Главная / Музыка / Ахмет Жубанов, выступление на областном семинаре, ПОСВЯЩЕННОМ 105-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АХМЕТА ЖУБАНОВА, в выступлении содержатся основные факты из жизни великого казахского композитор Ахмета Куановича Жубанова

Ахмет Жубанов, выступление на областном семинаре, ПОСВЯЩЕННОМ 105-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АХМЕТА ЖУБАНОВА, в выступлении содержатся основные факты из жизни великого казахского композитор Ахмета Куановича Жубанова

Жубанов Ахмет Куанович

(сл.№1)
Композитор Ахмет Куанович Жубанов прошёл путь до академика, народного артиста Казахской ССР (сл.№2). Ахмет Жубанов родился в апреле 1906 года в урочище Кос-Укактам Актюбинской области. Отец будущего композитора Куан был просвещённым человеком в ауле. К тому же, общаясь с русскими крестьянами из Воронежа, Курска, Тамбова, Харькова, которые с 1870 года стали обосновываться на постоянное жительство под Актюбинском, он научился говорить и читать по-русски. Отец Жубанова мечтал о том, чтобы дать образование своим детям. Много сил было приложено им для открытия в его ауле школы, куда он отвел семилетнего Ахмета. В 1918 году Жубанов оканчивает двухгодичную русскую школу в Журыне и затем, после учебы на курсах по подготовке учителей, работает в городе Темире. Но ни на минуту юноша не забывает о музыке, самостоятельно изучает теорию и музыкальную грамоту, играет в самодеятельном оркестре народных инструментов.
В семье получали периодические издания на русском, казахском и татарском языках, пристально следили за книжными новинками.

(сл.№3) Необыкновенно одаренный от природы, широко эрудированный лингвист, в совершенстве владевший фарси, арабским и тюркским языками, свободно говоривший и читавший на основных языках Европы, профессор Казахского педагогического института Кудайберген Жубанов, выпускник аспирантуры Института языка и мышления Академии наук СССР давно признан родоначальником современного казахского языкознания. Именно он, рано распознав несомненную и судьбоносную тягу брата к музыке, вызвал его из уездной глубинки в Ленинград, где Ахмет Куанович (сл.№4) вначале окончил консерваторию по специальности «музыковедение», а потом поступил в аспирантуру Института искусствознания.

Начало тридцатых годов. Молодого способного посланца Казахстана отзывают на родину (сл.№5). Теперь Ахмет Куанович — заведующий учебной частью только открывшегося музыкального техникума. При техникуме по инициативе беспокойного педагога открывают экспериментальную мастерскую по улучшению казахских народных инструментов. Ахмет Куанович самолично находит искусных мастеров, часами они вместе работают над усовершенствованием домбры и кобыза, сыбызги и шан-кобыза. К тому времени А. Жубанов обладает немалым исполнительским опытом, хорошим знанием традиционных инструментов европейского симфонического оркестра. Приезжая из Ленинграда на каникулы в родной аул, студент собирает земляков, играет на домбре кюи Даулеткерея, Курмангазы, Таттимбета, а после приходит черед привезенной с собой скрипки, и над актюбинской степью льются мелодии Моцарта и Шуберта, Паганини и Сарасате. А как замечательно - неожиданно звучали сыгранные на скрипке казахские народные песни!..

Неугомонный Ахмет Куанович, кроме всего прочего, по горло занят созданием ансамбля казахских народных инструментов (сл.№6). Начальный состав — 11 исполнителей, потом — 17, играют в оркестре студенты техникума и преподаватели, великолепные музыканты Махамбет и Науша Букейхановы, Лукпан Мухитов, Камбар Медетов, Кали Жантлеуов… Так родился знаменитый музыкальный коллектив — оркестр имени Курмангазы. И первым художественным руководителем и дирижером долгие годы оставался Ахмет Жубанов.

(Сл.№7). На дворе 1936 год, в Москве — первая Декада казахского искусства и литературы. Оркестр под управлением А. Жубанова играет в Большом театре. Исполняются классические казахские кюи. Успех триумфальный, собравшиеся готовы слушать степные мелодии бесконечно. Газеты отмечают «стихийную мощь народной музыки, ее лирическую силу и драматическую взволнованность». Ахмет Куанович счастлив, тем более что его приглашают встать за дирижерский пульт оркестра Театра оперы и балета имени Абая, он также становится художественным руководителем филармонии. А. Жубанов самоотверженно работает, не жалея ни сил, ни времени, ежедневно репетирует с оркестром имени Курмангазы, пишет музыковедческие исследования…

Но, как сказал Шекспир, «есть в книге жизни черные страницы».

Интриганы и завистники вовсю «язвили славное чело». Ахмета Куановича принудили покинуть театр. На другой день после ареста брата его не пустили на порог филармонии. Успешный человек, талантливый музыкант в одночасье стал безработным. Печалили и семейные горести: за год до ареста Кудайбергена Жубанова, не достигнув даже тридцатилетнего возраста, скончался младший брат Мухамеди.

(сл.№8) На помощь пришли ленинградские друзья. Композитор М. Гнесин — ему поручили писать музыку к фильму «Амангельды» (картина снималась на «Ленфильме») — настоял на том, чтобы вместе с ним над партитурой работал Ахмет Куанович. Вскоре праведная репутация композитора восстановлена, можно жить и трудиться дальше. А. Жубанова принимают на службу в радиокомитет, где его назначают заместителем главного редактора по музыкальному вещанию. Все тридцатые годы, как бы ни складывались обстоятельства, порою поистине трагически, Ахмет Куанович невероятно много и упорно работал. Помимо всего, и за письменным столом.

(сл.№9) Как музыковед, он дебютировал в начале тридцатых годов. А через десять лет, написав в промежутке небольшую книжку о Курмангазы, вплотную приступил к завершению серьезного музыковедческого исследования, в котором впервые собрал биографии и очерки творчества казахских народных композиторов. Монография вышла в 1942 году, молниеносно исчезла из книжных магазинов, а через год Ахмета Куановича удостоили звания доктора искусствоведения без защиты. Еще через три года Казахстан отмечал первый юбилей — десятилетие оркестра имени Курмангазы. Создателю присвоили звание народного артиста республики.

Из воспоминаний Л.Хамиди : ...Это было очень давно в то время я учился в Москве и частенько бывал в квартире Сейткали-ага. И вот однажды на его письменном столе увидел книгу “Музыка элиппесi”, что в переводе на русский звучит как “Азбука музыки” (сл.№10) Это было очень приятной неожиданностью – ведь появилась первая книга о музыке не только в Казахстане, но и вообще в Средней Азии.  Ее автором был Ахмет Жубанов, студент Ленинградской консерватории, который должен был уехать в Алма-Ату, куда и я приехал позднее по приглашению Наркомпроса Казахской АССР для работы в Казахском драмтеатре.

К читателю пришли и «Струны столетий» (о народных композиторах-кюйши), и «Соловьи столетий» (о народных композиторах-певцах). Обстоятельная монография «Курмангазы» (1960), последовавшая за небольшой книжкой, вышедшей двадцатью пятью годами ранее, — уникальна. Здесь не только проницательность вдохновенного разбора сочинений гениального композитора, которого по праву называют «Бетховеном казахской музыки», здесь широта интеллектуально-эстетического кругозора автора, его максимальная осведомленность и в подробностях эпохи, и знание окружения Курмангазы, источников его вдохновения.

И все же главное событие сороковых годов — премьера (24 декабря 1944 года) оперы А. Жубанова, Л. Хамиди «Абай» (сл.№11) (либретто написал Мухтар Ауэзов. Этот спектакль — подлинная веха в истории казахского музыкального искусства, плодоносное зерно национальной оперы, да и не только оперы. Об опере «Абай» написано немало, и читать статьи и монографии специалистов — занятие увлекательнейшее, каждый раз открывающее все новые и новые грани вечно разгадываемой тайны.

Воспоминания очевидцев: «Это был не только потрясающий успех, но и великий успех национального искусства. И композиторы, и исполнители… все работали одержимо и создали первый казахский оперный шедевр. На каждом спектакле зал был переполнен, и авторов каждый раз вызывали на сцену...». После триумфальной премьеры Театр оперы и балета доныне свято сохраняет традицию: открывать и закрывать очередной сезон оперой «Абай».

Долгие годы А. Жубанов вынашивал провиденциальный замысел оперы большого стиля о своем гениальном предшественнике. А монография — это и арсенал впечатлений и раздумий, но также повесть, полная возвышенной печали, посвященная человеку, вместе с которым шла работа над оперным либретто, — Мухтару Омархановичу Ауэзову.

Уже после ранней кончины А. Жубанова стали известны его книги «Путешествие среди песен и кюев» и «Мои современники». Все литературные труды Ахмета Куановича — свидетельство таланта сильного и своеобычного, причем кровно связанного со словесным народным богатством. Возвращение в Алма-Ату триумфальным назвать нельзя, но все же и в консерватории восстановили, и звание академика возвратили. Несмотря на то что «недруги и завистники» не дремали, продолжая сооружать разного рода интриги и пакости, перечислять которые не очень-то хочется, композитор ни на один день не прекращал вдохновенно трудиться.

Наступили поздние годы жизни, пришло признание. Композитора наградили орденом Ленина — высшей наградой Страны Советов. Истинным праздником для Ахмета Куановича стало выступление в 1964 году на Московском международном конгрессе по антропологии и этнографии. Закончив доклад, который участники конгресса прослушали на едином дыхании, отозвавшись о нем, как о соединении добросовестного научного исследования высокой точности и убедительности с искусно примененными средствами поэтической речи, выступающий взял в руки домбру и с таким непревзойденным мастерством и торжественным вдохновением сыграл знаменитый кюй «Аксак-кулан», что восторженным аплодисментам коллег, казалось, не будет конца.

(сл.№12) Вот что пишет Ажар Ахметовна Жубанова: «Перед глазами проходит жизнь нашей семьи — жизнь, наполненная любовью и доброжелательностью близких, милыми ласками доброй бабушки Бибишынар, заботой и вниманием родителей и огромным интересом старших сестер и братьев ко мне. Летние месяцы, когда семья собиралась вместе, становились праздником. Было много музыки, споров, дискуссий, интересных встреч и бесед. Какая музыка звучала в нашем доме? В основном классическая и народная. Музицировала вся семья, исполнялись отдельные сценки из опер; отец и Газиза представляли на наш суд свои новые произведения, бывало, и целые оперы. На даче, на свежем воздухе, отец любил играть на домбре, и профессиональные домбристы тоже были частыми гостями нашего дома».

О трогательной обстановке, когда безупречная нравственность соединена с безыскусной сердечностью, после кончины горячо любимого отца написала Газиза Ахметовна: «Я до сих пор ощущаю тепло его рук, когда была еще маленькая. Он приходил с концерта и поднимал меня, спящую, на руки, прижимал к себе и, нежно поцеловав, снова укладывал в кроватку. Мне кажется, у него жило предчувствие, что именно я продолжу его путь». Спустя много лет дочь навещает безнадежно больного отца в клинике: «Он стал рассказывать о своих творческих и научных планах. «Всю жизнь у меня жила идея создания оперы о Курмангазы. Этот великий человек давно стал частью моей души, моего личного «я»…». И папа с тоской посмотрел на меня… Я сразу встрепенулась, стала отгонять от себя мрачные мысли и про себя поклялась, что этот замысел осуществлю…».

Так оно и случилось.

Начиная работу над оперой, А. Жубанов неоднократно встречался с М. О. Ауэзовым. Шли нескончаемые разговоры. Ахмет Куанович просил Мухтара Омархановича стать автором оперного либретто. Ауэзов погружался в долгие раздумья, не хотел соглашаться, поскольку на письменном столе лежали незавершенные рукописи. Ахмет Жубанов не отступал: «Вы увековечили образ Абая, написав не только выдающийся роман, но и либретто оперы. Теперь ваш сыновний долг перед народом — написать либретто оперы «Курмангазы». Писатель и композитор составили сюжетную схему, определили героев, Жубанов даже сочинил мелодию центральной арии Курмангазы. Кончина Мухтара Омархановича надолго прервала работу над оперой.

Все же время от времени появлялись наброски, эскизы, фрагменты будущего грандиозного сочинения. Композитор показывал сочиненное дочери, обсуждал драматургию и музыкальный материал оперы. Над либретто трудился автор поэмы «Курмангазы» Хамит Ергалиев. Но после тяжелой болезни Ахмет Куанович ушел из жизни. Творческой наследницей композитора стала Газиза Ахметовна. По бережно сохраненным материалам сначала была завершена радиоопера; ее можно считать первым вариантом сценического воплощения вершинного замысла Ахмета Куановича. И, наконец, 24 января 1987 года переполненный зал Театра оперы и балета имени Абая, где более сорока лет назад прошла премьера оперы «Абай», долгими аплодисментами благодарил участников первого представления оперы А. Жубанова и Г. Жубановой «Курмангазы».

Дочерний долг, нравственная обязанность сохранить прекрасную музыку — все это осуществилось самым блистательным и победным образом.

Теперь, в дни юбилея Ахмета Куановича, как не помечтать о том, что рано или поздно (лучше пораньше, конечно), пока еще неведомый нам талантливый современник возьмется за монументальное биографическое полотно о выдающемся казахском композиторе и просветителе, и новая музыкально-художественная эпопея в прозе по праву встанет на книжной полке рядом с романами Мухтара Ауэзова «Путь Абая» и Ромена Роллана «Жан-Кристоф».

(сл.№14) Поскольку, как точно писал друг Ахмета Жубанова и Мухтара Ауэзова Ираклий Андроников: «Мы хотим знать решительно все о тех, кто создал великие поэмы, сонеты, симфонии, оперы, полотна, кинофильмы, пьесы!.. Биографии великих людей — это как бы ступени лестницы, по которым человечество поднимается, осознавая свой опыт».

При подготовке доклада использованы материалы книги Газизы Жубановой «Мир мой — музыка», а также материалы, предоставленные Ажар Жубановой.












































северо – Казахстанская область

район имени Габита Мусрепова

с.Рузаевка

калиновская средняя школа

учитель музыки

Гросу Наталья Викторовна



северо-Казахстанский институт

повышения квалификации и

переподготовки педагогических кадров




выступление с докладом в г.Петропавловске

на областном семинаре, посвященном 105-летию со дня рождения Ахмета Жубанова


тема доклада:

«Творческая летопись

Ахмета Жубанова»




















Ахмет Жубанов, выступление на областном семинаре, ПОСВЯЩЕННОМ 105-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АХМЕТА ЖУБАНОВА, в выступлении содержатся основные факты из жизни великого казахского композитор Ахмета Куановича Жубанова
  • Музыка
Описание:



Жубанов Ахмет Куанович

(сл.№1)
Композитор Ахмет Куанович Жубанов  прошёл путь до академика, народного артиста Казахской ССР (сл.№2). Ахмет Жубанов родился в апреле 1906 года в урочище Кос-Укактам Актюбинской области. Отец будущего композитора Куан был просвещённым человеком в ауле. К тому же, общаясь с русскими крестьянами из Воронежа, Курска, Тамбова, Харькова, которые с 1870 года стали обосновываться на постоянное жительство под Актюбинском, он научился говорить и читать по-русски. Отец Жубанова мечтал о том, чтобы дать образование своим детям. Много сил было приложено им для открытия в его ауле школы, куда он отвел семилетнего Ахмета. В 1918 году Жубанов оканчивает двухгодичную русскую школу в Журыне и затем, после учебы на курсах по подготовке учителей, работает в городе Темире. Но ни на минуту юноша не забывает о музыке, самостоятельно изучает теорию и музыкальную грамоту, играет в самодеятельном оркестре народных инструментов.
В семье получали периодические издания на русском, казахском и татарском языках, пристально следили за книжными новинками.

     (сл.№3)  Необыкновенно одаренный от природы, широко эрудированный лингвист, в совершенстве владевший фарси, арабским и тюркским языками, свободно говоривший и читавший на основных языках Европы, профессор Казахского педагогического института Кудайберген Жубанов, выпускник аспирантуры Института языка и мышления Академии наук СССР давно признан родоначальником современного казахского языкознания. Именно он, рано распознав несомненную и судьбоносную тягу брата к музыке, вызвал его из уездной глубинки в Ленинград, где Ахмет Куанович  (сл.№4) вначале окончил консерваторию по специальности «музыковедение», а потом поступил в аспирантуру Института искусствознания.

     Начало тридцатых годов. Молодого способного посланца Казахстана отзывают на родину (сл.№5). Теперь Ахмет Куанович — заведующий учебной частью только открывшегося музыкального техникума. При техникуме по инициативе беспокойного педагога открывают экспериментальную мастерскую по улучшению казахских народных инструментов. Ахмет Куанович самолично находит искусных мастеров, часами они вместе работают над усовершенствованием домбры и кобыза, сыбызги и шан-кобыза.  К тому времени А. Жубанов обладает немалым исполнительским опытом, хорошим знанием традиционных инструментов европейского симфонического оркестра. Приезжая из Ленинграда на каникулы в родной аул, студент собирает земляков, играет на домбре кюи Даулеткерея, Курмангазы, Таттимбета, а после приходит черед привезенной с собой скрипки, и над актюбинской степью льются мелодии Моцарта и Шуберта, Паганини и Сарасате. А как замечательно - неожиданно звучали сыгранные на скрипке казахские народные песни!..

    Неугомонный Ахмет Куанович, кроме всего прочего, по горло занят созданием ансамбля казахских народных инструментов (сл.№6).   Начальный состав — 11 исполнителей, потом — 17, играют в оркестре студенты техникума и преподаватели, великолепные музыканты Махамбет и Науша Букейхановы, Лукпан Мухитов, Камбар Медетов, Кали Жантлеуов… Так родился знаменитый музыкальный коллектив — оркестр имени Курмангазы. И первым художественным руководителем и дирижером долгие годы оставался Ахмет Жубанов.

    (Сл.№7). На дворе 1936 год, в Москве — первая Декада казахского искусства и литературы. Оркестр под управлением А. Жубанова играет в Большом театре. Исполняются классические казахские кюи. Успех триумфальный, собравшиеся готовы слушать степные мелодии бесконечно. Газеты отмечают «стихийную мощь народной музыки, ее лирическую силу и драматическую взволнованность». Ахмет Куанович счастлив, тем более что его приглашают встать за дирижерский пульт оркестра Театра оперы и балета имени Абая, он также становится художественным руководителем филармонии. А. Жубанов самоотверженно работает, не жалея ни сил, ни времени, ежедневно репетирует с оркестром имени Курмангазы, пишет музыковедческие исследования…

     Но, как сказал Шекспир, «есть в книге жизни черные страницы».

Интриганы и завистники вовсю «язвили славное чело». Ахмета Куановича принудили покинуть театр. На другой день после ареста брата его не пустили на порог филармонии. Успешный человек, талантливый музыкант в одночасье стал безработным. Печалили и семейные горести: за год до ареста Кудайбергена Жубанова, не достигнув даже тридцатилетнего возраста, скончался младший брат Мухамеди.

(сл.№8) На помощь пришли ленинградские друзья. Композитор М. Гнесин — ему поручили писать музыку к фильму «Амангельды» (картина снималась на «Ленфильме») — настоял на том, чтобы вместе с ним над партитурой работал Ахмет Куанович. Вскоре  праведная репутация композитора восстановлена, можно жить и трудиться дальше. А. Жубанова принимают на службу в радиокомитет, где его назначают заместителем главного редактора по музыкальному вещанию. Все тридцатые годы, как бы ни складывались обстоятельства, порою поистине трагически, Ахмет Куанович невероятно много и упорно работал. Помимо всего, и за письменным столом.

(сл.№9) Как музыковед, он дебютировал в начале тридцатых годов. А через десять лет, написав в промежутке небольшую книжку о Курмангазы, вплотную приступил к завершению серьезного музыковедческого исследования, в котором впервые собрал биографии и очерки творчества казахских народных композиторов. Монография вышла в 1942 году, молниеносно исчезла из книжных магазинов, а через год Ахмета Куановича удостоили звания доктора искусствоведения без защиты. Еще через три года Казахстан отмечал первый юбилей — десятилетие оркестра имени Курмангазы. Создателю присвоили звание народного артиста республики.

Из воспоминаний Л.Хамиди : ...Это было очень давно в  то время я учился в Москве и частенько бывал в квартире Сейткали-ага. И вот однажды на его письменном столе увидел книгу “Музыка элиппесi”, что в переводе на русский звучит как “Азбука музыки” (сл.№10) Это было очень приятной неожиданностью – ведь появилась первая книга о музыке не только в Казахстане, но и вообще в Средней Азии.  Ее автором был Ахмет Жубанов, студент Ленинградской консерватории, который  должен был уехать в Алма-Ату, куда и я приехал позднее по приглашению Наркомпроса Казахской АССР для работы в Казахском драмтеатре.

    К читателю пришли и «Струны столетий» (о народных композиторах-кюйши), и «Соловьи столетий» (о народных композиторах-певцах). Обстоятельная монография «Курмангазы» (1960), последовавшая за небольшой книжкой, вышедшей двадцатью пятью годами ранее, — уникальна. Здесь не только проницательность вдохновенного разбора сочинений гениального композитора, которого по праву называют «Бетховеном казахской музыки», здесь широта интеллектуально-эстетического кругозора автора, его максимальная осведомленность и в подробностях эпохи, и знание окружения Курмангазы, источников его вдохновения.

   И все же главное событие сороковых годов — премьера (24 декабря 1944 года) оперы А. Жубанова, Л. Хамиди «Абай» (сл.№11)  (либретто написал Мухтар Ауэзов. Этот спектакль — подлинная веха в истории казахского музыкального искусства, плодоносное зерно национальной оперы, да и не только оперы. Об опере «Абай» написано немало, и читать статьи и монографии специалистов — занятие увлекательнейшее, каждый раз открывающее все новые и новые грани вечно разгадываемой тайны.

  Воспоминания очевидцев: «Это был не только потрясающий успех, но и великий успех национального искусства. И композиторы, и исполнители… все работали одержимо и создали первый казахский оперный шедевр. На каждом спектакле зал был переполнен, и авторов каждый раз вызывали на сцену...». После триумфальной премьеры Театр оперы и балета доныне свято сохраняет традицию: открывать и закрывать очередной сезон оперой «Абай».

    Долгие годы А. Жубанов вынашивал провиденциальный замысел оперы большого стиля о своем гениальном предшественнике. А монография — это и арсенал впечатлений и раздумий, но также повесть, полная возвышенной печали, посвященная человеку, вместе с которым шла работа над оперным либретто, — Мухтару Омархановичу Ауэзову.

Уже после ранней кончины А. Жубанова стали известны его книги «Путешествие среди песен и кюев» и «Мои современники». Все литературные труды Ахмета Куановича — свидетельство таланта сильного и своеобычного, причем кровно связанного со словесным народным богатством. Возвращение в Алма-Ату триумфальным назвать нельзя, но все же и в консерватории восстановили, и звание академика возвратили. Несмотря на то что «недруги и завистники» не дремали, продолжая сооружать разного рода интриги и пакости, перечислять которые не очень-то хочется, композитор ни на один день не прекращал вдохновенно трудиться.

Наступили поздние годы жизни, пришло признание. Композитора наградили орденом Ленина — высшей наградой Страны Советов. Истинным праздником для Ахмета Куановича стало выступление в 1964 году на Московском международном конгрессе по антропологии и этнографии. Закончив доклад, который участники конгресса прослушали на едином дыхании, отозвавшись о нем, как о соединении добросовестного научного исследования высокой точности и убедительности с искусно примененными средствами поэтической речи, выступающий взял в руки домбру и с таким непревзойденным мастерством и торжественным вдохновением сыграл знаменитый кюй «Аксак-кулан», что восторженным аплодисментам коллег, казалось, не будет конца.

   (сл.№12) Вот что пишет Ажар Ахметовна Жубанова: «Перед глазами проходит жизнь нашей семьи — жизнь, наполненная любовью и доброжелательностью близких, милыми ласками доброй бабушки Бибишынар, заботой и вниманием родителей и огромным интересом старших сестер и братьев ко мне. Летние месяцы, когда семья собиралась вместе, становились праздником. Было много музыки, споров, дискуссий, интересных встреч и бесед. Какая музыка звучала в нашем доме? В основном классическая и народная. Музицировала вся семья, исполнялись отдельные сценки из опер; отец и Газиза представляли на наш суд свои новые произведения, бывало, и целые оперы. На даче, на свежем воздухе, отец любил играть на домбре, и профессиональные домбристы тоже были частыми гостями нашего дома».

О трогательной обстановке, когда безупречная нравственность соединена с безыскусной сердечностью, после кончины горячо любимого отца написала Газиза Ахметовна: «Я до сих пор ощущаю тепло его рук, когда была еще маленькая. Он приходил с концерта и поднимал меня, спящую, на руки, прижимал к себе и, нежно поцеловав, снова укладывал в кроватку. Мне кажется, у него жило предчувствие, что именно я продолжу его путь». Спустя много лет дочь навещает безнадежно больного отца в клинике: «Он стал рассказывать о своих творческих и научных планах. «Всю жизнь у меня жила идея создания оперы о Курмангазы. Этот великий человек давно стал частью моей души, моего личного «я»…». И папа с тоской посмотрел на меня… Я сразу встрепенулась, стала отгонять от себя мрачные мысли и про себя поклялась, что этот замысел осуществлю…».

Так оно и случилось.

Начиная работу над оперой, А. Жубанов неоднократно встречался с М. О. Ауэзовым. Шли нескончаемые разговоры. Ахмет Куанович просил Мухтара Омархановича стать автором оперного либретто. Ауэзов погружался в долгие раздумья, не хотел соглашаться, поскольку на письменном столе лежали незавершенные рукописи. Ахмет Жубанов не отступал: «Вы увековечили образ Абая, написав не только выдающийся роман, но и либретто оперы. Теперь ваш сыновний долг перед народом — написать либретто оперы «Курмангазы». Писатель и композитор составили сюжетную схему, определили героев, Жубанов даже сочинил мелодию центральной арии Курмангазы. Кончина Мухтара Омархановича надолго прервала работу над оперой.

      Все же время от времени появлялись наброски, эскизы, фрагменты будущего грандиозного сочинения. Композитор показывал сочиненное дочери, обсуждал драматургию и музыкальный материал оперы. Над либретто трудился автор поэмы «Курмангазы» Хамит Ергалиев. Но после тяжелой болезни Ахмет Куанович ушел из жизни. Творческой наследницей композитора стала Газиза Ахметовна. По бережно сохраненным материалам сначала была завершена радиоопера; ее можно считать первым вариантом сценического воплощения вершинного замысла Ахмета Куановича. И, наконец, 24 января 1987 года переполненный зал Театра оперы и балета имени Абая, где более сорока лет назад прошла премьера оперы «Абай», долгими аплодисментами благодарил участников первого представления оперы А. Жубанова и Г. Жубановой «Курмангазы».

Дочерний долг, нравственная обязанность сохранить прекрасную музыку — все это осуществилось самым блистательным и победным образом.

Теперь, в дни юбилея Ахмета Куановича, как не помечтать о том, что рано или поздно (лучше пораньше, конечно), пока еще неведомый нам талантливый современник возьмется за монументальное биографическое полотно о выдающемся казахском композиторе и просветителе, и новая музыкально-художественная эпопея в прозе по праву встанет на книжной полке рядом с романами Мухтара Ауэзова «Путь Абая» и Ромена Роллана «Жан-Кристоф».

   (сл.№14) Поскольку, как точно писал друг Ахмета Жубанова и Мухтара Ауэзова Ираклий Андроников: «Мы хотим знать решительно все о тех, кто создал великие поэмы, сонеты, симфонии, оперы, полотна, кинофильмы, пьесы!.. Биографии великих людей — это как бы ступени лестницы, по которым человечество поднимается, осознавая свой опыт».

При подготовке доклада  использованы материалы  книги  Газизы Жубановой «Мир мой — музыка», а также материалы, предоставленные Ажар Жубановой.

Автор Гросу Наталья Викторовна
Дата добавления 30.12.2014
Раздел Музыка
Подраздел
Просмотров 587
Номер материала 18445
Скачать свидетельство о публикации

Оставьте свой комментарий:

Введите символы, которые изображены на картинке:

Получить новый код
* Обязательные для заполнения.


Комментарии:

↓ Показать еще коментарии ↓