унес..


Прокурор: Как Вы отреагировали на такое поведение сына?


Николай: да как…Либо я глуп, либо книги нигилистов- вздор. Должно быть, я глуп…Когда я сказал, что вы все отрицаете, разрушаете, дак ведь необходимо же и строить.. На что Базаров мне ответил, что сперва нужно место расчистить


Прокурор: Знали Вы о предстоящей дуэли между братом и Базаровым?


Николай: Нет..Разве я мог допустить такое, Господи помилуй!


Прокурор: Вопросов больше нет.

Судья: Свидетель можете садиться. Вызывается свидетель Кукшина.


(Входит Кукшина)


Судья: Назовите фамилию, имя, отчество.


Кукшина: Авдотья Никитишна Кукшина. Я помещица, сама управляю имением.


Прокурор: знакомы ли Вы с подсудимым?

Кукшина: Да, знакома. Нас познакомил Виктор Ситников. Они вместе с Евгением Базаровым и Кирсановым прибыли ко мне в имение, в гости.


Судья: В каких отношениях в данный момент Вы находитесь с подсудимым?


Кукшина: Боже упаси! Господин Базаров изволил нелестно отзываться о женщинах.


Прокурор: Что конкретно позволил себе подсудимый?


Кукшина: Я не могу слушать равнодушно, когда нападают на женщин. Это ужасно! Конечно, я понимаю, что никакой свободы воззрения, никакой ширины. Что наши женщины дурно воспитаны.Но помилуйте, так же нельзя!


Судья: но если я не ошибаюсь, Вы считаете себя учеником Базарова?


Кукшина: В данный момент я таковой себя не считаю. Я вижу, что Базаров славянофил! Он последователь Домостроя! Ему бы плетку в руки!


Прокурор: То есть Вы считаете Базарова виновным?



Адвокат: Протестую!


Судья: Протест принят!


Кукшина: Базаров опасный господин! Он такой критик! Сибарит! Ах Боже мой!


Прокурор: Вопросов больше нет.


Судья: Для дачи показаний приглашаются родители Базарова.

(родители входят).


Судья: Назовите свои фамилии, имя, отчество.


Отец: Василий Иванович Базаров, отец Евгения.

Мать: Арина Власьевна Базарова, мама Евгения.


Прокурор: Как долго Вы не видели своего сына?


Отец: Да почитай уже как три года.


Прокурор: Знали ли Вы, что ваш сын проповедует нигилизм?


Отец: Дас, много я на своем веку видал. И в каких только обществах не бывал; с кем не важивался! А как мне сказал Евгений, что теперь и над медициной смеется и ни перед кем ни приклоняется, так и не поверил сразу.


Прокурор: Что Вы можете сказать о его отношениях к Вам?


Отец: я боготворю моего сына. Но я не смею высказать при нем свои чувства, потому что он этого не любит. Он враг всех чувств, многие его даже осуждают за такую твердость его нравов и видят в них признак гордости или бесчувствия. Но подобных ему людей не приходится мерить обыкновенным аршином, не правда ли? Да вот, например, другой на его месте тянул бы да тянул с своих родителей4 а у нас, поверите ли, он отроду лишней копейки не взял ей-богу!

Я не только боготворю его, я горжусь им, и все мое честолюбие состоит в том, чтобы со временем в его биографии стояли следующие слова: «сын простого лекаря, который, однако, рано умел разгадать его и ничего не жалел для его воспитания».

Прокурор: Что Вы можете сказать о его отношениях с Аркадием Кирсановым?


Отец: я хоть теперь и сдан в архив, но не потерялся в свете- узнаю птицу по полету. Я тоже психолог по-своему. Не имей я этого, смею сказать. Скажу Вам без комплиментов: дружба, которую я замечаю между ними, меня искренне радует.


Прокурор: Скажите, Арина Власьевна, какие изменения произошли с вашим сыном в последнее время.

Мать: Енюша меня сокрушает, - он не то что не доволен или сердит, это бы еще ничего; он огорчен, он грустен – вот что ужасно. Все молчит. Хоть бы побранил нас, худеет, цвет лица такой не хороший.

Бросил нас, скучно ему стало с нами. Один, как перст теперь, один.


Прокурор: То есть Вы хотите сказать, что он вас мучает?


Адвокат: А чем же, позвольте спросить, он их мучает? Тем, что он не верит в приметы или скучает от их болтовни?


Отец: Да нет, что Вы…..


Прокурор: Вопросов больше нет.


Судья: Для допроса приглашается Федосья Кирсанова.

(Входит Федосья)


Представьтесь.


Федосья: Федосья Николаевна Кирсанова, жена Николая Петровича Кирсанова, проживаю в имение Марьино.


Судья: При каких обстоятельствах Вы познакомились?


Федосья: Евгений Васильевич изволил прибыть в наше имение вместе с Аркадием Николаевичем.


Прокурор: Как относился к Вам подсудимый?


Федосья: Почтительно. Он помогал лечить моего сына, поддерживал советами. Только….



Прокурор: Что Вы этим хотите сказать?

Федосья: Аркадий Васильевич понимает, что я хочу сказать! Только я не желаю говорить об этом на суде. Да и вообще…


Прокурор: Но позвольте. Вы, Федосья Николаевна, выступаете как свидетель обвинения. Значит, Вы имеете какие-либо претензии по отношению к подсудимому?


Федосья: Вы правы. Только обиды на Евгения Васильевича я не держу. Бог его простит..


Прокурор: Вопросов больше не имею.


Судья: Вызывается Одинцова Анна Сергеевна.

( входит Анна Сергеевна)

Назовите свои имя, фамилию, отчество.


Анна: Анна Сергеевна Одинцова, 29 лет. Проживаю в имении Никольское.


Прокурор: знакомы ли Вы с подсудимым?


Анна: Знакома.


Прокурор: В каких Вы находитесь отношениях с Базаровым?


Анна: Я считаю его своим другом.


Судья: Как Вы относитесь к его взглядам. Разделяете ли их?


Прокурор: Базаров- человек из числа необычных. Мы старались с ним о полезных предметах. Впрочем, все же друг друга понять не смогли.


Прокурор: Высказывал ли подсудимый по отношению к Вам, как к аристократке, нелестные предположения?


Анна: (обращаясь к Базарову) Вы – с вашим самолюбием – уездный лекарь. Вы мне отвечали так, что бы отделаться от меня, потому что вы не имеете доверия ко мне. А знаете ли Евгений Васильевич, что я могу понять вас: я сама была бедна и самолюбива, как вы; я прошла, может быть, через такие же испытания как вы.


Судья: Анна Сергеевна, если не ошибаюсь, Вы утверждали, что сами похожи на Базарова?


Анна: Да, я теперь понимаю, почему мы сошлись с Базаровым: ведь и Вы такой же, как я. А Базаров считает меня спокойным, изнеженным, избалованным существом. Он Просто не верил мне, моим словам.


Прокурор: Считаете ли Вы Базарова виновным?


Анна: Нет, не считаю! Я Горжусь тем, что могу назвать его своим другом……


Прокурор: У меня больше нет вопросов к свидетелю.



Судья: На этом судебное следствие считаю законченным. Переходим к судебным прениям.

Первым право выступить в судебных прениях предоставляется стороне обвинения.


Прокурор: Я думаю, что все осознают вину подсудимого. Сегодня достаточно было представлено доказательств для этого. Базарова поистине можно можно назвать «Асмодеем нашего времени». О нравственном характере и нравственных качествах подсудимого и говорить нечего; это не человек, а какое-то ужасное существо, просто дьявол, или, выражаясь более поэтически, асмодей. Всех подчиняющихся его влиянию он учит безнравственности и бессмыслию; их благородные инстинкты и возвышенные чувства он убивает своей презрительной насмешкой. И ею же он удерживает их от всякого доброго дела. У Базарова есть друг, Аркадий Николаевич Кирсанов, кандидат петербургского университета, юноша чувствительный, добросердечный, с невинной душой; к сожалению, он подчинился влиянию Базарова, который старается всячески притупить чувствительность его сердца, убить своими насмешками благородные движения его души и внушить ему презрительную холодность ко всему. Базаров имеет отца и мать; отец, Василий Иванович, старый медик, живет с женой в небольшом своем именье; родители любят своего сына. Но он, несмотря на всю их любовь и страстное желание как можно долее наслаждаться присутствием сына, поспешил уехать от них, и вместе с другом отправился к Кирсановым. В доме Кирсановых Базаров, нарушив все правила гостеприимства, поцеловал Фенечку, в результате чего состоялась дуэль его с Павлом Петровичем, который впоследствии им же и был ранен.

Он даже позволил себе презрительно относиться к отцу Алексею, священнику, человеку очень хорошему и рассудительному.




Адвокат: Базаров один, сам по себе, стоит на холодной высоте трезвой мысли, и ему не тяжело это одиночество, он весь воплощен собою и работою; наблюдения и исследования над живою природою, наблюдения и исследования над живыми людьми наполняют для него пустоту жизни и застраховывают его против скуки. Он не чувствует потребности в каком-нибудь другом человека отыскать в себе сочувствие и понимание; когда ему приходит в голову какая-нибудь мысль, он просто высказывается, не обращая внимание на то, согласны ли с его мнением слушатели и приятно ли действует на них его идеи. Чаще всего он даже не чувствует потребности высказаться; думает про себя и изредка роняет беглое замечание, которое обыкновенно с почтительною жадностью подхватывают прозелиты и птенцы, подобные Аркадию. Личность Базарова замыкается в самом себе, потому что вне ее и вокруг нее почти вовсе нет родственных элементов. Это замкнутость Базарова тяжело действует на тех людей, которые желали бы от него нежности и сообщительности, но в этой замкнутости нет ничего искусственного и преднамеренного. Люди, окружающие Базарова, ничтожны в умственном отношении и никаким образом не могут расшевелить его, поэтому он и молчит, или говорит отрывочные афоризмы, или обрывает начатый спор, чувствую его смешную бесполезность. Базаров не важничает перед другими. Не считает себя гениальным человеком, непонятным для своих соотечественников или родных; он просто принужден смотреть на своих знакомых сверху вниз, потому что эти знакомые приходятся ему по колено; что же ему делать? Ведь не садится ему на пол для того, чтобы сровняться с ними в росте? Не прикидываться же ребенком для того, чтобы делить с ребятами их мысленки? Он поневоле остается в уединении, и это уединение не тяжело для него потому, что он молод, крепок, занят кипучею работою собственной мысли, однако процесс этой работы остается в тени.


Судья: В соответствии со ст. 293 УПК РФ последнее слово предоставляется подсудимому Базарову.



Базаров (Обращаясь к родителям): Простите меня, если сможете! Не смог я быть для Вас прилежным сыном.

(обращаясь к Аркадию): Для нашей горькой, терпкой, бобыльей жизни ты, Аркадий, не создан. В тебе нет ни дерзости, ни злости, а есть молодая смелостью, да молодой задор. Для нашего дела это не годиться.

Ваш брат дворянин дальше благородного смирения или благородного кипения дойти не может, а это пустяки. Вы, например, не деретесь – и уж воображаете себя, молодцами, - а мы драться хотим.

Наша пыль тебе глаза выест, наша грязь тебя замарает, да ты не дорос до нас. Ты невольно любуешься собой, тебя приятно самого себя бранить; а нам это скучно – нам других подавай! Ты славный малый, но ты все таки маленький либеральный барич – э – волату, как выражается мой родитель.

(обращаясь к Одинцовой): Мы попали в женское общество , и нам было приятно, но бросить подобное общество – все равно что в жаркий день холодную водой окатиться. Мужчине некогда заниматься такими пустяками, мужчина должен быть свиреп, гласит отличная испанская поговорка.

От того, что вы сами сказали, что скучается только тогда, когда ваш порядок нарушен. Вы так непогрешительно правильно устроили свою жизнь, что в ней не может быть месте ни скуки, ни тоски, ни каким тяжелым чувством.


( обращаясь ко всем)

Есть у меня другие слова, только я их не выскажу, потому что это романтизм, - это значит рассыпаться.



Судья: Именем Российской Федерации.

10 декабря 2010 года Н.Челнинским городским судом _________________________________________________________________________,

Секретаря ____________________________________________________________________,

Защитника __Писарева

Рассмотрев дело по обвинению Базарова Евгения Васильевича в нигилизме

по ст. 162 ч.2 п.а УК РФ суд установил: признать Базарова Евгения Васильевича виновным. Но в силу того, что у подсудимого нет учеников, дело объявляю закрытым.

Судебное заседание объявляю закрытым.

(Все встают и расходятся)





14


интегрированная игра (литература-право) "Суд над Базаровым"
  • Русский язык и литература
Описание:

 

 

 

 

 

 

 

Цели: способствовать формированию у учащихся навыков правомерного поведения, умения самостоятельно принимать решения в различных ситуациях через игру, навыков общения в процессе овладения знаниями через игровую ситуацию; ознакомить с одним юридических институтов общества; стимулировать творческую активность учащихся.

 

Оформление: на доске презентация, в аудитории стоят стол, за которым сидит  адвокат, и стол, за которым сидит  прокурор. В стороне стоят стулья для свидетелей со стороны обвинения и защиты, (их должно быть столько, сколько в классе детей после распределения ролей).Судья сидит за отдельным столом.

 

Оборудование: костюм для судьи, судейский молоток, Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ.

 

Действующие лица: судья, прокурор, адвокат, свидетели со стороны обвинения, свидетели со стороны защиты, секретарь.

 

 

 

Автор Юлдашева Элеонора Хуснулловна
Дата добавления 07.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел
Просмотров 984
Номер материала 42699
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓