Главная / История / Черниговщина в годы Великой Отечественной войны

Черниговщина в годы Великой Отечественной войны


Кресан Ж.В.


Черниговщина

в годы

Великой Отечественной войны


Содержание работы

Введение ……………………………………………………………………..3

  1. Война на Черниговщине. Документы эпохи…………………..……..3

  2. Наступление немецко-фашистских войск на Чернигов……….……..4

  3. «Новый порядок»

  • Свидетельствуют документы………………………………. 5

  • Оккупация Чернигова………………………………….……..7

  • Нежин. Черный мрак оккупации……………………….……9

  • Украинские Хатыни ..........………………………………….10

  1. Деятельность подпольных организаций Черниговщины

  • Чернигов……………………………………………………...11

  • Холмы ……………………………………………………..…13

  • с. Орловка…………………………………………………….14

  • с. Елино……………………………………………………….14

  • Ичня……………………………………………………..…….14

  • Нежинские молодгвардейцы………………………………..14

  1. Партизанское движение на Черниговщине……………….………….19

  • партизанский отряд А. Федорова…………………….……..20

  • партизанский отряд Н. Попудренко…………………...……23

  • партизанский отряд А. Кривца…………………..………….25

  • партизанский отряд И. Бовкуна…………………….……….28

  1. Освобождение…………………………………………………….……29

  • битва за Нежин……………………………………………….31

  • освобождение Чернигова…………………………...……….35

  • их помнит Нежин…………………………………………….38

Заключение ………………………………………………..……………….41

Список использованной литературы …………………………………….43


Давно отгремели военные залпы.
Живем мы на мирной земле.
Но помним о мужестве,
Силе и братстве,
Минувшей войны седине.

Война! Эти пять букв несут за собой море крови, слез, страдания, а главное, смерть дорогих сердцу людей. На нашей планете войны шли всегда. Всегда сердца людей переполняла боль утраты. Отовсюду, где идет война, слышны стоны матерей, плач детей и оглушительные взрывы, которые разрывают души и сердца.

Каждый день жизни мы слышим о Великой Отечественной войне. О той, которая закончилась за полвека до нашего рождения. Почему мы так часто слышим о войне? Потому, что представители старших поколений не могут забыть о ней. Не было у них события более трагического, чем начало войны, и не было у них события более торжественного, чем Победа. В День Победы им было немногим больше, чем нам сейчас. Все они - юноши, девушки, дети, старики, солдаты, простые люди и люди знаменитые - плакали от счастья и от тоски по тем, кто не дожил до этого дня.

Мог ли кто-нибудь тогда представить себе, что переживает самые главные годы своей жизни? Конечно, нет - считали, что все еще впереди, в будущем, которое так много обещает. Дожить бы только до него…

Сейчас у тех, кто участвовал в войне, за плечами целая жизнь, и четыре года - какими бы они там ни были - это все-таки четыре года, всего лишь четыре… Но почему - то вопреки такой очевидной арифметике кажется, что военные годы заняли по меньшей мере полжизни, что пережито было в ту пору, когда каждый день был бесконечно длинным и мог стать для тебя последним, куда больше, чем за всю остальную жизнь…


ВОЙНА НА ЧЕРНИГОВЩИНЕ

Документы эпохи

«...Ни одна мировая сила не устоит перед германским напором. Мы поставим на колени весь мир. Германец - абсолютный хозяин мира. Ты будешь решать судьбы Англии, России, Америки. Ты - германец, как подобает германцу, уничтожай все живое, сопротивляющееся на твоем пути... завтра перед тобой на коленях будет стоять весь мир».

(Из «Памятки немецкому солдату»)

«У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание - убивай всякого русского, советского, не оста­навливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик -убивай, этим ты спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее твоей семьи и прославишься навеки».

(Обращение немецкого командования к солдатам Восточного фронта)


Неисчислимые страдания принесла война на черниговскую землю. Черниговщина стала одной из наиболее пострадавших от вражеского нашествия областей бывшего Советского Союза. Сумма ущерба, нанесённая Черниговской области оккупантами, составила 21,8 млрд. рублей.

На фронтах Великой Отечественной войны погибло 135 тысяч жителей области. На Черниговщине после освобождения проживало 1 млн. 237 тыс. человек, почти на 30% меньше, чем до войны.

Илья Эренбург, военный журналист газеты «Правда», побывавший в сентябре 1943 года в освобождённом от немцев Чернигове, писал, что центр полностью разрушен, на месте отеля «Царьград», в котором останавливался А.С.Пушкин, дымятся руины. По степени разрушения Чернигов уступал только Сталинграду, Севастополю и Воронежу.


НАСТУПЛЕНИЕ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК

НА ЧЕРНИГОВ

Во время наступления немецких войск летом 1941 года Чернигов стал ключевым пунктом на пути их дальнейшего продвижения к Москве. Почти сразу после начала войны начались массовые удары немецкой авиации по Чернигову.

19 августа 1941 года после взятия Гомеля части 2-й немецкой танковой армии вошли на территорию Добрянского и Семеновского районов Черниговской области. Около двух недель продолжались тяжелые оборонительные бои в междуречье Десны и Днепра, которые вели части 5-й армии под командованием генерал-майора М. Потапова. С 23 по 25 августа, то есть, трое суток подряд продолжалась систематическая массовая бомбардировка города. Исторический центр одного из старейших городов Европы был практически полностью  уничтожен. Дым  от пожаров был виден на расстоянии до 35-ти километров. В огне и под завалами гибли мирные жители. Госпитали и больницы были переполнены ранеными.

В ночь на 28 августа на северных ближних подступах к Чернигову начались ожесточенные бои с гитлеровскими войсками. Защитники города мужественно отстаивали каждую пядь родной земли. Чернигов защищал 15-й корпус, которым командовал генерал-майор И. И. Федюнинский.

Солдаты проявляли в этих боях исключительное мужество и героизм. На северных подступах к Чернигову на горстку уцелевших после боя бойцов 200-й стрелковой дивизии вновь пошли цепи гитлеровцев. Из 14 человек в живых осталось пятеро. На них двинулись танки. Под гусеницами танка погиб Д. Скалозуб. В рукопашной схватке были убиты Б. Сергеев и Н. Литров. И. Ковинько, подпустив к себе вплотную гитлеровцев, бросил в них противотанковую гранату. Остававшийся еще в живых Д. Павлов успел написать на клочке бумаги записку и спрятать ее в винтовочной масленке. Она была найдена колхозниками спустя 20 лет после окончания войны и передана в Черниговский исторический музей. "Мы боролись до последнего патрона, до последнего вздоха,- писал советский боец.- Сначала пас было пятеро... Вскоре нас осталось трое, а затем я остался один. И вот пишу записку. Просьба, если кто найдет ее, передать родным, что их сыновья погибли геройски".

  Вечером 2 сентября 1941 г. был получен приказ штаба Юго-Западного фронта любой ценой не отдавать Чернигов фашистам. В этот же день продвигавшиеся со стороны Гомеля фашистские войска форсировали Десну и захватили плацдарм па левом берегу в районе с. Выбли, что создало непосредственную угрозу Чернигову. На южном берегу Десны натиск гитлеровцев сдерживали соединения 5-й армии. В ходе боев фашистская танковая группа вынуждена была оставить захваченные рубежи. Но вскоре гитлеровцы подтянули сюда еще четыре дивизии. По приказу командующего 5-й армией генерал-майора М. И. Потапова части 15-го стрелкового корпуса перешли в контратаку. В бою погиб возглавлявший атакующий войска командир корпуса, но отбить плацдарм у врага не удалось. 8 сентября шли тяжелые бои уже на улицах города. Стремясь вырваться из окружения, советские части вынуждены были отходить вдоль правого берега Десны в направлении сел Киенка и Зайцы. 9 сентября войска, получив приказ из Ставки, оставили Чернигов.

11 сентября, перерезав шоссе Козелец – Чернигов, подразделения 6-й немецкой армии соединилось с южным крылом 2-й армии. Как отмечал немецкий историк А. Филиппи, тут были окончательно «… раздавлены остатки храброй 5-й армии русских, попавшие под двойной удар…».


«НОВЫЙ ПОРЯДОК»


Документы эпохи

«Я надеюсь, что нам удастся полностью уничтожить понятие "евреи", так как существует возможность массового переселения всех евреев в Аф­рику или в какую-нибудь другую колонию. Несколько времени потребу­ется для того, чтобы на нашей территории исчезли такие народности, как украинцы, гораки и лужичане. Все, что было сказано об этих отдельных народностях, в еще большей степени относится к полякам...

Для не немецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно наличия четырехклассной народной школы. Целью обучения в этой народной школе должно быть только: простой счет, самое большее до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть чест­ным, старательным и послушным. Умение читать я считаю ненужным».

Из записки Г. Гиммлера «Некоторые соображения об обращении с местным населением восточных областей» // Комсомольская правда. 1960. 20 января.


«Важно, чтобы на русской территории население в своем большинстве состояло из людей примитивного полуевропейского типа. Оно не доставит много забот для германского руководства. Эта масса расово неполноцен­ных, тупых людей нуждается, как свидетельствует вековая история этих областей, в руководстве...

Целью немецкой политики по отношению к населению на русской территории будет являться доведение рождаемости русских до более низкого уровня, чем у немцев. То же самое относится, между прочим, к чрезвычайно плодовитым народам Кавказа, а в будущем частично и к Украине...

...Следует пропагандировать также добровольную стерилизацию, не допускать борьбы за снижение смертности младенцев, не разрешать обуче­ние матерей уходу за грудными детьми и профилактическим мерам против детских болезней...

...Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе».

Из замечаний и предложений по плану «ОСТ» начальника отдела 1-го главного политического управления «восточного министерства» доктора Ветцеля «К вопросу о будущем обращении с русским населением». 27 апреля 1942 г. // Комсомольская правда. 1960. 20 января.

«...Немцы вовсе не думают готовить наших русских детей на получе­ние среднего или высшего образования — немцы думают воспитать из них молодежь, физически пригодную для работы в немецком с/х.

В замечаниях по изучению отдельных предметов говорится:

Немецкий язык: «Дети должны научиться изъясняться по-немецки в повседневной жизни».

Русский язык: «Кончая 4-й класс, ученик должен быть в состоянии плавно, с выражением читать русскую книгу или газету...»

Арифметика: ... «Кончая 4-й класс, дети должны быть в состоянии решать 4 основных действия с любыми полными числами».

Из доклада представителя Центрального штаба партизанского движения на Калининском фронте 29 августа 1943 г.


Из воспоминаний Герарда Алексеевича Кузнецова - известного краеведа и археолога Чернигова, участника Великой Отечественной войны:

«В 1941 году мне было 16 лет. Фашисты разрушили три четверти города. За два года оккупации гитлеровцы вместе с украинскими полицаями убили 52 тысячи мирных черниговцев и военнопленных. Для устрашения фашисты вешали людей даже на балконах домов. Гитлеровская “машина смерти” перемалывала тысячи человеческих жизней. Однажды, когда людей повезли на расстрел в обычном грузовике, из него выскочили трое пленных и бросились бежать. Немцы открыли огонь из автоматов и пулеметов. Одного беглеца убили, двое других скрылись. А у немцев был строгий учет: по накладной пленных вывозили на расстрел  и по накладной расстреливали. Где же взять двух недостающих? Недолго думая, полицаи забежали в ближайшую избу, схватили старика и старушку, забросили их в грузовик и повезли на расстрел...

hello_html_11090369.pngРабочая газета 10.08.2007 , № 117 от 10 августа 2007 г.



Оккупация Чернигова

Захватив город, гитлеровцы сразу же начали осуществлять свой варварский режим террора и грабежей. Вламываясь в дома, фашисты отбирали у людей все, что можно было унести, убивали стариков, женщин, детей. В обращении коменданта Чернигова к населению от 6 ноября 1941 г. шесть из восьми пунктов заканчивались словами: "будет расстрелян", "будет сурово наказан", сбудет казнен". С первых дней оккупации проводилось массовое истребление советских граждан.

Большая трехэтажная постройка тюрьмы не вмещала такого количества арестантов. Поэтому, когда камеры переполнялись, проводилась "разгрузка" – людей или расстреливали во дворе тюрьмы, или вывозили в места массовых казней на окраинах города. Обычно такие "разгрузки" проводились не реже двух раз в неделю, сначала по средам и пятницам, а в конце оккупации – почти каждый день.

Кроме расстрелов, использовали также другие способы казни – заключенных травили ядами и газами, убивали электрическим током. Применялись также душегубки или газенвагены – специальные автофургоны с отводом выхлопных газов в специальную камеру. Люди в этой камере умирали от отравления угарным газом.        Из городской тюрьмы их привозили в крытых темным брезентом грузовиках в урочище Криволивщина и там расстреливали. Всего в этом месте было истреблено около 20 тыс. человек.

Другим местом массового уничтожения советского населения стало лесное урочище Подусовка, где гитлеровцы уничтожили около 15 тыс. мирных граждан.

На месте бывшей детской колонии в пригородном селе Подусовка был еще один концлагерь, находившийся в подчинении СД. Для работы в подсобном хозяйстве СД на территории лагеря Черниговская городская управа направляла девушек. Они должны были ухаживать за коровами, свиньями, лошадьми. В июне 1942 года в соответствии с распоряжением Черниговской комендатуры на территории Подусовского лагеря начала функционировать колония для детей возрастом от 10 до 15 лет. В эту колонию принимались сироты и  беспризорные.

Также периодически проводились кампании по массовому уничтожению национальных меньшин.  Так, с ноября 1941 г. – по май 1942 г. еврейское население неоднократно  сгоняли на центральную площадь Чернигова и вели колонной несколько километров по шоссе в направлении Гомеля. В урочище Березовый Рог были заранее выкопаны ямы-могилы. Людей раздевали, ставили в шеренгу над ямой и расстреливали. Часть евреев была казнена на кладбище по улице Любечской.
На территории области было проведено массовое уничтожение цыган. Как правило, цыган уничтожали в местах расположения их таборов и на путях передвижения – всюду, где их настигали части СС, полевая жандармерия, гестапо. Цыган убивали и воинские части. Поэтому места захоронения цыган на территории Чернигова точно не установлены.

Под видом избавления от страданий практиковалось уничтожение людей с физическими и  психическими отклонениями. В Чернигове нацистами было уничтожено более 500 больных психиатрической больницы. 

Всего за время оккупации гитлеровцы расстреляли, замучили, зарыли живыми 52453 советских гражданина и пленных советских воина, 695 юношей и девушек были насильно вывезены на принудительные работы в Германию.

Все население города было обречено на голод и болезни.

Все работоспособное население города обязано было пройти регистрацию, после которой принудительно трудоустраивалось. Согласно приказу рейхсмаршала Г.Геринга, только та часть населения, которая работала на нужды Германии, обеспечивалась продуктами питания.

Те, кто не смог уклониться от регистрации на бирже труда, вынуждены были работать в немногих мастерских за нищенский паек.
Населению было разрешено получать только начальное образование. В Чернигове было открыто две начальных четырехклассных школы, медицинская и ремесленная школы, курсы переводчиков немецкого языка. Действовали украинский театр и кинотеатр. Сразу после оккупации  с целью антисоветской агитации была основана украиноязычная газета "Українське Полісся".

Во время фашистской оккупации Чернигов подвергся огромным разрушениям. Население города уменьшилось почти на две трети и к ноябрю 1943 г. составляло всего 26585 человек.


Гитлеровцы сожгли и разрушили 1740 домов жилищного фонда, вывели из строя промышленные предприятия, взорвали вокзал, превратили в развалины 14 школ, педагогический институт, медицинское училище, драматический театр, исторический музей, кинотеатры, областную библиотеку, выдающиеся историко-архитектурные памятники - Борисоглебский собор, Пятницкую и Екатерининскую церкви, коллегиум и др. Центр города представлял собой заросший бурьяном пустырь. Небольшие жилые дома сохранились лишь на окраинах.

Отступая, оккупанты разрушили железнодорожный узел, взорвали водокачку, паровозное и вагонное депо.

Под бомбами и в пламени были уничтожены 37 тыс. томов литературы, хранившейся в библиотеке им. В. Г. Короленко, тысячи ценнейших экспонатов исторического музея, в их числе картины выдающихся художников.


Нежин. Черный мрак фашистской оккупации


13 сентября 1941 года фашисты вошли в Нежин, а уже через два дня тут была создана городская управа. Контролировали ее сразу две комендатуры – немецкая и венгерская (в городе стояли немецкие, венгерские и итальянские войска), действовало и гестапо. Один из первых приказов управы запрещал жителям города пользоваться телефонами, радиоаппаратурой, радиоприемниками – все нужно было сдать в комендатуру. Вместо этого разрешали громкоговорители, плата за которые составляла 10 рублей в месяц. Так на стенах нежинских домов появились большие черные тарелки-громкоговорители. Специальные программы носили, как правило, пропагандистский характер и строго контролировались. В то время, когда из карьеров кирпичного завода и от водокачки доносились автоматные очереди и тысячи горожан прощались с жизнью, по нежинскому радио гремели марши и прославлялась немецкая власть.

По приказу полевой комендатуры все жилые дома в городе отключались от электроснабжения. Лишь отдельные личности с разрешения коменданта могли пользоваться одной лампочкой в 25 Вт.

Для оккупантов в городе действовали отдельные магазины, бары, паштетные, куда вход нежинцам строго воспрещался.

Ввели карточки на продукты питания.

Из воспоминаний жителя Нежина А. Кузнецова:

«Горожане получали раз в месяц 200 г хлеба, который и на хлеб не был похожим… Кто имел огороды, еще как-то выживали, а кто занимался умственным трудом и теперь не работал в немецких учреждениях, был обречен на голодную смерть. Доведенный до отчаяния доцент Нежинского пединститута В. Пухтинский, не выдержав мук голода, пошел работать переводчиком к немцам, за что потом получил 10 лет сталинских лагерей».

В киосках города продавались книги Гитлера и Розенберга, распространялись листовки, в которых компрометировались действия партизан, звучали призывы к сотрудничеству с оккупантами.

Действовала страшная система заложников, когда за одного убитого партизанами или подпольщиками немецкого солдата расстреливали сотни ни в чем не повинных людей, уничтожали целые села.

Территория бывшего кирпичного завода стала нежинским «Бабиным яром» - здесь за время оккупации было расстреляно 5 тысяч мирных жителей.

За время оккупации население Нежина уменьшилось на 14,4 тысячи человек и на 1 ноября 1943 года составляло всего 25,3 тыс. чел. В руинах лежали почта, телеграф, радиоузел, электростанция, несколько заводов, были уничтожены студенческое общежитие, дом пионеров, летний и зимний кинотеатры, 2 городские библиотеки, Петропавловский костел…


Украинские Хатыни


Человеческой памяти присуща способность забывать, но то, что творили фашисты в первые весенние дни 1943 года в Украине, забыть невозможно.

За два года оккупации Черниговщины фашисты полностью сожгли 51 (!) населенный пункт, уничтожили более 127 тысяч жителей области, а 42 тысячи угнали в рабство. Даже спустя годы вспоминать о тех событиях чрезвычайно больно и горько.

Названия некоторых населенных пунктов в памяти людей навсегда останутся символами трагедии. И одно из этих названий – Корюковка.

Великая Отечественная война и период немецко-фашистской оккупации стали для корюкивчан суровым испытанием. Корюковка была центром партизанского движения на Черниговщине. Отсюда начал свой путь Черниговский партизанский отряд, партизанское соединение А.Ф. Федорова, постоянно действовало партийное и комсомольское подполье. Именно эти факты стали движущей силой фашистской расправы в марте 1943 года. 

Ночью 27 февраля 1943 партизаны разгромили фашистский гарнизон, освободили заключенных из тюрьмы - семьи партизан, активистов со всего района, и поехали в лес. 

Напуганные люди сидели дома или семьями отправлялись к знакомым на окраину Корюковки, чтобы оттуда было легче бежать в лес. Но оказалось, что они шли навстречу смерти.  Многие мужчины и юноши убежали, потому что считали, что наказание падет в первую очередь на них, как это было в Тополевке, Елино и других селах. 

Приказ коменданта Корюковки был однозначен: 

"... Предупреждаю население сел Гуты Студенецкая, Тихонович, Корюковки, что когда оно не прекратит связей с партизанами, названные села будут сожжены, а их жители расстреляны ...". Но большинство людей не верила в худшее, не решалась оставить дом. Разве можно расправиться с тысячами людей? 

Пришла беда по приказу гитлеровского генерала Хайзингера утром 1 марта. Не в состоянии разгромить партизан в лесах, покорить население, фашисты решили уничтожить Корюковку. Карательный отряд эсэсовцев и полицаев окружил плотным кольцом поселок. 

Таких зверств, которые совершили оккупанты в Корюковке, история еще не знала. Все началось с окраин. Эсэсовцы заходили в дома, где собирались в тревоге люди для проверки документов. Убивали всех - от младенцев до стариков. Шли от дома к дому, а за ними шли те, которые поджигали. Гитлеровцы собирали и гнали толпами людей с детьми по улице Шевченко в центр города, загоняли в помещение. Палач стоял на прилавке с автоматом. Мертвые лежали друг на друге в несколько рядов. Палачи убивали стариков, душили и резали детей, насиловали женщин. 

За три дня фашисты расстреляли, забили, сожгли живыми около 7 тысяч мирных людей и полностью сожгли город. Очевидцы говорят, что дым и зарево от пожаров было видно в Щорсе, Сосницы, в Холмах. Из 1300 домов имеющихся в городе к акции осталось 10 - преимущественно кирпичных. По числу жертв Корюковская трагедия почти в 45 раз превышает белорусскую Хатынь…


1 апреля 1943 года большое количество эсэсовцев и полицаев нагрянуло в село Плоское, недалеко от Нежина. Каратели загнали в один из домов 46 жителей. Голову каждого обреченного и дом облили бензином и затем подожгли. После того, как каратели покинули село, оставшиеся жители начали вытаскивать неузнаваемые обгорелые трупы. Всех неопознанных похоронили в братской могиле. После этого страшного события многие жители влились в ряды партизанского отряда "За Родину"…


Осенью 1941 г. партизанский отряд под командованием М. И. Стратилата разгромил находившийся в с. Козары (Носовский район) полицейский участок. Многие жители села были связными, разведчиками, снабжали партизан продовольствием и одеждой. В марте 1943 г. гитлеровцы направили в село карательный отряд. Козары, где насчитывалось 980 дворов, были полностью сожжены. Тогда погибли 3908 жителей села. 420 человек оккупанты сожгли заживо…


ПОДПОЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ЧЕРНИГОВЩИНЫ


Никакие расстрелы, виселицы, пытки в застенках гестапо не остановили советских патриотов, поднявшихся на борьбу с врагом.

Хочешь знать, почему мы навеки великими стали?

Почему нас враги ни согнуть, ни сломать не смогли?

Нас никто никогда не ковал из железа и стали,

Превратила нас в сталь цель, к которой мы шли.

К. Симонов

Еще до оккупации Черниговским горкомом КП(б)У были созданы подпольные группы. В условиях фашистского террора далеко не все они смогли активно включиться в борьбу против захватчиков. Многие погибли в первые дни оккупации. Однако оставшиеся в живых вели борьбу с ненавистным врагом. Одной из первых развернула антифашистскую деятельность в Чернигове подпольная группа в составе 10 человек, руководителем которой был Н. Л. Галанов (до войны - начальник отдела кадров фабрики музыкальных инструментов). Подпольщики располагали оружием, радиоприемником, распространяли отпечатанные на пишущей машинке сообщения Советского информбюро. В марте 1942 г. вся группа была арестована. После изощренных пыток Н. Л. Галанов, П. В. Серый и еще два оставшихся неизвестными патриота были повешены. П. А. Роговский погиб при попытке к бегству во время допроса. Остальные были расстреляны.

В январе 1942 г. в городе начала действовать группа подпольщиков, которую возглавлял А. Д. Михайлепко, по профессии радиотехник. В январе 1942г. в этой группе насчитывалось 18 человек. В нее входили А. Е. Садовой, Л. А. Бычек, Г. А. Ищенко, Г. А. Маркин, участник гражданской войны М. Е. Дзюбенко и др. Начав свою деятельность с приема и распространения среди населения радиопередач из Москвы, выпуска антифашистских листовок, подпольщики вскоре приступили к осуществлению актов саботажа и диверсий. А. Д. Михайлепко, располагая документом технического инспектора, вывел из строя междугородную телефонную станцию, другие члены группы - центральное отопление, водопровод и канализацию в зданиях, где размещались фашистские службы. Вскоре подпольщики сумели связаться с подпольными партийными группами Куликовского района, коммунистами ряда партизанских отрядов, действовавших в соседних Михайло-Коцюбинском и Любечском районах, приступили к выполнению их поручений и диверсионно-разведывательных заданий.

Постепенно налаживалась работа и других подпольных групп города. Одной из них руководил инженер-строитель И. Л. Осипенко. Подпольщики организовали саботаж на восстановлении пивоваренного и уксусного заводов, которые так и не были пущены при оккупантах, собирали среди населения и отправляли партизанам одежду, обувь, мыло, медикаменты.

В марте 1943 г. на железнодорожной станции подпольную группу создал Г. А. Маркин, помощник машиниста паровоза. Она поддерживала постоянную связь с партизанским соединением под командованием Н. М. Таранущенко, В августе 1943 г. железнодорожники получили от партизан магнитные мины с часовым механизмом. Немецкие эшелоны минировались с таким расчетом, чтобы взрыв происходил в пути следования через полтора-два часа после отправления. Опасные операции, связанные с распространением листовок среди железнодорожников и доставкой мин к поездам, выполняли И. Г. Данилов и его жена Вера Васильевна, проживавшие в пристанционном поселке. С июня по сентябрь 1943 г. железнодорожники осуществили ряд диверсий на линиях Нежин-Чернигов, Нежин-Бахмач, Чернигов-Гомель.

На заводе "Октябрьский молот" в начале 1942 г. была организована группа коммунистом Н. С. Шарым. Подпольщики вывели из строя трансформатор, сожгли более 20 моторов, привели в негодность оборудование. Арестованного Н. С. Шарого гитлеровцы подвергли истязаниям, но, не добившись признания, отправили в концлагерь Дахау. Подпольщики устраивали побеги военнопленных, содержавшихся в лагерях на территории города. Подпольная организация действовала и в лагере для военнопленных в с. Яцево. В конце февраля 1943 г. она подготовила выступление заключенных. Восставшие уничтожили охрану, подожгли бараки. Некоторые из тех, кто успел бежать из лагеря, добрались к партизанам, другим удалось перейти линию фронта. Попытка восстания была предпринята и в небольшом лагере в Подусовке.

Отважно действовала в городе комсомольско-молодежная группа, возглавляемая Е. И. Белевич. Юные патриоты расклеивали антифашистские листовки, укрывали советских воинов, помогали им присоединяться к партизанам. В январе 1943 г. эта группа ушла в партизанский отряд под командованием Н. М. Таранущенко. В первых числах мая 1943 г. Е. И. Белевич была схвачена па правом берегу Днепра и расстреляна гитлеровцами.


Действовали подпольные организации и в других населенных пунктах Черниговщины.

  В сентябре 1941 года секретари Холменского райкома комсомола Черниговской области Шутько и Денисенко провели на конспиративной квартире первое организационное собрание комсомольцев-подпольщиков города Холмы. Здесь был избран комитет холменской комсомольской организации в составе трех человек во главе с Николаем Еременко, выработана и принята клятва. По предложению Еременко подпольную организацию было решено именовать "Так начиналась жизнь".
    Имея четкий план действий, холменская организация приступила к подпольной работе. По поручению комитета комсомолец Федор Резниченко смонтировал из отдельных частей радиоприемник и установил его в подвале дома подпольщицы Екатерины Дьяченко. Он же смонтировал пишущую машинку, на которой ночью комсомолки Внукова и Дьяченко начали печатать сводки Совинформбюро, принимаемые по радио из Москвы. За три месяца на этой машинке было отпечатано и распространено подпольщиками среди населения райцентра и близлежащих сел около 15 тысяч листовок. Холменские подпольщики вели разведку для партизанского отряда; шесть активистов были посланы в села для создания молодежных подпольных групп и организации борьбы против оккупантов.

  Подпольная организация разведывательную работу поручила 16-летнему Леониду Ткаченко. Он тщательно выполнял эту важную работу. После проведения разведки о размещении вражеских гарнизонов, их вооружении, узнавая о продвижении карателей, Ткаченко передавал ценные сведения партизанскому отряду.

  ...В январе 1942 года начались аресты. Комитет комсомола издал приказ, не теряя времени, отправляться к партизанам. Первыми прибыли в лес подпольщицы Дьяченко и Шевцова. За ними немного позже прибыли еще 35 человек. Гитлеровцам удалось схватить лучших активистов, когда они выполняли боевое задание. Был арестован руководитель организации "Так начиналась жизнь" Николай Еременко и наиболее активные члены организации: Александра Омельченко, Федор Резниченко, Феня Внукова. Их бросили в тюрьму и после страшных пыток расстреляли за рекой Убедь.

Подпольщики Холменского района Черниговской области передали партизанам 8 винтовок, 4 револьвера, 68 гранат, 50 пар лыж, 15 килограммов типографского шрифта, 5 радиоприемников, 6 аккумуляторов и т. д. Комсомольцы организовали бытовое обслуживание партизан (стирка белья, выпечка хлеба и т. д.), занимались разведкой.


В этом же районе подпольная группа села Орловки, созданная в декабре 1941 года по заданию Федорова, систематически занималась разведкой. Разведывательные данные, сообщаемые этой группой, в значительной степени облегчали деятельность партизан.
   

Четырнадцатилетний подросток из села Елино Щорсовского района Черниговской области Володя Пелипец вместе со своими сверстниками-пастухами подобрал на полях и передал партизанскому отряду 10 тысяч патронов, станковый и ручной пулеметы и много винтовок. Позже Володя вступил в партизанский отряд и был хорошим разведчиком.


   Член ичнянской комсомольской организации Черниговской области Ярошевский смонтировал радиоприемник, и подпольщики начали слушать тайно радиопередачи из Москвы. Чтобы размножать полученные известия, руководитель организации Майстренко нашел оригинальный способ печатания листовок. На фотобумаге или другой глянцевой поверхности чернилами писался текст листовки в обратном порядке. Затем на такое клише накладывался слегка смоченный водой лист бумаги, на котором после зажима винтом столярного станка получался написанный оттиск листовки. Одно такое клише позволяло сделать десять оттисков. Листовки выпускались под названием "Красноармейские вести" или "Вести с Советской Родины", и ночью их разбрасывали по дворам, приклеивали к дверям и заборам, через специальных связных распространяли в соседних селах.

Нежинские молодогвардейцы


Одной из первых в борьбу с оккупантами в Нежине вступила подпольная группа во главе с лейтенантом Красной армии Владимиром Мачульским. Группа готовила взрыв помещения театра во время очередного совещания высших чинов немецкого командования. Но подпольщиков предали. Арестованные киномеханик городского клуба Илья Козуб и учительница школы №1 Таисия Унявко были замучены в гестапо.

Вторая подпольная группа на станции Нежин действовала в тесном контакте с киевской подпольной организацией «Смерть немецким оккупантам!». Ее возглавляли помощник дежурного по станции А.Я. Кузьменко, офицер военкомата М.Ф. Шешеня и работник депо А.Ф. Бандысик. Члены этой группы срывали сроки ремонта локомотивов, передавали партизанам добытое оружие, взрывчатку, боеприпасы, собирали сведения о проходящих на восток воинских эшелонах.

Ядро третьей подпольной группы представляли попавшие в окружение бывшие командиры, бойцы и жены военнослужащих 19-го стрелкового полка, который до войны стоял в Нежине. Подпольщики этой группы (майор Н. Куропатов, капитаны И. Бовкун, И. Коновалов, П. Краснянский, М. Федоряченко) собирали оружие и переправляли его в лес, к партизанам. После организованного взрыва большого склада горючего для немецких самолетов патриоты ушли в партизанский отряд.


Нhello_html_fae2ec8.gifаиболее активно и продолжительно действовала подпольная группа, созданная Яковом Батюком.

Батюк Яков Петрович – единственный в мире слепой руководитель подпольной организации, действовавшей в годы Второй мировой войны.

Родился 12 мая 1918 года в селе Рожаны ныне Владимир-Волынского района Житомирской области (Украина) в крестьянской семье. В раннем детстве, в результате болезни, полностью утратил зрение, но не стал рабом своего недуга, а напротив – рос, стараясь ни в чём не отставать от своих сверстников. Он хотел жить, как все, делать все, как умеют делать другие, хотел стать обыкновенным человеком.

 И окружавшие его люди вскоре действительно перестали замечать, казалось бы, непреодолимый физический недостаток. Общаясь с ним, многие просто не задумывались над тем, почему даже слово "слепой" как-то не вязалось ни с его обликом, ни с его поступками. Только он сам, да еще его близкие, знали, ценой каких усилий давалось ему все то, к чему он шел день за днем с недетским упорством. Вечерами он являлся домой весь исцарапанный, в синяках, с разбитыми в кровь коленками, в изорванной одежде. Зато к тринадцати годам Яше уже не составляло труда совершить многокилометровую прогулку в лес или отдаленное село без чьей-либо помощи. Он сам безошибочно определял дорогу, и никогда в руках его не видели палку.

Мир, сначала ограниченный на длину вытянутой руки слепого, расступался перед маленьким сильным человеком, раздавался вглубь и вширь. Перед Яшей отступала тьма. Он перестал слышать слова жалости и сочувствия, и это было его гордостью.

Случилось так, что о волевом мальчике из глухого украинского села узнали в Москве. Им заинтересовался Михаил Иванович Калинин. Это во многом и определило дальнейшую судьбу Яши Батюка. Он уехал в большой солнечный город на Днепре, по рекомендации М. И. Калинина был зачислен в специальное учебное заведение.

 Среди звонков трамваев, автомобильных гудков и шумного людского водоворота Яше пришлось еще долго тренировать свою волю и выдержку, прежде чем улицы Киева стали для него такими же осязаемыми и доступными, как и родные места на Житомирщине.

Шли годы. Успешно окончив среднюю школу, поступил на юридический факультет Киевского университета.    Все складывалось хорошо. В домике по улице Розы Люксембург в Нежине, куда переехали из села родные Якова, часто получали письма, написанные неровными буквами под линейку. Яков писал много и подробно. Он рассказывал о своих товарищах по учебе, с которыми успел крепко подружиться, о горячих спорах в студенческом общежитии, о прогулках по Днепру, о концертах в летнем театре на Владимирской горке, о ночах, проведенных без сна перед зачетами и экзаменами...

Общительный, отзывчивый парень, любимец курса, он в одном лишь завидовал товарищам: у них была неограниченная возможность читать, все, что пожелают, столько, сколько пожелают. Если бы и он мог так, как они, он читал бы день и ночь, запоем, ему казалось, он не выходил бы из библиотек.
    В то время не так уж много было литературы, составленной по азбуке Брайля, и Яков, не задумываясь, ежемесячно отдавал из своей стипендии часть денег старой женщине, которая вечерами читала ему вслух Горация и Маркса, Диккенса и Кони, стихи Багрицкого и труды по истории права, журнальные статьи и повести...

Диплом юриста получил в 1940 году и был направлен в Черниговскую область – адвокатом Нежинской городской коллегии адвокатов. За короткое время заслужил авторитет, как у коллег, так и у жителей города Нежина.

Когда 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, и фронт стал приближаться к Нежину, райком комсомола рекомендовал привлечь адвоката Я.П. Батюка к подпольной работе.

13 сентября 1941 года Нежин был оккупирован немецко-фашистскими захватчиками, но в этих условиях Я.П. Батюк создаёт подпольную организацию: устроившись в начале 1942 года директором артели по производству канатов, он внимательно изучает работающих, находит единомышленников-патриотов, приглашает их домой послушать патефон. Так им была создана группа для проведения диверсий. Принимая от оккупационных властей заказы на конскую упряжь, подпольщики пропитывали готовые верёвочные изделия специальным химическим раствором, подготовленным самим Я.П. Батюком. Когда обработанная раствором упряжь промокала от дождя или пота, химические вещества оказывали раздражающее воздействие на кожу лошадей, и они выбывали из строя. Такой упряжи было изготовлено около 9 тысяч комплектов.

Вскоре немецкая администрация решила присоединить артель к другим предприятиям, чтобы таким образом лишить её самостоятельности. Это помешало бы подпольщикам продолжать диверсионные акции. Поэтому Я.П. Батюк организовал протест рабочих, но его после этого освободили от должности.

В ответ на это он еще с большей настойчивостью взялся за создание подпольной организации. С помощью своего отца, Петра Ивановича Батюка, ему удалось раздобыть печатную машинку и оборудование для изготовления листовок. Вместе с младшей сестрой Евгенией он создал явочную квартиру для встреч с надёжными друзьями. Знакомый железнодорожник Николай Конопатов принес радиоприемник. К подпольщикам присоединились Виктор Нелеп, Ефросинья Мотылёва, Иван Могильный, Николай Шуст, Михаил Ткачёв. Была создана первая группа патриотов из семнадцати юношей и девушек.

Узнав о существовании в нежинских лесах партизанского отряда, Я.П. Батюк в марте 1942 года сумел пробраться к нему, встретился с его командиром, секретарём Носовского подпольного райкома партии Стратилатом. Они наметили чёткий план действий, на основе которого подпольщики развернули агитационно-пропагандистскую работу среди населения. Я.П. Батюк диктовал воззвания: одни к жителям Нежина и другие – к полицаям, и эти листовки в печатном и рукописном вариантах развешивались в публичных местах. В них были сводки Совинформбюро о событиях на фронтах, рассказывалось об издевательствах фашистов над мирными жителями.

Кроме этого, члены подпольной организации Батюка распространяли среди населения газеты и листовки, которые сбрасывали советские самолеты на территорию расположения партизанского отряда «За Родину!», выявляли места дислокации фашистских воинских подразделений, маршруты их передвижения, наличие и количество вооружения. Все эти данные передавались партизанам.

Подпольная организация направила в ряды народных мстителей почти 60 человек, в частности 15 военнопленных, работавших в немецком госпитале. Подпольщики передали партизанскому отряду около 150 винтовок, тысячи патронов, гранаты, даже несколько авиабомб. Медикаменты партизаны получали от членов подпольной организации – заведующего аптекой Александра Богдана, работницы госпиталя Веры Смолянчук, врача Афанасия Афонина. Часть лекарств удалось раздобыть в Киеве, Кривом Роге, куда Я.П. Батюк посылал своих людей с поддельными документами. Приобретя опыт, занялись и диверсиями. Уничтожили телеграфно-телефонную линию связи Нежин – Бахмач, пустили под откос грузовой поезд.

   Гестаповцы долго искали их. Несколько раз фашистам удавалось нащупать нить, за которую они цеплялись, надеясь дотянуться до подполья. Первым был арестован Михаил Ткачев, командир Красной Армии, бежавший из плена. Он работал на базаре жестянщиком. В будке, где были свалены у него старые ведра и разный хлам, гестаповцы при обыске обнаружили гранаты и несколько разобранных винтовок. Михаил не успел перепрятать все это, гитлеровцы получили неопровержимые улики. Ткачева жестоко пытали. Он молчал. И молча умер.

Потом был схвачен Григорий Лопатецкий, дорожный мастер, в обязанности которого входило содержать в идеальном порядке участок профилированной дороги Нежин - Бахмач. После небольшого дождя дорога вдруг во многих местах осела. Вызванный гитлеровцами военный инженер установил, что дорога была разрушена водой, с умыслом и умело подведенной под полотно профилировки. Батюк настаивал, чтобы Лопатецкий немедленно скрылся, но тот замешкался, и его взяли. На допросах ему сломали руки и выбили все зубы. Потом расстреляли. После гибели Ткачева и Лопатецкого никого из членов организации не коснулась рука тайной полиции. Это было еще в 1942 году. Подполье продолжало действовать.
  … В тот день, когда на ноги были подняты гестапо и полиция, Яков Батюк и его сестра Женя, не подозревая об опасности, шли по Пролетарской улице, возвращаясь от портного, который шил партизанам шапки. Кто-то из товарищей успел сказать им о том, что к их дому приходили гестаповцы. Родители уехали в село к старшей дочери, квартира стояла на замке. Гестаповцы потоптались под окнами и ушли. Женя направилась на улицу Розы Люксембург. Отец с матерью могли вернуться домой в любую минуту, их надо было предупредить. Яков ждал ее на Интернациональной, 16, у своего старого знакомого Василия Мины. Но так и не дождался. Женю схватили возле своего дома.

Василий Мина настойчиво предлагал Якову свою помощь, хотел вывести его из города. Яков отказался идти. Он сказал, что будет ждать вечера, чтобы выяснить, кто из подпольщиков уцелел, с кем ему предстоит продолжать работу.

 По соседству с Василием Миной жил помощник начальника тюрьмы Боярский. Должно быть, он видел Якова, когда тот зашел в дом по Интернациональной, 16. Тюремщик вместе с гестаповцами прикатил туда на легковой машине.  Увидев машину, Василий подавленно сказал:
   - Десять минут назад еще можно было успеть...
   - Нет. Я не могу уходить, пойми, - мягко ответил Яков.- Я должен быть вместе с товарищами, им предстоят трудные дни. Попытаюсь все взять на себя. Говори им, что ты меня впервые видишь, что я забрел к тебе случайно. Прощай.
   Вошедших гестаповцев Яков встретил на пороге. Офицер увидел темные очки, закричал:  

- Батюк? Ты Батюк?  

- Не надо нервничать,- спокойно проговорил Яков.- Да, я Батюк.

25 августа 1943 года большинство членов комсомольско-молодежной организации во главе с Я.П. Батюком было арестовано. Только небольшая группа сумела выбраться из города и присоединиться к партизанскому отряду.

Более 10 дней молодых патриотов и их руководителя Я.П. Батюка пытали в гестаповской тюрьме, но фашисты так и не смогли сломить их боевой дух. В ночь с 6 на 7 сентября 1943 года двумя грузовыми машинами все 26 арестованных подпольщика были вывезены к железнодорожной станции, где у разрушенной водокачки они были расстреляны… А через восемь дней, 15 сентября 1943 года Нежин приветствовал своих освободителей.

Тела патриотов были перезахоронены в братской могиле на Центральном (Троицком) кладбище в Нежине.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года Батюку Якову Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Именем Я.П. Батюка названы улица в городе Нежине и Киевский дом культуры Украинского общества слепых. В Нежине установлены бюст Героя; на доме, в котором располагался штаб подпольщиков – мемориальная доска; на месте расстрела подпольщиков – памятный знак. Скульптурный портрет Я.П. Батюка выполнен на мемориальном знаке в честь погибших в годы войны преподавателей, сотрудников, студентов Киевского Национального Университета имени Т.Г. Шевченко.


ПАРТИЗАНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ НА ЧЕРНИГОВЩИНЕ


Партизанское движение - особая страница истории Великой Отечественной. Сотни тысяч простых граждан, стариков и подростков, женщин и инвалидов, солдат, вырвавшихся из фашистского плена взяли в руки оружие, чтобы сделать свой вклад в разгром врага, чтобы в последнем порыве, ценой собственной жизни защитить свой дом, своих близких, честь и независимость своей Родины. Большинство из них было далеко от политики, и только естественное стремление к единству перед лицом смертельной угрозы помогло нашему народу выстоять в самой страшной за всю историю человечества войне. Для них, сражавшихся в плотном вражеском кольце, не ожидавших ниоткуда помощи, эта война уж точно была Отечественной, а победа - Великой!

Захват гитлеровскими войсками всей территории Украины и массовый террор против мирных жителей вызвал массовое народное сопротивление. В партизанских отрядах на Украине по разным оценкам насчитывалось до 500 тысяч человек, среди которых были представители 62 национальностей, в том числе 46% украинцев и 37% русских. Украинские партизаны уничтожили и взяли в плен свыше 460 тысяч гитлеровцев, пустили под откос почти 5 тысяч поездов, вывели из строя более 15 тысяч единиц германской техники. Впечатляющие по масштабам вражеских потерь боевые действия вели и отряды в несколько десятков человек, и тысячные партизанские соединения.


Свидетельствуют документы

«Существующие сейчас партизанские отряды не должны замыкаться, а втягивать в партизанскую борьбу все более широкие слои населения. Нужно, наряду с организацией новых партизанских отрядов, создавать среди населения проверенные партизанские резервы, из которых и чер­пать пополнения или формировать дополнительно новые отряды. Нужно повести дело так, чтобы не было ни одного города, села, населенного пун­кта на временно оккупированной территории, где бы не существовало в скрытом виде боевого резерва партизанского движения».

Из приказа № 00189 «О задачах партизанского движения» от 5 сент. 1942 года.


Свидетельствуют документы

«1) С самого начала военной кампании против Советской России во всех оккупированных Германией областях возникло коммунистическое по­встанческое движение. Это движение носит различный характер, начи­ная с пропагандистских выступлений и покушений на отдельных воен­нослужащих немецкой армии и кончая открытыми мятежами и органи­зованной партизанской войной…

2) Фюрер приказал применять повсюду самые решительные меры для того, чтобы в кратчайшие сроки подавить это движение...

При этом следует иметь в виду, что человеческая жизнь в соответству­ющих странах в большинстве случаев не имеет никакой цены и что устра­шающего действия можно добиться лишь с помощью исключительно же­стоких мер».

Из приказа генерал-фельдмаршала В. Кейтеля от 16 сентября 1941 г. // Независимая газета. Приложение «Хранить вечно». 2001. 22 июня.


На Черниговщине в течение войны действовали пять партизанских соединений и пять отрядов. Уже 19 ноября 1941г. был создан областной партизанский отряд во главе с А. Ф. Федоровым, после вхождения в него Корюковского, Холменского, Перелюбского, Рейментаровского отрядов.
В июле 1942 г. в Рейментаровских лесах сформировалось областное партизанское соединение, в состав которого вошли Черниговский объединенный отряд им. Сталина, Климовский им. Кирова, Новозыбковский им. Щорса, Злынковский им. Варошилова (Россия).

Земля Черниговская горела под ногами врага. Пламя борьбы охватило всю территорию области.

В июне 1943г. образовались новые соединения: «За родину» – командир И. М. Бовкун, им. М Коцюбинского – командир Н. М. Таранущенко, им. Щорса – командир Ю.О. Збанацкий. Во время рейдов много черниговцев влились в соединения С. А. Ковпака, А. М. Сабурова.
В листовке (январь 1942г.) партизаны обращались к населению: «Товариші українці! Будемо достойними синами і дочками наших славних запорожців, Б. Хмельницького, Богуна, Кармелюка, Т. Шевченка, батька Боженка, Щорса. Всі на боротьбу проти німецьких загарбників, за честь, свободу і незалежність землі української. Негайно за діло, товариші. Пускайте під укіс німецькі поїзди, зривайте, паліть і руйнуйте залізничні мости, колії… знищуйте німецькі автомашини, аеродроми з літаками, склади боєприпасів, озброєння, горючого, продовольства… Допомагайте червоним партизанам у боротьбі з німецькими загарбниками. Організуйте нові партизанські отряди, щоб ліс, кожен кущ, долина, яр, канава, стріляли по німецьких окупантах».

Великая Отечественная война на Украине выдвинула целый ряд партизанских полководцев, среди которых наиболее известны Сидор Ковпак, Петр Вершигора, Алексей Федоров, Александр Сабуров, Михаил Наумов и другие. Только двое из них - С.А.Ковпак и А.Ф.Федоров дважды удостоены звания Героя Советского Союза.

Великая Отечественная война застала А.Ф.Федорова на посту первого секретаря Черниговского обкома КП(б)У. После оккупации Черниговщины немцами обком продолжил свою работу в подполье, а первый секретарь возглавил штаб партизанского движения. По инициативе Алексея Федорова пять партизанских отрядов, базировавшихся на севере Черниговщины, были объединены в единый областной отряд. Со временем из него выросло знаменитое Черниговско-Волынское соединение, смелые действия которого стали одной из ярких страниц партизанского движения.

Мастерство партизанского командира, опыт нелегальной работы в тылу врага пришли к первому секретарю Черниговского обкома партии Алексею Федоровичу Федорову не сразу. Особенно трудно дались первые шаги. Их пришлось делать в одиночку, без товарищей по обкому, с которыми военная судьба на долгих два месяца разлучила при переходе линии фронта в случайной стычке с врагом.

Федоров на каждом шагу видел страшные следы хозяйничанья оккупантов — повешенных, расстрелянных, сожженных людей. И каждая встреча с гитлеровцами — в селе или на дороге — могла обернуться для секретаря обкома гибелью.

Три члена Черниговского подпольного обкома КП(б)У — Н. Н. Попудренко, В. Е. Яременко и С. М. Новиков — ушли в партизанский лагерь вместе с областным партизанским отрядом 26 августа 1941 года, а А. Ф. Федоров, В. Л. Капранов, И. Д. Компанец и Н. А. Петрик отходили с нашими войсками до границы Черниговской области, и при переходе линии фронта в тыл врага 16 сентября 1941 года Федоров оказался оторванным от своей группы. Он был среди офицеров, отставших от своих частей или бежавших из плена, погорельцев и разного иного люда. Среди этой разношерстной, двигающейся по всем направлениям массы Федоров до поры не привлекал внимания. До той поры, пока в селах и местечках на стенах домов и на заборах не запестрели листовки, подписанные «генералом Орленко», пока люди не узнали в исхудавшем, заросшем бородой человеке в обтрепавшейся одежде первого секретаря обкома, депутата, которого они избирали в Верховный Совет СССР. И слух о том, что Федоров не ушел, а остался в тылу врага вместе с народом, со своими избирателями, покатился по всей округе.

Но не столько слухи, сколько оживление партизанской борьбы во всех местах, где проходил Федоров, обеспокоило гитлеровских начальников. За голову Федорова была назначена крупная награда. Несколько человек, на беду оказавшихся внешне похожими на Алексея Федоровича, гитлеровцы повесили на центральной площади Чернигова, всякий раз приделывая к груди повешенного доску с надписью: «Сталинский бандит Федоров...» Но настоящий Федоров был неуловим. Всюду его укрывали люди. Он не спеша двигался к цели — областному партизанскому отряду, который, как он знал, обосновался в северных районах области. Отыскивал связных, рассылал их в окрестные села и местечки. Сейчас это было главным: Федоров видел, как далеки от идеала оказались и он, и его товарищи по обкому, когда готовили подполье. Система связи с райкомами и с подпольными райкомами, продуманная, казалось бы, до мелочей, во многих случаях нарушалась. Да и сама структура подполья, которая фактически копировала областную партийную организацию мирного времени, как выяснилось, была мало приспособлена к реальным условиям вражеского тыла.

Некоторые подпольные организации, потеряв связь с райкомом, затаились и бездействовали, ожидая лучших времен. Часть явочных квартир исчезла: их хозяева погибли или бежали. Один из партизанских отрядов фактически существовал только днем: партизаны приходили в лагерь к восьми утра, «отбывали службу» до вечера, а перед заходом солнца вновь расходились по домам. Был даже такой партизанский командир, который и вовсе распустил отряд, считая, что в этой войне главное — выжить.

Все это: связь, деятельность партизан, утраченные явки и пароли — надо было восстановить, наладить заново. И Федоров, шагая от села к селу, подбирал людей, устанавливал явки и пароли, «обирал распущенных по домам партизан и сам учился, набирался опыта борьбы в тылу врага. В этом ему помогали товарищи — Павел Днепровский, Павел Плевако, Василий Зубко и Надежда Беляевская, которые составили под руководством Федорова обкомовскую группу...

В то время не было учебников тактики и стратегии партизан. Этот раздел военной науки в боях создавали люди, оставленные для борьбы в тылу врага. И они, эти люди, многие из которых до нападения Германии на Советский Союз были сугубо штатскими, превзошли в умении воевать хваленых фашистских генералов, так и не сумевших выполнить приказ Гитлера — ликвидировать партизан или хотя бы ослабить партизанское движение...

Алексей Федорович Федоров был одним из тех, кто создавал стратегию и тактику партизан. Выучке, жестокости и мощному вооружению врага Федоров противопоставил множество хитростей и уловок. А с лживой гитлеровской пропагандой сражался пламенным, правдивым словом, умением повести за собой людей, подсказать, что надо делать в лихую годину. Ни единого случая поговорить с народом, помочь, объяснить, посоветовать не упускал Алексей Федорович. И люди понимали его, верили ему. И там, где проходило партизанское соединение, вырастали новые партизанские отряды, новые подпольные ячейки и группы, и ярче разгорался огонь всенародной войны во вражеском тылу.

К марту 1942 года возглавляемый А.Ф. Федоровым Черниговский партизанский отряд провёл 16 боёв, уничтожив около тысячи гитлеровцев, 33 шоссейных и железнодорожных моста, пустил под откос 5 эшелонов противника, подорвал 5 складов, 2 завода. Кроме этого, в целях активизации массово-политической работы среди населения оккупированных районов, партизанское соединение А.Ф. Фёдорова до ноября 1942 года выпустило 33 листовки общим тиражом 500 тысяч экземпляров.

Гитлеровцы предпринимали многократные попытки уничтожить партизанское соединение Фёдорова, снимая для этой цели фронтовые части, усиленные бронетанковой техникой и артиллерией. Но партизаны А.Ф. Федорова выходили из боёв непобеждёнными.

23 марта 1942 года 7000 фашистских солдат и офицеров вместе с полицаями были брошены против 900 партизан, чтобы окружить их и уничтожить. В 7 часов утра гитлеровцы начали наступление на партизанский лагерь с четырех сторон. Завязался жестокий бой. Через два часа партизаны отступили в глубь леса. Противник прекратил артиллерийский обстрел, чтобы не бить по своим. К этому времени противник потерял более 200 солдат убитыми и ранеными.

Фашисты, несмотря на жертвы, упрямо лезли вперёд. Шёл беспрерывный бой. В 14 часов черниговским партизанам удалось найти щель в окружении и незаметно вывести свои основные силы. С наступлением ночи все они оставили Еленский лес и отошли в Орловскую область.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий в партизанской борьбе против немецко-фашистских захватчиков в тылу врага, и проявленные мужество и героизм, полковому комиссару Алексею Фёдоровичу Фёдорову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 746).

Боевые действия черниговских партизан еще более успешно развернулись летом и осенью 1942 года. К началу 1943 года в соединении под командованием А.Ф. Фёдорова было 12 партизанских отрядов, насчитывавших 5462 бойца.

В марте 1943 года по приказу Украинского штаба партизанского движения соединение партизанских отрядов Черниговской области было переформировано в два соединения: первое возглавил А.Ф. Федоров, второе – Н.Н. Попудренко.

Н.Н. Попудренко принимал непосредственное участие в руководстве боевыми действиями партизанского отряда. В ночь с 1 на 2 декабря 1941 года под его командованием была успешно проведена операция по разгрому вражеского гарнизона в селе Погорельцы. В середине декабря он умело руководил действиями партизан при отражении атак карателей на партизанский лагерь в Рейментаровских лесах.

В январе 1942 года Н.Н. Попудренко организовал диверсии по подрыву моста и железнодорожной линии на участке Гомель - Новозыбков, а в марте — по срыву работы Гомельского железнодорожного узла.


1hello_html_49aa0a97.gif3 апреля 1943 года фашисты блокировали лес, где дислоцировались партизанские отряды под командованием Н.Н. Попудренко. Те с боями по труднодоступной местности перешли в Соловьевские, а оттуда в Злынковские леса. В мае-июне 1943 года партизанское соединение провело ряд удачных операций по уничтожению гарнизонов врага. Диверсионными группами соединения на железнодорожном участке Гомель - Брянск, Гомель - Бахмач было пущено под откос 122 вражеских эшелона с живой силой и техникой противника. Станция Низковка надолго была выведена из строя.

В ночь с 6 на 7 июля 1943 года близ села Софиевка противник плотным кольцом окружил лес, где расположилось соединение партизан. В бою с превосходящими силами врага Н.Н. Попудренко погиб смертью храбрых.

Похоронен в г. Чернигове (Украина).

Решением Черниговского подпольного обкома КП(б)У от 10 июля 1943 года соединению партизанских отрядов Черниговской области было присвоено его имя.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1943 года за особые заслуги в деле развития партизанского движения на Украине, руководстве боевой деятельностью партизанских отрядов и проявленные при этом мужество и героизм Попудренко Николаю Никитичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. 


Сильные удары по оккупантам Черниговщины наносил и партизанский отряд имени Щорса под командованием комсомольца Александра Кривца.
   В известной молодежной песне есть такие слова: "Когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой". Эти строки можно целиком и полностью отнести к Герою Советского Союза Александру Елисеевичу Кривцу. Его жизненный путь мало чем отличался от биографий миллионов его сверстников.

  За несколько дней до начала Великой Отечественной войны Александр Кривец окончил Московское военное авиационное училище. И когда фашистские захватчики напали на нашу землю, он бесстрашно ринулся в бой. Молодой лейтенант быстро завоевал любовь и уважение среди боевых друзей. Вскоре его избрали секретарем комсомольской организации авиационного полка.

В горячих воздушных боях под Киевом мужал и закалялся неукротимый характер молодого штурмана, росла ненависть к гитлеровским захватчикам. Однажды в составе экипажа штурмовика Александр поднялся в очередной полет. На самолет напали два "мессершмитта", завязался бой. Система управления на штурмовике оказалась поврежденной, и экипаж с большим трудом посадил машину на свекловичную плантацию в глубоком тылу врага.

Александр был ранен. Измученный и подавленный случившимся, он лежал на земле, опасаясь, что его обнаружит враг.

В эти горькие минуты раздумья перед ним промелькнула вся жизнь. Простой сельский паренек из села Писки Новобасанского района Черниговской области, он хотел стать агрономом. Упорно добиваясь поставленной цели, Саша успешно окончил сельскохозяйственный институт в городе Белая Церковь, потом его призвали в армию, началась война... И вот он сбит, обезоружен.

"Буду пробиваться к своим", - твердо решил Кривец.

Однако линия фронта ушла слишком далеко на восток, и после многодневных скитаний пришлось изменить первоначальные планы и пробираться в родные Черниговские леса.


Вот что рассказывает об этом времени Александр Кривец:

  "...Фронта я не догнал. Бродил по лесу. В одном из сел обменял военную форму на крестьянскую одежду. Пробираюсь в родное село на Черниговщину. Вот тут, неподалеку от села, встретил земляка Ивана Головко, окруженца.

 Мы с Иваном решили дождаться ранней весны, а затем собрать нескольких верных друзей - и в лес. Собираем оружие, прячем. Но прошло некоторое время, и гитлеровцы начали сжимать кулак. Один за другим аресты, доносы, расстрелы. Мы с Иваном всегда носили при себе оружие. На всякий случай. Однажды возвращаюсь домой. Хата окружена полицаями.
    - Стой!

Останавливаюсь. В первое мгновение хватаюсь за револьвер, но полицаев много - всех не перестреляешь. В хате отец и братишка. Если выстрелить, с ними потом расправятся. Повели меня в управу. Кто-то заметил, очевидно, как мы с Иваном ребят подбиваем уходить партизанить, заметил и выдал.

Утром меня и нескольких других арестованных повели за село. Конвоируют полицаи. Сейчас поравняемся с деревенским кладбищем. Здесь меня выручат. Но кладбище осталось позади. Все спокойно. Тут у меня холодный пот: ведь ясно, что не на прогулку ведут. Проходим мимо скирды. И вдруг из-за нее ударили два пулемета. Я бросился в канаву. Полицаи бегут, падают. Арестованные - в разные стороны. За скирдой Иван и учитель местный - Бойко. Дают мне автомат, и пока среди конвоя паника, торопимся к лесу. Так началась наша партизанская жизнь.

 Прошло несколько дней, и вот встречаем мы группу бежавших военнопленных. Растет наш отряд. Но нет командира. И это очень мешает.
    Однажды сообщили нам, что в совхоз "Дедово" с инспекторской целью едут на легковой машине какие-то штабные чины. Мы решили их встретить. Это была первая наша серьезная операция. Пошли я и Павка Евенко, отчаянно храбрый человек. Мы его Павкой Корчагиным звали. В то время партизанское движение лишь начиналось. Фашисты были непуганые. Когда машина поравнялась с нами на лесной дороге, я поднял руку. В машине - подполковник и лейтенант, за рулем - шофер в гражданской одежде.
   - Вы полицаи? - спрашивает лейтенант на чистом украинском языке.
   - Полицаи, - говорю я. (Полицаи еще не имели специальной формы.)
   В этот миг Павка вскидывает автомат, звучит очередь, и оба офицера валятся как подкошенные. Шофер сидит бледный. Я надеваю форму подполковника, Павка - лейтенанта. Часть подоспевших товарищей осталась закопать убитых, другие партизаны отправились к совхозу. Что делать с шофером? Он украинец, инженер.

 - Что же ты фашистам прислуживаешь?

- Заставили силой оружия, - говорит. Посоветовались мы и решили его отпустить.
   В совхозе комендант и двадцать пять солдат. Но нам повезло. Солдаты еще накануне были отправлены на какую-то операцию. Мы с шиком подкатили к комендатуре. Вошли. Комендант лихо нас поприветствовал. Я, не долго думая, направил на него пистолет. Он поднял руки. Забрали мы приличный приемник, пишущие машинки, прихватили сейф с советскими деньгами, постели, погрузили в свой автомобиль и покатили.

 В этот вечер у нас был большой праздник. Павка (он был радистом) наладил приемник, и мы все впервые за долгие месяцы услышали голос Москвы.

На следующий день меня избрали командиром.

 Шофер, тот, которого мы отпустили, оказался предателем. Он вызвал, как выяснилось, гитлеровцев, и они шли по пятам за нами, но в лес заходить не рискнули.  Отряд наш разрастался".

  

Отряд совершал такие дерзкие операции, что фашисты предполагали наличие по крайней мере сотни партизан. Впрочем, впоследствии отряд действительно насчитывал до тысячи человек. Партизаны Кривца, имея 30 - 40 автомашин и несколько десятков мотоциклов, неожиданно обрушивались на врага, молниеносно громили его и исчезали.

Вот, например, как был разгромлен сильный немецкий гарнизон в Новобыковке. Местность здесь ровная, степная. Большому отряду не подойти незаметно. В сумерки Кривец посадил отряд на машины. Путь не близкий - неслись с ветерком. Кто может ездить в глубоком тылу на машинах? Только немцы. Так думали полицейские и старосты и спохватились только тогда, когда машины влетели в Новобыковку.

Партизаны обрушили на голову врага сокрушительный удар, разгромили гарнизон, погрузили трофеи в машины и так же молниеносно скрылись.

Однажды к коменданту Бобровиц полковнику Бибраху явился грязный оборванец и предложил свои услуги в качестве переводчика. Вскоре в подтянутом юном переводчике нельзя было узнать недавнего оборванца. Он вошел в доверие к Бибраху и сопровождал его повсюду. И кто бы мог подумать, что переводчиком был комсомолец Печенкин, "постоянный представитель" партизанского отряда Кривца при коменданте!
    Бандит в чине коменданта, завладев в Черниговской, Полтавской и Киевской областях 150 лучшими племенными рысаками, открыл конный завод. В один прекрасный день по сигналу Коли Печенкина Кривец привел 150 партизан, и они, проведя молниеносную операцию, превратились в кавалерийский эскадрон, впоследствии наводивший ужас на гитлеровцев.
    Фашистское командование обещало за голову бесстрашного партизанского командира или хотя бы за точные сведения о его отряде крупный надел земли и большую денежную награду. Однако народные мстители были неуловимы для врага. За время своих боевых действий отряд имени Николая Щорса уничтожил более двух тысяч гитлеровцев, сотни автомашин и танков, десятки складов и мостов, пустил под откос 28 военных эшелонов. В октябре 1943 года он соединился с наступающими частями Советской Армии.

За мужество и доблесть, проявленные в боях с врагом, более 200 партизан были отмечены высокими правительственными наградами, а их 24-летнему командиру Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза.

Командир партизанского соединения, действовавшего в междуречье Днестра и Десны, Герой Советского Союза Юрий Збанацкий так описывает боевые дела отряда Кривца: "Ничем не могли враги запугать бесстрашных. Они посылали против партизан эскадрильи самолетов, щедро сбрасывали бомбы на каждый лесок, на каждый куст. Посылали целые полки, шныряли в степи, залезали в леса, ложбины, яры. И не могли нигде найти тех, кто появлялся через час и наносил им новые удары".

Сам Збанацкий в августе 1941 года был оставлен в тылу врага для организации подполья.  Вместе с секретарем Остерского подпольного райкома комсомола Василием Мольченко организовал партизанский отряд, который затем вырос в крупное соединение партизан имени Щорса.

На протяжении более двух лет это соединение наносило сокрушительные удары по немецко-фашистским захватчикам.
   Теперь Герой Советского Союза Юрий Збанацкий - известный украинский писатель. Его книги: "Тайна Соколиного бора", "Лесная Красавица", "Сестры Косачевы" и другие - пользуются большой популярностью среди детей и молодежи.


В лесах Нежинского района продолжалась героическая борьба и солдат 19-го мотострелкового полка, которые во время боев за Киев попали в окружение. В жестоких условиях войны люди не растерялись, капитан Иван Бовкун организовал партизанский отряд.

За период борьбы в тылу врага этот отряд перерос в большое партизанское соединение численностью в пять тысяч бойцов-партизан, состоявшее из трех партизанских полков (командирами были А. Шеверев, Н. Симоненко, Дешко), разведывательного отряда, хозяйственной части и госпиталя.

За два года войны партизаны соединения "За Родину" совершили 69 диверсий на железной дороге, пустили под откос 18 эшелонов с живой силой, военной техникой и боеприпасами противника, взорвали 43 моста, уничтожили около 70 километров линий телефонно-телеграфной связи, разрушили почти 360 километров железнодорожных путей, захватили и вывели из строя 50 автомашин.

В бою было уничтожено 6 речных пароходов, 3 баржи и 2 катера на реках Десна, Днепр, Припять, сбито 2 вражеских самолёта "Ю-88", захвачено 10 складов с боеприпасами, продуктами и горючим, уничтожено более тысячи солдат и офицеров противника.

Именно с этим партизанским отрядом поддерживали тесную связь подпольщики Нежина, передавали им ценные разведывательные данные, выполняли поручения командира, переправляли в отряд людей, медикаменты, оружие, продукты питания.

Партизаны организовали патронат для женщин, стариков и детей, которым угрожало уничтожение или немецкая каторга.


Из воспоминаний Аллы Запорожец – дочери партизанского патроната отряда «За Родину»:

«За помощь партизанам нашу семью начали преследовать фашисты, и мы перебрались в лес. Нелегкие были будни в партизанском отряде… Но дети никогда не сидели без дела: они кормили и поили раненых, собирали ветки для костров, рвали щавель, пасли коров и лошадей, подвозили продукты. Более старших посылали в разведку, ставили на посты.

Когда начались активные действия против партизан, детей решили вместе с ранеными вывезти в Москву. Но на свет костра вместо советского прилетел фашистский самолет и начал расстреливать ожидающих. Детей оставили в отряде. Очень тяжело им было во врем майской облавы: по шею они стояли в болоте, а над головами, как огромные насекомые, летали снаряды, что могли оборвать наши жизни в любой момент.

Произошло чудо: смерть меня обошла, а вот моих близких – нет. Родители погибли на фронте, родня умерла от ран после войны. Остались только фотографии да воспоминания… А еще боль утрат, что освятила погибших в веках. Они останутся для нас молодыми навсегда».


В зоне боевых действий партизанского соединения "За Родину" был сохранен урожай 1943 года. Партизаны охраняли от разорения населенные пункты, не допускали увоза населения в Германию на каторжные работы.
19 сентября 1943 года, во время наступления Красной Армии на Левобережной Украине, два полка Черниговского партизанского соединения "За Родину" захватили три переправы через Днепр вблизи сел Теремцы и Домантово, одну переправу на Припяти и, несмотря на яростные атаки фашистских войск, удерживали их до подхода частей 17-го стрелкового корпуса.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1944 года за образцовое выполнение заданий командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, проявленные при этом мужество и героизм и за особые заслуги в развитии партизанского движения Бовкуну Ивану Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 2887).



ОСВОБОЖДЕНИЕ


После разгрома фашистов под Сталинградом и Курском произошел коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. 26 августа 1943 года войска Центрального фронта под командованием генерала армии К. Рокоссовского в ходе Чернигово-Припятской операции вышли к Десне и на юге от Новгорода-Северского (180 км от Чернигова) вступили на территорию Черниговской области. Перед Центральным фронтом враг сконцентрировал 20 дивизий группы армий «Центр», бои сразу приобрели жаркий, кровопролитный характер.

В первых числах сентября было освобождено ряд населенных пунктов Коропского района, 6 сентября фашисты оставили бывшую гетманскую столицу – Батурин, а еще через три дня советских солдат радостно встречал Бахмач.

15 сентября 1943 года силами 7-го гвардейского механизированного корпуса под командованием генерал-лейтенанта И.П.Корчагина был освобожден наш родной город - Нежин.


hello_html_m48581083.png



БИТВА ЗА ГОРОД НЕЖИН

(Из материалов времен Великой Отечественной войны,

«Известия» № 219, 16 сентября 1943 г.)


«Пятнадцатого сентября наши наступающие части, с боями преследовавшие противника от Бахмача, одержали новую крупную победу. После двухдневных боев полностью очищен от немецких захватчиков старинный украинский город Нежин.

Немецкое командование придавало этому важнейшему опорному пункту огромное значение. До самого последнего времени Нежин был одной из основ­ных баз снабжения противника. Немцы упорно обороняли город.

В ожесточенных боях на подступах к Нежину наши части показали немало прекрасных примеров маневренности. Путь от Бахмача до Нежина они прошли с боями за шесть дней.

Потеряв Бахмачский железнодорожный узел и понеся в боях за него огромные потери, немецкие войска, составленные из остатков разгромленных дивизий, начали отступать к Нежину. Враг оказывал упорное сопротивление на заранее подготовленных промежуточных рубежах.

Н-ская часть, ещё до падения Бахмача овладевшая крупным населенным пунктом Черниговской области - городом Борзна и, таким образом, далеко обо­шедшая немцев с северо-запада, нависла над флангом немецкой группировки, которая защищала подступы к Нежину.

Это заставило гитлеровское командование снять крупные силы с лобового направления и прикрыть город с северо-востока.

Однако сдержать нашу часть и прикрыться от флангового удара немцам не удалось. Продвигавшиеся на этом участке наши подразделения все время оттес­няли противника к северу, к Десне, и заняли целый ряд населенных пунктов.

Таким образом, большой участок территории к северу от Нежина был очи­щен, а действовавшие здесь немецкие части оторваны от основных сил.

В это время южнее Бахмача действовала крупная группировка немец­ких войск - остатки четырех гитлеровских пехотных дивизий, разгромленных в предыдущих боях. Они сильно укрепились и оказывали яростное сопротивление, пытаясь сковать наши силы.

Упорство немцев на этом участке не принесло им успеха. Наши танки и мотомеханизированные подразделения искусным и смелым маневром двумя дугами охватили эту группировку противника, замкнули вокруг нее плотное кольцо, а потом решительным ударом разрезали её на части.

Сделано это было настолько быстро, что гитлеровское командование не смогло оказать существенную помощь своим попавшим в беду войскам. Оказав­шиеся в нашем кольце немцы не успели организовать сколько-нибудь действен­ную круговую оборону. Дело кончилось тем, что несколько тысяч окруженных немецких солдат и офицеров были уничтожены. Захвачены богатые трофеи. Много гитлеровцев попало в плен.

Эта блестящая операция наших частей оказала решающее влияние на судьбу Нежина. Немцам пришлось остаток своих сил, прикрывавших город с востока, бросить на помощь своим частям, окруженным южнее Бахмача. Но по­мощь опоздала. В последующих боях эти силы противника были опрокинуты нашими войсками и оттеснены на юго-запад.

В итоге немецкая оборона на лобовом направлении по оси железной дороги Бахмач-Нежин оказалась ослабленной. Темп движения наших частей ускорился. Бои за Нежин вступили в решающую фазу.

Для того, чтобы заполнить брешь в своей обороне, немецкое командование срочно перебросило в Нежин свежую пехотную дивизию. Ей было приказано все­ми силами удерживать город. Но времени для сосредоточения у врага не было, и новая дивизия с ходу входила в бой по частям.

Громя и эту новую дивизию противника, наши войска продолжали успеш­но продвигаться вдоль железной дороги и заняли станцию Круты - последнюю станцию восточнее Нежина.

Главный удар был нанесен, однако не отсюда, а с северо-востока. Именно так решилась судьба этого важнейшего опорного пункта немцев на Киевском направле­нии. Наши подвижные части решительным ударом прорвали немецкую оборону и погнали врага к линии железной дороги Нежин-Чернигов. Сломив упорное сопро­тивление немцев, Н-ская часть подошла вплотную к этой дороге и перерезала её.

Таким образом, советские части теснили фашистов с востока, а с другой стороны прижимали их к городу с севера и северо-востока.

Вчера, прорвавшись к населенному пункту Кунашевка и овладев им, наши части сломили немецкую оборону у самого Нежина и ворвались на окраины города. Здесь завязались особенно горячие бои. Немцы предпринимали одну безуспешную контратаку за другой.

С севера в это время по восточной окраине Смолянского болота подошли к окраинам Нежина и овладели кирпичным заводом новые наши части.

Ночью был предпринят общий штурм. Сжатые с трёх сторон гитлеровцы, отбиваясь изо всех сил, отступали к центру города. Бои шли за каждую улицу и переулок, за каждый дом.

На рассвете 15 сентября наши подразделения прорвались к центру города. Там, у церкви, у городского сада гитлеровцы оказали особенно ожесточенное сопротивление, но стремительной атакой были уничтожены. Остатки немецкого гарнизона Нежина были захвачены в плен.

Нежин, этот прекрасный украинский город, расположенный на железной дороге в 83 километрах от Чернигова и 126 километрах от Киева, город, где учил­ся великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь, - снова советский!

Наши войска, освободившие Нежин от фашистского ига, успешно продол­жают наступление».

hello_html_5c5d8333.gif



















Документ эпохи

ПРИКАЗ
ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО

Генералу армии Рокоссовскому

Войска Центрального фронта, продолжая наступление, сегодня, 15 сентября, после двухдневных ожесточенных боев овладели крупным железнодорожным узлом и городом Нежин – важнейшим опорным пунктом обороны немцев на путях к Киеву.

В боях за Нежин отличились войска генерал-лейтенанта Черняховского, генерал-майора Козлова П.М., гвардейцы-танкисты генерал-лейтенанта танковых войск Корчагина и летчики генерал-лейтенанта авиации Руденко.

Особенно отличились:

280-я Конотопская стрелковая дивизия генерал-майора Голосова,

132-я Бахмачская стрелковая дивизия генерал-майора Шкрылева,

24-я гвардейская механизированная бригада полковника Максимова,

25-я гвардейская механизированная бригада полковника Артамонова,

26-я гвардейская Севская механизированная бригада генерал-майора Баринова,

57-я гвардейская танковая бригада подполковника Силова,

299-я штурмовая авиационная дивизия полковника Крупского,

286-я истребительная авиационная дивизия полковника Иванова.

В ознаменование одержанной победы отличившимся в боях за освобождение города Нежин 7-му гвардейскому механизированному корпусу, 24-й гвардейской механизированной бригаде, 25-й гвардейской механизированной бригаде, 57-й гвардейской танковой бригаде, 299-й штурмовой авиационной дивизии и 286-й истребительной авиационной дивизии присвоить наименование “Нежинских”.

280-ю Конотопскую стрелковую дивизию, 132-ю Бахмачскую стрелковую дивизию, 26-ю гвардейскую Севскую механизированную бригаду, второй раз отличившиеся в боях с немецкими захватчиками, представить к награждению орденами Красного Знамени.

Сегодня, 15 сентября, в 20 часов столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует нашим доблестным войскам, освободившим город Нежин, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий.

За отличные боевые действия объявляю благодарность всем руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за освобождение города Нежин.

Вечная слава героям, павшим в борьбе за свободу и независимость нашей Родины!

Смерть немецким захватчикам!

Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

15 сентября 1943 года, № 12



1943 г.

Руины центральных улиц г. Нежина Черниговской области

hello_html_30b32715.jpg






















1943 г.

Руины центральных улиц г. Нежина Черниговской области


hello_html_30b32715.jpg


















Освобождение Чернигова


Бои за освобождение Чернигова начались в средине сентября 1943 года и осуществлялись силами 13-ой армии Центрального фронта под командованием генерал-лейтенанта Н. Пухова.

Рассчитывая после поражения на Курской дуге укрепиться на рубежах Десны и Днепра, немецко-фашистские захватчики сооружали на ближайших подступах к Чернигову многочисленные укрепления. Орудия, установленные на Болдиных горах, держали под прицелом пойму Десны с ее протоками и озерами, затруднявшими продвижение советских войск.

Захват подвижным отрядом 129-й отдельной танковой бригады с ходу участка на левом берегу Десны дал возможность обеспечить во время переправы огневое прикрытие пехоте.

Поздно вечером 18 сентября переправу на участке сел Выбли и Пески начали части 148-й дивизии (командир генерал-майор А. А. Мищенко). Уже через два часа полки вступили в бой за пригородные села Яцево и Бобровицу. На подступах к Чернигову 20 сентября фашистская пехота, поддержанная 19 "фердинандами" и авиацией, шесть раз переходила в контратаку, но ничто не смогло сломить боевого порыва советских воинов. Почти одновременно с частями 148-й дивизии у сел Анисов, Количевкаосуществила переправу через Десну 181-я Сталинградская стрелковая дивизия (командир генерал-майор А. А. Сараев). Первыми вышли на правый берег реки воины 292-го стрелкового полка под командованием А. И. Сережникова. Несмотря на непрерывные контратаки гитлеровцев, ожесточенный артиллерийский и минометный огонь, бойцы полка на исходе дня вели бой у станции Чернигов.

20 сентября мотострелки при поддержке 874-го истребительного противотанкового артиллерийского полка захватили Пролетарскую рощу на юго-западной окраине Чернигова. Сухопутным войскам содействовали летчики 2-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии.

Вражеский гарнизон Чернигова оказался с востока, юга и запада окруженным войсками 28-го корпуса. Командование 13-й армии приняло решение начать штурм. В первом часу ночи 21 сентября с трех сторон поднялась в атаку пехота. С востока и юго-востока после ожесточенного боя на рубеже реки Стрижень в центральную часть города ворвались воины 148-й дивизии.

Во втором часу ночи с юга пошли в атаку воины l-й дивизии. Занимая дом за домом, они продвигались к центру города навстречу частям 148-й дивизии. В районе Троицкого монастыря комсорг батальона Г. Доможиров, ведя в атаку бойцов, лично уничтожил 20 гитлеровцев, 292-й полк захватил район железнодорожного вокзала. Тем временем с севера и северо-востока к городу приближались войска 61-й армии (командующий генерал-лейтенант П. А. Белов). Воины 77-й гвардейской стрелковой дивизии вступили в Чернигов в четвертом часу утра со стороны Яловщины. Очищая город от гитлеровцев, они вышли на западные и южные окраины, захватили железнодорожную станцию. К концу дня с северо-востока к городу с боем подошли 76-я гвардейская стрелковая дивизия (командир генерал-майор А. В. Кирсанов) и 16-я гвардейская Башкирская кавалерийская дивизия (командир полковник Г. А. Белов). Наступление соединений 61-й армии угрожало замкнуть кольцо вокруг фашистской группировки в Чернигове и не позволило противнику подтянуть резервы.

Немецко-фашистские войска, прикрываясь танками и бронемашинами, начали отходить по Гомельскому шоссе и в северо-западном направлении. В разгар боя на рассвете 21 сентября советские воины водрузили над полуразрушенным зданием Черниговского облисполкома на площади Куйбышева Красное знамя. 21 сентября к утру Чернигов был полностью очищен от фашистских захватчиков. В двухдневных боях за город уничтожено и взято в плен свыше 2 тыс. гитлеровцев, захвачены 26 танков, 10 самолетов, 69 орудий, 50 минометов, 51 автомашина, 5 броневиков, склады боеприпасов, продовольствия и горючего.

Приказом Верховного Главнокомандующего от 21 сентября 1943 г. 10 соединениям и частям, отличившимся в боях при форсировании Десны и освобождении Чернигова, присвоено наименование "Черниговских", 181-я ордена Ленина Сталинградская стрелковая дивизия награждена орденом Красного Знамени.

28 воинов, участвовавших в боях за освобождение Чернигова, удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Именами воинов-освободителей названы многие улицы города. В Чернигове похоронены воины и партизаны Герои Советского Союза Ф. И. Говоров, А. М. Рудой, П. А. Чудинов, Ш. С. Рахматулин, А. И. Сережников, 3. Д. Вихнип, В. Д. Сериков, И. Т. Доценко, Н. Н. Попудренко, А. Т. Кулик, И. Е. Цимбалист.



Документ эпохи

Выписка из приказа Верховного Главнокомандующего № 20 от 21 сентября 1943 г.


"... В боях при форсировании реки Десна и за овладение городом Черниговом отличились войска генерал-лейтенанта Пухова, генерал-майора Нечаева, генерал-лейтенанта Бондарева и летчики генерал-лейтенанта авиации Руденко. Особенно отличились: (перечисляются соединения сухопутных войск) и 2-я Гвардейская Штурмовая Авиационная Дивизия полковника Комарова.

В ознаменование одержанной победы соединениям и частям, отличившимся в боях при форсировании реки Десна и за освобождение города Чернигов 10 соединениям сухопутных войск и 2-й Гвардейской Штурмовой Авиационной Дивизии присвоено наименование "Черниговских". Впредь эти соединения и части именовать: ... - 2-ая Гвардейская Черниговская Штурмовая Авиационная Дивизия.

Сегодня, 21 сентября, в 21 час, столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует нашим доблестным войскам, успешно форсировавшим реку Десна и освободившим город Чернигов, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий.

Вечная слава героям, павшим в борьбе за свободу и независимость нашей Родины! Смерть фашистким захватчикам!

Верховный Главнокомандующий

Маршал Советского Союза

И.Сталин"



Преследованный нашими войсками, противник с боями отходил на запад, готовился к битве на Днепре. 24 сентября 1943 года были освобождены Городня, Любеч, Радуль, 27 сентября – Добрянка. Началось героическое форсирование Днепра… Активную роль здесь сыграли партизаны Черниговщины, захватив переправы через древнюю славянскую реку и помогая регулярным частям армии попасть на противоположный берег.

На юге Черниговской области действовали войска Воронежского фронта под командованием генерала М. Ватутина. 19 сентября фашисты были выбиты из Прилук.

1 октября 1943 года Черниговщина была полностью освобождена от немецко-фашистских войск.

Их помнит Нежин


hello_html_m22b86188.gif























hello_html_m38c17003.jpg

















Танк Т-70. Памятник командиру танкового батальона гвардии-майору И.Л.Хайтовичу












hello_html_40961d44.gifhello_html_77077a56.gif























hello_html_ea0a57.gif








Будем жизнью защищать Отчизну,

Чтобы жизнь, как песню воспевать.

Умирать с такою страстью к жизни,

Чтобы никогда не умирать!

(Люба Губина, 1941 г.)
















hello_html_m2719abaf.gif















hello_html_m1ea60ae6.gif































Заключение

Врагу не удалось сломить дух нашего народа, поколебать его волю к борьбе за святое дело свободы. Сплотившись перед лицом смертельной опасности, забыв о собственных невзгодах, трудностях и лишениях, на защиту Отечества поднялись все, как один. В борьбе с врагом объединились представители всех социальных слоев общества: рабочие, крестьяне, воины армии и флота, управленческие и хозяйственные кадры, врачи, учителя, инженеры, деятели науки, культуры и искусства, люди всех профессий, возрастов и национальностей. Люди отдавали все свои силы, не щадили своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагом. Именно поэтому эту войну называют Великой Отечественной.


Свидетельствуют документы

«Хотелось бы только, чтоб мои горемыки прошли через эту истребительную машину невредимыми и смогли снова зажить хорошо после вой­ны. Все в жизни забудется — холод, голод, слезы и муки... А забыв все пережитое, люди как жуткую сказку будут рассказывать детям о своем былом горе и смеяться от радости новой счастливой жизни, от сознания своей силы и могущества, доблести и геройства, мужества и отваги тех, кто добыл эту историческую победу дорогой ценой своей крови, труда и забот, с любовью вспоминая имена героев и героев без имен...»

Из письма с фронта от 17 апреля 1942 г. // Российская газета. 2002. 8 мая.


Кому мы обязаны победой? Прежде всего, конечно, солдатам и офицерам, жертвовавшим своей жизнью, мерзнувшим, мокнувшим, изнывавшим от жары, порой полуголодным, но сражавшимся до последнего патрона. Среди них и пехотинцы, и артиллеристы, и танкисты, и медсестры, и летчики, и моряки, и талантливые полководцы, и все другие.

На оккупированной территории большинство людей оказывали сопротивление гитлеровцам. Города и села Черниговщины переполняла волна народного гнева, которая выливалась в организацию подпольных групп и отрядов лесных мстителей. Слово «партизан» не давало фашистам спокойно спать даже вдали от фронта.

В героической обороне многих населенных пунктов участвовали и взрослые, и подростки. Тысячи женщин на оборонительных рубежах рыли окопы и протитанковые рвы, на производстве заменяли мужчин. Почти миллион подростков во время войны работали на заводах – под ноги им подставляли ящики, так как они не дотягивались до станков.

Многие пожертвовали накопленные средства на строительство самолетов и танков, добровольно сдавали золотые вещи в Фонд обороны. Руководимые высоким чувством патриотизма, труженики области внесли 60 млн. рублей на строительство танковой колонны «Колхозник Черниговщины».

Война объединила в борьбе с фашизмом подавляющее большинство населения. Черниговская земля хранит прах 106 Героев Советского Союза – представителей 14 национальностей.


Многое, удивительно многое может сделать человек, если он знает, во имя чего и за что он борется. Человеческая память хранить в себе и опыт многих живших до нас поколений, и опыт каждого. «Память противостоит уничтожающей силе времени», - сказал Д.С.Лихачев. Пусть же эта память и опыт учат нас добру, миролюбию, человечности. И пусть никто из нас не забудет, кто и как боролся за нашу свободу и счастье. Мы в долгу перед тобой, солдат! И пока есть ещё тысячи незахороненных и на Пулковских высотах под Санкт-Петербургом, и на Днепровских кручах под Киевом, и на Ладоге, и в болотах Белоруссии, мы помним о каждом солдате, не вернувшемся с войны, помним, какой ценой он добыл победу. Сохранил для нас и наших соотечественников язык и культуру, обычаи, традиции и веру предков.






























Список использованной литературы


  1. Боевое братство народов СССР. Дружба и массовый героизм народов СССР в боях за Советскую Украину в Великой Отечественной войне. Документы и материалы / Сост. В. Н. Немятый и др. - К., 1984

  2. В боях за освобождение Черниговщины. Подборка документов / Сост. И. И. Фастовская, Б. Ф. Юрьев, М. Т. Яцура. – Чернигов, 1975

  3. Власовець Ю. Покоління переможців. – Ніжин, 2010

  4. Драгунов В. Д. Их помнит Черниговщина. – Чернигов, 1994

  5. Історія міст і сіл Української РСР. Чернігівська область. – К., 1972

  6. Комсомольская правда. 1960. 20 января.

  7. Нежин. Очерк /Авт. текста Г. П. Васильковский . – К., 1986

  8. Независимая газета. Приложение «Хранить вечно». 2001. 22 июня.

  9. Німецько-фашистський окупаційний режим на Чернігівщині / Упоряд. Н. М. Полетун, Л. Ф. Сурабко. - Чернігів, 2000.

  10. Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941–1945.

  11. Петренко Л.Б. Ніжин: древній і завжди юний. – Ніжин, 2004

  12. Петренко Л.Б. Ніжин: із глибини віків. – Ніжин, 2008

  13. Подвиг народных мстителей. Рабочая газета. № 139. 2007. 21 сентября.

  14. Приказы Верховного Главнокомандующего в период Великой Отечественной войны Советского Союза. – М.: Воениздат, 1975.

  15. Российская газета. 2002. 8 мая.

  16. Самойленко Е.Н. История Украины: Курс лекций. – К., 2004.

  17. CD «Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия».

  18. Советская Украина в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. Документы и материалы. В 3 т. / Сост. В. Н. Немятый и др.. - К., 1985

  19. СССР в Великой Отечественной войне 1941 — 1945. Краткая хроника. М., 1970

  20. Хрестоматія з історії Чернігівщини /Упор. М. Чуприна, Ю.Сіментов. – Київ, 1969

  21. Чернігівщина. Енциклопедичний довідник/ за ред. А. В. Кудрицького. – Київ, 1993

  22. Черниговский исторический музей. Фотопутеводитель /Сост. А.И.Неделя, М.А.Попудренко. – К., 1988

  23. Черниговщина фронту. Подборка документов / Сост. И. И. Фастовская, Э. М. Филашинова. – Чернигов, 1975

  24. Чернігівщина у вогні: Календар 2003/Чернігівське земляцтво; Авт.-упорядник І.М.Корбач.- К.:Український Центр духовної культури, 2002.

  25. Федоров А. Ф. Подпольный обком действует. — М.: Воениздат, 1955.




Черниговщина в годы Великой Отечественной войны
  • История
Описание:


Каждый день жизни мы слышим о Великой Отечественной войне. О той, которая закончилась за полвека до нашего рождения. Почему мы так часто слышим о войне? Потому, что представители старших поколений не могут забыть о ней. Не было у них события более трагического, чем начало войны, и не было у них события более торжественного, чем Победа. В День Победы им было немногим больше, чем нам сейчас. Все они - юноши, девушки, дети, старики, солдаты, простые люди и люди знаменитые - плакали от счастья и от тоски по тем, кто не дожил до этого дня.

Мог ли кто-нибудь тогда представить себе, что переживает самые главные годы своей жизни? Конечно, нет - считали, что все еще впереди, в будущем, которое так много обещает. Дожить бы только до него...

Автор Кресан Жанна Владимировна
Дата добавления 05.01.2015
Раздел История
Подраздел
Просмотров 2688
Номер материала 34105
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓