Главная / Другое / Бибо Дзугутов-известный осетинский сказитель

Бибо Дзугутов-известный осетинский сказитель

hello_html_2169bcdd.gif



http://www.anaharsis.ru/kultur/tree/image/r043a.jpg

19 век по праву можно считать «золотым» и для осетинской культуры. Если взять только литературу, то сколько великих имен он подарил осетинскому народу только в этой области! Коста, Секъа, Арсен, ряд других ярких звезд загорелись на небосклоне осетинской художественной литературы и в этом ряду, несомненно, на самом почетном месте имя легендарного народного сказителя Бибо, который в истории Осетии известен как Слепой Бибо. Бибо Дзугутов родился в Горном Даргавсе. Еще в раннем детстве, заболев корью, мальчик ослеп, и уже в таком состоянии научился играть на осетинском народном инструменте хъисфандыр (скрипка), петь и таким образом передавать окружающим сказания.

В 1844 году фамилия Дзугутовых (Зыгъуытатае) переехала жить на равнину и обосновалась в нескольких селениях. Семья Бибо обосновалась в селении Батако (сегодня - Старый Батако). Бибо тогда еще был совсем молодым человеком, однако слух о его необычных способностях уже в то время было известно всей Осетии, и все же его талант, как великого сказителя раскрылся здесь, в Батако.

Великий осетинский художник, собиратель народного творчества и искусствовед Махарбек Туганов, который к тому же являлся и его современником, в своих исследовательских трудах очень точно определил силу таланта Бибо, как сказителя, и в целом его вклад в осетинскую культуру. В своей книге «Литературное наследие» он называет Бибо «осетинским бардом», посвятив ему целых три главы. Вот что он писал: «В конце 80 -х годов в Осетии скончался народный певец Курм Бибо (Слепой Бибо) Дзугутов, исходивший Осетию вдоль и поперек и знавший, как Гомер, всю народную эпопею». И еще: «Вместе с Курм Бибо ушла в вечность цельная, нетронутая европейской культурой древняя осетинская поэзия. Оставшиеся после него певцы уже не имели в народе ни славы, ни звучания. Они передавали народные сказания неполностью, урывками и не точно и играли уже роль скорее уличных музыкантов, чем народных певцов».

Сегодня очень трудно представить, как полностью слепой человек, никогда не учившись грамоте, мог запоминать столько народных преданий, самому сочинять, то есть быть талантливейшим поэтом и еще быть композитором - певцом, передавая все это богатство народу.В другой главе своей книги Махарбек Туганов сравнивает Бибо с основоположником осетинской литературы Коста Хетагуровым: Две колоссальные фигуры - народный певец Курм Бибо, умерший в 80-х годах и завершивший собой цикл осетинских бардов, следовательно и формы народного творчества, с одной стороны, и, с другой стороны, поэт Коста Хетагуров- пионер осетинской литературы -знаменуют собой эпоху перехода осетинской творческо - художественной мысли от всенародного к индивидуалистическому порядку изложения».Здесь же Махарбек Туганов говорит о том влиянии, которое оказывал Бибо на народные массы своим уникальным творчеством: «Репертуар его был настолько богат и неисчерпаем, что своими сказаниями и песнями, прибаутками и шуточными песенками и рассказами в течение всей свадебной недели мог занимать собравшийся на свадьбу народ. Для молодежи у него были веселые танцевальные мотивы, для любителей народных сказаний и исторических песен - богатые по содержанию и языку «кадджытае».

Огромное влияние Курм Бибо оказал и на самого Коста Хетагурова. В частности, это вполне отчетливо прослеживается в его поэтических произведениях. Скажем, легко угадывается образ сказителя в таких его известных произведениях, как «Хъуыбады» и «Уаелмаердты». («На кладбище») И не случайно, что и Махарбек Туганов изобразил в своих картинах образ могучего и мудрого сказителя. Не случайно и то, что в известной своей картине Махарбек Туганов среди слушающих Бибо людей изобразил и самого поэта Коста. Надо предполагать, что великий поэт лично был знаком с Бибо, с его творчеством и умело использовал услышанные от него предания в своем творчестве, в стихотворениях и поэмах.С сожалением приходится констатировать, что имя великого сказителя Бибо сегодня незаслуженно забыто. Нет ни одного памятника, посвященного Курм Бибо, нет ни одной улицы, которая бы носила имя человека, оказавшего огромное влияние на формирование осетинской художественной литературы, не говоря уже о том, что именно Бибо оставил самые завершенные и полные варианты народных сказаний. Чего стоит одна только поэма «Афхардты Хасана». Автором гениальной поэмы является Александр Кубалов, но, может быть, не всем известно, что полностью он записал ее от Курм Бибо, а затем, творчески переработав, превратил его в жемчужину осетинской литературы.

Недавно скульптором Николаем Ходовым в центре Владикавказа поставлен памятник Александру Кубалову. Вряд ли кто - нибудь сможет угадать в фигуре рядом находящегося с Кубаловым человека образ Бибо, рассказ которого слушает писатель. Не тот колорит, не та мощь, не то впечатление, которое до сих пор хранит народ в своей памяти. Да и никаких пояснений по поводу того, кого здесь хотели запечатлеть. В этой связи хотелось бы подчеркнуть одну деталь. Высоко в горах, недалеко от родины Коста - селения Нар установлена мощная сидящая фигура первому члену ВЦИК России от Северной Осетии Заурбеку Калоеву. И здесь также никаких опознавательных надписей, никаких табличек. Так вот эту мощную фигуру высоко в горах народ почему - то назвал Бибо. Трудно объяснить такой народный экспромт, но, видимо, объяснение все - таки надо искать в образе этого великого сказителя. Было бы неплохо, если бы к народной, почти



Бибо Дзугутов-известный осетинский сказитель
  • Другое
Описание:

 

19 век по праву можно считать «золотым» и для осетинской культуры. Если взять только литературу, то сколько великих имен он подарил осетинскому народу только в этой области! Коста, Секъа, Арсен, ряд других ярких звезд загорелись на небосклоне осетинской художественной литературы и в этом ряду, несомненно, на самом почетном месте имя легендарного народного сказителя Бибо, который в истории Осетии известен как Слепой Бибо.                 Бибо Дзугутов родился в Горном Даргавсе. Еще в раннем детстве, заболев корью, мальчик ослеп, и уже в таком состоянии научился играть на осетинском народном инструменте хъисфандыр (скрипка), петь и таким образом передавать окружающим сказания.

В 1844 году фамилия Дзугутовых (Зыгъуытатае) переехала жить на равнину и обосновалась в нескольких селениях. Семья Бибо обосновалась в селении Батако (сегодня - Старый Батако). Бибо тогда еще был совсем молодым человеком, однако слух о его необычных способностях уже в то время было известно всей Осетии, и все же его талант, как великого сказителя раскрылся здесь, в Батако.

Великий осетинский художник, собиратель народного творчества и искусствовед Махарбек Туганов, который к тому же являлся и его современником, в своих исследовательских трудах очень точно определил силу таланта Бибо, как сказителя, и в целом его вклад в осетинскую культуру. В своей книге «Литературное наследие» он называет Бибо «осетинским бардом», посвятив ему целых три главы. Вот что он писал: «В конце 80 -х годов в Осетии скончался народный певец Курм Бибо (Слепой Бибо) Дзугутов, исходивший Осетию вдоль и поперек и знавший, как Гомер, всю народную эпопею». И еще: «Вместе с Курм Бибо ушла в вечность цельная, нетронутая европейской культурой древняя осетинская поэзия. Оставшиеся после него певцы уже не имели в народе ни славы, ни звучания. Они передавали народные сказания неполностью, урывками и не точно и играли уже роль скорее уличных музыкантов, чем народных певцов».

Сегодня очень трудно представить, как полностью слепой человек, никогда не учившись грамоте, мог запоминать столько народных преданий, самому сочинять, то есть быть талантливейшим поэтом и еще быть композитором - певцом, передавая все это богатство народу.В другой главе своей книги Махарбек Туганов сравнивает Бибо с основоположником осетинской литературы Коста Хетагуровым: Две колоссальные фигуры - народный певец Курм Бибо, умерший в 80-х годах и завершивший собой цикл осетинских бардов, следовательно и формы народного творчества, с одной стороны, и, с другой стороны, поэт Коста Хетагуров- пионер осетинской литературы -знаменуют собой эпоху перехода осетинской творческо - художественной мысли от всенародного к индивидуалистическому порядку изложения».Здесь же Махарбек Туганов говорит о том влиянии, которое оказывал Бибо на народные массы своим уникальным творчеством: «Репертуар его был настолько богат и неисчерпаем, что своими сказаниями и песнями, прибаутками и шуточными песенками и рассказами в течение всей свадебной недели мог занимать собравшийся на свадьбу народ. Для молодежи у него были веселые танцевальные мотивы, для любителей народных сказаний и исторических песен - богатые по содержанию и языку «кадджытае».

Огромное влияние Курм Бибо оказал и на самого Коста Хетагурова. В частности, это вполне отчетливо прослеживается в его поэтических произведениях. Скажем, легко угадывается образ сказителя в таких его известных произведениях, как «Хъуыбады» и «Уаелмаердты». («На кладбище») И не случайно, что и Махарбек Туганов изобразил в своих картинах образ могучего и мудрого сказителя. Не случайно и то, что в известной своей картине Махарбек Туганов среди слушающих Бибо людей изобразил и самого поэта Коста. Надо предполагать, что великий поэт лично был знаком с Бибо, с его творчеством и умело использовал услышанные от него предания в своем творчестве, в стихотворениях и поэмах.С сожалением приходится констатировать, что имя великого сказителя Бибо сегодня незаслуженно забыто. Нет ни одного памятника, посвященного Курм Бибо, нет ни одной улицы, которая бы носила имя человека, оказавшего огромное влияние на формирование осетинской художественной литературы, не говоря уже о том, что именно Бибо оставил самые завершенные и полные варианты народных сказаний. Чего стоит одна только поэма «Афхардты Хасана». Автором гениальной поэмы является Александр Кубалов, но, может быть, не всем известно, что полностью он записал ее от Курм Бибо, а затем, творчески переработав, превратил его в жемчужину осетинской литературы.

Недавно скульптором Николаем Ходовым в центре Владикавказа поставлен памятник Александру Кубалову. Вряд ли кто - нибудь сможет угадать в фигуре рядом находящегося с Кубаловым человека образ Бибо, рассказ которого слушает писатель. Не тот колорит, не та мощь, не то впечатление, которое до сих пор хранит народ в своей памяти. Да и никаких пояснений по поводу того, кого здесь хотели запечатлеть. В этой связи хотелось бы подчеркнуть одну деталь. Высоко в горах, недалеко от родины Коста - селения Нар установлена мощная сидящая фигура первому члену ВЦИК России от Северной Осетии Заурбеку Калоеву. И здесь также никаких опознавательных надписей, никаких табличек. Так вот эту мощную фигуру высоко в горах народ почему - то назвал Бибо. Трудно объяснить такой народный экспромт, но, видимо, объяснение все - таки надо искать в образе этого великого сказителя. Было бы неплохо, если бы к народной, почти  

 

 

Автор Накусова Ирина Ахсарбековна
Дата добавления 03.01.2015
Раздел Другое
Подраздел
Просмотров 441
Номер материала 22130
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓